НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава
Рысь, Felis (Lynx) lynx Linnaeus, 1758

1758. Felis lynx. Linnaeus. Syst. Nat.,edX, I, p. 43. Упсала, Южная Швеция.

1792. Lynx vulgaris. Kerr. Anim. Kingdom. Cat № 294, 295; p. 157. Замена lynx Linn., 1758.

1792. Felis Lynx vulgaris melinus Kerr. Ibid., Cat., № 296; p. 157. Казань. 1798. Felis borealis. Thunberg. Beskrifn. Svenska Djur. Mamm 14. Северная Швеция.

1824. Felis cervaria. Temminck. Monogr. Mamm., I, p. 106. Азия.

1824. Felis pardina. Temminck. Ibid. p. 116. Окр. Лиссабона, Португалия.

1829. Felis virgata. Nilsson. Ilium. Fig. Skand. Fauna, таб. 3,4 Швеция.

1847. Felis isabellina. Blyth. J. As. Soc. Bengal, 16, p. 1178. Тибет.

1904. Felis lynx wardi. Lydekker. The Field, 104, p. 576. Алтай.

1905. Lynx pardina orientalis Satunin. Сатунин. Изв. Кавк. Музея, 2, стр. 166. Ленкорань. Nom. praeocc. Felis orientalis Schlegel, 1857 (барс).

1907. Lynx pardella. Miller. Ann. Mag. Nat. Hist., 20, p. 398. Испания.

1915. Lynx dinniki. Satunin. Сатунин. Зап. Кавк. муз., А, I, Млекопитающие Кавказского края, I, стр. 391. Mem. Mus. Caucase, А. 1. Mammalia Caucasica, 1, p. 391. Кубанский Кавказ, Псебай*.

* (К. А. Сатунин условно предложил это наименование для той кавказской рыси, которую он в своей книге обозначил как L. l. cervaria. При этом он ссылается на описание "Lynx cervaria" у Динника (1914, стр. 474-475), которое этот автор дал по трем шкурам - из Псебая (северо-западные предгорья Большого Кавказа), Черноморской губернии (южный склон Западного Кавказа) и из Сарыкамыша (б. Карсская область, ныне в Турции). Уточнение типичной местности для названия предлагается здесь. (В. Г.).)

1922. Lynx lynx orientalis aberr., guttata. Smirnov. Смирнов. Изв. Азербайдж. гос. университета, 2, стр. 37. Закавказье.

1922. Lynx lynx orientalis aberr. virgata. Smirnov. Смирнов. Ibid. p. 37. Закавказье (пес. F. virgata Nilsson - Швеция).

1922. Felis lynx var. baicalensis. Dybovski. Arch. Tow. Nauk. Lwow, I, p. 351. Nom. nud.

1928. Lynx lynx wrangeli. Ognev. Огнев. Ж. "Охотник", № 5-6, стр. 22. Р. Адыча бл. ст. Адычинской, Хотон-Хая, Верхоянский улус, Якутия.

1950. Lynz lynx kozlovi. Fetisov. Фетисов. Изв. биол.-геогр. научно-иссл. ин-та Иркутск, унив., 12, № 1, стр. 21. Барун-Буринхан, Селенгинский р-н, Бурятская АССР.

1962. Lynx lynx neglectus. Stroganov. Строганов. Звери Сибири, 2. Супутинский заповедник, Приморский край (Уссурийский край). Nomen praeoccupatum - F. neglecta Gray, 1838 = F. aurata Temm. 1827.

1963. Lynx lynx orientalis natio carpathicus. Kratochwil et Stollmann. Stollmann. Folia zoologica, 12, N,4 p. 315. Низкие Татры, Жилинский округ, Чехословакия.

1969. Felis (Lynx) lynx stroganovi. Heptner. Гептнер, Зоолог, журн., 48, № 8. Замена. L. lynx neglectus Strog., 1962. (В. Г.).

Диагноз

Размеры крупные. Ноги очень высокие, хвост не более трети длины тела; окраска очень разнообразная - от одноцветной, лишенной пятен до резко пятнистой, волосы на щеках сильно удлинены (баки), на вершине уха большая кисточка. Череп относительно короткий и широкий с широко разведенными скуловыми дугами, высокий. Расстояние между слуховыми барабанами равно ширине межкрыловидной впадины сзади. Носовые отростки межчелюстной и лобной кости тонкие, вытянуты и острые, соприкасаются или сближены. Второго верхнего предкоренного нет. (В. Г.).

Описание

Размеры крупные - самый крупный вид рода в нашей стране; лишь большие каракалы соответствуют по величине некрупным рысям.

По общему облику рысь еще более, чем каракал, типична для своего подрода - ее ноги относительно еще выше, высота передних довольно точно соответствует длине корпуса (спины), а задние значительно больше. Абрис корпуса и ног вполне вписывается в квадрат (рис. 220).

Рис. 220. Рысь, Felis (Lynx) lynx L. (рис. А. Н. Комарова)
Рис. 220. Рысь, Felis (Lynx) lynx L. (рис. А. Н. Комарова)

Хвост очень короток и составляет в среднем не более трети и даже четверти длины тела, во многих случаях всего около 20% ее. Хвост пышный, на конце толстый, как бы обрубленный. Голова большая, шаровидная, лицевая часть притуплённая и выглядит довольно плоской. Это частью определяется тем, что на щеках в зимнем мехе волосы сильно удлинены, образуя свисающие баки, идущие от ушей к горлу. Уши большие, довольно широкие у основания, острые на конце, где имеется пучок из удлиненных торчащих волос длиной до 50 мм и немного более, что делает их еще длиннее. Уши поставлены довольно широко, но вертикально или почти вертикально, что подчеркивается еще торчащими кисточками. Вместе с пышными баками это придает голове рыси очень своеобразный вид.

Ноги сильные и довольно толстые, с очень широкой лапой, что, по-видимому, представляет собой приспособление для хождения по снегу. Межпальцевые перепонки развиты полностью и доходят почти до концевых фаланг. В зимнем мехе нижняя поверхность лап густо опушена, и пальцевые подушечки совершенно скрыты густыми, косматыми, грубыми и жесткими волосами; длина их над поверхностью пальцевых подушек средних пальцев достигает 30 мм (северные рыси). Когти светло-роговые, на передней ноге круто изогнутые, сжаты с боков и относительно велики. Когти задней лапы, по-видимому, как приспособление к лазанию по деревьям, изогнуты довольно сильно. Вибриссы белые и черные, длиной до 75-80 мм.

Сосков 3 пары.

"Из всех видов наших кошек рысь имеет наилучший мех - пышный, густой и шелковистый. На спине он наиболее густ - около 9000 волос на 1 см2, на брюшке их около 4600. На один кроющий волос приходится 12-13 пуховых. На брюшке волосяной покров значительно выше, чем на спине (абдоминальный тип меха). Средняя длина направляющих и остевых (четыре категории) волос на спине 51, 38, 39, 38, 35 мм, толщина их 94, 88, 74, 63, 42 мк; волос на брюшке, соответственно, 70, 53, 55, 50 мм и 75, 58, 46, 36, 30 мк. Длина и толщина пуховых волос на спине 31 мм и 27 мк, на брюшке, соответственно, 41 мм и 22 мк" (среднерусская рысь; Б. Ф. Церевитинов).

Степень мягкости волосяного покрова рыси тесно связана с его окраской. В одной области пепельно-голубые и темно-серые (см. далее) шкуры имеют значительно более мягкий мех, чем красно-рыжие (Кузнецов, 1952). Летний мех гораздо реже, короче и грубее зимнего. В летнем мехе волосы, растущие между пальцами и по нижней поверхности лапы, относительно коротки, поверхность подушечек пальцев открытая и волосы, окружающие их, как бы ровно подстрижены на уровне поверхности подушечки или ровной щеткой лишь немного выдаются дальше этого уровня.

Окраска рыси индивидуально чрезвычайно изменчива. В этом отношении рысь самый изменчивый вид кошек не только в нашей фауне, но и вообще. Достаточно постоянны лишь следующие элементы окраски. Нижняя сторона - живот, грудь, шея, горло, подбородок, самый низ боков и пахи, частью внутренняя сторона ног, по крайней мере в их верхней части, всегда белые. На животе и груди, на лапах и по низу боков обычно бывают темные сплошные пятна разной резкости очертаний, тона и насыщенности - рыжеватые, буроватые, серые или черные. Всегда определен узор хвоста - конечная часть его, иногда небольшая, иногда около трети, чисто-черная. Большая часть хвоста сверху имеет цвет спины, снизу несколько светлее.

Ушная раковина изнутри всегда покрыта белесыми волосами, окраска тыльной стороны сохраняет определенный тип, но в частностях изменчива: основание имеет окраску затылка и шеи, вершина и внутренняя сторона чисточерные. Ребро внутреннего края и вершины раковины всегда черные. Ширина черной каймы по внутренней стороне и вершины изменчива. Иногда кайма и вершина очень узкие, у некоторых особей они широкие. Бывает и узкая темная каемка по наружному краю раковины. Остальная часть тыльной стороны уха покрыта белесыми или блестящими серебристо-седыми волосками. При минимальном развитии черного цвета почти вся поверхность уха белая или белесая. При сильном развитии черноты у основания только середина поверхности уха белая - т. е. образуется белое поле в принципе того же типа, как сигнальное пятно у тигра и некоторых других кошек, однако не столь правильное, четко ограниченное и яркое. Наравне с этим при широком светлом поле тыльная сторона уха рыси имеет окраску, в сущности, как у каракала. Кисточка на вершине уха всегда черная. Баки белые, иногда с темным узором, на конце обычно черные.

Изменчивость окраски основной верхней стороны тела представляет собой комбинацию изменений двух элементов, в значительной мере независимых друг от друга - общего цвета и пятнистости. Общий тон всегда интенсивнее по спине, особенно по хребту, и бледнее на боках, где он переходит в белую окраску низа. Наиболее насыщенная окраска зимнего меха - более или менее тусклая рыжая или ржаво-рыжая. Первый этап посветления ее создается, когда она слегка подернута белесым налетом, как бы вуалью, происходящим от белых кончиков остей. Другой крайний тип окраски - светлый, пепельно-серый без примеси рыжеватого или буроватого, с еще более светлыми боками. В крайних случаях эти рыси выглядят почти белыми. Сильно меняется и сказывается на общей окраске не только цвет кончиков волос, преимущественно остевых, но и цвет их глубоких частей и пуха. Между этими крайними типами имеются промежуточные. В пушном деле эти типы классифицируются следующим образом.

"Пепельно-голубая рысь. Волосяной покров на хребте и боках пепельно- серый, слегка голубоватый, седоватый без примеси рыжеватых оттенков. Остевые волосы с белесыми концами. Пух серо-голубой у основания и светло- песочный в средней части и у концов волос.

Темно-серая рысь. Волосяной покров на боках пепельный, а на хребте темно-серый. Остевые волосы преимущественно серые. Пух у основания серый, в средней и конечной части волос песочного цвета.

Красноводая рысь. Волосяной покров на хребте палевого или светло- рыжеватого цвета, а на боках - светло-серый, седоватый. Ость на хребте с палевыми или рыжеватыми окончаниями, а на боках с белесыми кончиками. Пух у основания серый, в средней и конечной частях волос ржаво-песчаного цвета.

Красно-рыжая рысь. Волосяной покров хребта и боков рыжий или буровато-рыжий, более светлый к бокам. Остевые волосы с ярко-рыжими концами. Пух на всем протяжении рыжий" (Б. Кузнецов, 1952).

Наравне с этим различают однотонных рысей - без рисунка из темных пятен или со слабо развитым пятнистым рисунком и пятнистых рысей - с резко выраженными пятнами. Таким образом, звери любой из приведенных четырех основных цветовых категорий могут быть как однотонными, так и в разной степени пятнистыми. Это создает очень большое разнообразие комбинаций и рыси совершенно одинаковой окраски даже в одной местности встречаются редко.

Рысей, совершенно лишенных пятен, по-видимому, мало или они представляют собой большую редкость. Почти у всякой типичной однотонной рыси на ногах и на животе имеется некоторое количество мелких темных пятен. Обычно они не резкие, т. е. тусклые серые, рыжеватые, или буроватые и с расплывчатыми очертаниями. Иногда заметна слабая, больше в виде теней, пятнистость-и по корпусу. Однако узора на голове в виде полосок и пятнышек, а также отметин на хвосте (кроме черного конца) у однотонных рысей, как правило, нет.

У пятнистой рыси весь корпус в большей или меньшей мере покрыт темными пятнами, причем число их, величина, густота расположения, яркость и резкость очертаний очень различны. Все пятна мелки, округлы, изредка слегка овальны, обычно не более 2 см в диаметре, чаще меньше. На спине наравне с пятнами часто расположены узкие темные полоски длиной до 10-15 см или меньше. Они идут параллельно хребту, располагаясь ближе или дальше от лопаток - обычно более к крестцу и на крестце; иногда таких параллельных рядов несколько. В редких случаях это даже две строго параллельные узкие черные полосы, на расстоянии около 2 см друг от друга без перерывов тянущиеся вдоль всей спины. Пятнистость по корпусу, особенно при светлом и очень пышном и густом мехе, обычно расплывчатая. У зверей со слабой пятнистостью она лучше выделяется по низу боков и животу, у интенсивно пятнистых сильно покраплены и спина и бока. Цвет пятен бывает как чисточерный и черно-бурый, так, особенно у светлых рыжеватых рысей, рыжеватый или буроватый.

По-видимому, особенно часто и резко развита пятнистость у интенсивно рыжих ("красно-рыжих") рысей, обычно обладающих к тому же менее пышным мехом. Однако среди этого типа нормально встречаются (кроме некоторых отдельных территорий - см. далее) и однотонные звери. При достаточно развитой пятнистости лучше выражен и узор головы и "лицевой" узор - у вполне однотонных, особенно светлых зверей он почти целиком сведен к комбинации участков белых и цвета корпуса. У пятнистых зверей на хвосте кпереди от черного конца иногда имеются нерезко обозначенные 2-3 охватывающих темных кольца. Черный конец при этом чаще невелик.

Разнообразные комбинации указанных типов и элементов окраски приводят к тому, что в одной местности встречаются резко несхожие друг с другом звери. Так, 10 шкур из одной местности, добытые в одну зиму (1913/14 гг.) в б. Иркутской губ. (Ф. Ф. Шиллингер; ЗММУ), имеют следующую расцветку. 1. Густо ржаво-рыжая, совсем без пятен, кроме низа тела и ног. 2. Тот же цвет, но несколько светлее, подернутый сединой, по хребту окраска заметно темнее, пятнистость только по ногам. 3. Тот же цвет, темный, по хребту слегка намечены темные полоски, по всему корпусу мелкая, размытая плохо заметная пятнистость в виде ряби; на ногах и по низу пятна резкие. 4. Тот же основной фон, мелкие редкие темные пятна по всему корпусу, по хребту узкие черные полоски, некоторые длинные. 5. Однотонная, пепельно-серая, очень светлая, пятен нет даже по ногам и нижней стороне; на крестце очень неопределенные мелкие пятнышки в виде ряби. 6. Тот же цвет, но немного темнее, с мелкими узкими короткими черными полосками; нерезко очерченные небольшие пятна по бокам, нижняя сторона в пятнах. 7. Тот же основной тон, но палево-рыжеватый, по хребту довольно длинные узкие полоски, по корпусу ясная, но мелкая и расплывчатая, рыжеватая пятнистость; яркие пятна по низу и по ногам. 8. Пепельно-серый основной тон, но темнее по спине, много ярких, черно-бурых и ржавых пятен, по хребту очень длинные узкие полоски черного цвета; живот без пятен, по груди большие редкие черные пятна. 9. Палево-серая, покрытая мелкой густой рябью из ясных ржаво-буроватых мелких пятнышек; по всему хребту две очень узких и длинных сплошных параллельных полоски; на ногах резкая пятнистость. 10. Бледно-орехового цвета по хребту, более сероватая на боках, с короткими, но широкими полосами по хребту и с редкими, резко очерченными крупными черными пятнами по всему корпусу; часть пятен несколько вытянуты (овальные); на бедрах пятна крупные (эта рысь очень оригинальна по окраске и напоминает рысей "парделевого" типа).

Подробности окраски отдельного животного, например типичной среднерусской (московской) рыси (Огнев, 1935), могут быть следующие. Окраска верхней стороны туловища состоит из пестрой смеси рыжевато-буроватых волос с бледным, палево-красноватым оттенком и более сероватых, бледных.

К таким участкам меха примешаны серебристо-белые волосы, а также черно- бурые, образующие пятна и полосы. На боках, особенно при переходе в серебристо-белую брюшную область, тон волос постепенно бледнеет. На боках пятнистость хорошо развита, но пятна теряют интенсивный черноватый оттенок, становясь более бледными, коричневато-серыми. На конечностях пятнистость снова выражена резче. В них больше примесь черноватых волос. Ступни лишены пятен и имеют серебристо-серый цвет с палево-коричневатым налетом.

Передняя часть носа сверху бледная, палево-сероватая с небольшой примесью черных волосков. Верхние части губ и щеки имеют серебристо-белесый мех с бледными палево-рыжеватыми основными частями волос. По участку верхней губы, где находятся вибриссы, идут 4 горизонтальные черно-рыжеватые полоски. Участок между глазами, лоб, пространство между ушами, затылок и верх шеи покрыты рыжеватой шерстью с пестрым, беловатым узором, особенно выраженным на лбу. Окружность глаз белая, ниже внутреннего угла глаза потемнение. В узоре на лбу и темени обозначаются продольные темные полоски. На задней части шеи 3 слабо заметные продольные полосы, образованные из удлиненных пятен, которые особенно резко выражены в средней и задней части спины. Основная часть хвоста покрыта густым, буровато-рыжеватым мехом со слабо намечающимися расплывчатыми поперечными полосами; конец хвоста на протяжении 90 мм чисточерный. Пах и брюшная область белые.

Узор головы может быть и несколько иным. На губах в области вибрисс бывает рисунок из мелких темно-бурых пятнышек; на лбу между ушами и на верху головы черно-бурые полоски; на щеках назад идут 2-3 неправильные черные линии; под ушами и на боках могут быть пятнышки и горизонтальные полосы (как правило, баки, кроме черного конца, белые) и т. п.

Летний мех короче, реже и существенно отличается по окраске. Его цвет всегда интенсивнее, чем зимой, поскольку белых кончиков волос нет или они развиты слабее и основной тон не прикрыт и не приглушен светлым налетом. По той же причине и из-за короткости волос пятнистость выступает ярче, и пятна очерчены резче.

Половых различий в окраске и характере меха нет. Прибылые рыси зимой имеют мех по цвету, высоте и густоте, как у старых, однако баки у них, по-видимому, не столь велики, ушные кисточки короче, короче и черный конец хвоста.

Географическая изменчивость окраски носит несколько особый характер - она выражается в численном преобладании в популяции той или иной области какого-либо типа (или типов) окраски. Наиболее широкая тенденция выражается в преимущественном развитии более яркой "рыжей" окраски, соединенной с обильной пятнистостью на юго-западе ареала (Южная Европа, Малая Азия, Кавказ); в остальной части ареала этот тип окраски встречается реже.

По структуре тела и соотношению корпуса и ног (см. далее в измерениях) и по очень короткому хвосту рысь представляет собой дальнейшее, по сравнению с каракалом, развитие типа рыси. Так, и по строению черепа она аналогична не камышовому коту и не каракалу, но более специализированным кошкам линии "амурский кот - манул", а именно кошкам группы libyca. Это выражается в общем абрисе черепа, некоторых его пропорциях (мозговая коробка), положении глазниц и т. п. Рысь по' строению черепа имеет более высокую прогрессивную "кошачью" структуру по другой, боковой, Линии (от камышового кота - "каракал - рысь Старого Света - канадская форма ее - красная рысь"; см. "Систематическое положение"). Структура эта у рыси, однако, не достигает той степени специализации кошачьего типа и высоты его, как у манула, и, так сказать, не ушла далее "уровня" степной кошки.

Череп относительно короткий, широкий и выпуклый (рис. 221). Межглазничная область поднята высоко, и верхняя линия профиля кзади спускается довольно крутой дугой. Мозговая коробка относительно короче, сильнее вздута и не. столь сильно вытянута кзади, как у каракала. Лобная (межглазничная) площадка довольно большая, но короткая, плоская или с нерезкой продольной впадиной в задней части, надглазничные отростки длинные, но не очень массивные. Концы их сильно наклонены книзу и довольно близко подходят к скуловым отросткам скуловой кости. Скуловые дуги довольно массивные и разведены широко, причем их очертания более приближаются к окружности (скуловая ширина составляет около 70% кондилобазальной длины), по сравнению с каракалом, у которого они образуют овал.

Рис. 221. Череп рыси, Felis (Lynx) lynx L., № S 76623, колл. ЗММУ. Амурский край, верховья Хора. Февраль 1932 г. (рис. Н. Н. Кондакова)
Рис. 221. Череп рыси, Felis (Lynx) lynx L., № S 76623, колл. ЗММУ. Амурский край, верховья Хора. Февраль 1932 г. (рис. Н. Н. Кондакова)

Орбиты большие, не вполне правильной округлой формы (несколько вытянуты вперед и вниз и в несколько большей степени, чем у каракала, обращены вперед. Передне-нижний край глазницы значительно утолщен, но угловатого выступа не Образует. Подглазничные отверстия небольшие, свальные, поставлены вертикально; их диаметр меньше перегородки, отделяющей отверстие от края глазницы.

Носовые кости широкие, без сужения посредине, верхний конец их обычно притуплён (иногда острый). Носовые отростки межчелюстных костей длинные и узкие, заканчиваются остро. Передние (носовые) отростки лобных костей узкие, длинные и приостренные и соприкасаются или почти соприкасаются с носовыми отростками межчелюстных костей.

Твердое небо несколько укороченное и в задней части расширенное. На его крае, вдающемся в глазницу, резкой вырезки нет, он довольно правильно дугообразен. В межкрыловидной впадине задний край неба вдается довольно далеко назад, располагаясь заметно кзади от линии, соединяющей задние поверхности коренных зубов. Край неба здесь представляет собой пологую дугу; обратного выступа по средней линии неба нет - здесь, наоборот, небольшая выемка в виде угла. Межкрыловидная впадина широкая, впереди немного шире, чем в задней половине, или одинаковой ширины по всей длине. Птеригоидные отростки длинные и тонкие, птеригоидная ямка не развита. Пресфеноид с широкой задней частью и острой передней, вклинивающейся в сошник.

Слуховые барабаны относительно небольшие, но заметно вздутые. Эктотимпанальная камера развита слабо, не вздутая, с массивной стенкой, однако выдается вперед и именно ее передняя и передне-внутренняя части покрывают отверстие евстахиевой трубы. Костный барабан значительно выдвинут вперед, однако передняя граница его лежит на уровне задней поверхности или середины толщины заглазничного отростка. Слуховое отверстие невелико - относительно меньше, чем у каракала. Наименьшее расстояние между костными барабанами равно или едва меньше ширины межкрыловидной впадины сзади.

Парокципитальные отростки в виде плоских, довольно толстых выростов плотно прилегают к задней стенке слухового барабана или образуют небольшой свободный выступ, направленный вниз, иногда несколько на конце загнутый вперед. Гребни развиты хорошо. Сагиттальный ясно выражен уже непосредственно за лобной (межглазничной) площадкой и в задней части высок, затылочный очень силен и гребнем идет до основания мастоидного отростка.

Венечный отросток нижней челюсти несколько наклонен назад, угловой массивен, загнут кверху; задняя часть нижнего края тела челюсти перед угловым отростком значительно расширена.

Щечные зубы довольно массивные, клык относительно длинный. Вторые верхние предкоренные, как правило, отсутствуют, в очень редких случаях (из 65 черепов ни одного), однако, имеется один или два или следы их (лунки). Дополнительная передне-внутренняя лопасть верхнего хищнического зуба развита слабо, ее поверхность сглажена и не несет вершины, в редких случаях на ней есть маленькая притуплённая, но явственная вершинка. Нижний хищнический зуб сзади и немного кнутри от задней вершины обычно несет маленькую дополнительную вершину (отсутствует у всех других видов рода, кроме амурского кота, у которого она, однако, меньше). Иногда этой вершины нет - может быть, снашивается с возрастом. В виде редкого явления может присутствовать второй нижний коренной.

Половые различия в черепе проявляются, кроме несколько меньших общих размеров черепов самок, в менее сильном развитии у них с возрастом гребней. Возрастные изменения идут по тому же пути, как у остальных видов рода, т. е. относительно увеличивается и усиливается лицевая часть черепа, развивается заглазничное сжатие и т. д. Географические изменения черепа, даже размеров его, выяснены недостаточно.

Размеры тела и черепа рысей по всему ареалу в нашей стране изменяются в следующих пределах. Длина тела самцов (около 30) 76,0-106,0 см, самок (около 30) 73,0-99,0 см длина хвоста самцов 10,3-24,0 см, самок 10,0-24,0 см (указание в литературе на 31 см ошибочны); длина задней ступни самцов 17,0-27,0 см, самок 18,0-26,0 см; высота уха самцов 7,5-9,9 мм, самок 7,7-9,9 мм.

Наибольшая длина черепа самцов* 122,0-169,2 мм, самок 120,0 - 160,2 мм; кондилобазальная длина самцов 111,2-153,0 мм, самок - 108,4-144,6 мм; скуловая ширина самцов 84,0-122,0 мм, самок - 86,5-116,0 мм; межглазничная ширина самцов 24,0-38,7 мм, самок - 25,0-34,0 мм; заглазничная ширина самцов 35,1-69,5 мм, самок 36,0-68,5 мм; длина верхнего ряда зубов самцов 48,1-60,6 мм; самок 42,0-55,3 мм; длина верхнего хищнического зуба самцов 17,2-20,2 мм, самок 17,0-20,3 мм.

* (Измерения черепа по более чем 250 экз., из которых около 150 самцов и 100 самок.

Все приведенные цифры, включая данные о весе, получены по материалам ЗММУ, частью Зоологического института АН СССР и взяты из литературы (Динник, 1914; Сатунин, 1915; Смирнов, 1922; Огнев, 1935; Строганов, 1962; Котов и Рябов, 1963; Никитенко и Козло, 1965 и др.). Данные о рысях отдельных частей ареала (подвидов) приведены в разделе "Географическая изменчивость". Включены и данные о карпатских рысях, (Штолльманн, 1963).)

Вес взрослых зверей (всего более чем по 60 экз.) 12,0-32,0 кг*. Этот максимальный вес (указан Огневым, 1935, в общей форме), по-видимому, достигается очень редко, и не исключено, что он несколько преувеличен. Есть, однако, указание на экземпляр алтайской рыси в 35 кг (Дулькейт, 1950). Наибольший вес 22 взрослых зверей Беловежской пущи - заповедника, где условия жизни очень благоприятны, 23,5 кг (самец) и 21,5 кг (самка; Никитенко и Козло, 1965), среди 13 взрослых, зимних владимирских рысей одна весила 26,0 кг (самка) все остальные меньше 20. Вес даже старых крупных самцов зимой здесь обычно меньше 20 кг. Взрослый самец, добытый в сентябре, весил 19 кг. Прибылые среднерусские рыси зимой весят 8,5-10,5 кг (Н. Д. Сысоев), беловежские самцы (12) 8,3-М 9,6-10,6 кг, самки (8) 7,2-М 9,2-10,3 кг; средний вес самцов и самок 9,4 кг (Никитенко и Козло, 1965).

* (Широко вошедшие в западную литературу указания на вес 18-38 кг для рыси Западной Европы (Бринк, 1958, 1967 и др.) преувеличены. Такой максимум не известен ни для среднерусских, ни для сибирских зверей. Невероятны и, по-видимому, основаны на недоразумении сведения о максимуме в 45 кг (Энар, 1949; Гаффрей, 1961). Альпийская рысь не бывает больше 30 кг (Энар, 1949), что тоже много. Для североевропейских рысей (Скандинавия, северо-запад СССР) указана (Сиивонен, 1967, 1968) вполне реальная величина - 7-26 кг (см. данные о карпатской рыси ниже).)

Пропорции тела взрослых животных определяются следующими показателями: высота взрослых самцов (16) в холке от длины туловища с головой составляет 64%, в крестце - 75%, взрослых самок (21), соответственно, 62 % и 73%; для обоих полов вместе (37) те же показатели - 63 и 74 %. По отношению к длине спины (длина тела без длины головы и шеи) высота в холке и в крестце у самцов составляет 100% и 117%, у самок 102% и 120% и у обоих полов вместе 100% и 116% (расчет по абсолютным цифрам для беловежской рыси у Никитенко и Козло, 1965; см. ниже). Таким образом, абрис профиля рыси идеально вписывается в квадрат и даже выходит из этой фигуры. Соотношение высоты в плечах и в крестце рисуют рысь как высшее или одно из высших выражений пропорций "мелкой кошки" (рис. 30). У молодых животных (до года) это выражено еще резче - средняя высота в холке и в крестце по отношению к длине спины составляет 108 и 125% (оба пола).

Сердечный индекс взрослых самцов (10) из Беловежа в среднем 3,90/00 самок (12) 3,40/00, общий (22) - 3,70/00. У молодых самцов (12) он равен 5,0, у самок (8) - 4,4, общий (20) - 4,80/00. Относительная длина кишечника у взрослых самцов в среднем 1:3,43, самок 1:2,97, общее 1:3,13; у молодых животных, соответственно, 1:3,46, 1:3,29 и 1:3,37 (по данным Никитенко и Козло, 1965). Сердечный индекс двух самцов из Кавказского заповедника (февраль, март; вес сердца 122 и 90 г) 6,30 и 6,42%, самки (февраль; 70 г) 4,070/00. Длина кишечника двух самцов оттуда же относилась к длине тела, как 1:2,71 и 1:3,96, трех самок - как 1:3,46, 1:3,33 и 1:3,89 (взрослые животные; поданным Котова и Рябова, 1963). Взрослый самец из Московской области (31/XII) при весе 15 100 г имел вес сердца 65,8 г (индекс 4,35%) и длину кишечника 349 см (1:3,79). Длина тонких кишок составляла 292 см, слепой 3,3 см, толстой и прямой 54 см (15% общей длины кишечника; Гептнер, Турова-Морозова, 1951). (В. Г.).

Систематическое положение

Как уже указывалось выше (см. "Систематическое положение" каракала), рысь принадлежит к той боковой линии в p. Felis (подрод Lynx), которая начинается каракалом и отклоняется от главной линии "амурский кот - манул" на уровне, по структуре черепа соответствующем камышовому коту.

В пределах своей линии (подрода) рысь следует считать следующим за каракалом этапом прогрессивного развития. На это указывает особенно резко выраженная "квадратная" фигура зверя, по-видимому, более резкая, чем у каракала, более короткий хвост и структура черепа. В своем подроде она представляет собой дальнейший шаг в том же самом направлении (параллельно), в котором идет развитие совершенного кошачьего типа на главной линии "амурский кот - манул". Однако его структура еще далека от высшего уровня, достигнутого там (манул и подрод Otocolobus). Если каракал по строению черепа аналогичен камышовому коту, то рысь соответствует степной кошке (тип libyca).

Соотношение признаков у каракала и рыси не рисует картину простого развития. Так, прогрессивная одноцветная окраска, представляющая собой правило для каракала, проявляется у рыси с меньшей полнотой и наравне с резкопятнистой в сложных соотношениях индивидуальной и географической изменчивости. Потеря же второго предкоренного, уже практически полная, хорошо развитые баки, отсутствующие у каракала, - признаки высших форм линии "амурский кот - манул".

В прошлом было широко распространено разделение рысей Старого Света на 2 вида - северную F. (L.) lynx и южную, или парделевую, рысь, F. (L.) pardina, занимающую горные леса юга Европы, Малой Азии и Кавказа. Первые считались крупными и одноцветными или слабопятнистыми, вторые более мелкими, яркими и с резкой пятнистостью. Это представление оставлено, хотя и в наши дни рысей Пиренейского полуострова, Балкан и даже Карпат иногда относят к "виду" pardina (Бринк, 1958, 1967). Для части этих территорий (Пиренейский п-ов, Карпаты, возможно, Балканы) речь может идти только о подвидовых формах с указанными особенностями. Аналогии с положением в Америке, где имеется один более северный вид, F. (L.) lynx, и один более южный, F. (L.) rufa, в Европе нет.

Канадская рысь, F. (L.) canadensis Kerr, отличается от евразиатской довольно значительно и обычно рассматривалась в качестве самостоятельного вида. Однако чисто морфологические (краниологические) признаки для этого недостаточны. Не исключено, что здесь имеет место промежуточный случай "вид - подвид", но сейчас, очевидно, правильнее видеть здесь лишь подвидовой уровень различий (Куртен и Рауш, 1959).

Если оценивать положение американских рысей (canadensis и rufa) в линии (подрода) по принятой здесь схеме, то по краниологическим признакам (при одинаковом уровне других) эти формы сравнительно с рысью Евразии, по-видимому, следует рассматривать как более продвинутые (прогрессивные). Следующим этапом за ней будет F. (L.) l. canadensis, а завершающим F. (L.) rufa. Они и более молоды в историческом смысле (см. ниже). Высший уровень специализации в структуре черепа в линии Lynx намного не достигает уровня ее в линии Felis s. str. - Otocolobus.

Линия рысей, как принято считать (Тениус, Гофер, 1960), обозначилась среди кошек довольно давно - к ней иногда относят верхнеплиоценовую F. brevirostris. Линия к современной F. lynx идет от раннеплейстоценовой (Виллафранка) F. issidoriensis через F. teilhardi. Остатки современного вида известны с верхнего плейстоцена. Все эти формы евразиатские.

Неарктических (американских) рысей следует считать иммигрантами из Старого Света. Красная рысь (F. rufa), вероятно, представляет собой потомка более ранней волны переселенцев (миндель, рисс), обыкновенная рысь, видимо, мигрировала несколько позже (рисс, вюрм; Куртен, Рауш, 1959). Достаточно длительный период самостоятельного существования американских и евразиатских рысей и привел к отмеченным систематическим отношениям обеих форм. (В. Г.).

Географическое распространение

Лесные и горные области Европы, Северной, Средней, частью Передней Азии и Северной Америки.

Ареал в СССР (восстановленный) занимает большую часть страны и представляет собой одну из главных и наибольших частей ареала. Он разделен на 3 части - европейско-сибирскую, кавказскую и среднеазиатскую (рис. 222). Соединение между ними осуществляется или осуществлялось в прошлом, за пределами нашей страны.

Европейско-сибирская часть ареала. В европейской части страны рысь связана с обширными лесами лесной зоны и с наиболее значительными островами леса в лесостепи. В лесотундре она не живет, и здесь, тем более в тундре, бывает заходом и очень редко - во всяком случае гораздо реже, чем лиса, медведь и росомаха. В Сибири рысь появляется в лесотундре, по-видимому, чаще, местами, вероятно, обитает там оседло, на северо-востоке живет в совершенно безлесных горах в тундровой зоне. Местами в связи с условиями снежности северная граница ареала не доходит до границы леса, или, наоборот, по долинам рек выходит в тундру. На юге занимает горные леса, и безлесные горы, и лесные острова в степной зоне, даже на грани полупустыни.

На западе северная граница ареала начинается у Варангер-фьорда и идет на некотором расстоянии от океанического побережья по границе леса к юго-западу, к Терскому берегу Белого моря (к местам южнее устья Поноя). Отсюда она переходит на восточный берег Белого моря, и, следуя опять-таки по границе леса, направляется на восток к Печоре. В низовьях Печоры граница, по-видимому, несколько отступает от границы леса к югу. Далее на восток она идет по Полярному кругу или несколько южнее и к Уралу снижается, выходя на него в верховьях Большой Сыни. За Уралом она опускается еще немного южнее - пересекает Обь несколько севернее Березова (около 65° с. ш.), идет по верховьям правых притоков Казыма (правый приток нижней Оби), обходит с юга верховья Надыма, идет на самые верховья Пура (Харампур - правый приток верхнего Пура под 64° 10' с. г.) и вступает в бассейн Елогуя (левый приток Енисея).

В бассейне Енисея, по его левому берегу, северная граница ареала резко поднимается прямо к северу. По левобережью рысь встречается не только по Елогую, т. е. на уровне истоков Таза, но и по Турухану (фактория Баиха 65°50' с. ш. - на уровне среднего Таза). В низовьях Енисея по левобережью рысь указана под 70° с. ш., на правобережье отмечена на р. Аякли притоке Хеты (60°30' с. ш.) и у Авамска (Волочанка) на Хете под 71°30' (выводок). На Енисее и Хатанге граница ареала, таким образом, снова выходит на границу леса. Описанный резкий прогиб северной границы к югу в Западной Сибири (на 3-5° южнее границы леса) объясняется особенно глубокими - максимальными в СССР - снегами в этой области*. Заходы рыси к северу от указанной границы в Западной Сибири были (р. Юмба; р. Яда на юге Ямала, около 66°30' с. ш.)**.

* (См. раздел о лосе в томе I настоящего издания.)

** (У С. У. Строганова (1962) на карте указаны точки нахождения рыси на Ямале и Гыданском п-ове около 68° с.ш. и восточнее устья Надыма немного южнее Полярного круга. В тексте, однако, упоминаний этих мест нет. То же относится и к точке к востоку от устья Анабара.)

Рис. 222. Ареал рыси, Felis (Lynx) lynx L. в СССР. Сплошная линия - ареал в историческое время на севере и востоке, также современный. Пунктирная линия - современные границы постоянного обитания в европейской части страны и на Кавказе. В Западной Сибири пунктирная линия обозначает южную границу постоянного обитания в период наибольшего отступания границы к концу 30-х годов ХХ в. К концу 60-х годов пространство до исторической границы на юг в Казахстане представляет собой область заходов, местами отдельные участки постоянного обитания. Некоторые из этих мест отмечены точками, как и отдельные заходы в европейской части. В Каратау в настоящее время рыси, по-видимому, нет. В. Г. Гептнер
Рис. 222. Ареал рыси, Felis (Lynx) lynx L. в СССР. Сплошная линия - ареал в историческое время на севере и востоке, также современный. Пунктирная линия - современные границы постоянного обитания в европейской части страны и на Кавказе. В Западной Сибири пунктирная линия обозначает южную границу постоянного обитания в период наибольшего отступания границы к концу 30-х годов ХХ в. К концу 60-х годов пространство до исторической границы на юг в Казахстане представляет собой область заходов, местами отдельные участки постоянного обитания. Некоторые из этих мест отмечены точками, как и отдельные заходы в европейской части. В Каратау в настоящее время рыси, по-видимому, нет. В. Г. Гептнер

Далее на восток линия границы тянется в общем по северной границе леса к Хатанге и от нее к Лене (в бассейне Анабара рысь указана на р. Джиланде (Джелинде) под 70°10' с. ш. В дельте Лены отмечено появление рыси, по-видимому, по долине реки далеко за пределами леса под 72°45' (западная часть дельты) и на побережье океана у Быковского п-ова (71°40' с. ш.). Нормальная северная граница ее обитания пересекает р. Лену, вероятно, несколько южнее. Восточнее ареал прослежен очень плохо, однако, по-видимому, граница его идет опять-таки по границе древесной растительности местами севернее или южнее на низовья Колымы; на Индигирке доходит почти до с. Аллаихи.

На крайнем северо-востоке Сибири ареал рыси занимает бассейн Омолона и Большого и Малого Анюев.

В более восточных и южных областях этой части Сибири распространение рыси известно плохо, и очертания ее ареала здесь, видимо, довольно сложны. В бассейне Анадыря рысь известна на севере до истоков левого притока Анадыря р. Белой (слияние рек Урумкувеем - Ерумка и Эньмувеем - Энму-Ваям). На восток рысь достигает устьев Анадыря и Анадырского лимана (залив Онемен) и низовьев правого притока Анадыря Большой (Великой; А. Вершинин). Южнее она известна из бассейна правого притока Анадыря - Майна, т. е. занимает, в сущности, весь бассейн Анадыря. Указана для бассейна Пенжины и с восточного (камчатского) побережья Пенжинской губы к югу от устья реки. Рысь занимает (частью, вероятно, заходами) и пространство между бассейнами Анадыря и Пенжины и морем - Коряцкую землю "(указана для Коряцкого хребта - бассейна Апуки, а также Авьи и Култушной, впадающих в залив Корфа). На Камчатке, как известно, рыси искони не было и отсутствие ее, как и лося, считалось характерной чертой камчатской фауны, особенностью фауны "островного" типа. Лесные области Камчатки вообще удалены от общих лесных пространств Сибири, главное же, они с севера непосредственно отделены от ближайших лесных угодий обширным пространством так называемого Парапольского дола. Это низменная область, занимающая самый перешеек, которым горно-лесная Камчатка соединяется с материком. По природным условиям Парапольский дол - влажная осокопушицевая тундра с многочисленными болотами и озерами; окрестные места частью горные тундры с разреженной растительностью гольцов. Летом эти места для рыси, очевидно, непреодолимы. Зимою же Парапольский дол представляет совершенно открытое снежное пространство.

Отсутствие зверя на Камчатке, как считается, определялось, по-видимому, не только этой преградой, но и тем, что зверя не было или он был очень редок или появлялся только заходом в бассейне Пенжины и в Коряцкой земле o(Коряцкий хребет - Олюторский район), т. е. в местах, прилегающих к Парапольскому долу с севера, со стороны бассейна Анадыря. По некоторым данным (Грибов, 1967), рысь появилась в бассейне Пенжины с 1930 г. или между 1930 и 1937 гг., в Олюторском р-не (Коряцкий Хребет) - в 1937 г. С тех пор и там и здесь рыси встречаются нормально. Впрочем, возможно, что рыси в указанных местах, по крайней мере на Пенжине, могли появиться и жить раньше (В. Г.). Первое указание на появление рыси на Камчатке относится к 1939 г., когда зверь был добыт в Елизовском р-не, т. е. на территории, прилежащей к Кроноцкому заливу и к п-ову Шипунскому (юго-восток Камчатки). Следующее сообщение (1940 г.) относилось к северной части западного побережья - к бассейнам Лесной и Паланы (оз. Паланское; Тигильский р-н). По 1953 г. рысь на Камчатке встречалась в разных частях страны, но единично, в некоторых, видимо, заходами. С 1954-1955 гг. она стала встречаться уже как более или менее обыкновенный зверь во всех почти частях Камчатки и заселила ее до самого юга (Усть-Болынерецкий р-н) (А. А. Вершинин; Грибов, 1967) к середине, может быть, к началу 60-х годов.

Судя по тому, что впервые рысь на Камчатке была отмечена в 1939 г. в южной половине Камчатки, появление ее на полуострове и начало заселения его следует, вероятно, относить к началу 30-х годов. За это время, т. е. за срок около 30 лет, если считать от устья Пенжины, рысь прошла около 1300 км по прямой, преодолев вначале весьма трудную преграду, и заняла площадь более 250 000 км . Характерно, что расселение рыси на Камчатку совпало с высокой численностью здесь беляка, устойчиво державшейся несколько лет подряд. Вероятно, наравне с общим увеличением численности зверя по всему ареалу, это был один из важных стимулов расселения.

Рысь водится на Сахалине. На Курильских и Шантарских островах ее нет*.

* (По Плеске, 1887; Огневу, 1926, 1935, Гринбергу, 1933; Н. Наумову, 1934; Адлер-бергу, 1935; Колюшеву, 1936; Подаревскому, 1936; Дубровскому, 1940; Портенко, 1941; Лаптеву, 1958; Баженову, 1946; Строганову, 1962; Портенко, Кищинскому и Чернявскому, 1963; Грибкову, 1967; Баскину, 1968 и др.)

К югу от указанной линии в ареал входят весь Дальний Восток и вся Сибирь от Тихого океана до Алтая включительно. Южную границу ареала у нас тут составляет государственная граница. Рысь искони отсутствовала лишь в таких областях, как безлесные степи юго-восточного Забайкалья и Минусинские. В юго-восточном Забайкалье она, впрочем, живет в Нерчинском хребте и в открытых местах появлялась заходом из соседних горных участков (Фетисов и Хрусцелевский, 1949; см. "Численность").

Восстановление естественной южной границы ареала, особенно в ее европейской части, представляет большие трудности. Имеющиеся сведения рисуют истинную границу лишь приблизительно. Природные условия здесь сложны и очень сильно изменены в историческое время (уничтожение лесов). Граница, возможно, проходила и несколько южнее, чем указано ниже. Для азиатской части главная трудность в недостатке сведений.

Во всяком случае, в европейской части страны в XVIII, частью еще в XIX вв., рысь занимала всю область лесостепи. В отдельных местах ее она сохранилась, по-видимому, до начала XX в. В Сибири и Казахстане картина была в общем та же, однако звери обитали в лесных местах и в степной зоне и даже южнее.

На крайнем юго-западе ареал захватывает северную Молдавию (б. Бессарабию) на юг до Кишинева. Со среднего течения Днестра граница направляется к Виннице, затем к Киеву, проходя несколько южнее города, идет на Харьков и Белгород, далее на Острогожск (южнее Воронежа) и на Новохоперск на Хопре (Теллермановский лес и Хоперский заповедник - 51°30' с. ш.). Отсюда граница шла на север и северо-восток к Пензе и верховьям Суры и к Сызрани и Жигулям на Волге. Возможно, рысь жила и несколько южнее этой линии, особенно в бассейне Днепра.

К востоку от Самарской луки граница идет по южной границе лесов,, некогда существовавших по Общему Сырту, к Южному Уралу.

Линия границы, проведенная здесь по наиболее южным точкам, частью по отдельным лесам по южной границе лесостепи, в действительности была гораздо сложнее и в некоторых частях прогибалась далеко к северу.

По Уралу рысь распространена до самого юга и встречается на южной окраине лесостепи до Сакмары (отмечена в 30 км севернее ст. Кувандык на Сакмаре, лежащей немного западнее Медногорска). От южной оконечности Урала граница переходит на его восточный склон и идет по предгорьям и частью лесостепи, выходя К Троицку, где рысь отмечена в Санарском бору (немного западнее Троицка), также в Тарановском районе Кустанайской области (по-видимому, в лесных угодьях по Аяту, левому притоку Тобола к юго-западу от Кустаная). Отсюда южная граница шла, видимо, на Кустанай и здесь спускалась немного к югу по лесным угодьям и колкам леса Ара-Карагая. Это полоса, идущая с севера от Звериноголовской параллельно Тоболу, восточнее него. Далее граница, спускаясь еще немного южнее, охватывала с запада и юга Кокчетавские горы.

Здесь граница направляется сначала на юго-восток в область верховьев Нуры и Сарысу, отсюда резко поворачивает на восток, огибая с юга Каркаралинские горы и Чингизтау и выходит к Тарбагатаю*, охватывая Казахскую складчатую страну с запада и юга. В восточном Казахстане южная окраина ареала рыси располагается, таким образом, в степной и даже полупустынной зоне.

* (В области к востоку от Иртыша рысь указана для Борового, Актавских и Ортавских гор, гор Бугули и Тагалы в верховьях Нуры и Сарысу, гор. Ерементау, Темирши, гор Кент и Кызылтау к юго-востоку и к югу от Каркаралинска, в Чингизтау и Калбинском Алтае.)

Рысь распространена в Тарбагатае и Саурах, но отсутствует в Зайсанской котловине. Встречается по всему Алтаю, включая южный - по Бухтарме и Нарымскому и Курчумскому хребтам. Встречается (или встречалась) по Иртышу и в ленточных сосновых борах в степях между Иртышом и Обью (Ново-Шульбинский, Сростенский, Бородулихинский, Локтевский, Семипалатинский, Северо-боровской, Гатчинский, Потанинский и другие боры Павлодарской, Семипалатинской и Новосибирской областей и Алтайского края). В остальном распространение рыси на юге Сибири - между лесами севера и указанными островными участками в Предалтайских и Казахстанских степях известно еще очень плохо*.

* (Кесслер, 1860; Радде, 1862; Карелин, 1875; Герн, 1891; Словдев, 1897; Седельников и Бородин, 1903; Мигулин, 1927; Медведев, 1930; Михель, 1934; Огнев, 1935; Федосов и Никитин, 1951; Шварц, Павлинин и Данилов, 1951; Кириков, 1952, 1959, 1966; Корнеев, 1952; Слудский, 1953; Сокур, 1960, 1961; Сержанин, 1961; Строганов, 1962 и др., а также материалы А. А. Слудского, В. Г. Гептнера и др.)

Среднеазиатская часть ареала (восстановленного) рыси занимает горную часть Средней Азии, причем зверь водится не только в лесистых, но также и в безлесных горах. В ареал входят Джунгарский Алатау и вся система Тянь-Шаня на запад, включая самые западные хребты - Чаткальский, Таласский, Пскемский, Угамский и другие, а также Киргизский и Каратау, система Памиро-Алтайских гор - хребты Туркестанский, Гиссарский, Алайский, Заалайский, Петра Великого, Дарвазский и Памир - как западный, так и восточный.

Рысь отмечена для Байсунских гор. Возможно, в ареал входит и Куги- тангтау, хотя для этого хребта она и не указана. На восток в южном Таджикистане рысь отмечена в непосредственной близости к Пянджу - у Чубека к югу от Куляба. На пространстве между Кугитангтау и Чубеком ареал отступает от Пянджа и Аму-Дарьи к северу. Здесь рыси, однако, указаны для Бабатага (между Сурхандарьей и Кафирниганом), гор Сарсарях по среднему течению Вахша и в районе Бальджуана на Кызылсу.

Западнее в Средней Азии рысь обитает лишь в Копетдаге, где она встречается главным образом в его западной части, в местах с более богатой древесной растительностью. Копетдагская часть ареала связана с кавказской (через северный Иран), но, по-видимому, изолирована от памирской пустынями западного Афганистана.

В низких пустынных горах Средней Азии, как Чу-Илийские горы, Ну- ратау, Большие Балханы рыси нет. Нет ее и в возвышенных местах крайнего юга Туркмении на границе с Ираном и Афганистаном*.

* (Северцов, 1873; Билькевич, 1918; Розанов, 1935; Флеров, 1935; Огнев, 1935; Шнитников, 1936; Кузнецов, 1939, 1948; Левиев, 1939; Слудский, 1939, 1953; Ишунин, 1961 и др. и материалы В. Г. Гептнера.)

Среднеазиатская часть ареала на востоке тесно сближена с европейско-сибирской - с ее алтайской и казахстанской областями. Их разделяет лишь Алакульская равнина. Есть основания полагать, что в этой области имеется соединение за пределами нашей страны (некоторые авторы относят алтайскую рысь к среднеазиатской форме isabellina).

Кавказская часть ареала занимает весь Кавказ, кроме степных безлесных равнин восточного Закавказья. Она захватывала также и предгорья, а местами, по-видимому, и подгорные участки с кустарниковыми зарослями и высокогорье. Животное держится не только в лесистых горах, но и в области сухих безлесных нагорий Малого Кавказа.

На западе ареал начинается между Новороссийском и Анапой, по черноморскому побережью простирается до моря и по побережью уходит на юг за пределы страны. На Северном Кавказе граница идет по лесам предгорий, давая значительный выступ к северу к лесам Ставропольской возвышенности и к самому Ставрополю. Об обитании рыси на равнинах восточного Предкавказья по уреме Терека и Сулака сведений нет, но возможно, что в старину звери там водились или бывали. На востоке на пространстве между Махачкала и Апшеронским полуостровом ареал доходит почти до самого берега моря, захватывая и подножья предгорий, выходящие к берегу Каспия. В восточном Закавказье ареал не выходит за предгорья Главного и Малого Кавказа. На юге ареал везде, кроме Араратской котловины, выходит за пределы страны. Отдельный участок обитания зверя занимает Талышинские горы и Ленкоран- скую низменность (Динник, 1914; Сатунин, 1915; Гептнер и Формозов, 1941; Верещагин, 1947, 1959; Алекперов, 1966 и др.).

Описанный ареал, вероятно, не вполне соответствует ареалу в историческое время, хотя и близок к нему. Как сказано выше, можно предполагать, что в некоторых местах рысь была распространена несколько шире, чем это- известно сейчас. За последние столетия, особенно сильно за XX в. ареал рыси значительно сократился. В нем появились более или менее значительные пробелы, главным же образом ареал сокращался по южной периферии. На севере он остался более или менее неизменным, а на востоке даже увеличился (Камчатка). До полного исчезновения животного в данной местности бывает стадия (это общая закономерность редукции некоторых ареалов), когда оно появляется здесь нерегулярно лишь заходом в отдельные годы и даже десятилетия. Поэтому применительно к такому вообще немногочисленному и скрытному животному как рысь разделить область заходов и область постоянного обитания весьма затруднительно. Имеют место, конечно, и известные естественные многолетние колебания границы ареала. Картина усложняется еще тем, что в последние десятилетия (30-40-60-е годы) в ряде областей и на южной границе ареала численность рысей возросла и соответственно участились и заходы на юг.

К началу 60-х годов южный предел более или менее постоянного, хотя и редкого обитания рыси в европейской части страны определяется следующей границей (подробности и данные о заходах см. "Численность" и в разделе "Биология" ниже). На Урале рысь обитает до самого юга лесного Урала, по западному склону и в Башкирии только к востоку от р. Белой. Далее граница охватывает Марийскую, Удмуртскую, и северные части Чувашской республик (в Татарии заходы), северные заволжские и заокские части Горьковской области, почти всю Владимирскую область, может быть самые северные смежные части Рязанской (Мещеру). Московскую область граница более или менее постоянного обитания обходит с севера, захватывает Смоленскую область - по крайней мере ее западные районы и те же части Брянской, всю Белоруссию и северные части Черниговской (может быть Киевской и Сумской), Житомирской, Ровенской и Волынской областей. Постоянно обитает в лесных Карпатах в пределах Закарпатской, Дрогобычской, Станиславской и Львовской областей. Этот участок изолирован от северных и связан с румынскими Карпатами. В Молдавии рыси нет (Кириков, 1952; Колюшев, 1952; Пузанов, Козлов, Кипарисов, 1955; Татаринов, 1956; Сокур, 1960, 1961; А. А. Слудский, В. Г. Гептнер)*.

* (На 1970 г. южная граница ареала проходит северо-западнее Киева по территории Киево-Святоминского р-на (Дымерское и Днепро-Деснянское охотничьи хозяйства; А. П. Корнеев).)

К северу от линии южной границы рысь в разных местах отсутствует и в ареале имеются пробелы, местами довольно значительные, или области,, где она бывает лишь заходом. С другой стороны, как сказано, в последние десятилетия местами численность рыси стала возрастать, и она заходом стала появляться на юге в местах, где ее давно не было. Известные многочисленные и дальние заходы не простираются, однако, за пределы исторической границы и не достигают ее. Северная граница ареала в Европейской России, как и в Сибири, не изменилась.

Южная граница ареала в Казахстане и в Западной Сибири изменилась очень сильно и далеко отодвинулась на север сравнительно с границей XVIII-XIX вв. За недостатком точных данных и обилием заходов более или менее точное установление ареала оседлости здесь затруднительно. Эта область на 60-е годы, очевидно, ограничивается южной границей лесной зоны (тайги - рис. 222). Она охватывает Алтай с запада и севера, ограничивает с запада Салаирский кряж и, проходя немного севернее Новосибирска, идет на запад севернее оз. Чаны и несколько севернее 55° с. ш. Далее она еще несколько поднимается к северу и выходит к Уралу где-то между Челябинском и Свердловском. По восточному склону Южного Урала граница резко поворачивает на юг к указанной южной точке.

К югу недалеко от этой линии рысь, по-видимому, кое-где держится более или менее постоянно, в отдалении же ее в качестве оседлого вида нет, в частности, она, очевидно, отсутствует в Казахстане к западу от Иртыша. Предположения об обитании в Каркаралинских горах (Чингизтау) (Слудский, 1953) не подтверждены. Заходы за указанную линию нередки и простираются далеко (см. ниже "Численность"). В Тарбагатае и, может быть, на Калбинском Алтае, рысь, однако, существует постоянно.

К 1950-1960 гг. на Кавказе рыси нет на Ставропольской возвышенности, она не выходит за северные предгорья и не проникает так далеко к западу, отсутствует в некоторых местах Большого Кавказа и Закавказья, но в смысле общих очертаний ее ареал значительных изменений не претерпел. На Малом Кавказе на востоке ее ареал ограничен меридианом Шуши.

К середине нашего века среднеазиатский ареал изменился очень мало. Рыси теперь нет в Каратау, а в Копетдаге она появляется только изредка заходом из Ирана главным образом в западной части гор, где больше древесной растительности.

Рысь, как указывалось, иногда совершает очень далекие выселения за пределы существующей в данный момент границы ареала, уходя на десятки и более сотни километров. При этом животные проникают и в области с непривычными для них условиями - в лесостепь и даже степь, иногда появляются и в деревнях и в городах. Причины этих выселений не всегда ясны. В некоторых случаях они заключались в вымирании на значительных пространствах в результате эпизоотий зайцев-беляков - основного кормового животного рыси. В других причина, видимо, в общем увеличении численности вида,, которая могла связываться и с колебаниями численности беляков или в особой высокой численности беляков в смежных с ареалом областях (см. выше о Камчатке). Это явление в довольно широком масштабе наблюдается в последние десятилетия. При этом рыси иногда появляются в местах, где их не было десятилетиями. Так, в эти годы рысь заходила в европейской части СССР до Пензы и верховьев Суры (Медведев, 1930) и в верховья Воронежа в Липецкий р-н (1938; Барабаш-Никифоров, 1957).

Особенно частые и далекие заходы имели место на юге Западной Сибири - в Челябинской, Курганской, Омской и Новосибирской областях и в северном Казахстане. Звери проникали в лесостепь, причем они проходили значительные пространства открытой степью. В 40-х годах рыси появлялись, например, у оз. Чаны, в окрестностях Новосибирска, под Курганом, севернее и западнее Петропавловска, на р. Аяте к юго-западу от Кустаная и даже в горах Кент к юго-востоку от Каркаралинска в восточном Казахстане, в ленточных борах в Алтайских степях (Слудский, 1953), в Челябинской области - под Троицком и т. п.

Эти дальние заходы имеют важное значение, поскольку таким путем животные имеют возможность заселять лесостепь, достигая лежащих в открытой степи отдельных островных лесов, даже самых отдаленных, и таким образом расширить область своего постоянного нормального обитания. Весьма замечательно заселение путем таких дальних заходов Камчатки*.

* (Дополнительные материалы по распространению рыси в СССР см. ниже в разделах "Численность" и "Сезонные миграции, заходы". )

Ареал вне СССР (восстановленный) в Евразии занимает всю Европу от атлантического побережья (на Британских островах в историческое время рыси не было) на север до северной Скандинавии, на юг до южной Испании, Сардинии (?), Италии (без Сицилии), Балкан, кроме, вероятно, Пелопоннеса (рис. 223). Далее ареал занимает Малую Азию (может быть, доходила на юг до Палестины), северный и восточный Ирак, северо-западный и северный Иран (может быть, и юго-западный - Загрос). Между областью обитания рыси в Копетдаге и в Иране и ареалом в Афганистане, т. е. и в остальной Азии, очевидно, существует разрыв.

Рис. 223. Восстановленный видовой ареал рыси, Felis (Lynx) lynx L. Знаки вопроса указывают на отсутствие определенных сведений или сомнительные указания. В. Г. Гептнер
Рис. 223. Восстановленный видовой ареал рыси, Felis (Lynx) lynx L. Знаки вопроса указывают на отсутствие определенных сведений или сомнительные указания. В. Г. Гептнер

В Афганистане ареал занимает горные части страны, далее в него входят Кашмир, восточные (китайские) части системы Памиро-Алая, восточные (Кашгаро-Джунгарские) части Тянь-Шаня, Тибет, на востоке принадлежащие Тибету части Сычуани, Куньлунь, Монгольскую Народную Республику (Монгольский и Гобийский Алтай, Хангай и Кентей, отроги большого Хингана), горные части Северо-Восточного Китая (б. Маньчжурии), северные части собственно Китая, на юг, по-видимому, до Чжили включительно. Возможно, в ареал входит и провинция Хубей, может быть, как продолжение тибетской части ареала на восток.

К нашему времени ареал сильно изменился, особенно сильно на западе. В Европе рысь сохранилась лишь кое-где в Испании, Швеции, Норвегии и Финляндии, в Польше, на Карпатах в Чехословакии и Румынии и на Балканах (Кратохвил, 1968).

В Северной- Америке ареал занимает Аляску с полуостровом Аляской и о-вом Нунивак (?; на Алеутской гряде, Кадьяке и Афогнаке нет), всю материковую Канаду, включая острова Гудзонова залива (Саутгэмптон и др.) и Баффинову землю (на других островах Канадского Арктического архипелага нет) и Нью-Фаундленд.

Южная граница ареала образует сложную линию. Она идет по южной границе штата Орегон, северной Неваде, югу Айдахо, дает два мыса по горам Юты и Колорадо, выгибается дугой к северу по штатам Вайоминг, Южная Дакота и Небраска и уходит на запад по штатам Айова, Иллинойс, Индиана, Огайо, Западная Виргиния. Граница выходит к Атлантическому океану немного севернее 40° с. ш., т. е. почти на той же широте, как и к Тихому.

В Европе и Азии ископаемые находки были в пределах современного ареала. Однако в плейстоцене и голоцене рысь существовала в Крыму (Бируля, 1930). (В. Г. ).

Географическая изменчивость

Очень широкая, даже для кошек, индивидуальная изменчивость окраски рыси, своеобразная двойственность ее (общий цвет фона - степень пятнистости) делает изучение и установление географических изменений этой категории признаков весьма трудным. Дело усложняется еще тем, что некоторые резкие индивидуальные уклонения, особенно при рассмотрении небольшого материала выглядят даже альтернативными. Это еще и в нашем веке давало повод принимать несколько "видов" рысей (крупная одноцветная - lynx, крупная пятнистая - cervaria, более мелкая рыжая пятнистая - pardina, иначе - pardella) и для своеобразных теоретических построений. Так, К. А. Сатунин (1909) полагал, что многообразие окраски евразиатских рысей получилось в результате свободной гибридизации нескольких некогда совместно существовавших видов рысей, слившихся в один.

Своеобразие географической изменчивости цветовых признаков рыси заключается в том, что она имеет статистический характер. Почти в каждой области (части видового ареала) встречается несколько из описанных типов окраски, большей частью со всеми переходами между ними. Однако обычно какой-либо один или немногие численно преобладают и в этом и заключается особенность отдельной подвидовой популяции. Изучение такого типа изменчивости вообще представляет большие трудности, в данном же случае оно чисто технически весьма затрудняется еще очень малым количеством шкур в музеях. Изменения общих размеров тела и черепа и структуры черепа очень незначительны или их нет. В целом географическая изменчивость зверя изучена и показана все еще недостаточно, а диагностика действительно существующих форм несовершенна. Приводимая система подвидов рыси в значительной мере предварительна.

В целом же все географические формы рыси Евразии могут быть разбиты на 2 естественные группы.

Группа pardina. Относительно некрупные формы с преимущественно ярким "рыжим" основным цветом меха и с обильной резкой пятнистостью. У большинства мех относительно редкий, невысокий и грубый. Формы этой группы занимают (частью занимали) юг Европы от Пиренейского полуострова до Балкан, Малую Азию и Кавказ, на севере - Карпаты. Из нескольких подвидов, относящихся сюда, карпатский по размерам, характеру меха и окраске занимает в известной мере промежуточное положение ("переходное") между группой pardina и следующей.

Группа lynx. В общем, более крупные формы с более густым, длинным и пышным мехом. "Рыжая" пятнистая окраска указанного типа встречается редко. Занимает всю остальную часть ареала вида в Старом Свете Американские рыси относятся к этому же типу.

Эта естественная зоологическая группировка находит свое отражение и в практике. По качеству меха и окраске пушники различают всего 2 кряжа наших рысей. 1. Северная рысь - "европейская часть СССР, Урал, Сибирь, Дальний Восток, Средняя Азия. Размеры более крупные. Волосяной покров высокий, густой и мягкий. Преобладают шкуры однотонные, пепельно-голубые, темно-серые и красноводые". 2. Кавказская рысь - Кавказ и Закавказье. "Размеры более мелкие. Волосяной покров низкий, редкий и грубый. Преобладают шкуры пятнистой, красно-рыжей и красноводой окраски" (Кузнецов, 1941).

С зоологической точки зрения существуют или намечаются следующие подвиды.

1. Европейская рысь, F. (L.) l lynx Linn., 1758 (syn. vulgaris, melinus, borealis, cervaria, virgata).

Мех средней пышности и мягкости. Окраска зимнего меха различна, но преобладают особи со слабо развитым пятнистым рисунком. Спина обычно рыжеватая с хорошо развитой сединой, бока ржаво-серые.

Краниологические особенности неясны. По-видимому, лобная площадка более или менее плоская (Строганов, 1962).

Размеры средние (таблицы 28, 29; некоторые дополнительные измерения см. выше в "Описании").

Европейская часть СССР, кроме Карпат, Урал, Западня Сибирь, бассейн Енисея.

Вне СССР - Западная Европа, кроме всей карпатской дуги, Балкан, Пиренейского полуострова и Сардинии.

Вполне вероятно, что в разных частях области обитания этого подвида у нас, как в смысле преобладающего типа окраски, так и средних размеров, рыси не вполне однотипны. По размерам черепа они не всегда точно соответствуют самым западным, беловежским зверям. Так, были указания (Огнев, 1935) на крупные размеры рысей Западной Сибири и северо-востока Европейской России, на преобладание в этих же частях Сибири и в Северной России "красноводой" однотипной окраски (Кузнецов, 1941) и т. п. Однако таксономически реальных различий отдельных популяций не установлено.

Таблица 28. Размеры тела и вес взрослых (вторая зима жизни и старше) европейских рысей, F. (L.) I. lynx Беловежской пущи (Никитенко и Козло, 1965)
Таблица 28. Размеры тела и вес взрослых (вторая зима жизни и старше) европейских рысей, F. (L.) I. lynx Беловежской пущи (Никитенко и Козло, 1965)

Таблица 29. Размеры тела и вес молодых (до года-первая зима жизни) рысей Беловежской пущи (Никитенко и Козло, 1965)
Таблица 29. Размеры тела и вес молодых (до года-первая зима жизни) рысей Беловежской пущи (Никитенко и Козло, 1965)

Таблица 30. Размеры черепа взрослых рысей, F. (L.) l. lynx, из Беловежской пущи и европейской части СССР (материалы ЗММУ, частью Зоологического института АН СССР)
Таблица 30. Размеры черепа взрослых рысей, F. (L.) l. lynx, из Беловежской пущи и европейской части СССР (материалы ЗММУ, частью Зоологического института АН СССР)

2. Алтайская рысь, F. (L.) l. wardi Lyd., 1904. Размеры довольно крупные, больше, чем у номинального подвида.

Мех пышный и густой. Преобладают звери с бледной окраской зимнего меха - от сероватой с кремовым оттенком до дымчато-серой с более или менее развитой рыжеватостью. Пятнистость выражена в разной степени, но у большинства слабая, затушеванная.

Лобная площадка черепа сильно уплощенная, с резко выраженным продольным углублением, верхняя линия профиля черепа менее выпуклая, чем у номинальной формы (Строганов, 1962).

По размерам черепа занимает промежуточное положение между номинальной формой и якутской (wrangeli).

Длина тела (самцы и самки; 5) 87-104 см, высота в плечах 55-62 см, вес 13,2-23,2 кг. Есть сведения об экз. в 35 кг (Дулькейт, 1953).

Наибольшая длина черепа самцов (13) 154,5-М 160,0-164,7 мм, самок (6) 150,0-М 152,0-153,2 мм; кондилобазальная длина самцов 145,0-М 147,0-149,5 мм, самок 136,0-М 139,0-142,0 мм; скуловая ширина самцов 113,0-М 112,8-115,0 мм, самок 112,0-М 112,8-114,0 мм; межглазничная ширина самцов 33,9-М 35,2-36,8 мм, самок 30,8-М 32,4-33,2 мм; длина верхнего ряда зубов самцов 51,8-М 53,4-60,6 мм, самок 48,7-М 49,6-50,6 мм (Строганов, 1962).

Алтай, Хакассия (левобережье Енисея выше Минусинска - бассейн Абакана). Пределы ареала на север неизвестны.

Вне СССР - по-видимому, сопредельные части Монгольского Алтая.

Алтайская рысь была описана по одной шкурке. Самостоятельность ее вызывала больших сомнений (Огнев, 1935) или отрицалась (Эллермэн и Моррисон-Скотт, 1951, 1965; Громов и др. 1963 г.; Бобринский и др., 1965). На ее самостоятельности решительно настаивает С. У. Строганов (1962), имевший материал больший, чем другие авторы. Отношение этой формы к соседним, в том числе и к среднеазиатской, требует выяснения. К последней она, по- видимому, близка и, возможно, идентична с ней.

3. Байкальская рысь, F. (L.) l. kozlovi Fetisov, 1950.

Размеры в среднем несколько мельче алтайской рыси (рис. 224).

Рис. 224. Забайкальская рысь, Felis (Lynx) lynx kozlovi Fet. Берлинский зоологический сад (фот. Г. Будиха)
Рис. 224. Забайкальская рысь, Felis (Lynx) lynx kozlovi Fet. Берлинский зоологический сад (фот. Г. Будиха)

Мех пышный и густой. Окраска зимнего меха по основному тону и степени развития пятнистости весьма разнообразна (см. выше описание иркутских рысей).

Лобная площадка черепа более или менее плоская.

Наибольшая длина черепа самцов (23) 152,1-М 154,9-157,1 мм, самок (7) 146,0-М 149,1-152,1 мм; кондилобазальная длина самцов 139,1-М 142,1-144,2 мм, самок 134,0-М 136,3-139,0 мм; скуловая ширина самцов 106,0-М 109,2-111,5 мм, самок 101,0-М 104,2-110,2 мм; межглазничная ширина самцов 32,8-М 34,2-36,0 мм, самок 33,0-М 34,9-38,0 мм; заглазничная ширина самцов 40,0-М 41,9-44,3 мм, самок 40,6-М 42,4-45,0 мм; длина верхнего ряда зубов самцов 49,9-М 50,7-51,6 мм, самок 48,0-М 49,1-51,8 мм (Фетисов, 1950).

Вся Южная Сибирь, начиная с Енисея в Западной Сибири и до Селенги в Забайкалье. На Енисее указана для Красноярска, в бассейне Ангары для Иркутска, Черемхова и Нижнеудинска на севере, на юго-востоке для хр. Хамар-Дабан (Фетисов, 1950).

Вне СССР - распространение неизвестно. Возможно, что занимает сопредельные части Монгольской Народной Республики.

Форма малоизвестная и неясная, так же и в отношении распространения. Намеченный автором ареал тесно соприкасается, с одной стороны, с ареалом алтайской рыси, с другой - с ареалом якутской, которая, по-видимому, встречается уже по правобережью Селенги (Кяхта, Иволгинск; Фетисов, 1950). Неясны и географические изменения на севере.

4. Амурская рысь, F. (L.) l. stroganovi Heptner, 1969 (syn. neglectus).

Размеры довольно крупные - несколько крупнее, чем у байкальской рыси, но меньше, чем у якутской.

Мех пышный и густой. Преобладающая окраска светлая, тусклая, серовато-рыжеватая, одноцветная или с неясными буровато-черными мелкими пятнами.

Череп несколько крупнее и массивнее, чем у байкальской рыси; лобная площадка более или менее плоская, без резкой продольной впадины. Скулы несколько шире, чем у описанных форм, но менее разведены, чем у якутской рыси.

Наибольшая длина черепа самцов (9) 150,5-М 158,8-166,0 мм, самок (6) - 146,0-М 150,6-158,0 мм; кондилобазальная длина самцов (7) 138,3-М 143,6-146,4 мм, самок - 132,0-М 137,2-139,6 мм; скуловая ширина самцов 101,2-М 110,3-116,0 мм, самок 107,0-М 108,3-110,0 мм; межглазничная ширина самцов 37,4-М 38,1-39,0 мм, самок 30,2-М 33,0-34,2 мм; заглазничная ширина самцов 35,1-М 39,2-43,2 мм; длина верхнего ряда зубов самцов 49,0-М 50,6-52,8 мм, самок 47,0-47,6-48,2 мм; длина верхнего хищнического зуба (8) 18,5-М 19,5-20,4 мм (измерения самцов по коллекциям ЗММУ и некоторым литературным данным, самок - из Строганова, 1962).

Уссурийский и Амурский край.

Вне СССР - сопредельные части Северо-Восточного Китая (б. Маньчжурии).

Форма, по-видимому, реально существующая, но мало изученная. Характеризована главным образом признаками величины, в меньшей мере краниологическими (Огнев, 1935). Занимает промежуточное положение между описанными выше и следующей.

5. Якутская рысь, F. (L.) l. wrangeli Ogn., 1928.

Размеры крупные - самая крупная форма вида.

Мех особо пышный и мягкий. Преобладают одноцветные (без пятен) светлые особи с серебристо-белесой или светло-серой окраской спины и боков.

Череп более крупный и массивный, чем у остальных подвидов, с более широко разведенными скулами; лобная площадка плоская, без продольной впадины.

Наибольшая длина черепа самцов (8) 162,0-М 165,0-167,0 мм, самок (6) 144,0-М 148,0-150,0 мм; кондилобазальная длина самцов 147,0-М 152,0-155,0 мм, самок 130,2-М 132,0-133,5 мм; скуловая ширина самцов 118,1-М 120,0-121,2 мм, самок 106,0-М 114,0-116,0 мм; межглазничная ширина самцов 38,0-М 38,2-38,6 мм, самок 32,0-М 33,0-35,0 мм; заглазничная ширина самцов 39,0-М 39,7-41,2 мм; длина верхнего ряда зубов самцов 50,2-М 54,0-56,7 мм; самок - 48,5-М 49,6-50,4 мм (Строганов, 1962).

Восточная Сибирь, Якутия - на запад до верхнего Вилюя и Оленека, на юг до Баргузина и Станового хребта (Строганов, 1962).

Вне СССР - нет.

Якутская рысь - хорошо характеризованная форма, по-видимому, в массе самая светлая из наших рысей. Она заметно отличается от рассмотренных выше. Ближе всех амурская рысь, которую иногда присоединяют к ней, что едва ли основательно.

Пределы распространения не вполне ясны. Есть указания на обитание ее в Забайкалье по правобережью Селенги (даже Кяхта; Фетисов, 1950).

6. Туркестанская рысь. F. (L.) l. isabellina Blyth, 1847.

Размеры средние - как у европейской рыси или в среднем немного меньше.

Мех пышный, густой и мягкий. Окраска зимнего меха преимущественно светлая, однотонная, буровато-белесая или сероватая, без пятен или со слабо заметными пятнами на спине и верхних частях конечностей.

Наибольшая длина черепа самцов (3) 148,7-158,0 мм, самок (2) 141,2-152,3 мм; кондилобазальная длина самцов (2) 135,2-144,0 мм; самок 127,0-137,5 мм; скуловая ширина самцов 105,5-110,8 мм, самок 100,0-109,0 мм; межглазничная ширина самцов 34,2-35,1 мм, самок 28,2-32,2 мм; заглазничная ширина самцов 41,7-69,5 мм, самок 40,0-68,5 мм; длина верхнего зубного ряда самцов 46,9-57,2 мм, самок 45,7-55,3 мм; длина верхнего хищнического зуба самцов 19,1-19,3 мм, самок 18,1-19,0 мм (Огнев, 1935).

Горы Туркестана, вероятно, кроме Копетдага.

Вне СССР - горы восточного Афганистана, северного Пакистана, Индии, Гималаи и Тибет.

Хорошо обозначенная, но мало изученная форма.

В области распространения (заготовок) всех перечисленных 6 подвидов преобладают рыси однотонные - пепельно-голубая, темно-серая и красно- водная окраски (см. "Описание"; Кузнецов, 1952).

7. Карпатская рысь, F. (L.) l. carpathica Kratochw. et Stollm., 1963.

Размеры крупные - одна из самых крупных форм Евразии (см. табл. 31)*.

* (По размерам рысей наших Карпат данных нет и приводимые ниже цифры относятся к рысям Восточных (Румыния) и Западных (Чехословакия) Карпат. Они, в общем, совпадают и, очевидно, могут характеризовать и зверей Средних Карпат, т. е. нашей фауны.)

Таблица 31. Размеры тела и черепа карпатских рысей, F. (L.) l. carpathica, из чехословацких и румынских Карпат (Штолльманн, 1963)
Таблица 31. Размеры тела и черепа карпатских рысей, F. (L.) l. carpathica, из чехословацких и румынских Карпат (Штолльманн, 1963)

Мех средней пышности и мягкости. Преобладают особи каштаново-рыжего или ржаво-коричневого основного тона с очень сильной пятнистостью*.

* (Характеристика по зверям из чехословацких, т. е. западных Карпат (Штолльманн, 1963)и по неопубликованным данным Б. А. Кузнецова по зверям из средних (советских) Карпат.)

Вес самцов (13) 15,5-М 25,7-36,5 кг, самок (13) - 13,8-М 19,2-29,0 кг, (Чехословакия).

Карпаты.

Вне СССР - Карпаты в пределах Польши, Чехословакии и Румынии.

Карпатская рысь представляет собой хорошо выраженную, насколько сейчас можно судить, одну из наиболее определенных форм Евразии. Она ясно характеризована как окраской, так и размерами - особенно первой. Она принадлежит уже к типу южных "рыжих" и сильнопятнистых рысей, к подвидам группы pardina, которые распространены (частью были распространены) в Южной Европе и Передней Азии, на западе, начиная с Пиренейского полуострова, на востоке - до Кавказа и Копетдага (?). Карпаты - наиболее северная часть области обитания группы. В настоящее время карпатская форма оторвана от южных подвидов (как и от северных) воздействием человека.

По окраске эта форма, сравнительно с другими подвидами (кроме, может быть, кавказского), относительно малоизменчива. Резко преобладают ржаво- бурая и рыжая основная окраска. Пятнистость обильная и к резкопятнистому типу принадлежит 90% особей (Чехословакия); лишь малое меньшинство не имеет пятнистого узора по корпусу, хотя пятна по ногам сохраняются (Штолльманн, 1963).

Карпатская рысь ближе всего к кавказской, с которой она сходна по окраске*. Ее отличает более светлая, обычно белая, окраска низа, которая у кавказской чаще желтоватая (Б. А. Кузнецов) и менее резкие, более размытые очертания пятен, число которых, однако, не меньше. Очертания пятен, по-видимому, зависят от того, что у карпатской рыси зимний мех значительно выше, гуще и пышнее, чем у кавказской - он приблизительно таков же, как у московских рысей. Таким образом, по окраске и типу меха карпатская рысь в некоторых отношениях занимает промежуточное положение между группой южных и северных европейских рысей.

* (Близость карпатской рыси к кавказской отметили еще авторы описания этой формы, которые обозначили ее как "племя" (natio) кавказской рыси.)

Карпатская рысь, судя по размерам ее черепа, крупна и, по-видимому, крупнее не только близкой к ней систематически кавказской, но и беловежской, а может быть, и других форм Евразии. Если даже принять во внимание, что нижняя граница размеров взрослых карпатских рысей (таблица 31) взята (Штолльманн; 1963) выше, чем принятая в этом томе, и средние поэтому высоки, то тем не менее крупные размеры карпатской формы выделяются.

Вместе с тем размеры тела карпатской формы не отличаются от таковых зверей Беловежской пущи. Это, по-видимому, частью может объясняться именно указанной системой отбора краниологического материала и действительные отличия меньше, чем они были оценены авторами (Штолльманн, 1963).

Особенно обращает на себя внимание высокий вес рысей Чехословацких Карпат. Так, средний вес самцов из Карпат превышает максимум для беловежских зверей, а средний вес карпатских самок равен среднему весу беловежских самцов. Если исключить возможность ошибок и определения "на глаз" (с сомнением указывается даже вес 38 кг), то при сделанных оговорках о размерах тела столь высокий вес, по крайней мере частью, следует отнести не за счет общих размеров животных, а за счет особо благоприятных условий существования и высокой в связи с этим упитанности.

8. Кавказская рысь, F. (L.) l. dinniki Sat., 1915 (syn. orientalis).

Размеры в среднем несколько меньше, чем у описанных форм (см. табл., 32, 33).

Таблица 32. Размеры тела и вес кавказской рыси, F. (L.) l. dinniki (Кавказский заповедник; по материалам Котова и Рябова, 1963)
Таблица 32. Размеры тела и вес кавказской рыси, F. (L.) l. dinniki (Кавказский заповедник; по материалам Котова и Рябова, 1963)

Таблица 33. Размеры черепа кавказской рыси, F. (L.) l. dinniki (материал из разных частей Кавказа; коллекции ЗММУ, Зоологического института АН и некоторые литературные данные, в частности Смирнова, 1922)
Таблица 33. Размеры черепа кавказской рыси, F. (L.) l. dinniki (материал из разных частей Кавказа; коллекции ЗММУ, Зоологического института АН и некоторые литературные данные, в частности Смирнова, 1922)

Мех грубый, низкий и редкий. Преобладает рыжая окраска зимнего меха, обычно с ярким рисунком из пятен и полос.

Кавказ, по-видимому, Копетдаг.

Вне СССР - Малая Азия, Северный Иран.

Кавказская рысь представляет собой хорошо выраженную форму. По характеру меха, меньшей величине и окраске в пушной торговле она противопоставляется всем остальным нашим формам. По окраске сходна с карпатской - преобладают звери "пятнистой красно-рыжей и красноводой окраски" (Б. Кузнецов, 1952). На мировом пушном рынке ее шкуры ценятся в 2 раза ниже, чем шкуры наших северных и туркестанских рысей (Бобринский и др., 1965).

Кавказская рысь еще больше, чем карпатская, проявляет признаки сходства с так называемыми парделевыми рысями - относительно мелкими с насыщенной рыжеватой окраской и яркими пятнами. Подвидовая форма с такими признаками занимает лишь Пиренейский полуостров (F. l. pardina. Эллермэн и Моррисон-Скотт, 1951, 1965), однако в прежнее время (некоторые авторы и сейчас; см. выше) парделевую рысь считали особым видом и к ней относили всех ярких и пятнистых зверей большей части Южной Европы (см. выше "Карпатская рысь").

В начале века ярких пятнистых рысей Кавказа тоже нередко причисляли к "виду" pardina (pardella), предполагая существование в этой стране двух и даже трех видов (еще cervaria; Динник, 1914; Сатунин, 1915).

Представление о двух видах рысей на Кавказе давно оставлено, однако систематика кавказских зверей разработана еще недостаточно. Мнение об относительно мелких размерах кавказских рысей некоторыми отвергается.

* * *

Вне пределов нашей страны в Европе принимаются следующие формы: 1) F. (L.) l. pardina Temm., 1824 - Пиренейский полуостров; 2) F. (L.) l. sardiniae Mola, 1908 - Сардиния; 3) F. (L.) balcanica Bures, 1941 - Балканы. В Америке: 4) F. (L.) l. canadensis Kerr, 1792 - ареал в С. Америке, кроме Нью-Фаундленда; 5) F. (L.) l. subsolana Bangs, 1897 - Нью-Фаундленд. (В. Г.).

Биология

Численность. На Кольском полуострове рысь крайне редка. Здесь не каждый год добывают 1-2. В 60-х годах как большая редкость встречалась на крайнем юге Мурманской области (Владимирская, 1964). Редка в северной половине Карелии, но относительно обычна в ее южной половине, где ежегодно добывают 40-110 шкур. В марте 1965 г. наивысшая плотность населения была в Олонецком и Прионежском районах (0,13-0,14 особи на 1000 га), в Сегежском, Пудожском и других районах она меньше (0,012-0,053 особи на 1000 га), а в некоторых районах рысь встречалась единицами (Г. А. Троицкий).

В Ленинградской, Новгородской, Великолукской и других северо-западных областях рысь обычна. Только в Новгородской области в 60-х годах держалось около 500-600 рысей (В. Терехов), а в 1962-1964 гг. заготавливали 139-159 шкур. В Великолукской области в Центральном лесном заповеднике (рис. 225) в 30-х годах плотность населения рыси достигала 0,30-0,53 экз. на 1000 га (Кончиц, 1937). В Ленинградской области с 1950 по 1963 г. заготавливали от 126 (1957 г.) до 207 (1963 г.) шкур рыси и до 100 шкур (1961) добывали в Псковской области.

Из прибалтийских республик рысь наиболее обычна в Эстонской ССР; спорадически встречается на ее территории повсеместно, кроме островов. Общая численность за последние 30 лет значительно возросла. Если в 1935-1937 гг. в Эстонии обитало не более 15, то в 1947-1949 гг. уже 140, а в 1955 г. 240 особей. С 1956 г., судя по учетам в январе, количество рысей начало уменьшаться, снизившись в 1964 г. до 96 особей. За 60-е годы в Эстонии ежегодно добывали 20-30 рысей (Линг и Паавер, 1952; Линг, 1955, 1958; Ауль, Линг, Паавер, 1957; Новиков, 1967).

В Латвии со второй половины XIX в. рысь встречалась лишь в восточной ее части в крупнейших лесных массивах в районе Гулбена, Алуксне, Стамерена, Балвов, Виляни и некоторых др. (Кальнинын, 1950). На протяжении 1923-1964 гг. численность в Латвии сильно колебалась. Достигнув максимума в 40-50-х годах, она затем значительно сократилась. С 1923 по 1929 г. в среднем в год было учтено 57 особей, в 1930 - 1938 гг. - 66, в 1940 - 1949 гг.- 141, в 1950-1959 гг. - 146, в 1960-1964 гг. - 39 особей, а в 1964 г. - 22. В 1954 г. была добыта 81 рысь, а в 1963 г. - лишь 18 (Новиков, 1967).

В Литве встречается в больших лесных массивах Друски- нинкского, Игналинского, Дукштасского, Утенского, Швенче- нельского и Биржайского районов, а также в лесах на стыке Вильнюсского, Тракайского и Шальчининского районов. К 30-м годам текущего столетия рысь в Литве была почти истреблена; в 1939 г. насчитывалось всего 4 особи. В 40-х и особенно 60-х годах численность значительно возросла (Холостов, 1959; Покровский, 1962; Турса, 1964; В. А. Бергас): в 1948 г. учтено рысей 23, в 1951-27, в 1954-36, в 1956-21, в 1957-44, в 1960-36, в 1961-50, 1962-69, в 1963-45, В 1964-45, В 1965-40, в 1966-60. В республике в год, по-видимому, убивают 10-20 рысей, в заготовки же в среднем поступает лишь 3 шкуры и не более 8.

Рис. 225. Типичная стация рыси в лесах средней полосы. Граница чисто мшистого ельника и елового крупнолесья. Центральный лесной заповедник (Калининская область), (фот. П. Б. Юргенсона)
Рис. 225. Типичная стация рыси в лесах средней полосы. Граница чисто мшистого ельника и елового крупнолесья. Центральный лесной заповедник (Калининская область), (фот. П. Б. Юргенсона)

Очень редка рысь в Калининградской области, куда она проникает из граничащих с ней районов Польши и Литвы.

В Белоруссии (Федюшина, 1929), распространение рыси с 1915 по 1925 г. заметно сократилось. Особенно беден рысью был Могилевский округ, а наиболее богат-Борисовский. В 1924-1925 гг. в Белоруссии было добыто 76 рысей, в 1926-1927 гг.- только 16. К 1952 г. рысь держалась во всех областях Белоруссии и была здесь уже относительно нередким зверем: чаще всего, как и раньше, она встречалась в Минской области, за ней по степени обилия шли Брестская, Молодеченская, Гродненская и Могилевская области. В 1962 г. в республике насчитывали 200 рысей, в 1963 г.- 350, в 1964 г.- 250, в 1965 г.- 300 и в 1966 г.- около 350. На 1/I-1966 г. в Витебской области обитало более 100 рысей, такое же примерно количество в Минской и Брестской областях, тогда как в Могилевской и Гомельской жило не более 20 в каждой (А. Абатурин). Рысь наиболее многочисленна в Беловежской пуще, где с 1946 по 1951 г. ежегодно учитывали 23-53 особи. В отдельные годы плотность населения рыси в этом заповеднике достигает примерно одного зверя на 1000 га - наибольшая для СССР (В. Ф. Гаврин и С. С. Донауров). В 1955 по 1962 г. заготовки шкур рыси в Белоруссии колебались от 81 (I960 г.) до 167 (1962 г.).

Из лесов Белоруссии рысь проникает в западные и северные области Украины, где встречается в небольшом количестве в Волынской, Ровенской, Житомирской и Черниговской областях.

Рис. 226. Смешанная темнохвойно-мелколиственная тайга - район обитания рыси на Урале. Окрестности пос. Шушпанка, Пермская обл. Май 1959 г. (фот. Г. Н. Симкина)
Рис. 226. Смешанная темнохвойно-мелколиственная тайга - район обитания рыси на Урале. Окрестности пос. Шушпанка, Пермская обл. Май 1959 г. (фот. Г. Н. Симкина)

В настоящее время (60-е годы) рысь совершенно отсутствует в Тернопольской области и крайне редка в Львовской. На северных Карпатах у южных границ Дрогобычской, Иваново-Франковской и у северной границы Закарпатской областей редка. Здесь ежегодно добывают 2-9 рысей в каждой области (Ф. И. Страутман). На Украине очень редко встречается еще в Киевской области и на севере Сумской области близ границ с Брянской областью.

Численность рыси в юго-западной части Украины за 35 лет с 1930 г. сильно сократилась. В 30-х годах считалось (Незабитовский, 1933), что на Волыни держалось около 200 рысей и на Карпатах около 90. В 1963 г. в Волынской области обитало уже только 3 рыси, в Ровенской - 40, в Житомирской - 5, во Львовской и Иваново-Франковской - 48, Закарпатской - 20, в Черниговской - 18, а всего по республике немногим более 130 (Новиков, 1967). В 1966 г. на Украине насчитывали около 200 рысей (С. Болденков). В Украинских Карпатах держится около 70-85 рысей (Турянин, 1966). С 1953 по 1963 г. в республике заготавливали от 5 (1961 г.) до 37 (1963 г.) шкур. В 30-х годах прошлого столетия эта кошка изредка встречалась еще на севере Бессарабии и Подолии (Нордман, 1840). В настоящее время рыси в Молдавии нет (Аверин, 1960).

В Средней России в областях Брянской, Калужской, Тульской, Московской, Рязанской, Владимирской, Арзамасской и Ивановской эта кошка довольно редка и там заготавливают по 2-5 шкур за сезон в каждой области (1948-1951 гг.). Во многих районах этих областей она истреблена или исчезла в связи с сокращением значительных лесных массивов. В Подмосковье в зиму 1958/59 гг. было добыто 5 рысей (Зуев, 1959). В Смоленской области за 60-е годы численность рысей значительно увеличилась и там ежегодно убивают до 40 зверей.

В Курской и Воронежской областях рысь появляется лишь случайно. В декабре 1938 г. пара рысей отмечена в Липецком районе в долине Воронежа. Эти рыси зашли, по-видимому, из лесов Рязанской области (Барабаш-Никифоров, 1957). В Курскую и Орловскую области рысь в последние десятилетия заходит из брянских лесов лишь один раз в несколько лет (Исаков, 1952).

Рис. 227. Елово-пихтовый кисличник - место обитания рыси на Урале. Окр. Красновишерска, Пермская обл. Июнь 1961 г. (фот. Г. Н. Симкина)
Рис. 227. Елово-пихтовый кисличник - место обитания рыси на Урале. Окр. Красновишерска, Пермская обл. Июнь 1961 г. (фот. Г. Н. Симкина)

В Калининской, Ярославской, Вологодской, Костромской, Горьковской, Коми АССР, Архангельской и Кировской областях рысь более или менее обычна, но не повсеместно. Например, в Калининской области она в основном обитает в юго-западных районах. Общее ее количество по области в 60-х годах определялось в 200-250 особей (А. Хохлов). Весьма обычна в Кировской области, где ее численность в начале 1965 г. определялась в 1110 и в 1966 г. в 850 особей. За 40-60-е годы максимальные заготовки были в 1963 г.- 219, минимальные в 1949 г.- 44 шкур (Каменских). Из указанных выше восьми областей рыси больше всего в Архангельской и Вологодской, где в отдельные годы (1936-1940 гг.) заготавливали лишь в первой области от 200 до 600 шкур в год. В Приозерном районе Архангельской области в разреженных лесах зимой 1932/33 гг. на участке 30 X 18 км держалось 13 рысей (Г. К. Корсаков). В то же время в глухих таежных районах с обширными хвойными лесами и высоким рыхлым снежным покровом этой кошки очень мало. Так, она редка в бассейне Вычегды и добывается тдм единицами. Очень малочисленна в бассейне Висляны и на Северной Кельтме (Огнев, 1935). В Печоро-Ылычском заповеднике за 12 лет на маршрутах общим протяжением в 25 580 км было отмечено лишь 26 следов рыси (Теплов, 1953). Во всей Коми АССР в конце зимы 1965/66 г. насчитывали всего около 300 рысей. Наибольшая плотность населения на юге - 0,18 особи на 1 тыс. га (К. Крюков). В последние годы в республике заготавливали 20-80 шкур.

В бассейне Камы рысь обычна в Пермской области (рис. 226, 227). На 1/IV-1965 г. ее численность в этой области определяли в 1560 экз. и на ту же дату 1966 г. в 2100 экз. В сезон 1964/65 гг. заготовлено 188 шкур рыси (В. Мычелкин). Значительно меньше рыси в Удмуртской АССР (в год добывают до 20 зверей), а в Чувашской и Марийской АССР эта кошка уже редка (в год добывают 3-10 зверей) и очень редка в Мордовской и Татарской АССР, а также в Пензенской, Ульяновской и Куйбышевской областях, где она добывается единицами. В последней группе республик и областей обычно появляются лишь звери, зашедшие сюда из более северных районов. В Куйбышевской области рысь была встречена в 1946 г. в лесах Сосново-Солонецкого района, а в 1950 г. в Шенталинском (Ляхов, 1951).

На Урале и прилегающей к нему территории рысь обычна в Свердловской области, где на 1/IV-1966 г. насчитывали 3,6 тыс. особей (В. Гаев). Эти данные, по-видимому, завышены. Рысь редка в Башкирии, где держится в восточной половине республики на юг обычно до Стерлитамакского района. В марте 1966 г. учли 530 рысей, из них в лесной зоне - 390, в лесостепи - 100 и в степной зоне - 40 (М. Макуха). В год заготавливают 18-25 шкур.

В Челябинской области в 1959 и 1960 гг. рысей неоднократно убивали в Верхне-Уральском районе и у Кыштыма и Златоуста. В этой области рысей стало особенно много в 50-60-х годах. Один охотник в районе Златоуста в ноябре 1966 г. за месяц добыл 10 рысей, а всего в этом месте за 18 лет - более 90 (Остряков, 1963; Александров, 1966). В Челябинской области рысь в 60-х годах часто заходит в лесостепь, например в Санарский бор и другие островные леса (Шварц, Павлинин, Данилов, 1951); в год принимают до 20 шкур.

На южной оконечности Урала рысь встречается до границы хвойных лесов и заходит в колки лесостепи, но даже в горно-лесных районах очень редка (Кириков, 1952). Однако в 50-х годах в указанных местах рысь появлялась неоднократно (Соболев, 1957). Особенно обычна рысь в горно-лесном Миньярском районе, где лишь в 1956 г. было добыто 12 зверей (Аркадьев, 1957).

В Оренбургскую область в 40-х годах рысь лишь заходила и была здесь крайне редка - в 1948 и в 1949 гг. заготовлено по одной шкуре; она почти ежегодно встречалась в Троицком районе этой области, расположенном на самой южной оконечности уральских горных лесов (Даркшевич, 1950). К 1968 г. в ряде районов Оренбургской области рысь была уже не особенно редкой. Она обитала в лесах, граничащих с Башкирией, в пойменных лесах Сакмары и по долине Урала на запад до пос. Беляевка (А. А. Слудский). В октябре 1960 г. рысь убили в Соль-Илецком районе в лесу Чубар-агач в степной зоне (Верстуков, 1960).

Рис. 228. Биотоп рыси - кедрово-еловый лес в истоках Улахе. Здесь же тигр, изюбрь, кабан, харза. Сихоте-Алинь. Декабрь 1959 г. (фот. А. Г. Панкратьева)
Рис. 228. Биотоп рыси - кедрово-еловый лес в истоках Улахе. Здесь же тигр, изюбрь, кабан, харза. Сихоте-Алинь. Декабрь 1959 г. (фот. А. Г. Панкратьева)

На Уральском хребте в его южной половине рысь более обычна. В средней же части и особенно северной - очень редка. На Среднем Урале в бассейне Сосьвы и Лозьвы в заповеднике Денежкин камень в марте 1950 г. за месяц полевых работ встретили лишь один ее след (А. А. Насимович). На Полярном Урале рысь живет еще в бассейне Ляпина левого притока Северной Сосьвы. На Сыне (левый приток Оби, около 65°20' с. ш.) крайне редка и появляется лишь периодически (Флеров, 1933).

За Уралом рысь раньше постоянно обитала лишь в южной половине таежной зоны Западной Сибири, а также в лесах Алтая и Саянов. Несмотря на кажущуюся обычность рыси в тайге указанной области, плотность ее населения там весьма низкая, особенно в северных многоснежных районах. Так, в конце прошлого века рысь была крайне редкой в Березовском округе, в Сургутском округе жила постоянно, встречалась в южной половине Туринского округа, но в северную его часть и в Пелымский край лишь заходила. Не было ее обычно и по южной границе таежных лесов - урманов в б. Ялутровском, Ишимском, Тюкалинском и Курганском округах. В этих районах рысь появлялась очень редко. Отсутствовала она и в лесостепи. Позднее, в урманной полосе б. Тарского округа рысь встречалась также редко (Шухов, 1928), но была довольно обычна в бассейне Чулыма (Иоганзен, 1923) и в б. Нарымском крае (Аникин, 1902).

В 30-х годах на севере таежной зоны Западной Сибири рысь отмечалась крайне редко (заходы). Например, один зверь добыт в верховьях Харам-Пур правого притока р. Пура - 64°10' с. ш. (Ямало-Ненецкий округ; Дубровский, 1940). В 50-60-х годах на Ямале рысь появлялась даже в тундре (pp. Яда, Южный Ямал и Юмба; Алексеев, 1961). В Ханты-Мансийском национальном округе, Тюменской, Томской и Кемеровской областях шкуры этой кошки в 60-х годах заготавливали ежегодно по 20-50 в каждой.

Как и раньше, плотность населения рыси в таежной зоне Западной Сибири в последние десятилетия была низкой, причем основная масса шкур этой кошки добыта в полосе шириной 200-250 км, которая тянется по границе таежной и лесостепной зон. Эта полоса языками вклинивается в таежную зону по Оби (до с. Нарым и в районах Тюмени и Тобольска). Плотность населения рыси отчетливо понижается с юга на север. Например, в Тюменской области на юге рысей добывают гораздо больше, чем на севере. В бассейне Назыма за 8 лет убито всего две рыси, в бассейне Казыма за 1931-1935 гг. не было добыто ни одной, а в зиму 1953/54 гг. - всего одна (Лаптев, 1959). В Уватском районе Тобольской области в 60-х годах за сезон добывают не более двух рысей, а часто и ни одной (Н. А. Дерюгина). В Томской области в 1936-1951 гг. основная масса рысей добывалась в наиболее южных, освоенных под сельское хозяйство районах. В бассейнах Кети, Тыма и Ваха она очень редка и добывается единицами (Лаптев, 1958).

На севере Западной Сибири, еще в XVII в., рысь была весьма редка, о чем можно судить по поступлению ее шкур в ясак. Например, в ясачных книгах Березовского уезда за 1630, 1650, 1660, 1671, 1680 и 1712 гг. упоминаний о рыси нет совершенно. В Мангезейском уезде (бассейн Таза) шкуры рыси в 1640, 1661, 1671 и 1680 гг. ясачными людьми не сдавались и лишь в 1703 г. с них было взято 3 шкуры. Очень редко рысьи шкуры попадались в ясаке из Сургутского и Тобольского уездов. В Тарском уезде лишь в 1707 г. была получена 1 шкура рыси (Кириков, 1960).

В результате расселения из южной части таежной зоны Западной Сибири рысь в последние годы проникла на юг - в лесостепь, где теперь постоянно встречается в Курганской, Омской и Новосибирской областях, а также на севере Казахской ССР. В этих областях она добывается ежегодно по 5-15 особей в каждой. Например, в Курганской области в 1946-1949 гг. шкуры ее заготавливали в Мостовском Чашинском, Белозерском, Шатровском и Курганском районах (всего 21 шкура; В. H. Павлинин). В 1933 г. пара рысей добыта в Лебяжинском районе (Д. 3. Жикин), в 1951 г. в Юргамышском районе, где зверь очень редок (Иванов, 1957). В 1954 и в 1957 гг. рысь добыли в Курганском районе (Шишлин, 1954; Акаевский, 1957). В Кособродских лесах в 1960-1961 гг. добыто 12 рысей.

В лесостепи Омской и Новосибирской областей рысь стала проникать в 30-х годах текущего столетия и особенно часто в 40-х годах. Так, в это время она была добыта в Колосовском районе б. Тарского округа, отстоявшим от урмана на 100 км, а также появлялась в б. Барабинском округе (Сибирский, 1937). В 1952 г. в Тюкалинском ондатровом хозяйстве рысь поймана в тростниках у озера, в 1954 г. добыта в Называевском районе (Захарченко, 1954) и в 1957 г. впервые появилась в Оконешниковском районе Омской области. В 1958 г. рысь добыта в Васисском, а в 1959 г. в Седельниковском и Колосовском районах. В лесостепи Новосибирской области рысь добывали в Венгеровском (1946, 1947гг.), Чановском (1949-1950, 1950-1951, 1958 гг.), Барабинском (1950-1951 гг.) и Куйбышевском (1953) районах. В 1947 г. две рыси убиты в 12 км от Новосибирска, а одна севернее города в Колыванском районе (Слудский, 1953). В 1959 г. она добыта в Мошковском, а в 1960 г. Каргатском районах.

В лесостепи и даже степи северной половины Казахстана рысь появилась в те же годы, что и в Барабинской степи. Так, ее начали добывать в Северо-Казахстанской (в Булаевском районе - 1945-1946, 1946-1947, 1949и 1953 гг.; Конюховском - 1948, 1949-1950 гг.; Мамлютском - 1949 и 1952-1954 гг., Полудинском - 1954-1955 гг. и Соколовском - 1949 г.), Кустанайской (в Тарановском районе - 1948 г.) и Павлодарской областях (в Майском районе - 1952 г. была обычной, в Бескарагайском районе - в 1952 г. и в 1953 г., в 1955 и 1956 гг. в Галкинском) (И. В. Гусев, Ф. Е. Цапенко). Раньше там рыси не было.

В Мамлютском и Булаевском районах Северо-Казахстанской области с 60-х годов рысь держится постоянно.

Рысь периодически появляется в сосновых островных лесах Кокчетавской области в Боровском лесничестве (Барышевцев, 1911; Михель, 1934; добыта в 1963 г., А. В. Клепиков). В 1956 г. рысь обнаружена и южнее в районе Балакшино Целиноградской области (П. Т. Крыжановский).

Южнее перечисленных областей в прошлом и начале текущего столетия этот хищник указывался для горных лесов Центрального и Восточного Казахстана (горы Актау, Ортау, Бугулы, Тагалы - Шангин, 1820; Герн, 1891; Каркаралинские, Кент - Сотников, 1893; Словцов, 1897; Ерментау - Герн, 1891; Седельников и Бородин, 1903). В горах Каркаралинских и Кенте рысь была более или менее обычной до 1914 г., еще в 1923 г. там нашли выводок этой кошки. Затем она в этих горах, по-видимому, исчезла и вновь появилась лишь в последние десятилетия. Так, в 1948 г. и в 1951-1952 гг. отмечена в горах Кент (Вернадский, Доменов). В Каркаралинских горахрысь отмечена в 1955 и 1956 гг., в горах Кызыл-рай в 1955 г. (Е. Е. Квятковский). В других горных группах Центрального Казахстана рыси, по-видимому, нет (А. А. Слудский). Для хребта Чингизтау эта кошка указывалась неоднократно (Хрущев, 1935), но сообщения нуждаются в новых подтверждениях.

Рысь изредка встречается в ленточных сосновых борах по Оби (Новосибирская область и Алтайский край) и Иртышу в Павлодарской и Семипалатинской областях (Ново-Шульбинский, Бескарагайский, Бородулихинский, Локтевский, Сростенский, Северо-Боровской и другие районы). Изредка добывается в сосновых борах Калбинского Алтая, откуда в последние годы, по-видимому, проникает, в соседний мелкосопочник на запад по р. Кокпекты. Так, в зиму 1954/55 гг. в Кокпектинском районе Семипалатинской области добыто 3 рыси. В том же районе в открытой степи рысь убита в феврале 1956 г. (И. В. Бирюков, К. Лейменов). В зиму 1958/59 гг. рысь добыли на дороге, идущей со ст. Жангизтобе в Кокпекты (Мироненко, 1959).

В лесах собственно Алтая рысь местами обычна. Здесь в 50-60-х годах ежегодно добывают от 150 до 200. На южном Алтае этот хищник относительно редок. В декабре 1957 г. в Лениногорском районе на маршруте 455 км по горам не встретили ни одного следа рыси (Ю. Г. Афанасьев и И. Г. Шубин).

В Восточной Сибири описываемый хищник относительно нередок в южной половине таежной зоны. Так, в 40-60-х гг. в Красноярском крае заготавливали от 180 до 300 шкур за сезон, в Тувинской АССР более 200 (в 1942 г. - 526 шкур; Янушевич, 1952), ас 1953 по 1957 г. - от 190 до 288, в Иркутской области с 1932 по 1962 г. - до 494 (1932 г.), а в среднем около 300 в год, в Бурятской АССР максимальное количество шкур между 1932 и 1967 г. принято в 1949 г. - 409 (в 1967 г. лишь 217), в Читинской области в 1932 г. заготовили 542 шкуры и в 1965 г.-278, в Якутии - 50-100.

В Восточной Сибири в XVII в. добывали приблизительно столько же рысей, как и в настоящее время. Так, в Иркутском уезде в 1698 г. было собрано в ясак 119 шкур рыси, а в 1699 г. - 138. В Нерчинском уезде в 1697 г. собрано 274 ее шкуры, а в 1712 г. - 310. Уже в то время рысь была редка в современной Якутии, тем более, что местное население очень ценило ее мех и усиленно преследовало зверя. В ясачных книгах Якутского уезда, занимавшего огромную территорию от Оленека на западе до Анадыря на востоке, за 1660, 1670, 1673 и 1708 гг. нет ни одного упоминания о рыси (Кириков, 1960).

На севере Западной Сибири рысь редка или отсутствует совершенно. Например, на левобережье Енисея эта кошка изредка, но более или менее регулярно встречается еще в бассейне Елогуя. Севернее этой реки она иногда появляется на Турухане у фактории Баиха (65°50' с. ш.). Западнее, в бассейне Таза отсутствует даже в его верховьях. В среднем по Туруханскому краю раньше добывали не более 10 рысей за сезон (Яковлев, 1930). Южнее Елогуя, в бассейнах Дубчиса, Сыма и Каса эта кошка становится более обычной.

На правом нагорном берегу Енисея рысь встречается чаще, чем на левом, но и там обычна лишь в области верховьев Тунгусок (H. Наумов, 1934). Очень редок этот хищник на Нижней Тунгуске; за 1926 и 1927 гг. добыта лишь одна рысь. Южнее, в бассейне Подкаменной Тунгуски она более обычна, особенно в восточной его части (pp. Татара, Оскоба, Соба); повсеместно встречается в Катонгском р-не (H. Наумов, 1934; Подаревский, 1936). Еще далее на юг, в бассейнах Ангары и Чуны рысь обычный зверь. Например, в Чуно-Ангарском р-не раньше добывали более 50 рысей за сезон (Троицкий, 1930). Весьма обыкновенна в верховьях Илима, Лены, Киринги, в Усть-Кутском, Жигаловском и других р-нах. Особенно же многочисленна в лесах Западного и Восточного Саянов, где добывается сотнями, а также на хребте Хамар-Дабан и его отрогах. Северо-восточнее, в пределах Ленско-Хатанского края рысь весьма редка и промыслового значения не имеет. Очень редка и южнее Ленско-Хатанского края. На пути от с. Саскылаха (на р. Анабаре) до Вилюя в марте - апреле 1935 г. за всю дорогу встретили лишь пять следов этой кошки (Романов, 1941). В Якутии рысь к западу от Лены чрезвычайно редка и будто бы "совершенно отсутствует" в Оленекском и Анабарском р-нах (Белык, 1953), что вряд ли верно. Чем дальше на юг, тем эта кошка встречается чаще и в Витимо-Олекминском крае уже обычна, а в горной забайкальской тайге относительно многочисленна. На Витимском плоскогорье в Еравинском районе плотность рыси - 1-2 особи на 10 км2 (В. Гудрытис).

В юго-западном Забайкалье в 40-50-е годы рысь стала проникать в лесостепные и степные районы. Так, она теперь обычна в долине Уды, где держится не только в таежной полосе, но и в лесостепи. Изредка даже забегает в степные участки, например в окрестности с. Ониноборского в 1946 г. (Фетисов, 1953). Рысь стала более или менее обычна в Кударинском аймаке на Селенге и с 40-х годов текущего столетия постоянно встречается в лесостепном Кяхтинском аймаке (в 1947 г. добыто 6, в 1948 г. - 1, 1949 г. - 6 ив 1950 г. - 6), где раньше отсутствовала (A. H. Леонтьев); особенно сильно численность возросла там в 50-х годах. В 1951 г. ее добывали в 18 км от Кяхты у Суктуя, а в 1952 г. в 35 км от этого города у Усть-Кирана. В 1953 г. один охотник у Кяхты добыл 3 рыси. Теперь зверь постоянно обитает на Сафроновском хребте, находящемся в Кяхтинском аймаке; в 60-х годах в этом аймаке рысь добывают регулярно (А. А. Московский). В верховьях Чикоя (Красно-Чикойский район Читинской области) в 1966 г. на площади 1380 км2 за сезон добыто 7 рысей, следы их встречались часто.

В юго-восточном Забайкалье в 40-х годах рысь постоянно не встречалась, а лишь заходила туда из соседних гор (Фетисов и Хрусцелевский, 1948). В 50-60-х годах она уже в этом районе оказалась нередкой во многих местах и держалась не только в лесных, но и в лесостепных и степных угодьях. В 1968 г. рысь была обычной у пос. Тургэн на р. Тургэн-Голе (Кыренский район Читинской области). Вниз по Онону она часто встречалась и по левому и правому берегу (в Акшинском и в Ононском р-нах) по восточным отрогам Пограничного

хребта. Эта кошка теперь постоянно живет в островном сосновом бору Байн-Цагане, окруженном степью (А. А. Слудский). На севере Ононского района рысь держится в междуречье Турга-Унда, нередка в вершине Борзи и на хр. Бугуцей (Седуха) (Некипелов, 1960; Д. В. Шахуров). Встречается в Быркинском р-не по Аргуни в 20-30 км ниже Нерчинского Завода. Отсюда отмечаются заходы рыси много южнее (Чашино-Ильдикан и Доно). Встречается в верховьях Аги (Некипелов, 1960). Таким образом, за последние 20 лет рысь заселила почти все лесные и лесостепные районы юго-восточного Забайкалья и в большинстве мест теперь обычна.

Далее на восток, рассматривая с севера, рысь изредка встречается в Верхоянском хребте, южнее его (Огнев, 1926) и в бассейне Яны (pp. Дулгалах, Адыге и окрестности Верхоянска, 67° 15' с. ш.; Тугаринов, Смирнов, Иванов, 1934). Редка в бассейне Индигирки (Адлерберг. 1935); наиболее здесь обычна в Оймяконском и Момском районах (Белык, 1953). Еще восточнее в верховьях и в среднем течении Колымы, по нагорному берегу реки рысь уже в конце прошлого века из-за интенсивного преследования якутами и юкагирами стала очень редкой, тогда как в прежнее время этот хищник был здесь будто бы обычным (на Анюйскую ярмарку в 1852 г. привозили 30 шкур рысей; Иохельсон, 1898). В начале нашего века (Сергеев, 1926) в Колымском крае рысь добывалась редко единичными экземплярами. Начиная с 20-х годов наблюдалось значительное увеличение численности рыси. Так, в 1924-1925 гг. рыси стало "много" по левому берегу Колымы. Одновременно она оказалась довольно обычной по Омолону и на Большом и Малом Анюях, где численность оставалась довольно высокой еще в 1939 г. (Портенко, 1941). В бассейне Пенжины эта кошка начала появляться впервые около 1923 г.; до этого здесь ее не знали. Позднее следы наблюдались по всей долине Пенжины, где есть древесная растительность. В начале 1935 г. рысь добыта в окрестностях с. Рекинников, а в 1931 г. в верхнем течении Пенжиной (Портенко, 1941; Бажанов, 1946). Начиная с 1937 г. рысь в Пенжинском р-не добывается почти ежегодно. Особенно много ее шкур заготовили в 1944 г.- 11 (Грибков, 1967).

В конце 20-х годов текущего столетия рысь появилась в бассейне Анадыря (1929-1930 гг.- на водоразделе между Анадырем и Майоном, у Оселкина к западу от Маркова; 1931 г.- у с. Еропол; Гринберг, 1933; Портенко, 1941). В Анадырской тундре (без более точного указания места) рысь была добыта и в 1964 г. (Красногоров, 1964). Имеется сообщение, что на Чукотском полуострове и в бассейне Анадыря рысь появилась еще в 1916 г. (Караев, 1926).

В Коряцком нагорье в Олюторском районе рысь редка. Первая была поймана в 1937 г., после чего зверь там-добывался ежегодно до 1940 г. Позднее в течение 5 лет шкуры в этом районе не заготавливали совершенно, нос 1946 г. они вновь сдаются охотниками ежегодно (Грибков, 1967). В этом нагорье в начале 60-х годов существовал лишь один более или менее постоянный очаг обитания рыси в бассейне верхнего течения р. Апук-Ваяма (Апука). В других местах этого района она известна лишь как редко появляющийся зверь. Зимой 1953/54 гг. в Олюторском р-не было заготовлено 11 шкур рысей; их там также добывали в зимы 1954/55 и 1958/59 гг. (Портенко и др., 1963).

С начала 30-х годов рысь расселилась по всей Камчатке (см. выше) и в 1962 г. на территории области заготовлено уже 14, в 1963 г. - 17, в 1964 г.- 7 шкур. В 60-х годах рысь наиболее часто встречается в Тигильском, Быстринском, Елизовском и Усть-Камчатском р-нах в южной половине полуострова (Васильев, 1964; Грибков, 1967). На Камчатке держится не менее 100 особей*.

* (На Камчатке рысь размножается. Зимой 1956/57 гг. самку с двумя прибылыми добыли в Быстринском районе. В августе 1964 г. в верховьях Студеной (Ключевские сопки) держались 2 рыси с котятами, в районе бухты Пираткова - самка с двумя молодыми.)

На юге Дальнего Востока эта кошка почти везде относительно обычна и распространена повсеместно, где есть леса. В Амурской области, Хабаровском и Приморском краях в 20-х годах текущего столетия ежегодно заготовливали от 400 до 1200 шкур рыси. На Дальнем Востоке она обычно отсутствует лишь в лесостепных южных районах Амурской области и в бассейнах нижней Виры и Биджана, хотя в последние годы появляется и здесь (Шкилев, 1957). Рыси держатся в Сковородинском районе Амурской области и близ Николаевска-на- Амуре. В 1959 г. лишь зейскими охотниками добыто более 40 рысей, а всего по Амурской области сдана 201 шкура.

На Сахалине рысь всегда была крайне редка, особенно в его южной части и обычно на нем появлялась лишь изредка, заходя по льду с материка. В 20-х годах текущего столетия и позднее ее иногда добывали в северной части острова, например в Ногликском р-не, а также в его средней части у г. Поронайска. В последние два десятилетия случаи добычи рыси на этом острове неизвестны и шкуры не заготовляли. В 1953 г. на Сусунайском хребте в 40 км к северу от Южно-Сахалинска держался выводок, а в 1956 г. семью рысей наблюдали близ Долинска (Б. Н. Васин, В. Г. Воронов). Мнение (Огнев, 1935), что близ Корсакова рысь обычна - ошибочно. Ранее (Шмидт, 1868) было отмечено, что здесь она крайне редка. Чрезвычайная редкость рыси на Сахалине объясняется исключительно высоким рыхлым снежным покровом, достигающим нескольких метров, бедностью и трудной доступностью для нее кормов.

Рысь редка в северной части Главного Кавказского хребта. С 1935 по 1940 г. в среднем за год на Северном Кавказе заготавливали по 30 шкур, или 0,1 на 1000 км2 (Верещагин, 1947). В краснодарской и ставропольской частях Кавказа рысь и в последние годы добывалась по 5-15 особей в каждой. В Кабардино- Балкарской, Чечено-Ингушской и Северо-Осетинской АССР рысь в 50-60-х годах добывалась еще десятками особей; в последней в 1956 г. было убито 18 рысей, в Чечено-Ингушетии в 1966 г. держалось около 25-30 этих кошек (В. Щербань). На юго-восточных отрогах Большого Кавказа, в Дагестанской АССР рысь в ее северных районах уже более или менее обычна. В этой республике с 1936 по 1941 г. в среднем в год заготавливали 33 шкуры, или 0,5 на 1000 км2 (Верещагин, 1947), а в 50-х годах там уже ежегодно принимали по 40-60 шкур.

В Закавказье рысь всюду в горно-лесных районах еще не особенно редка. Например, в Грузии в 1931-1940 гг. в год в среднем заготавливали 45 шкур, или 0,6 на 1000 км2 (Верещагин, 1947), а в 1958 г. там было принято 52 шкуры (Капонадзе, 1959). В Армении в 1937-1941 гг. в среднем за год заготавливали 23 шкуры, или 0,7 на 1000 км2. Особенно обычна эта кошка в Азербайджане, где в 1931-1940 гг. за год в среднем заготавливали 73 шкуры, или 0,8 на 1000 км2 (Верещагин, 1947). В 50-60-х годах здесь ежегодно добывают более 100 рысей; в 1959 г. убили 158. В связи с вырубкой лесов и освоением угодий человеком в некоторых районах Азербайджана численность рыси сильно снизилась или она исчезла совершенно (Алиев, Насибов, 1966).

В Туркмении рысь очень редка в горах Копетдага (Сатунин, 1905; Билькевич, 1918; Волховников, 1929 и др.). Одна рысь убита в верховьях Сумбара близ Кайне-Касыра, добыта под Ашхабадом и в б. Ашхабадском уезде (Волховников, 1929; Флеров и Громов, 1934). В настоящее время в Туркмении рысь появляется заходом из Хорасанской провинции Ирана (В. Г. Гептнер). Добывается здесь не ежегодно. С 1948 по 1957 гг. было заготовлено в 1952 г. - 1, в 1954 - 2, в 1955 - 1, в 1956 - 1 и в 1957 г. - 2 шкуры (Сапоженков, 1960).

В Таджикистане эта кошка также редка в горах Каратау на Пяндже, по горам в среднем течении Вахша (хр. Сарсарях и окрестности Бальджуана), между Вахшем и Кафирниганом, на хребте Бабатаг, но особенно часто ее встречали на Западном Памире (Куляб и Чубек, Мульвадж, Ишкашим и Ванч; Флеров, 1935; Розанов, 1935). В 60-х годах за сезон заготавливали 6-15 шкур рыси, добываемых преимущественно на Западном Памире.

В Узбекистане рысь редка и встречается чаще в горах системы Гиссаро-Алая. Она крайне редка на Угамском, Пскемском и Чаткальском хребтах. На Чаткальском хребте за 40 с лишним лет этот хищник был добыт дважды (Бостандыкский район, А. А. Логачев; Брич-Мулла, Корелов, 1956). В 50-х годах в Узбекистане заготавливали от 6 до 20 шкур рыси ежегодно.

По всей горной Киргизии рысь повсеместно редка и распространена спорадично. Она отсутствует на значительных пространствах Центрального Тянь-Шаня. Относительно более обычна в восточных лесистых районах республики, окружающих Иссык-Куль и на Киргизском хребте. Рысь отмечалась в горной системе Западного Тянь-Шаня в верховьях Чирчика и Чаткала, у оз. Сары-Чилек (Таласский и Чаткальский хребты), у Каракола (Киргизский хребет), на Кавакском хребте и на Кунгей и Терскей Алатау (Севердов, 1873; Д. Дементьев, 1940; Кузнецов, 1939, 1948 и др.). За сезон в Киргизии заготовляют до 25 шкур рысей.

На юге Казахстана эта кошка очень редка на Угамском (верховья Келеса и Арыси) и Таласском хребтах. Отсутствует (В. В. Шевченко и Ф. Д. Шапошников) или очень редка в Аксу-Джебаглинском заповеднике (Шульпин, 1948). Далее на восток рысь распространена по всему северному Тянь-Шаню и его отрогам (Киргизский Алатау, Заилийский Алатау, Кетмень), а также в Джунгарском Алатау, Тарбагатае, Сауре и в горах южного Алтая. Наиболее обычна в лесах Джунгарского Алатау. В Казахстане еще в 30-х годах текущего столетия заготавливали до 160 шкур этой кошки, теперь же не более 70.

На основании сведений, приведенных выше, можно заключить, что начиная с 30-х годов текущего столетия и особенно в 40-х годах почти по всему ее ареалу в пределах нашей страны наблюдался рост количества этого зверя. В связи с этим он стал появляться во многих районах, где раньше был истреблен, и заселил или бывает заходами в части лесостепных областей европейской части СССР, у южной оконечности Урала, в Западно-Сибирской низменности, в Прибайкалье и юго-восточном Забайкалье, в той или иной форме более или менее восстановив границы своего прежнего ареала или значительно продвинувшись к ним. Например, всего за десяток лет южная граница распространения рыси в Западно-Сибирской низменности, главным образом заходами, продвинулась к югу местами на несколько сотен километров от той линии, где граница ареала больше всего отступала*. По-видимому, еще в 20-х годах текущего столетия численность рыси начала расти и на самом востоке ее ареала, но особенно быстро она увеличилась там в 40-х годах. В результате этот хищник за-селил Пенжину и всю Камчатку, расселившись почти на 1400 км по прямой.

* (Продвижение границы области постоянного и регулярного обитания было не столь значительным. Периферические точки определяются все же главным образом заходами. (В. Г.).)

Увеличение численности, восстановление и расширение ареала было в последние годы характерно не только для рыси, но и для других охотничье - промысловых зверей: соболя, волка, лисицы, лося, косули, марала, кабана, сайгака и др. Основным фактором, определившим это явление, было сокращение промысловой охоты сперва в результате гражданской войны после Октябрьской революции, затем коллективизации сельского хозяйства и, наконец, ухода охотников на фронт во время Второй мировой войны.

В странах, граничащих с СССР или расположенных поблизости, численность рыси в настоящее время невысокая. Так, в Финляндии на декабрь 1967 г. обитало около 100 рысей, находившихся под полной охраной ("Suomen luonto", 1968, 27, № 1). В Норвегии в 1965 г. было около 150 рысей. В 1846-1880 гг. за убитых рысей ежегодно выплачивали 100-150 премий, в 1901-1926 гг. - 7-38, в 1961-1965 гг. в среднем по 29 премий. Начавшееся с 1959 г. увеличение численности рыси объясняется сокращением числа охотников-промысловиков, заходом рысей из Швеции и улучшением ее кормовой базы в связи с массовым размножением косули (Мирбергет, 1965). В Польше в 1963 г. учтена 331 рысь. Численность зверя за последние годы по отдельным лесничествам изменяется мало (Матузевский, 1963). В Чехословакии в 1966 г. обитало около 500 рысей. За 1955-1963 гг. добыто всего 570 зверей (Гелл, 1966). По другим данным (Ганак, 1967), число рысей в Чехословакии от 285 до 500. В настоящее время рыси нет в Венгрии (Кратохвил, 1968). В Болгарии рысь истреблена еще в прошлом столетии. Позднее она лишь заходила в эту страну. Последняя рысь добыта в Болгарии в 1935 г. (Атанасов, 1968).

Место обитания*. Большинство авторов, писавших о рыси, считали ее характерной обитательницей густых, "дремучих", высокоствольных лесов и "типичным таежником" (Адлерберг, 1935 и др.). Такие представления о местах обитания этой кошки частично верны лишь для отдельных территорий, на которых рысь интенсивно преследовал человек, для большей же части ее ареала они не соответствуют действительности.

* (Фотографии биотопов дикой кошки на Карпатах и на Кавказе, барса и тигра на Дальнем Востоке характеризуют также и места обитания рыси в этих странах.)

На Кольском полуострове эта кошка живет в хвойных лесах, доходя до их северного предела. В горах заходит в полосу ивовых зарослей (Плеске, 1887). В Карельской АССР рысь встречается повсеместно, однако чистотаежные районы, боры и огромные болота населены ею редко. Гораздо обычнее она здесь в смешанных лесах из ели и лиственных пород, для которых характерно обилие зайца- беляка (Исаков, 1939). В Приозерном районе Архангельской области она обычно держится ПО окраинам хвойной тайги и на старых гарях, поросших березово-осиновым лесом, богатым зайцем-беляком (Г. К. Корсаков). В Вологодской области характерными местами обитания являются спелые ельники, часто захламленные, перемежающиеся с зарастающими вырубками. Высокоствольный, зрелый лес служит рыси местом укрытия на день, охотиться же она выходит на опушки леса, окраины болот, в редкостойные участки леса, в лиственные молодняки и другие более или менее открытые угодья, богатые зайцем-беляком. Очень охотно ходит по лесным речкам (Б. А. Ларин).

Рис. 229. Пихтово-еловый лес на берегу Амгуни, Приамурье Август 1958 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)
Рис. 229. Пихтово-еловый лес на берегу Амгуни, Приамурье Август 1958 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)

В Средней России, например в Великолукской области, распределение рыси по биотопам в первую очередь зависит от обилия в них зайца-беляка и от доступности его для хищника. Так, в Центральном лесном заповеднике наивысший показатель "встречаемости" рыси (2,53) был в заболачивающемся сфагново-черничном ельнике. Особенно часто ее следы встречались в молодых, чистых ельниках по окраинам небольших "омшар". В этих местах рысь охотится за беляками, которых в сфагновые ельники привлекает густой подлесок. Зависимость распределения рыси от обилия в угодьях беляка показана в таблице 34.

Таблица 34. Число следов рыси и зайца-беляка в различных стациях в 1932-1933 гг. (на 10 км маршрута; П. Б. Юргенсон)
Таблица 34. Число следов рыси и зайца-беляка в различных стациях в 1932-1933 гг. (на 10 км маршрута; П. Б. Юргенсон)

Отсутствие следов рыси на лесосеке объяснялось тем, что из-за сильной ее захламленности скрадывать и ловить там беляков для рыси было затруднительно. Напротив, в заболоченных ельниках, куда зайцев привлекает обилие в подлеске ивняка, условия добывания их благоприятны. В том же заповеднике рысь при переходах придерживается мест, богатых зайцем-беляком: старых, высокоствольных насаждений с ветровалом и подседом, окраин болот с чащей березняка, ивняка и зарастающих гарей, избегает дорог, сырых мочажин и болот (Кончиц, 1935). В 1950 г. там же (Юргенсон, 1955) из 25 стаций рысь была обнаружена в 17 (68%), что говорит о ее широком освоении лесов различного типа. Число следов на 10 км маршрута колебалось от 0,48 до 4,34. Плотность населения хищника зависела от обилия зайца-беляка, но там, где его трудно было поймать, рыси было меньше или она отсутствовала совершенно.

Рис. 230. Многоярусная южноуссурийская тайга с преобладанием дуба. Место обитания рыси, постоянного пребывания пятнистого оленя, постоянных охот тигра. Судзухинский заповедник. Июнь 1964 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)
Рис. 230. Многоярусная южноуссурийская тайга с преобладанием дуба. Место обитания рыси, постоянного пребывания пятнистого оленя, постоянных охот тигра. Судзухинский заповедник. Июнь 1964 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)

На лежку рысь располагается там, где для нее есть хороший обзор,- обычно на вырубках, закраинах полян или в лесных рединах, в лесных островах на болотах. Сюда рысь привлекает их малая доступность для врагов в весенне-летний период.

В Литве рысь держится в больших лесных массивах, преимущественно среди высокоствольных насаждений (Кузнецов, 1954). В Белоруссии в лесах Беловежской пущи живет в захламленных и заболоченных елово-ольховых лесах. Она устраивает лежки в наиболее труднопроходимых участках, реже отдыхает в молодых густых сосново-еловых лесах. Охотится в разнообразных местах, но особенно часто возле полян, по открытым опушкам и на старых вырубках, где держатся заяц-русак и косуля (беляк в Беловежской пуще исчез в 30-х годах). Осенью и зимой, охотясь за русаками, рысь близко подходит к кордонам, хуторам и деревням, однако далеко от леса не уходит (В. Д. Гаврин и С. С. Донауров). В Березинском заказнике эта кошка предпочитает елово-широколиственные леса и старые олынанники ("ольсы"). В Лельчицком районе рысь добывали в островах старого широколиственного леса, на болотах, поросших березой и в дубово-грабовых лесах. В Витебской области держится нередко и в еловых насаждениях. Мелколесья, редколесья и чистых сосновых лесов рысь избегает или встречается там редко (Сержанин, 1961).

Рис. 231. Место обитания рыси зимой. Долинный пихтово- кедровый лес с черемушниками у Телецкого озера. 700 м н.у.м., Алтайский заповедник. Январь 1950 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)
Рис. 231. Место обитания рыси зимой. Долинный пихтово-кедровый лес с черемушниками у Телецкого озера. 700 м н.у.м., Алтайский заповедник. Январь 1950 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)

На Западной Украине населяет в основном горные леса Карпат: еловую тайгу (по водоразделам) и смешанный лес (по большей части северных склонов). Летом нередко поднимается в субальпийский пояс, появляясь в высокогорных стланцах и на лугах. Случаи нападения рыси на овец, пасущихся на субальпийских лугах Карпат, нередки (Ф. И. Страутман). В Черногорах рысь поднимается выше 1850 м н. у. м. (Татаринов, 1956). В буковых лесах, покрывающих большую часть южных и юго-западных склонов Карпат, и в грабово-дубовых лесах северных предгорий в летнее время рысь встречается очень редко, зимой же держится регулярно (буковые леса под полониной Боржавой, 800-1200 м н. у. м.).

В начале зимы с выпадением снега рыси, жившие летом в еловой тайге, спускаются в нижележащие пояса гор, следуя за косулями и русаками, которые также откочевывают вниз. В предгорьях и речных долинах рысь появляется очень редко, лишь в многоснежные зимы (Ф. И. Страутман). В Карпатах она выбирает наиболее глухие участки горной тайги с завалами бурелома, россыпями камней и выходами скал, а также охотно держится у нижней границы криволесья или стланцев в непроходимых зарослях горной сосны (Pinus mughus) и можжевельника (Juniperusnana). На Волыни (Сарненский район Ровенской области) рысь встречается в высокоствольном сосново-дубовом лесу и в старых дубово-грабовых и ольхово-березовых лесах (Татаринов, 1956).

На Кавказе рысь обычна на скалистых горах, покрытых пихтовыми, дубовыми или буково-грабовыми лесами, особенно если в них есть густой, труднопроходимый подлесок из рододендронов, самшита, жасмина и других или из мелкого густого ельника. Реже обитает в предгорьях близ Каспийского моря в непроходимых зарослях из держи-дерева, ежевики, повоя и других растений. В Дагестане и северо-восточном Азербайджане рысь нередка в небольших лиственных лесках по горам и в густых зарослях держи-дерева, если среди них встречаются отдельные крупные деревья и много русаков. В перечисленных угодьях предпочитает держаться в скалистых участках или близ них. Зимой встречается около селений; изредка заходит по тугаям и каменным россыпям в степь и полупустыню, например к Апшеронскому полуострову. В Закавказье эта кошка встречается не только в лесах, но и в безлесных горных районах, где много россыпей (Севанский, Красносельский и Арташатский районы Армянской ССР) (Даль, 1954).

Рис. 232. Место обитания рыси у верхней границы леса в Тянь-Шане. 2650 м н.у.м. Заилийский Алатау у большого Алмаатинского озера. Январь 1963 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 232. Место обитания рыси у верхней границы леса в Тянь-Шане. 2650 м н.у.м. Заилийский Алатау у большого Алмаатинского озера. Январь 1963 г. (фот. А. А. Слудского)

Вертикальное распространение рыси на Кавказе и Закавказье широко. На черноморском и каспийском побережьях она попадается в нескольких километрах от моря в Колхидской, Ленкоранской и Хачмасской низменностях. Обычна рысь не только в среднем поясе гор на высоте 900-1500 м н. у. м., но и в субальпийском и альпийском поясах на 2000-2500 м н. у. м. (Динник, 1914; Верещагин, 1947; Даль, 1954). В перечисленных поясах рысь встречалась не только летом, но и зимой. В Кавказском заповеднике следы ее находили зимой на высоте 1700-2500 м н. у. м. близ зимовок туров и серн, где высота снежного покрова достигает в среднем 1-1,5 м (А. А. Насимович). В горах в участках с глубоким снегом рысь при переходах пользуется долинами рек, крутыми склонами и выходами скал, где снега меньше и он уплотнен.

На крайнем юге ареала в пределах нашей страны в Туркмении (Копетдаг) и Таджикистане рысь редка; она живет по ущельям гор, в фисташковых лесах среднего пояса (Флеров, 1935) и на альпийских лугах Памира (Розанов, 1935). Высоко в горах держится и зимой. В это время года рысь добывали на моренах, имеющих здесь вид невысоких бугров, усеянных крупными камнями; в таких биотопах держалось много зайцев-толаев (Р. Н. Мекленбурцев). На Памире и в других южных горах рысь достигает, по-видимому, границы вечного снега (в Тибете и Кашмире она добывалась на высоте 4500 м н. у. м.; Брукс, 1939).

В Узбекистане, в Гиссаро-Алайской горной системе рысь встречается в арчевых и лиственных лесах, которые занимают средний пояс гор, расположенный приблизительно на высоте 1000-1500 м н. у. м., но местами лесная растительность достигает здесь 3000-3200 м н. у. м.; лиственные леса, лежащие ниже арчевников, состоят здесь из фисташки, алычи, боярышника, клена, джиды, дикой груши, миндаля и других пород. Как и в других горах, в Узбекистане рысь заходит в альпийский пояс.

На юге Казахстана рысь живет в среднем поясе гор, начиная от лиственных лесов и до верхней границы елово-пихтового леса (1200-1300 м н. у. м.).

Рис. 233. Мелкосопочник с выходами скал и березовыми рощами, впереди долина ручья с зарослями ольхи и тала - место обитания рыси на крайнем южном пределе ареала в степях. Горы Ерментау на 73° в. д. и 51° с. ш., Казахстан. Июнь 1969 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 233. Мелкосопочник с выходами скал и березовыми рощами, впереди долина ручья с зарослями ольхи и тала - место обитания рыси на крайнем южном пределе ареала в степях. Горы Ерментау на 73° в. д. и 51° с. ш., Казахстан. Июнь 1969 г. (фот. А. А. Слудского)

В состав лиственных лесов здесь входит несколько видов яблони, урюк, осина, тополь, несколько видов боярышника и густой подлесок из шиповника, жимолости, смородины, барбариса и других. Хвойные леса состоят в основном из тянынанской ели, к которой пятнами, например в Джунгарском Алатау, примешивается сибирская пихта. В летнее время в Тянь-Шане излюбленным местом пребывания рыси являются крутые склоны с выходами скал и россыпями, поросшими лесом. С установлением в горах высокого снежного покрова она спускается ниже, а иногда выходит на "прилавки" - предгорья, поросшие зарослями кустарников. Изредка рысь здесь встречается в арчевниках и на альпийских лугах, поднимаясь до границы вечного снега; в сходных с описанными местообитаниями эта кошка живет и в Киргизии.

В Центральном Казахстане, например,в горах Каркаралинских и Кент держится на выходах матрацевидных гранитов, поросших сосной. Среди этих гор текут ручьи и речки, неширокие долинки которых густо заросли осиной, березой и ивой, а также шиповником, жимолостью, смородиной и другими кустарниками. В этих горах держатся также архар, косуля, сурок, заяц-беляк, монгольская пищуха и тетерев. В Казахском мелкосопочнике раньше рысь встречалась не только в лесах и колках, но и безлесных горах (Герн, 1891). Эта кошка изредка встречается в ленточных и островных сосновых борах на закрепленных песчаных дюнах вдоль Иртыша и в других местах и заходит в березово-осиновые колки на севере республики. Появляясь в открытых местах, рысь для убежища использует скирды соломы и стога сена.

В Печерском крае, на Урале и в Западной Сибири рысь держится в зоне тайги по долинам рек, особенно если по берегам есть скалы, а также на гарях и опушках, не заходя, как правило, в глубь обширных массивов хвойного леса и сфагновых болот. Везде предпочитает смешанные леса из лиственных и хвойных пород. В таких угодьях, например в Западной Сибири у г. Анжеро-Судженска зимой 1961/62 гг. на 100 км2 насчитывали 1-4 рыси (Н. Шубин, 1967). Она здесь явно избегает участков с высоким снежным покровом, чем, по- видимому, и объясняется ее большая редкость в северной половине таежной зоны и в других многоснежных районах. В лесотундре рысь крайне редка; в тундру же обычно лишь заходит. Кроме таежной зоны, на Южном Урале встречается в сосновых борах лесостепи, например в Санарском бору, а в Западной Сибири также в ленточных борах и в березово-осиновых колках лесостепи. Появление рыси в мелких березняках в Кузнецком Алатау (Кемеровская область) совпало с массовым размножением там косуль (Зыков, 1958). В лесостепи в последние годы рысь несколько раз добывали в тростниковых займищах у озер.

Рис. 234. Березовые рощи с выходами скал - место обитания рыси у южной границы ареала в степях. Горы Ерментау к востоку от Акмолинска, Казахстан. Июнь 1969 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 234. Березовые рощи с выходами скал - место обитания рыси у южной границы ареала в степях. Горы Ерментау к востоку от Акмолинска, Казахстан. Июнь 1969 г. (фот. А. А. Слудского)

На Алтае и Саянах рысь живет в поясе черневой тайги, встречаясь там летом, чаще всего по верховьям горных речек. Зимой с установлением высокого снежного покрова рысь на Алтае спускается в нижний пояс гор, следуя за откочевывающими косулями (Насимович, 1949). В районе Телецкого озера рыси держатся в менее снежных участках с резко пересеченным рельефом, редко встречаясь выше 1800 м абс. высоты (границы леса). Здесь хищник более обычен в скалах по солнцепекам, чем в "сиверах" (на северных склонах). Совершенно не появляется на обширных пространствах высокогорной тундры. В горных таежных массивах рысь избегает многоснежных участков, поэтому во многих местах верховьев Большого Абакана ее зимой нет. На правобережье Чулышмана рысь редка из-за обилия там волков. Зимой в горах она определенно тяготеет к местам, где больше косули, кабарги и марала, зайца же беляка в них очень мало. На маршруте 194 км, проходившем через места обитания рыси у Телецкого озера, зимой 1947/48 гг. в среднем учтено 2,2 ее следа на 10 км пути (Дулькейт, 1953). В Кош-Агачском районе (южный Алтай) рысь иногда появляется в нагорной степи в кустарниках поймы Чуй (Балабанов, 1956).

В Восточной Сибири местообитания рыси также приурочены к биотопам, богатым зайцем, косулей, в меньшей степени кабаргой и северным оленем. Поэтому рысь не задерживается в черневой тайге, бывая там лишь во время переходов, и тяготеет к гарям и лиственным лесам. Нередка она и в долинах рек, в зарослях тальника. В низовьях Енисея в районе р. Баихи рысь держится по окраинам тайги, граничащей с тундрой, где охотится на северных оленей (Подаревский, 1936). По долинам речек и ручьев обычна, но на альпийские луга здесь будто бы не выходит (Соловьев, 1921; Подаревский, 1936). В Восточной Сибири в меньшем количестве, чем в таежной зоне), живет в лесостепи. Например, рысь постоянно держится в Кяхтинском аймаке Бурятской АССР, встречаясь здесь как на гарях среди горной тайги, в березовых колках, так и в островных сосновых борах на дюнах (А. Н. Леонтьев, А. А. Слудский).

Рис. 235. Горы Баян-аул около 76° в.д. и 51° с.ш. из матрацевидных гранитов, поросшие сосной, у оз. Жасыбай - место обитания рыси в степях на южной границе ареала. Северо-восточный Казахстан. Июнь 1969 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 235. Горы Баян-аул около 76° в.д. и 51° с.ш. из матрацевидных гранитов, поросшие сосной, у оз. Жасыбай - место обитания рыси в степях на южной границе ареала. Северо-восточный Казахстан. Июнь 1969 г. (фот. А. А. Слудского)

В юго-восточном Забайкалье в 1968 г. рысь была обычной не только в горной тайге из лиственницы, сосны и березы, но ив мелкосопочнике с многочисленными колками из березы, яблони, боярышника, реже сосны, которые населены косулей, беляком и тетеревом. В отрогах хр. Пограничного ур. Тургэн-Гол в Киренском районе она держится в невысоких сопках, покрытых степью с небольшими, площадью 3-6 га березовыми колками (А. А. Слудский). Точно в таком же местообитании эта кошка встречалась и в отрогах Нерчинского хребта (И. П. Бром). Она постоянно обитает в большом островном сосновом бору Байн-Цаган, на десятки километров окруженном степью. В Быркинском районе южнее пос. Чиндагатая рысь встречается в лишенном древесной растительности мелкосопочнике. В последние годы нередко заходит в степные долины (А. А. Слудский). В Забайкалье особенно часто встречается в обширных россыпях камней, где для нее имеются хорошие убежища и обильные корма - альпийская пищуха и беляк (Некипелов, 1960). Южнее, в пределах Монгольской Народной Республики, рысь обычна в безлесных горах Хангая (П. П. Тарасов).

На Дальнем Востоке в Коряцком нагорье рысь преимущественно держится в пойменных зарослях из крупного ивняка и других кустарников, на участках, где много зайца-беляка. Если снег очень глубок (50-60 см), она ходит там по заячьим тропам (Портенко и др., 1963).

На Камчатке излюбленными местами обитания рыси являются леса из каменной березы, пересеченные ручьями с захламленными насаждениями в пойме. Площадь под лесами из березы составляет около 28% территории полуострова. Подлесок в каменных березняках богат кустарниками, обычны дуплистые деревья и много ветровала. Угодья захламлены и труднопроходимы. Там отмечена наибольшая плотность населения зайцев: в каменноберезняках 29,0, в пойменных лесах 23,9 и в кустарниках 23,0 следа на 10 км маршрута. В них же много мышевидных грызунов, а вдоль ручьев - куропаток и каменных глухарей (Грибков, 1967).

В Приморье, по мнению прежних исследователей (Байков, 1927; Огнев, 1935; Золотарев, 1936), рысь постоянно обитает лишь в горных хвойных лесах охотского типа. По новейшим же наблюдениям эта кошка распространена по всему Уссурийскому краю и живет в широколиственных маньчжурского типа лесах южного Приморья, часто предпочитая их тайге. В лесах маньчжурского типа, состоящих из монгольского дуба, корейского кедра, бархата, двух видов лип, ясеня, дикой яблони, груши и густого подлеска, рысь находит больше добычи, чем в тайге, чему способствует и невысокий снежный покров этих мест (Г. Ф. Бромлей). Например, в Супутинском заповеднике на юге Уссурийского края эта кошка живет в истоках рек в широколиственно-еловых лесах, откуда в поисках добычи делает большие переходы в леса других типов (Бромлей, Гутникова, 1955). В Приморье излюбленные места обитания - выходы скал среди леса, скалистые берега рек и моря, где зимой бывает мало снега или он быстро покрывается настом; реже рысь встречается в скалистых участках среди густого хвойного леса, там, где значительная часть снега задерживается на ветвях деревьев. Из последнего типа леса с середины зимы большинство зверей уходит, спускаясь с гор ниже, и держится у морского побережья.

Рис. 236. Выходы гранитов в лесистом участке в горах у Баян-аула около 76° в. д и 51° с.ш. - биотоп рыси на южной границе ареала в степи. Казахстан. Июнь 1969 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 236. Выходы гранитов в лесистом участке в горах у Баян-аула около 76° в. д и 51° с.ш. - биотоп рыси на южной границе ареала в степи. Казахстан. Июнь 1969 г. (фот. А. А. Слудского)

Для мест обитания рыси на всем протяжении ее ареала в пределах СССР характерны следующие условия:

1) обилие животных, служащих основной добычей,- зайцев (особенно беляка) и мелких видов копытных;

2) наличие труднодоступных скал, россыпей, высокоствольных деревьев, бурелома и других "крепких" мест, где бы рысь могла укрыться от преследования и вывести потомство;

3) снежный покров не выше 40-50 см; при большей глубине снег должен быть уплотнен или покрыт настом, который выдерживал бы тяжесть зверя.

Очевидно, что рысь не типичный таежник, каким ее обычно считают, а лесной или скальный зверь в широком значении. Живет она и в безлесных скалистых горах.

Рис. 237. Лесистые горы центральной Камчатки - место обитания рыси. Март 1959 г. (фот. Ю. С. Лобанова)
Рис. 237. Лесистые горы центральной Камчатки - место обитания рыси. Март 1959 г. (фот. Ю. С. Лобанова)

Обитая в районах с относительно высоким снежным покровом и заходя на север далее других кошек, рысь имеет ряд приспособлений к передвижению, по снегу. Она высока на ногах (высота передней ноги взрослого самца 69 см, молодой самки в январе - 47 см) и имеет очень широкие лапы. Ступни ног на зиму обрастают волосами и становятся похожими на "лыжи" для рыхлого снега. Нагрузка на 1 см2 следа от 34-39 г (Формозов, 1946) до 40-60 г (Дулькейт, 1953), т. е. почти в 3 раза меньше, чем у лесного кота, но почти в 2 раза больше, чем у росомахи. Все эти приспособления позволяют рыси более или менее свободно передвигаться и охотиться по рыхлому снегу за зайцами, косулями и лисицами, если его высота не превышает 40-50 см. Более же высокий, рыхлый снежный покров сильно затрудняет передвижение. Идя по глубокому рыхлому снегу, рысь проваливается на 30 см (Теплова и Теплов, 1948). При высоте рыхлого снежного покрова свыше 100 см этот хищник существовать обычно не может (И. и П. Юргенсон). По насту рысь передвигается свободно, однако, идя по тонкому насту, с шумом проваливается. При тонком непрочном насте рысь не может бесшумно скрадывать добычу, часто голодает и даже гибнет от истощения.

Рис. 238. Березовый лес в верховьях р. Кемитиной - биотоп рыси на Камчатке. Март 1959 г. (фот. Ю. С. Лобанова)
Рис. 238. Березовый лес в верховьях р. Кемитиной - биотоп рыси на Камчатке. Март 1959 г. (фот. Ю. С. Лобанова)

Живя в областях с глубоким снегом, она во время передвижений пользуется тропами зайцев, уплотненными перемычками между следами лосей и северных оленей, наледями на речках и ручьях, старыми лыжнями, дорогами или держится в хвойных густых лесах, где на ветвях задерживается много снега, а также в скалах. Например, в Мордовском заповеднике в марте 1952 г. встретили след рыси, которая шла по следам пятнистого оленя. Хищник осторожно ступал на затвердевший снег между следами оленя, благодаря чему не проваливался (рис. 239). Таким образом рысь прошла около километра, скрала лежавшую в конце следа оленуху и прыгнула на нее. Но схватить добычу ей не удалось; гналась она за ней только 50 м, затем бросила погоню (Ф. Д. Шапошников). Во время зимних переходов выводков рысей по глубокому, рыхлому снегу, они, как и волки, идут гуськом, точно ступая в след впереди идущей.

Очевидно, что приспособление рыси к снежному покрову несовершенно, поэтому она очень редка на севере ареала, особенно в областях, где зимой много снега, в некоторых же она отсутствует совершенно. В ряде мест, избегая высокого снежного покрова, она совершает регулярные кочевки, а в горах - вертикальные перемещения.

Рис. 239. След рыси, скрадывающей пятнистого оленя, Cervus nippon hortulorum. Рысь ступает на уплотненные участки снега между следами оленя. Мордовский заповедник. Март 1952 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)
Рис. 239. След рыси, скрадывающей пятнистого оленя, Cervus nippon hortulorum. Рысь ступает на уплотненные участки снега между следами оленя. Мордовский заповедник. Март 1952 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)

Питание. В северных и средних частях европейской части СССР главным кормом рыси зимой служит заяц-беляк (Марвин, 1945; Теплов и Теплова, 1947; Кончиц, 1937; Юргенсон, 1955; В. Попов, 1952; Н. Сысоев, 1967 и др.). Здесь распространение и численность рыси обычно прямо зависят от обилия зайца- беляка; нет этого зайца - мало и рыси. Но иногда при низкой численности зайца местами количество рысей не снижается, а даже увеличивается. Это связано с их кочевкой в поисках угодий, богатых кормами. К второстепенным видам добычи относятся самки и молодые лося и северного оленя, косуля, белка, куриные (глухарь, рябчик) и воробьиные птицы. В бесснежный период к этим кормам добавляются мышевидные грызуны. Кроме того, рысь изредка ловит лисиц, барсуков, домашних кошек, нападает на молодняк скота (телят, жеребят), овец и коз и ест падаль. Например, в пос. Ярбозеро Шольского района Вологодской области рысь систематически таскала домашних кошек и там же задавила теленка и козленка (Круглов, 1956).

Рис. 240. Самка пятнистого оленя, Cervus nippon hortulorum, убитая рысью во время очень больших снегов. Хребет Та-Чингоу в Судзухинском заповеднике, Уссурийский край. Февраль 1966 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)
Рис. 240. Самка пятнистого оленя, Cervus nippon hortulorum, убитая рысью во время очень больших снегов. Хребет Та-Чингоу в Судзухинском заповеднике, Уссурийский край. Февраль 1966 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)

По отдельным областям питание рыси характеризуется следующими данными. В печорской тайге зимой, судя по девяти поедям на следах и содержимому одного желудка пищей рыси служили зайцы-беляки, а в одном - лось, раненный человеком. Хищник, по-видимому, плохо приспособлен к добыванию тетеревиных птиц в снегу, так как не отмечено ни одного случая, когда бы он пытался поймать сидящих в снегу глухарей или рябчиков. За много лет в Печеро-Илычском заповеднике не отмечено также случаев нападения рыси на северных оленей (В. П. Теплов).

Рис. 241. Рысь на ходу по глубокому снегу. Заповедник 'Столбы' под Красноярском (фот. Д. Г. Дулькейта)
Рис. 241. Рысь на ходу по глубокому снегу. Заповедник 'Столбы' под Красноярском (фот. Д. Г. Дулькейта)

В Мордовском заповеднике (60-е годы) зимой рысь кормилась также копытными (пятнистым оленем - 33,3% встреч) и зайцем-беляком (38,9%). Значительное место в ее питании занимает падаль (Штарев, 1964). В Центральном Лесном заповеднике (Великолукская область) по троплению 31 суточного следа рыси установили, что за все охоты она поймала лишь 8 беляков (Кончиц, 1937). Там же неоднократно отмечали, что отдельные рыси и выводки из 3-5 зверей бродили по следам лосей и вокруг мест их жировок, но случаев нападения не установлено. Зато рысь успешно охотилась на косуль; большинство из них, углубившихся в лес, становилось жертвами рыси. Рысь не только уничтожала косуль, но и выгоняла их из хороших кормовых угодий, распугивая своими охотами.

В заповеднике было несколько случаев нападения рысей на бобров. В августе на переходе рыси обнаружены остатки молодого глухаря. Там же рысь ела падаль - трупы собак (Юргенсон, 1953).

В Татарской АССР зимнее питание рыси, судя по анализу содержимого желудков, состояло из следующих кормов (в % от числа исследованных желудков): заяц-беляк - 65,5; мышевидные грызуны - 20,5, в том числе: водяная полевка - 19,0; серая полевка - 3,5; хомяк - 1,5; насекомоядные - 2,0; птицы - 13,0; рыбы - 1,5; падаль - 0,5% (В. Попов, 1952). Там же, судя по анализу экскрементов, в рацион летнего питания этой кошки входили (в %) заяц-беляк - 16,6; мышевидные грызуны - 83,3; птицы - 50,0; падаль - 16,6; части растений - 50,0 (В. А. Попов). В Мордовском заповеднике зимой 1946 г. рыси (семья в 4 особи) загрызли нескольких пятнистых оленей (Ф. Д. Шапошников).

На западе ареала рыси в пределах нашей страны список ее кормов довольно близок к описанному. Так, в Литовской ССР она нападает на зайцев, косуль и боровую дичь (Кузнецов, 1954). В Белоруссии в Беловежской пуще в 23 желудках зверей, добытых в октябре - марте, найдены следующие корма (в % от общего числа данных): заяц-русак - 54,1; белка - 8,3; мышевидные грызуны - 8,3; косуля - 16,7; кабан - 8,3; птицы (желна) - 4,3 (В. Ф. Гаврин и С. С. Донауров). Здесь на первом месте в питании рыси стоит русак (беляка в Пуще нет). Из копытных рысь чаще всего охотится на косуль, нападает лишь на молодых кабанов (поросята, подсвинки). Птиц зимой ловит лишь изредка; на куриных (глухарь, тетерев, рябчик) она здесь охотится редко, так как в связи с малоснежьем эти птицы почти не ночуют в снегу. Весенне-летнее питание показано в таблице 35.

Таблица 35. Питание рыси в Беловежской пуще в 1947-1951 гг. по анализу ее экскрементов (по В. Ф. Гаврину)
Таблица 35. Питание рыси в Беловежской пуще в 1947-1951 гг. по анализу ее экскрементов (по В. Ф. Гаврину)

В весенне-летнем питании рыси в Беловежской пуще, кроме русака, значительный удельный вес имеют мышевидные грызуны, косуля и птицы - главным образом куриные (табл. 35). За три года здесь отмечено 2 случая успешного нападения рыси на самок оленей (В. Ф. Гаврин и С. С. Донауров). В Белоруссии же в Лепельском районе в феврале 1937 г. в трех желудках рыси оказались остатки зайцев; в одном была белка, в другом - лесная мышь и рябчик. Здесь известны случаи нападения рыси на бобров. Ранней весной 1935 г. рысь проникла в поселение бобров на р. Сергуч и загрызла годовалого зверя, у которого съела внутренние органы и часть туловища. На следующую ночь рысь убила второго бобра, разорвав ему брюхо и также съела часть внутренних органов. Успешная охота на бобров наблюдалась и в Окском заповеднике (Рязанская обл.; Семененко, 1960). В Белоруссии известно немало случаев нападения на домашний скот, даже коров (Сержанин, 1961).

В Западной Украине в Сарненском районе Ровенской области в 1950 - 1951 гг. рысь уничтожила много косуль. В некоторых лесничествах ежедневно находили по нескольку косуль, загрызенных рысью. Там же известны нападения рыси на овец, причем она иногда загрызала по нескольку этих животных (Татаринов, 1956). В Карпатах основной добычей рыси являются заяц-русак и косуля. Изредка нападает на овец (Ф. И. Страутман).

На Кавказе рысь охотится на косуль, серн, туров, оленей (взрослых и особенно молодых), кабанов (поросят), зайцев-русаков, а из птиц, по-видимому, на фазанов, серых куропаток, кекликов, уларов и кавказских тетеревов. Загрызенных рысью косуль и серн находили неоднократно. На домашних животных- овец и коз, нападения рыси в этой стране были крайне редки (Динник, 1901; 1914). В последние десятилетия случаи гибели от рыси овец и телят на Кавказе участились, что связано с сокращением численности диких копытных (Рябов, 1957).

По данным, основанным на анализе 136 экскрементов и 11 желудков в Кавказском заповеднике, в кормовом рационе рыси 66,5% составляют охотничье - промысловые животные (тур, серна, кавказский олень, кабан, косуля, кавказский тетерев и некоторые др.) (Котов, 1958). Основные объекты нападения хищника здесь - туры и серны, реже олени. Косуля в заповеднике малочисленна, а заяц-русак крайне редок и практически играет в питании этой кошки ничтожную роль. Весной рысь в большом количестве истребляет молодняк копытных. Питание рыси на Кавказе в отдельные сезоны показано в таблице 36.

Таблица 36. Корма кавказской рыси по сезонам (в % от 136 исследованных экскрементов; Котов, 1958)
Таблица 36. Корма кавказской рыси по сезонам (в % от 136 исследованных экскрементов; Котов, 1958)

На Кавказе рыси нередко держатся в районе зимовок туров и серн (А. А. Насимович). Из мышевидных грызунов рысь чаще ловит лесных мышей и кустарниковых полевок. Таким образом, основной добычей рыси на Кавказе зимой являются копытные, а летом они же и мышевидные грызуны. Копытные особенно страдают от этого хищника в многоснежные зимы. В такие зимы рысь усиленно преследует косуль, спускающихся с гор в Закатало-Исмаиллинскую низменность (Закавказье; H. H. Руковский).

В таежной зоне на Урале и в Западно-Сибирской низменности зимой рысь кормится зайцем-беляком, затем идут косуля, молодые самки северного оленя и лося, белка, куриные и другие птицы. В Западной Сибири в бассейне Томи, судя по 20 экскрементам и 35 поедям рыси, зимой она чаще нападала на зайца- беляка (40-95% встреч), рябчика (45,0-51,4% встреч), белку (5,0-2,8% встреч), тетерева (2,8% встреч) и ела падаль (10,0-2,8% встреч) (Н. Шубин, 1967). Еще Э. Эверсманн (1850), говоря о питании рыси на юге Уральских гор, отметил, что она зимой охотится на зайцев-беляков, лисиц и куриных птиц (тетеревов, глухарей), а также косуль и северных оленей. К концу зимы, когда снег становился глубоким, а олени и косули начинали ходить только по тропам, они особенно часто делались жертвами рыси. Нападение на косуль часто отмечается в лесостепи (Захарченко, 1954; Зыков, 1958 и др).

В горах Алтая, Саян и в таежной зоне Восточной Сибири к добыче рыси равнин Западной Сибири добавляются кабарга, молодые и самки марала и изюбря, изредка и взрослые звери, поросята кабана; из мелких грызунов - пищухи (Насимович, 1949; Павлов, 1949; Дулькейт, 1953; Ф. Д. Шапошников). В центральном Алтае рысь успешно охотится на косуль, зайцев-беляков и лисиц, преследуя их по рыхлому снегу. Лисиц она ловит зимой довольно часто. Считается, что там, где рысь обычна, к середине зимы не остается ни одной лисицы (Насимович, 1949).

Зимой в центральном Алтае в 56 поедях, найденных на следах, остатки марала составляли 14,3; косули - 58,9; кабарги - 8,9; домашней овцы - 3,5, беляка - 7,1; глухаря - 2,0; остатки падали - 5,3%. Важнейшая добыча рыси на Алтае зимой - косуля и кабарга. В предгорьях добавляется заяц- беляк, редкий в горах. Охотясь семьями, рыси нередко загрызают на Алтае маралов, особенно при высоком снежном покрове и насте. Так, в марте в долине Чири две рыси загрызли молодого самца марала, а через два дня они же невдалеке задрали взрослую самку. В верховьях Кокши при высоте снежного покрова 90 см и насте рыси убили взрослого самца марала. Олень проваливался в снег, а рыси бежали по насту свободно (Дулькейт, 1953). В долине Камги близ Телецкого озера пара взрослых рысей напала на самца марала и загрызла его. В этих горах рысь нападает на маралов и летом (Дулькейт, 1953).

Часто находят загрызенных рысями косуль. В восьми экскрементах и поедях рыси, собранных в бассейне Баскана, в пяти случаях обнаружили остатки кабарги (Ф. Д. Шапошников). Кабарга часто гибнет от рыси и в других районах. В заповеднике "Столбы" близ Красноярска в 42% экскрементов были остатки кабарги (Щербаков, 1953). Летом (май, июнь, сентябрь 1940 г.) на Алтае в долине Баскана в 7 экскрементах были остатки следующих животных: алтайская пищуха, кедровка; кабарга, заяц-беляк; взрослая и молодая кабарга; кабарга, глухарь; кабарга, бурундук; алтайская пищуха, рябчик (Ф. Д. Шапошников). Очевидно, на Алтае в летнем питании рыси кабарга занимает первое место, затем идут беляк, пищуха и куриные птицы.

На Алтае известно много случаев нападения рыси и на домашних животных - овец, свиней и собак. В 1948 г. в с. Турочак рысь в одну ночь задушила в кошаре 30 овец и на следующую ночь была убита вблизи этого места (К. С. Валентей). В 1940 г. в декабре на кордоне Чулюш близ Телецкого озера рысь загрызла сразу 4 овцы, а через два дня задрала овцу на соседнем кордоне (Ф. Д. Шапошников). В 1957 г. в Эликманарском районе рысь проникла в хлев, где загрызла овцу (Иванов, 1957).

В Восточной Сибири зимой чаще всего рысь охотится на косулю, кабаргу, беляка и рябчика. В отдельные сезоны в ее питании значительное место занимает белка. 10/X-1941 г. близ Жигалова на Лене добыта взрослая рысь, в желудке которой было 3-4 белки. В тот год урожай на белку был ниже среднего. 20/X-1948 г. в верховьях Чикоя (бассейн Селенги) добыта рысь, у которой в желудке найдено 3 белки (П. П. Тарасов). Возможно, что в это время проходила миграция этих грызунов. В лесостепи Прибайкалья, помимо зайцев и косуль, рысь, по-видимому, охотится и на сурков-тарбаганов. Там же она нападает на взрослых косуль и летом. Так, в Кяхтинском аймаке у взрослого самца рыси, добытого в мае 1946 г., желудок был набит мясом и шерстью косули. Эта рысь оказалась очень жирной (А. Н. Леонтьев). В бассейне Чикоя весной во время настов нападает на изюбрей (А. А. Кузнецов).

В Забайкалье основные корма рыси - косуля, кабарга, заяц-беляк, альпийская пищуха. Там она изредка нападает и на домашних овец. В Ононском районе в 1967 г. из отары она загрызла в один день 13 этих животных (Некипелов, 1960; А. А. Слудский).

На Восточном Памире в желудке рыси нашли остатки сурка и козленка сибирского козла. На молодых козлов рысь нападает и на хребте Терскей Алатау в Киргизии (Егоров, 1955). В горах Киргизии и южного Казахстана добычей рыси служат косуля и заяц-песчаник, реже она охотится здесь на молодых горных козлов, серых и длиннохвостых сурков, кекликов, бородатых куропаток и других птиц. В Джунгарском Алатау к перечисленным животным добавляются заяц-беляк и марал (молодые). Изредка она нападает на овец, пасущихся на альпийских лугах (Егоров, 1955; А. А. Слудский). Жившие ранее в горах Казахского нагорья рыси кормились косулями, сурками, зайцами-беляками и птицами и очень редко нападали на овец, жеребят и молодых лошадей. Крупных самцов этой кошки, нападавших на отбившихся молодых лошадей, казахи называли "джилке-слеусин" ("лошадиная рысь") в отличие от мелких экземпляров "кой-слеусин" ("овечья рысь") (Герн, 1881).

На Дальнем Востоке в Приморье рысь питается зайцами - маньчжурскими и беляками, мышевидными грызунами, бурундуками, фазанами и рябчиками, нападает на кабаргу, косуль, пятнистых оленей (молодых), изюбрей (молодых) и кабанов (поросят, подсвинков). Изредка загрызает и взрослых оленей. Зимой ее добычей на морском побережье служат маньчжурские зайцы, в лесах же охотского типа - кабарга (Капланов, 1948; Бромлей и Гутникова, 1955). На пятнистых оленей рысь нападает редко. В Судзухинском заповеднике (юг Уссурийского края) с 1944 по 1948 г. зарегистрировано только два таких случая. В первом она загрызла теленка, а во втором - молодую самку, про-ходившую под деревом, на котором пряталась кошка. Из числа оленей, погибших от различных хищников в этом заповеднике, жертвами рыси явились только 4,5% животных (Бромлей, 1956). В центральной части Сихотэ-Алиня рысь часто нападает на кабаргу, реже на молодых кабанов и в единичных случаях на молодых лося и изюбра (Капланов, 1948; Н. В. Раков). В Северо-Восточном Китае (б. Маньчжурии) рысь нападает на молодых лосей, изюбрей и кабанов, а также на косуль, горалов, кабаргу, зайцев, барсуков, енотовидных собак, лисиц, фазанов и рябчиков. Наиболее частая добыча там этого хищника - косуля и кабарга (Байков, 1927 а). На Камчатке считают, что там, где поселяется рысь, резко сокращается количество зайцев-беляков, каменных глухарей и белых куропаток (Грибков, 1967).

Таким образом, повсеместно рысь охотится на мелких копытных, особенно часто - на косулю и кабаргу. На крупных взрослых копытных нападает редко, обычно при глубоком снеге или настах. В местах, где мелких копытных нет или мало, рысь ловит различных зайцев, чаще беляка. В равнинной части таежной зоны она кормится преимущественно зайцем-беляком и ее численность обычно зависит от численности последнего. В горных же районах зимой рысь ловит мелких копытных (особенно косулю и кабаргу), а зайцы занимают второе место. Грызуны (сурки, белки, бурундуки, мышевидные), пищухи, птицы (обычно куриные) играют значительную роль в бесснежный период, но и тогда это не основной корм. Рысь явно неохотно ест падаль, будучи лишь вынуждена к этому недостатком живой добычи. В центральном Алтае зимой падаль занимала лишь 5% от всех наблюдений по следам на снегу (Дулькейт, 1953). Питание рыси в некоторых районах в значительной степени специализировано, поэтому в связи с недостатком основных кормов численность ее колеблется по годам.

Рис. 242. Перед прыжком. Заповедник 'Столбы' под Красноярском (фот. Д. Г. Дулькейта)
Рис. 242. Перед прыжком. Заповедник 'Столбы' под Красноярском (фот. Д. Г. Дулькейта)

Несмотря на крупные размеры, рысь ест мало. Максимальный вес пищи в желудке в Беловеже достигал 1100 г (самка весом 17 кг, добытая 26/X; съеден русак). В Сибири в желудке рыси находили 3-4 белки, которые весили 800-1100 г. Иногда крупная рысь насыщается, съев лишь одного рябчика. В Мордовском заповеднике за пять зимних месяцев одна рысь съедает около 240 кг мясных кормов (Штарев, 1964). В зоопарках суточная норма корма для рыси - 1500 г мяса.

В Центральном Лесном заповеднике (Великолукская обл.), судя по троплениям, рысь съедает зимой в среднем одного беляка за 4 дня. В год же она уничтожает до 100 зайцев. Семья рысей из самки и двух молодых ежедневно съедала одного беляка целиком. Во Владимирской области семья из трех рысей за сутки съедала почти целиком 2 зайца (Н. Сысоев, 1967). Так много зайцев рысь уничтожает лишь в годы их высокой численности. При низкой же численности беляка рысь усиленно охотится на других животных и часто голодает (Кончиц, 1937).

В Северной Америке (Нью-Фаундленд) одного зайца рысь ловила в среднем за 2 дня, а за год добывала их до 200 (Сондерс, 1963). В Швеции в питании рыси преобладают копытные. В 158 данных по питанию (остатки корма, экскременты, 26 желудков) северный олень встречен 54 раза, косуля - 32, заяц - 38, глухарь - 12, тетерев - 4, другие тетеревиные - 5 (Хаглунд, 1966). В Швеции в один прием рыси съедали немногим более 2 кг мяса, зайца - целиком, глухаря - нередко половину (Хаглунд, 1966).

В Монгольской Народной Республике в Кэтнее рысь часто ловит косуль и кабаргу. Охотится также на зайцев, пищух и птиц (Банников, 1954), кормится и тарбаганами. В июне 1944 г. в Кентейском аймаке в желудке молодой рыси нашли остатки тарбагана (Скалой, 1949). В Монгольском Алтае и в Заалтайской Гоби рысь нападает на молодых архаров, сибирских козлов, в большом числе ловит зайцев-песчаников и монгольских пищух, а также кекликов. Известны единичные случаи нападения на домашних животных (Банников, 1954). В Восточном Тибете важнейшей добычей рыси считают пищух (Брукс, 1939), что, по-видимому, верно лишь отчасти. В Кашмире в Куньлуне охотится на молодых и самок архаров и горных козлов, зайцев, пищух, фазанов и других птиц (Покок, 1939).

Участок обитания. Размеры участка обитания рыси зависят от количества животных, на которых она охотится, и доступности и численности самого хищника. В Приозерном районе Архангельской области в декабре на площади 30 х 18 км было учтено 13 рысей, которые держались друг от друга на расстоянии 13, 14, 4, 13, 11, 2, 11, 12 и 9, в среднем 10 км. Каждая в среднем занимала площадь 41 км2 (Г. К. Корсаков). В Швеции средняя длина суточного хода рыси 19,2 км, а расстояние по прямой между двумя дневками или продолжительными лежками 7,6 км. Участок обитания взрослой рыси равен там 30 тыс. га (Хаглунд, 1966). В Центральном Лесном заповеднике (Великолукская область) индивидуальный участок обитания занимал площадь от 10 до 25 км2 (Кончиц, 1935). Там же в отдельные годы одна рысь приходилась на площадь от 20 до 60 км2, причем первая цифра, видимо, предельная степень насыщения угодий (П. Б. Юргенсон). В Мордовском заповеднике участок обитания одной рыси равен 5500 га (Штарев, 1964). В Беловежской пуще плотность населения достигает в среднем одного зверя на 10-26 км2 (В. Ф. Гаврин и С. С. Донауров), что, по-видимому, предел для этой зоны.

В Западной Сибири в Кемеровской области зимой рысь занимает участок от 25 до 100 км2 (Н. Шубин, 1967). В центральном Алтае наблюдения за двумя выводками рысей в течение двух зим показали, что они придерживались участка протяжением 20-30 км вдоль Телецкого озера. Чем плотнее снежный покров, тем обычно обширнее становятся охотничьи участки. Во время гололеда или при повсеместном крепком насте рыси делали особенно большие переходы, часто покидая участок, где долго держались. Высокий и рыхлый снежный покров заставлял этого хищника временно занимать очень маленькие участки и в отдельных случаях голодать (Дулькейт, 1953).

В тех местах, где добычи много, рысь живет более или менее оседло в течение ряда лет. Например, в Заилийском Алатау в ущелье Каргалинки пара этих кошек жила в течение пяти лет, не переходя в соседние ущелья. Поселившись в каком-либо районе, богатом дичью, рысь имеет в нем 3-4 охотничьих участка, которые посещает через несколько дней. Бывая в различных участках, она ходит по определенным маршрутам и лазам, проходя по ним через 7-10 дней; весь же район обитания обходит за 15-30 дней. В горах с сильно пересеченным рельефом участки по размерам меньше, чем на равнине. Например, в центральном Алтае рысь зимой обходит охотничий участок за 5-10 дней (Ф. Д. Шапошников).

Продолжительность обхода зависит от обилия дичи. Напри-мер, в Центральном Лесном заповеднике в зиму 1933/34 гг., когда зайцев было мало, голодные рыси ходили особенно широко. Обычно путь проходит по гривам между болотами, поросшими лесом, по цепи уцелевших островков леса среди вырубок, по грядам скал, определенным седловинам в горах и т. д. Идя по охотничьему маршруту, рысь постоянно подходит к отдельным лежащим большим камням, упавшим лесинам и другим возвышающимся предметам, взобравшись на которые, осматривает прилежащие угодья. На основании знания постоянных лазов этого хищника и его наблюдательных точек рысь иногда ловят капканами не только по снегу, но и по чернотропу. Так, постоянные лазы рыси были известны в Осташковском уезде на Валдайской возвышенности (Капланов, 1930). В Центральном Лесном заповеднике почти в точности повторявшиеся переходы рыси отмечали в зимы 1932/33 и 1933/34 гг., а также зимой 1949/50 гг. Переходы повторялись и через месяц и на следующий год (П. Б. Юргенсон).

Рис. 243. Рысь на бегу Заповедник 'Столбы' по под Красноярском (фот. В. В. Козлова)
Рис. 243. Рысь на бегу Заповедник 'Столбы' под Красноярском (фот. В. В. Козлова)

За одну охоту рысь, как правило, проходит 7-8 км, а при недостатке добычи и до 20 км. В Центральном Лесном заповеднике длина суточного перехода рыси зимой, по данным за 4 года, колебалась от 7,7 до 14,3 км, средняя же его длина была 10,1 км (по 31 троплению). Суточный охотничий ход семьи при одинаковом обилии добычи короче, чем у одиночных зверей. В Центральном Лесном заповеднике самка с двумя молодыми за ночь проходила только 5-6 км (А. И. Кончиц). Во Владимирской области суточный ход рыси зимой 9-18 км (Н. Сысоев, 1967).

В местах, где дичи мало, рысь зимой в поисках корма делает большие переходы, во время которых идет более или менее прямолинейно и часто уходит на сотни километров, появляясь в несвойственных ей местах. Случается, что через месяц или два она возвращается на прежнее место, но иногда ушедший зверь уже больше не возвращается (подробнее см. ниже). Мнение ряда авторов, что зимой рыси не живут оседло, а все время переходят из района в район в поисках добычи, справедливо лишь для отдельных неблагоприятных лет. Не только в период размножения, но и зимой определенный участок занимает обычно семья рысей, состоящей из самки и молодых; иногда вместе с самкой или поблизости от нее держится и самец.

В южной Андалузии в Испании в угодьях, богатых кормами, рысь занимает участок диаметром в 4-10 км, а в среднем равный только 1600 га. Зимой бродит шире, проходя за ночь более 20 км (Вальверде, 1957).

Норы, убежища. В европейской части СССР в северных и средних областях для вывода молодых рысь выбирает наиболее глухие участки леса - лесные острова среди болот, участки высокоствольного леса среди молодых насаждений, а где есть скалы - их выходы. Гнездо - ямка без подстилки или слегка выстланная перьями и шерстью устраивается под корнями дерева, в заломе, реже в брошенной норе барсука или лисицы. Изредка селится в дуплах упавших деревьев, и пустотах среди камней. В Карпатах гнездо чаще располагается в скалах в поясе горной тайги. Так, в Черногорах из двадцати логовов только два находились под корнями деревьев, вывернутых ветром, остальные помещались в глубоких трещинах выходов коренных пород (Татаринов, 1956).

Логово рыси, найденное 25/V-1945 г. в Бегомльском районе в Белоруссии (в нем было два слепых котенка), находилось в смешанном лесу под нависшими ветвями ели. Оно представляло собой неглубокую ямку, выстланную мхом (Сержанин, 1955). В таких же местах логова находят и на восток от Урала. В центральном Алтае в районе Тедецкого озера на высоте 900 м н. у. м. в разреженной кедрово-пихтовой тайге по крутому склону с выходами скал гнездо рыси помещалось в дупле старой березы у комля. Размер его 43 x 60 см. В подстилке среди гнилой трухи древесины были перья рябчиков и глухарей, кабарожья и косулья шерсть, немного высохшей травы. У стенок логова лежали кости птиц и зайца-беляка. В стороне от дупла обнаружены остатки кабарги (копыта, шерсть), рулевые перья глухаря с обгрызенными стержнями, летняя шерсть беляка. Перья птиц встречались в кустах далеко от гнезда (Ф. Д. Шапошников). В Забайкалье два логова рыси помещались в скалах. Котята лежали под навесом скалы на почве без подстилки (Черкасов, 1887).

Рыси, появившиеся в 50-60-х годах в лесостепи Западной Сибири и Казахстана, логова устраивают иногда на стогах соломы или сена. Например, в июне 1960 г. в Каргатском районе Новосибирской области на скирде соломы нашли гнездо с тремя котятами.

Когда молодые достигнут двух-, трехмесячного возраста, семья покидает постоянное логово. Охотясь на определенном участке, звери останавливаются на дневку там, где их застигнет рассвет. Для лежки рысь выбирает места, с которых есть хороший обзор - вырубки, окраины полян, участки редколесья и ложится здесь на возвышении у дерева на землю, а зимой на снег; реже ложится в густом подлеске, в скалах под камнями, в брошенных лисьих или барсучьих норах или укладывается на толстом, горизонтально растущем суке. В лесостепи Западной Сибири рысь иногда ложится на стога сена или скирды соломы. В Кемеровской области ее находили на стогах в 20-25 км от тайги. Идя на лежку, петель не делает, но иногда подходит к месту отдыха по дороге или заячьей тропе, затем прыгает в сторону и большими прыжками достигает логова. Отдыхая, лежит, подобрав под себя ноги, готовая к прыжку в любую минуту.

Суточная активность, поведение. Рысь деятельна в основном в сумерки и ночью, но во время гона, в период выкармливания молодых и при недостатке кормов преследует животных и днем. Особенно часто ее встречают рано утром и перед закатом солнца. Например, в Вологодской области в 10 ч утра рысь гналась за зайцем по лугу. В это время в лесу был непрочный наст, который не выдерживал тяжести рыси - хищник охотился неудачно и голодал. На лугах же наст был крепким (Б. А. Ларин). В Таласском Алатау (заповедник Аксу-Джебаглы) 19/XII в 12 ч дня наблюдали рысь, гнавшуюся по глубокому снегу за табуном косуль (В. В. Шевченко). В Джунгарском Алатау в июле видели рысь, которая в полдень охотилась за сурками, скрадывая их из-за камней (К. П. Параскив). Подобных случаев известно много.

На зайцев рысь охотится обычно скрадом; она медленно подползает к жирующему зверьку, пользуясь всевозможными укрытиями. Выждав удобный момент, несколькими большими прыжками (иногда до 4 м), она настигает жертву. Промахнувшись, обычно далеко зайца не преследует, а сделав не более десяти прыжков, бросает погоню и отправляется на поиски новой добычи, так как поймать зверька, когда он начинает делать крутые повороты, для нее очень трудно.

Во время непрочных настов рысь иногда караулит зайцев, спрятавшись у тропы, за пнем или на упавшем дереве. Иногда во время высокого рыхлого снежного покрова, пока беляки не успели натоптать многочисленных троп, рысь преследует их по снегу до тех пор, пока они не выбьются из сил и не станут ее добычей. По глубокому рыхлому снегу рысь сравнительно быстро настигает и лисиц.

В Швеции в 70% случаев успешной охоты рыси на домашнего северного оленя и косулю они были ею настигнуты на рас-стоянии не больше 20 м. Чем дальше длится преследование (иногда до 300 м), тем вероятнее, что охота будет неудачной. Из 64 нападений на северных оленей удачных оказалось 45, на косулю - 23 из 44, на зайцев - 23 из 65, на тетеревиных птиц- И из 45. Среди северных оленей жертвами рыси чаще становятся одиночные и находящиеся на краю стада животные. Рысь убивает главным образом молодых северных оленей. Если движение по снегу сопровождается шумом (обрушивание наста), то рысь скрадом не охотится. Осенью среди жертв рыси в Швеции преобладают зайцы и тетеревиные птицы, в декабре-январе на их долю приходится 50% жертв, в феврале-апреле среди ее добычи преобладали северные олени и косули (Хаглунд, 1966).

В Центральном Лесном заповеднике однажды зимой рысь за ночь скрадывала и пыталась поймать 5 зайцев, добыла же лишь одного (А. М. Кончиц). В Западной Сибири (Кемеровская область) рысь более успешно охотилась на рябчиков. Из 22 охот на этих птиц 6 (27,2%) окончились удачно, тогда как из 28 преследовавшихся зайцев-беляков были пойманы лишь 5 (17,8%). К рябчикам, зарывшимся в снег, эта кошка подходит очень близко - на 1-7 м, после чего бросается прыжками, делая их от одного до четырех. За сутки ловит 1-2 рябчиков (Н. Шубин, 1967).

Рис. 244. След рыси по слабому насту. Для масштаба патрон. Заповедник 'Столбы' под Красноярском (фот. А. Н. Зорянова)
Рис. 244. След рыси по слабому насту. Для масштаба патрон. Заповедник 'Столбы' под Красноярском (фот. А. Н. Зорянова)

Охотясь на копытных, рысь иногда проявляет большое упорство. Не поймав сразу преследуемое животное, хищник следит за ним иногда даже несколько дней и в конце концов скрадывает. Так, например, происходит зимняя охота на косуль в центральном Алтае. На копытных рысь чаще охотится скрадом, реже подкарауливает у тропы, спрятавшись на выступе скалы, наклонно растущем дереве или толстом сучке, с которых и прыгает сверху на зверя. Караулит подолгу, о чем свидетельствует сильно протаявший снег на том месте, где она сидела или лежала (Ф. Д. Шапошников).

Рыси нередко охотятся парами и семьями с прибылыми, причем они идут параллельно друг другу или по кругу - один зверь навстречу другому. При таких способах охоты хищник нагоняет на своего партнера преследуемое животное. Так, 16/XI- 1940 г. в долине Баскана (Прителецкий Алтай) встретили следы взрослой рыси, осторожно шедшей мелкими шагами вдоль склона. В 50 м выше, параллельно первому следу шел второй, принадлежавший также крупной рыси. Оба зверя прошли уже около 300 м, когда идущая выше рысь вспугнула с лежки кабаргу, прыжками пробежавшую вниз. Вторая рысь, услыхав шум, остановилась, бросилась наперерез, но кабарга скача зигзагами, проскользнула между хищниками. Рыси погнались за кабаргой, делая большие прыжки, но пробежав около 100 м бросили преследование. Через 200 м хищники вновь разошлись, и один из них снова пошел по склону выше другого.

Вдоль левого и правого склонов долины Баскана в декабре 1940 г. проходила периодически возобновляемая рысями тропа. Эта тропа пересекала долину близ устья речки, а затем в ее вершине. На ней через каждые 6-7 дней в одном и том же месте регулярно встречались две взрослые рыси, которые шли всегда навстречу друг другу. Пара же молодых держалась в нижних частях склона, где встречались беляки. Этим "обходом" рыси пользовались несколько лет, пока не были пойманы. На этой тропе охотник поставил два капкана: один на одной стороне долины, второй на противоположной. Через два дня в один капкан попал взрослый самец, одновременно в другую - взрослая самка, шедшая навстречу ему с другого склона (Ф. Д. Шапошников).

Случается, что рысь, найдя свежий след копытного, начинает преследовать зверя, и в это время бежит, принюхиваясь к тропе, точно так же, как это делают собаки с нижним чутьем. Рысей, преследовавших таким образом косуль, кабаргу и серн, видели неоднократно (Динник, 1901; Е. П. Спангенберг, Ф, Д. Шапошников). Наблюдали, как испуганное стадо серн пронеслось по осыпи камней. Спустя несколько секунд, на это же место выскочила рысь; опустив голову к земле и быстро крутя во все стороны своим коротким хвостом, она пробежала вслед за сернами (Динник, 1901). В Алтайском заповеднике видели, как по льду Телецкого озера рысь гнала кабаргу на протяжении более километра (Ф. Д. Шапошников). Но такие способы охоты рыси наблюдаются редко. Известен случай, когда она загнала серну в отвесные скалы, где та сорвалась и погибла (Динник, 1914). В метель, при поземке и в другие дни с плохой погодой рысь не охотится.

Рис. 245. След рыси по свежей пороше. Заповедник 'Столбы' под Красноярском (фот. Г. Д Дулькейта)
Рис. 245. След рыси по свежей пороше. Заповедник 'Столбы' под Красноярском (фот. Г. Д Дулькейта)

Бросившись на крупную добычу, хищник впивается ей в переднюю часть тела когтями, зубами же начинает грызть шею у затылка, реже горло. Животное тащит на себе рысь, пока не свалится мертвым. Так, в Заилийском Алатау в ур. Бахтиар в ноябре 1952 г. утром на пасеку прибежал взрослый самец косули, на спине которого сидела рысь. Выстрелом из ружья хищник и его жертва были убиты. На шее косули от клыков рыси оказались глубокие раны.

Овладев добычей, рысь редко поедает ее на месте, обычно уносит или утаскивает, иногда за 400-1000 м. Крупной добычей хищник сначала вгрызается в горло, лижет и высасывает кровь, затем, разорвав брюхо, съедает печень и сердце, потом мясо с шеи и плеч; остальную часть туши не трогает. У мелкой добычи, например зайца, рысь, насосавшись крови и съев печень и сердце, переходит к голове. Промерзшее мясо ест плохо. Для поедания добычи обычно располагается у подножья скалы, дерева или высокого пня, чтобы в случае появления врагов иметь возможность избежать их нападения, взобравшись наверх.

В отличие от других кошек рысь часто убивает больше животных, чем может съесть, и прячет их. Известны случаи, когда за раз хищник убивал до 30 овец или в один день 3 лисицы. В горной Шории (юг Западной Сибири) одна рысь за ночь поймала 3 беляка и 1 рябчика. У зайцев она съела лишь мозг, сердце и печень, остальные части оставила (Корюкин, 1929). На кубанском Кавказе нашли двух косуль, убитых рысью и зарытых в снег (Динник, 1914). Устройство таких "запасов" и их дальнейшее использование, по-видимому, приспособление к периодам, когда кормов мало или их трудно добыть. На севере и в средней полосе рысь ест падаль чаще, чем на юге, например на Кавказе, где больше кормов.

Убив добычу и не съев ее сразу, рысь остатки мелких животных иногда прячет под корягу, туши же крупных зверей засыпает сухой травой - ветошью или снегом и приходит кормиться к оставшейся части своей трапезы, если ее не успеют уничтожить волки или росомахи. Даже возле убитого зайца-беляка живет иногда по нескольку дней, пока от добычи не останутся лапки да кишечник, а у задавленной косули держится до недели, устраивая близ нее лежку, иногда всего в 10 м. Чаще же, наевшись, рысь бросает добычу и к ней не возвращается даже в том случае, если остатки жертвы прятала.

Рис. 246. След рыси-самки по глубокому снегу. Алтайский заповедник близ Телецкого озера. Январь 1954 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)
Рис. 246. След рыси-самки по глубокому снегу. Алтайский заповедник близ Телецкого озера. Январь 1954 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)

Рысь - животное осторожное, но не трусливое. Заслышав подозрительный шум, она поднимается с лежки, прислушивается и начинает медленно уходить, часто останавливаясь. Никогда не ставит лап на упавшие сухие сучки. Внезапно испуганная, уходит большими прыжками или вскакивает на ближайшее дерево или скалу. Днем рысь особенно осторожна и на глаза попадается редко. Прекрасно лазает по деревьям, прыгает с ветви на ветку и даже с дерева на дерево, если они растут близко друг от друга. Воды избегает и зимой через речки и ручьи переходит по кладям или упавшим деревьям, но летом иногда переплывает большие реки, а в случае большой опасности - идет в воду даже зимой. Так, рысь, загнанная охотниками и собаками к полынье реки, переплыла ее дважды (Корюкин, 1929).

Передвигается рысь обычно шагом, причем идет легко, как на пружинах. Преследуя добычу или уходя от опасности, бежит прыжками.

Застигнутая собаками на открытом месте и не имея возможности укрыться от преследователей, рысь бросается на спину и обороняется когтями всех четырех лап. Даже крупные собаки, специально притравленные на эту кошку, берут ее лишь в том случае, если их 3-5. Собаки, берущие рысь в одиночку, большая редкость.

Раненая рысь часто бросается и на охотника. Достоверные случаи нападения здоровой рыси на человека нам не известны, хотя в литературе они описывались неоднократно. В 1881 и 1882 гг. две рыси "свирепствовали" в Романовском уезде Ярославской губернии, нападая не только на домашний скот, но и на детей и даже взрослых (Критский, 1907). В Западной Сибири в Кемеровской области известны редкие случаи нападения этого хищника на человека, "преимущественно на детей" (Н. Шубин, 1967). В прессе в последние десятилетия ежегодно появляются сообщения о нападении рыси на людей, но за достоверность их поручиться трудно. По-видимому, при определенных условиях такие случаи все же бывают (см. ниже "Практическое значение").

Следов человеческой деятельности рысь не боится. Она часто ходит по лыжням, дорогам, нередко появляется в сельских поселках и заходит даже в крупные города. За последние десятилетия известны случаи появления ее в Москве, Ленинграде, Томске, Красноярске, Чите и др.

Из органов чувств у рыси лучше всего развит слух, которым она обычно и руководствуется на охоте. Например, зайца, грызущего веточку, рысь слышит за 50-60 м. Хорошо развито у нее и зрение и обоняние. Указание ряда авторов на то, что рысь чутья почти не имеет, неверно. Выше отмечалось, что она часто преследует животное, идя по следу, причем явно ориентируется запахом, так как временами обнюхивает почву и, "сколовшись", по запаху же находит потерянный след. Силу чутья рыси можно сравнить со слабым чутьем собаки. Она может пройти в нескольких метрах от затаившегося зайца и не учуять его. По отношению к следам человека и капканам рысь менее осторожна, чем лисица или волк.

Маленькие котята или молодые рыси хорошо приручаются и уживаются с домашними животными. "Достаточно было несколько месяцев, чтобы молодая рысь научилась хорошо отличать свое имя. Она узнавала его среди многих собачьих кличек и всегда послушно шла на зов. Без всякого труда ее удалось выдрессировать до такой степени, что она тотчас же прекращала очень увлекавшую ее охоту за зайцами, птицами или овцами, коль скоро до нее доносился угрожающий окрик. Она быстро поняла значение ружейного выстрела для утоления ее аппетита. Когда она уходила слишком далеко в лес, чтобы слышать зов, стоило только выстрелить, и она тотчас же возвращалась. Для постоянного своего пребывания рысь облюбовала крышу дома, где обычно отдыхала, лежа у трубы. Если я звал ее по имени, то поспешно спускалась по колонне, большим прыжком бросалась на грудь, хватала мою шею своими сильными лапами, громко мурлыкала, толкала меня головою и терлась о меня, как это делают кошки, а затем следовала в комнаты, чтобы улечься на диване, кровати или лежанке" (Бихнер, 1905). Эта рысь в лесу вела себя, как хорошо воспитанная собака, а в доме ее поведение не отличалось от ласковой домашней кошки. Другая рысь, будучи взята месячным котенком, хорошо приручилась и играла с детьми и собаками (Байков, 1927а).

Сезонные миграции, заходы. Выше отмечалось, что при недостатке добычи или трудности ее добывания рысь начинает делать большие переходы и часто уходит далеко от своего участка обитания. Так, еще H. Озерецковский (1804) отметил, что во время миграции норвежских леммингов (Lemmus lemmus) за ними идут хищники различных видов, в том числе и рысь. "Во след идут за пеструшками, - писал этот автор, - чтобы их пожирать, каковы суть -o лисицы, песцы, росомахи, рыси, волки, которых бьют тогда больше, нежели в другие годы, когда пеструшкам нет течи". В Центральном Лесном заповеднике (Великолукская область) в зимы, когда рыси имели возможность добывать в среднем двух беляков за 7 суток, они не испытывали недостатка в кормах и численность их там росла. В годы же, когда они могли добывать двух беляков лишь за 11 суток, они начинали голодать, плотность их населения снижалась за счет зверей, уходивших за пределы заповедника в поля, к окраинам деревень и в другие подобные места, где они охотились на русаков и ели падаль (Кончиц, 1937).

В марте 1955 г. наблюдалось увеличение численности рыси у Ладожского озера. Звери появились близ пос. Уукса, Ряймеля, Кирку и др. Предполагали, что рысь преследовала мигрировавших в то время белок, что вряд ли правильно (Маров, 1956). Иногда кочевки рыси вызываются установлением очень высокого рыхлого снежного покрова или образованием в лесах непрочного наста, который вынуждает хищника выходить на открытые участки, где снег бывает более плотным и покрытым крепким настом.

Для рысей, живущих в горах, характерны регулярные вертикальные кочевки. Главной их причиной служит высокий снежный покров, затрудняющий передвижение и вызывающий откочевку копытных и зайцев из верхних поясов в нижние. Так, на Урале "весьма многие звери совершают правильные каждогодные переселения с западных склонов на восточные, т. е. с глубоких снегов на мелкие, и этим объясняется зимняя многочисленность козлов (косуль - А. С.) и волков в юго-восточном и лосей, медведей, частью рысей и росомах в северо-восточном Урале" (Сабанеев, 1872). Регулярными кочевками этой кошки автор объясняет и тот факт, что ежегодно зимой рыси становятся многочисленнее в богословском, гораблагодатском и тагильском Урале и нередко появляются в относительно большом количестве в каслинском и кыштымском Урале. Откочевка рыси на восточные склоны Урала связана с приходом туда зимой большого количества косуль, северных оленей и лосей. На Урале во время кочевок рысь из года в год идет одними и теми же путями, проходя по известным местным охотникам падям, гребням гор и перевалам. Так, в Тагильской даче на вершине Пихтовой горы каждый год ловили рысей капканами, ставя их у одних и тех же камней (Сабанеев, 1872).

В Карпатах в начале зимы с выпадением снега рыси, жившие в еловой тайге, спускаются в нижележащие пояса гор, следуя за косулями и русаками, которые также откочевывают вниз (Ф. И. Страутман). Следом за косулями рысь спускается с гор в долины и на Кавказе. В Заилийском и Джунгарском Алатау с установлением в горах высокого снежного покрова она спускается ниже и иногда появляется на прилавках в предгорьях. Вертикальные кочевки рыси известны и на Алтае. Например, в его центральной части в верховьях Катуни зимой рысь не живет, откочевывая оттуда одновременно с косулями (Насимович, 1949). В этом районе во время гололеда или крепкого повсеместно наста отдельные звери совершают большие переходы. Так, в феврале 1947 г. путь одной рыси был прослежен через гольцы из бассейна Телецкого озера в бассейн Большого Абакана (35 км), причем это был только отрезок ее пути (Дулькейт, 1953).

В Восточном Саяне рысь также уходит из многоснежных районов. Например, в верхней половине бассейна Б. Арзыбея зимой следов этой кошки нет совершенно, тогда как на М. Арзыбее, где снега меньше, небольшое количество рыгей держится ежегодно. В Саяне из многоснежных мест, откуда к началу декабря откочевывают марал и лось, уходит и рысь. В менее снежных райэнах эти кошки заходят далеко в тайгу по уплотненному снежному покрову. В описызаемэм районе в марте-апреле рысь широко использует возможность передвижения по насту, но в районы, где нет стоянок копытных, заходит редко. Зимой рысь довольно обычна на скалистых участках по берегу Маны, а также в местах, где держится и кабарга (Дулькейт, 1959). В Восточной Сибири на Витимском плоскогорье рысь также кочует вслед за косулями, уходящими от глубокого снега (В. Гудритис). В Уссурийском крае рысь из хвойных лесов выходит на побережье моря.

В годы, когда численность животных, служащих для рыси кормом, резко сокращается на большой территории, например после моров среди зайцев- беляков, она бывает вынуждена делать переходы на сотни километров и в это время появляется в местах, где раньше ее не было или где была редка. Проходя большие расстояния и не находя по пути корма, рыси сильно истощаются и гибнут от голода. Если же истощенному хищнику удается все же добраться до угодий, богатых кормами, он там остается, иногда не возвращаясь обратно; таким образом, откочевка превращается в выселение. Во время выселений рыси появлялись в лесостепи, степи и в населенных местах, включая и крупные города (см. выше).

В Холмогорском районе Архангельской области только в первом квартале 1941 г. (после "мора" зайцев) восемь охотников добыли 13 рысей, обычно же за год там добывали лишь 2-3. Добыча рысей увеличилась в 1939 г. и особенно в 1940 и 1941 гг. и в Харовском районе Вологодской области через год-два после вспышки эпизоотии у беляка (С. Наумов, 1947). В 1940 г. резко возросла добыча рыси и в Пермской области: в 1934 г. - 100%, в 1936 г. - 160%, в 1938 г. -338% и в 1940 г. -515% (Куклин, 1941).

В Вакнаволокской и Костомужской лесных дачах в Коми АССР и в прилегающих к ним лесах общей площадью 750 тыс. га в 20-х годах текущего столетия за зиму убивали 2-3 рысей. Весной 1927 г. в марте и апреле в этих лесах стали находить мертвых рысей. Трупы встречались в гористых участках леса, а также у деревень и хуторов. За короткое время лесная стража и крестьяне обнаружили 50-60 павших животных. Были случаи, когда рыси заходили в деревни и даже дворы, где часть их убили. Убитые рыси, а также найденные павшими оказались сильно истощенными. По-видимому, они пришли сюда с севера, но и на юге было мало добычи, кроме того, снег был с тонким настом и мешал им охотиться (Петров, 1927).

В северных областях европейской части Союза в 1929-1930 гг. во время интенсивных эпизоотий среди зайцев-беляков, вызвавших местами почти полное их исчезновение, отмечено массовое выселение рысей на юг. Сообщения о встречах и поимке этой кошки поступали тогда из мест, где указанных зверей давно уже не наблюдали; например, две рыси были добыты под Пензой (Формозов, 1935). О кочевках рыси в связи с эпизоотиями среди зайцев-беляков в 20-х годах текущего столетия имеется ряд сообщений (Клейн, 1927; Аноним, 1928; Панов, 1929).

В некоторые годы в связи с малым количеством зайца-беляка в Марийской АССР рысь мигрирует в северо-западные районы Татарской АССР. Так, в конце 1940 г. в Юдинском и Высокогорском районах было добыто 2 рыси, а 7/XI-1946 г. молодая, сильно истощенная самка рыси, весившая всего 8615 г, убита близ Казани в Дубках. В желудке у нее была картофельная шелуха и другие отбросы с помоек. В 1952 г. рысь добыта у Чистополя на Каме и отмечена в среднем течении Малого Черемшана на юге республики (В. А. Попов). В 1928 г. массовое появление рысей, пришедших, по-видимому, с Урала, наблюдалось в Месогутовском кантоне Башкирии (Чебыкин, 1928). В последние годы рысь стала появляться в этой республике и в Зилаирском районе. В декабре 1956 г. одного сильно истощенного хищника убили в пос. Зилаир (Соболев, 1957).

В 1921-1925 гг. отмечено значительное появление этой кошки в ленточных борах по Иртышу и в б. Семипалатинском, Павлодарском и других уездах (Селевин, 1924, 1925). Как и в других местах, звери близко подходили к деревням и городам. В эти же годы наблюдалось сокращение численности зайцев-беляков. В зиму 1950/51 гг. в Джунгарском Алатау вследствие выпадения обильных снегов в горах в нижнем поясе гор было отмечено массовое появление диких свиней и сибирских козлов. Одновременно с ними появились и рыси, которых ранее здесь не было. С 1946-1949 гг. отмечено появление рысей в колках лесостепи Западной Сибири в Кустанайской, Курганской, Северо-Казахстанской, Омской и Новосибирской областях. Одиночные звери стали заходить в лесостепные районы среднего течения Томи и левобережья Оби. Зимой 1959 и 1961 гг. они появились в окрестностях пос. Сартаки Кемеровской области (Шубин, 1967). Там, где раньше рысь отсутствовала, стали добывать по 2-3 за сезон. Появление их совпало с массовым размножением косуль и приходом с севера лосей.

Кочевки рысей на юг отмечены и в Восточной Сибири (в феврале 1951 г. крупная истощенная рысь забрела в с. Усть-Курлыга Сретенского района; в декабре 1956 г. пара рысей появилась близ с. Верх-Чита; в январе 1957 г. рысь зашла в с. Кудара в низовьях Селенги). Отмечен случай появления рыси в пос. Сегачама Сковородинского района Амурской области. Появление рысей в последние десятилетия на севере Украины, в Ульяновской, Куйбышевской и других областях европейской части Союза, в лесостепи Западной и Восточной Сибири, в горах Центрального Казахстана (Каркаралинск, Кент) и других южных областях объясняется ее выселениями, вызванными в основном голодовками и поисками добычи.

При выселениях рыси идут не только на юг, но и на север. Их добывали в западной части дельты Лены (72°45' с. ш.) и на побережье моря Лаптевых (в южной части Быковского полуострова, 70°40' с. ш.; Романов, 1941). В последние десятилетия рысь заходами проникла и на Камчатку*.

* (Есть предположение, что иногда рыси попадают в Азию из Северной Америки. "Начиная с 1916 г. сперва на Чукотском полуострове, а потом и в Анадырском уезде, стали появляться рыси. До этого времени здесь было не слыхать о них, и появлялись они случайно с берегов Аляски и Канады, откуда их уносило ветром на льдинах и при-било к берегу. Эти хищники дали знать о своем присутствии оленеводам-чукчам истреблением большого количества оленей. Как ни стараются истребить этого хищника, эти попытки остаются пока безуспешными. Считают, что рысей всего во всем крае 50-60 пар" (Караев, 1926). Это предположение невероятно. Факты, хотя в них, очевидно, есть преувеличения, однако могут указывать на то, что на крайнем северо-востоке рыси появились (или появлялись) ранее обычно указываемых годов (конец 20-30-е).)

В Канаде зимой 1914-1915 гг. наблюдали значительное выселение рысей на юго-восток. Они достигали тогда лесостепных районов, южнее границы постоянного их обитания. Выселение явилось следствием уменьшения численности беляка. Голодавшие звери теряли до 50% веса (Хьюитт, 1921).

Имеются данные, требующие проверки, что во время кочевок рыси иногда держатся значительными группами. При массовом появлении этих кошек в Башкирии в 1928 г. будто бы встречались группы до 10 зверей (Чебыкин, 1928). "Зимой на Южном Алтае удалось видеть... 18 следов рысей, прошедших два дня назад, как оказалось после большого лесного пожара в вершинах р. Арасан-Кабы. Следы шли довольно кучно, и если некоторые из них и отделялись в стороны, то ненадолго" (Яблонский, 1905).

При благоприятных кормовых условиях рысь ведет более или менее оседлую жизнь. В Северной Америке на Нью-Фаундлендемечением 50 зверей и повторными их выловами с промежутками от 1 до 587 дней, а в среднем через 94 дня установили, что они перемещались в среднем всего на 5,3 км (самцы на 7,5 км, самки на 3,2 км) с колебаниями от 0 до 103 км (Сондерс, 1963) (о заходах см. также "Географическое распространение" и "Численность").

Размножение. Ко времени гона увеличиваются семенники. У взрослого самца в Беловежской пуще 16/II-1951 г. размеры семенника были 24 x 18 мм и вес 3,6 г. У самок к этому же времени растут яичники и набухает матка, в результате чего поперечник ее рогов достигает 4 мм (А. Ф. Чиркова).

Наступление брачного периода знаменуется и изменением поведения. Бывшие до этого молчаливыми самцы и самки начинают чаще подавать голос - самки басисто мяукают, самцы по временам глухо урчат, отвечая на крик самки. Звуки эти слышны как ночью, так особенно часто на заре. Активность зверей повышается, и они теперь чаще, чем обычно, деятельны днем. Перед началом гона, еще в декабре, от самки отделяются прибылые, державшиеся до тех пор с маткой. В Алтайском заповеднике молодые обычно отделяются от матери со второй половины февраля, но иногда в январе и раньше (Дулькейт, 1953).

За самкой, пришедшей в течку, ходят иногда 3-5 и даже более самцов. Такое количество их отмечалось в Беловежской пуще (В. Ф. Гаврин и С. С. Донауров) и на южном Алтае (Яблонский, 1905). Временами между самцами возникают ожесточенные драки (Яблонский, 1905). В Западной Сибири в Кемеровской области во время гона рыси истоптали весь снег на участках 1-1,5 км2 (Н. Шубин, 1967). Подобные "свадьбы" бывают лишь там, где рысей много. Самка, пришедшая в охоту, катается на спине и громко мяукает. По наблюдениям в зоопарке, течка у одной самки длится до 14 дней. В случае если самка не была покрыта, течка у нее повторялась через 7 дней. Во время течки самец кроет самку много раз и по нескольку раз за зорю. Коитус короткий. Во время коитуса самец держит самку зубами за кожу шеи и глухо урчит. Иногда во время полового возбуждения он басисто и отрывисто мяукает (Рымарева, 1933).

Сроки гона рысей в различных зонах СССР известны недостаточно. В Приморском районе Архангельской области 3/II-1941 г. добыта самка, в яичниках которой было 3 желтых тела после недавней овуляции. Там же 4/II добыта вторая самка, у которой в яичниках было 5 "молодых" желтых тела (А. Ф. Чиркова). Очевидно, что обе самки были в состоянии течки или в начальной стадии беременности. В Коми АССР гон указывается в феврале - марте (Остроумов, 1949); в средней полосе европейской части Союза в середине марта-апреле (Огнев, 1935), но, по-видимому, он здесь бывает и раньше. Так, в Московском зоопарке в 1930-1933 гг. начало течки у взрослых рысей наблюдалось 27-28/II, спаривание же происходило 16-22/III. У молодых самок течка начиналась 8-24/III (Рымарева, 1933).

В Центральном Лесном заповеднике (Великолукская область) гон у рысей отмечен 28/11-1932 г. Три следа взрослых зверей тянулись одной тропой. По временам шедшая впереди самка ложилась на снег, в это время следовавшие за ней самцы останавливались в стороне. Особенно далеко держался замыкавший шествие самец. Иногда более крупный самец подходил к самке и топтался возле нее. В 1933 г. гон там же отмечен 24/I. Пара рысей за ночь по заячьим тропам прошла около 10 км. За это время звери спаривались два раза и один раз отдыхали. Самец лежал рядом с самкой. На другой день эти звери дважды спаривались утром и после дневки. Все это время рыси не охотились.

В Латвии гон в конце января, чаще в феврале, редко в начале марта (Калниньш, 1950). В Белоруссии в Беловежской пуще спаривание рысей происходит, по-видимому, в середине или в конце марта (В. Ф. Гаврин, С. С. Донауров). В 1947 г. начало гона там отмечено 11/III (Сержанин, 1955). В Карпатах гон в январе-марте, котята же появляются в апреле-мае (Конюхович, 1953). На Кавказе гон в феврале-марте (старого стиля) (Динник, 1914; Сатунин, 1915), на Урале - в феврале-марте (Куклин, 1938); в центральном Алтае - в марте (Дулькейт, 1953). Февраль-март как время гона указывается рядом исследователей для Западной и Восточной Сибири. В Кемеровской области гон отмечен 28/I и 6/II (Н. Шубин, 1967). В южной части Приморья гон протекает с середины февраля до середины марта, а севернее, на Бикине - с конца февраля по конец марта (Г. Ф. Бромлей).

В литературе (Сатунин, 1915) есть указания, что самки спариваются не каждый год. Неоднократно наблюдали, что при самке держатся молодые в возрасте более года. Многие взрослые самки после гона остаются яловыми. Эти факты подтверждаются и новейшими наблюдениями, но обычно они имеют место при неблагоприятных условиях (голодовке, низкой численности), в результате чего самки не встречаются с самцами и т. п. В обычные годы самки гоняются ежегодно, что подтверждается наблюдениями в зоопарках.

Роль самца при выводке неясна, иногда он держится близ самки с молодыми, но участия в воспитании последнего, по-видимому, не принимает, хотя и охотится вместе с самкой на крупных зверей*.

* (Утверждения некоторых авторов, что самец наравне с самкой участвует в воспитании котят, требует подтверждения.)

Беременность длится 67-74 дня (Рымарева, 1933 и др.). В зависимости от широты местности котята появляются на свет с конца апреля по начало июня. В Московском зоопарке в 1931 и 1932 гг. они родились 26/V, у молодых самок - 4/VI. В Белоруссии в Бегомльском районе 25/V-1945 г. найдено логово рыси с двумя еще слепыми рысятами: длина тела рысенка была 22 см, хвоста 4 см, вес 245 г. Новорожденных котят здесь находили и в июне. В указанном районе 3/VII-1951 г. обнаружено второе логово стремя рысятами. Длина их тела равнялась 36 см, хвоста 7-8 см, вес был 1,50-1,55 кг (Сержанин, 1955). В Заилийском Алатау 20/V-1938 г. в буреломе среди ельника найдено логово с четырьмя молодыми величиной с небольших котят домашней кошки (Слудский, 1939). В отрогах Джунгарского Алатау - в горах Алтынэмель 9/V-1958 г. нашли логово с тремя уже зрячими котятами. В Джунгарском Алатау самка с тремя маленькими котятами встречена 14/V-1914 г. (Шнитников, 1936).

В помете 1-4 котенка, в исключительных случаях 5 и даже 6. Обычно котят 2-3. В Московском зоопарке молодые самки рожали лишь по одному котенку. На Кавказе в помете не находили более 3 котят (Сатунин, 1915; Котов, 1958). В Беловеже, судя по плацентарным пятнам в матке, у трех кошек было по 2 котенка и у одной - 3, там же добыта самка с 3 котятами (2 самца и самка; В. Ф. Гаврин и С. С. Донауров). В Семиречье из восьми найденных выводков в трех было по 2, в четырех - по 3 и в одном - 4 котенка. В Марийской АССР в 1947 г. добыли самку с 4 эмбрионами (В. А. Попов); самка из-под Архангельска имела 5 желтых тел в яичниках. В зиму 1948/49 гг. в Центральном Лесном заповеднике наблюдался выводок из 6 зверей (П. Б. Юргенсон). В 1959 г. в Загорском районе Московской области в дупле свалившейся огромной ели нашли выводок из 5 рысят (Целовальников, 1959). В Западной Сибири была убита взрослая самка с 5 молодыми (Яблонский, 1905).

Рост и развитие, линька. Котята у рыси рождаются слепыми, слуховые отверстия у них затянуты кожей. Общая окраска новорожденных светло-буро-желтоватая. На лапах и вдоль спины слабо заметная пятнистость. Нижняя часть тела светлая, почти белая, когти белые. Вес новорожденных 245-306 г, длина тела 22-25 см, хвоста 4-6 см. Глаза у котят открываются на 12-й день (Рымарева, 1933), а не на 8-10-й, как обычно указывают в литературе. Первые 2 месяца рысята кормятся почти исключительно молоком матери, лишь в возрасте 49-50 дней они начинают жевать мясо, пробуя его есть. С этого времени самка начинает носить им мышей, мелких птиц, зайчат и др. Самка ухаживает за молодыми, вылизывая их, и содержит гнездо в чистоте. Она отводит от гнезда собак, от человека же убегает, бросая котят. Сообщения в прессе о случаях нападения на человека рысей, якобы защищавших своих детенышей, сомнительны. Лактация продолжается около 85 дней (Гринберг, 1933).

Котята растут быстро и в зоопарках к годовалому возрасту вес их достигает 13-14 кг. Самка дальневосточной рыси, отличавшаяся особо крупными размерами, при содержании в неволе в возрасте 11 месяцев достигла веса 30 кг (Байков, 1927а).

О темпах роста молодых можно судить по следующим данным (Московский зоопарк): возраст 1 день - вес 289-306 г, 35 дней - 1915 г, 45 дней - 2000 г, 54 дня - 2560 г, 66 дней - 3307 г, 366 дней - 13 800 г.

В Беловежской пуще 11/XI-1949 г. добыт молодой самец весом 3,5 кг; самец, добытый 1/XII-1951 г., весил 8,4 кг, a 12/XII-1950 г. - 5,5 кг. Трое молодых, добытых 1/I-1951 г., весили 9 кг каждый. Максимальный же вес взрослых самцов в Беловеже 22 кг (В. Ф. Гаврин и С. С. Донауров). Во Владимирской области прибылые самки весили 8,5 кг, а наиболее крупные взрослые самки 26 кг (Н. Сысоев, 1967). Очевидно, что развитие молодых в различных выводках происходит со значительными колебаниями, что зависит от растянутости сроков гона, времени рождения и условий воспитания детенышей.

В возрасте около 3 месяцев молодые покидают логово, и самка начинает водить их с собой. Обычно выводок не распадается до наступления течки у матки, во время которой молодых отгоняет самец, но и после этого они часто держатся первое время вместе, и если самка осталась почему-либо яловой, присоединяются к ней вновь (см. выше). В Жигаловском районе Иркутской области в мае была добыта самка с тремя перезимовавшими рысятами (П. П. Тарасов). На Кавказе и в Московской области добывали рысей одной семьи с молодыми по второму году (Динник, 1914; Сатунин, 1915).

Зимой до февраля часто встречают семьи рысей, состоящие из 3-4, иногда даже 5-6 зверей. Так, из 23 известных нам семей рысей, наблюдавшихся во время зимнего промысла, в двух было по 2 зверя, в пятнадцати по 3, в пяти по 4 и в одной - 5 зверей. Как правило, они состояли из самки и молодых, изредка поблизости держался и самец. В отдельных случаях рысята позднего помета к началу зимы не достигают нормальных размеров. Отбившись от матери в январе или раньше, они терпят лишения, голодают, а иногда и погибают от истощения (Дулькейт, 1953).

Половозрелости рыси достигают на втором году жизни в возрасте 1 года 10 месяцев. В этом возрасте молодые самки спаривались в зоопарке (Рымарева, 1933). Рысь доживала до 25 лет, но это не предел (Пидопличко, 1956). Соотношение полов обычно 1:1. Среди рысей, добытых во Владимирской области, самцы составляли 33% и самки 67% (H. Сысоев, 1967).

Рысь линяет 2 раза в году - весной и осенью. На Кавказе полноценный мех бывает с середины ноября до апреля. Интенсивная линька в мае (Верещагин, 1942). В это же время линяет и среднерусская рысь (Огнев, 1935).

Враги, болезни, паразиты, смертность, конкуренты. Важнейшие враги рыси - волк и росомаха. В Центральном Лесном заповеднике по следам на снегу установили, что два волка поймали и съели рысь, которая не успела заскочить на дерево (Кончиц, 1937). В Беловежской пуще у двух волков, убитых зимой 1947 г., в желудках найдены кости и шерсть рыси (В. Ф. Гаврин и С. С. Донауров)*. На Алтае в местах, где обычны волки, рысей мало. С появлением волков в Прителецком районе (Алтайский заповедник) численность рысей уменьшалась (Дулькейт, 1953). В Печоро-Илычском заповеднике (верховье Печоры) известен случай, когда росомаха убила и съела рысь (В. П. Теплов). На Алтае рысь уклоняется от встреч с росомахой. Несмотря на то что росомаха регулярно посещает места рысиных охот, драки между этими хищниками не отмечены (Дулькейт, 1953). Иногда на рысь нападает даже тигр, о чем свидетельствуют ее остатки, найденные в желудке тигра на Дальнем Востоке (Капланов, 1948).

* (В Швеции считается, что количество рысей в той или иной местности в значительной степени зависит от наличия волков (Адлерберг, 1935).)

Неприспособленная к длительному бегу и обитанию в участках с очень высоким снежным покровом, рысь может спастись от своих врагов, лишь быстро взобравшись на дерево или скалы. Этой особенностью ее экологии и объясняется то, что она всегда держится около "крепких" мест, а корм поедает у высокого дерева или скалы. На открытой равнине или в кустарниках эта кошка относительно беззащитна. На Кавказе рысь, спасаясь от преследования собак, обычно уходит в скалы или брошенную нору лисицы (барсука), на деревья же вскакивает редко (Динник, 1914); так же ведет себя и в Восточной Сибири на Витимском плоскогорье (В. Гудритес).

Болезни рыси почти не изучены. Болеет бешенством. Среди рысей известны инвазии кокцидиоза. В Эстонской ССР описаны случаи паразитирования чесоточного зудня (Acarus siro var. vulpes), заболевания рысей зудневой чесоткой известны и в других частях СССР, причем считается, что рысь заражается от лисиц (Дубинин, 1955; Линг, 1955).

Рысь обычно заражена гельминтами. В Беловежской пуще три вскрытые рыси были поражены цестодами и нематодами (Мозговой и Попова, 1957). Там же рыси часто болеют трихинеллезом (Trichinella spiralis) (В. Ф. Гаврин).

В Закавказье в Грузии у рыси найдено 3 вида гельминтов (Taenia laticollis, Mesocestoides lineatus и Toxocara mystax) (Родоная, 1951). В Азербайджане у одной исследованной рыси найдено 6 видов гельминтов: Hydatigera taeniaeformis, Mesocestoides lineatus, Ancylostoma caninum, Uncinaria stenocephala, Troglastrongylus assadovi, Toxocara mystax (Садыхов, 1952, 1955) и Toxocara canis (Мозговой, 1953). В зоопарках часто заражена Toxascaris leonina.

Размеры смертности у молодых и взрослых рысей неизвестны. Выше приведены сведения о гибели рысей при недостатке кормов, неблагоприятных метеорологических условиях и от хищников. Насколько высокой может быть смертность, видно из следующих примеров. В Печоро-Илычском заповеднике на учтенных по снегу 26 следах рыси в одном случае найден молодой зверь, погибший, по-видимому, от истощения, во втором случае истощенная рысь, убитая росомахой (В. П. Теплов). Рысь живет здесь на самом севере ареала в неблагоприятных условиях. В Алтайском заповеднике была найдена мертвая рысь со следом от удара на боку, там же нашли другую мертвую и очень истощенную рысь, и в разное время были добыты совершенно ослабевшие от голода 3 рыси. На Алтае в годы с высоким снежным покровом голодные рыси, в особенности молодые, отбившиеся от матери, приближаются к таежным поселкам и пытаются нападать на домашних животных, в частности на собак и кошек (Дулькейт, 1953).

Конкурентами рыси являются волк, лисица и филин, в таежной зоне к ним прибавляется еще и росомаха, а на юге ареала - различные виды диких кошек, особенно же ирбис и барс. На севере таежной зоны по роду питания с рысью конкурируют лисица, росомаха и филин. В годы низкой численности зайцев конкуренция этих хищников обостряется особенно сильно, причем рысь находится иногда в менее выгодных условиях, т. к. конкуренты лучше приспособлены к добыванию других кормов. В Печоро-Илычском заповеднике известен случай, когда росомаха отняла у рыси убитого ею подранка лося (В. П. Теплов). Росомахи, волки и лисицы часто съедают добычу рыси, пойманную и не съеденную ею сразу. В Латвии "нахлебниками" рыси являются не только хищные звери (волки), но и кабаны. Последние нередко, найдя следы рыси, начинают ее тропить и съедают остатки ее жертв. О силе конкуренции рыси с другими хищниками можно судить по тому, что в Печоро-Илычском заповеднике на маршрутах общей длиной 21050 км было учтено 556 следов лисицы и лишь 26 следов рыси; следы росомахи встречались там в 20 раз чаще, чем следы рыси (В. П. Теплов). По-видимому, на севере ареала рыси присутствие нескольких видов крупных хищников служит одним из факторов, ограничивающих ее численность.

В более южных районах, например на Алтае, конкуренция между рысью и росомахой ослабевает, так как росомаха кормится там преимущественно падалью (табл. 37). Нужно, однако, иметь в виду, что и на Алтае по численности россмаха преобладает над рысью. Зимой 1949/50 гг. на маршруте 700 км здесь было учтено 33 следа росомах и лишь 8 следов рыси (Дулькейт, 1953).

В борьбе за существование между конкурентами, особенно крупными хищниками, более сильные животные постоянно преследуют слабых. Примером служит уничтожение рысью лисиц: известно в Карелии (Марвин, 1950), в б. Горьковском крае (Формозов, 1936), Великолукской области (Кончиц, 1937), Алтае (Насимович, 1949), Забайкалье (Черкасов, 1884), в Северо-Восточном Китае (б. Маньчжурии) (Байков, 1927), в Анадырском крае на р. Пенжине (Бажанов, 1946) и в др. Характерно, что рысь, убив лисицу, часто не ест ее, а оставляет там, где она была задушена. Описан случай, когда рысь в течение суток убила 3 лисицы (Адлерберг, 1935).

На Алтае рысь охотится на лисиц, преследуя их по глубокому снегу, в котором лиса вязнет по брюхо и скоро выбивается из сил, рысь же на своих высоких ногах с широкими лапами передвигается легче. "Из таких районов, как долины рек Зеленки и Быструхи... где глубина снега зимой превышает метр, лисицы осенью уходят совсем, а оставшиеся после первых же снегопадов погибают от рысей". На Алтае, по мнению промышленников, там, где рысь обычна, к середине зимы не остается ни одной лисицы (Насимович, 1949). В Великолукской области в местах, где постоянно обитает рысь, лисица отсутствует или же встречается случайно (Кончиц, 1937). Кроме лисиц, рысь преследует и домашних кошек. Даже прирученная рысь душит кошек при всяком удобном случае.

Таблица 37. Питание рыси и росомахи зимой (в процентах от общего числа наблюдений по следам; по Дулькейту, 1953)
Таблица 37. Питание рыси и росомахи зимой (в процентах от общего числа наблюдений по следам; по Дулькейту, 1953)

Движение численности. Рысь принадлежит к животным, численность которых значительно изменяется в отдельные годы. Так, заметное увеличение ее численности наблюдалось в 60-х годах XIX столетия в Ярославской губернии. Это явление совпало с массовым приходом туда лосей (Критский, 1907). В Печоро-Илычском заповеднике, судя по числу встреч следов рыси в отдельные зимы, в течение двенадцати лет (с 1937-1938 по 1948-1949 гг.) у нее было 3 пика численности (в 1939-1940, 1943-1944 и 1948-1949 гг.) с промежутками в 3-4 года. Наибольший показатель численности этой кошки превышал наименьший в 14 раз. В годы увеличения численности рыси показатели ее увеличивались на 29-314%, в среднем же на 143%, а в годы снижения численности уменьшались на 50-67%, или в среднем на 59% от показателя предшествующего года. Значительное увеличение численности рыси зимой 1948/49 гг.-314% объясняется, по-видимому, кочевкой ее из других районов. Изменения численности рыси в этом заповеднике проходили почти одновременно с движением плотности населения зайца-беляка. После пика массового размножения у беляка через год рысей наблюдалось особенно много. Сокращение численности беляка неизменно влекло за собой снижение плотности населения рыси (В. П. Теплов).

В Центральном Лесном заповеднике (Великолукская область) наивысший прирост численности рыси (по следам) - 44,6%, отмечен в 1932 г. В этом году там была особенно высокая плотность населения зайца-беляка. В 1934 г., когда зайцев-беляков было мало и рыси голодали, их численность упала за счет кочевки за пределы заповедника (Кончиц, 1937). Более сложным представляется ход изменений численности рыси в заповеднике по другим сведениям. На основании данных за 1930-1934 и 1937-1950 гг. делается вывод, что постоянной и однозначной зависимости между численностью беляка и рыси в Центральном Лесном заповеднике нет. Наблюдаются как положительная, так и отрицательная корреляции, а при низкой численности беляка иногда и полное отсутствие корреляции в изменениях численности (Юргенсон, 1955).

Рис. 247. Колебания численности беляка (1) и рыси (2) в Коми АССР (по С. П. Наумову, 1948)
Рис. 247. Колебания численности беляка (1) и рыси (2) в Коми АССР (по С. П. Наумову, 1948)

То же показано и для Коми АССР, где за многолетний период пики численности рыси отставали от таковых у зайца-беляка (С. П. Наумов, 1947)*. Большие изменения численности рыси имели место и в Семиречье. Так, в Джунгарском Алатау значительное увеличение количества рысей и снежных барсов наблюдалось в 1953 и 1954 гг. (см. раздел о заходах). Наряду с этим движение численности этой кошки, по-видимому, зависит и от других факторов, воздействующих преимущественно на интенсивность ее размножения.

* (В Канаде подъемы численности рыси (по Материалам с 1821 по 1937 г.) повторяются через 8-11 лет, отставая от пиков численности беляка обычно на 1-2 года (Хьюитт, 1921; Эльтон, 1927, 1933; Мак Люлич, 1937; Эльтон и Николсон, 1942). Насколько велики бывают изменения численности рыси в Канаде, можно судить по заготовкам ее шкур Компанией Гудзонова залива. Так, в 1906 г. число добытых рысей достигало 61 388, в 1907 г. - 36 201, в 1908 г. - всего только 9664 (Сетон, 1910). Статистическая обработка данных о добыче в Канаде рыси и беляка показала прямую частичную корреляцию между ними (Мак Люлич, 1937; Эльтон и Николсон, 1942).)

Там, где рысь преследуют охотники, движение ее численности зависит от интенсивности промысла. В Эстонии в связи с широко практиковавшейся охотой численность рыси сильно снизилась во второй половине XIX в. В годы Первой мировой войны, когда ее добыча сократилась, отмечено увеличение численности, однако в 20-30-х годах поголовье вновь упало. С 1937 г. благодаря охране численность рыси за 20 лет увеличилась в 15 раз (Линг, 1955).

Очевидно, что движение численности рыси в том или другом районе испытывает влияние нескольких факторов. 1. Изменения кормовой базы. На небольших по площади территориях указанная закономерность часто нарушается. Несмотря на уменьшение кормов, численность рыси продолжает оставаться высокой, что объясняется кочевкой зверей из соседних районов. 2. Неблагоприятные метеорологические условия. Продолжительный непрочный наст, затрудняющий добывание кормов, что иногда влечет за собой массовую гибель рысей от голода. 3. Враги и конкуренты; 4. Промысел. Этот фактор имеет большое значение лишь в европейской части СССР и в Восточной Сибири, где рысь местами была истреблена. На численность рыси человек может влиять и косвенно - вырубка леса, лесные пожары и т. д. Действие последних двух факторов привело к истреблению рыси в некоторых областях на юге европейской части СССР. Роль ряда факторов, например болезней, пока неясна.

Рис. 248. Колебания численности рыси и беляка в Печоро-Илычском заповеднике (верховье Печоры): 1 - число следов рыси на 1000 км учетного пути, 2 - число следов зайца на 100 км (по Е. Н. и В. П. Тепловым, 1947)
Рис. 248. Колебания численности рыси и беляка в Печоро-Илычском заповеднике (верховье Печоры): 1 - число следов рыси на 1000 км учетного пути, 2 - число следов зайца на 100 км (по Е. Н. и В. П. Тепловым, 1947)

Полевые признаки. Размеры с крупную собаку. Высока на ногах, туловище короткое, поэтому стоящий зверь может быть почти вписан в квадрат. Хвост короткий (длина 25-30 см), точно обрубленный и на конце черный. На ходу иногда держит хвост поднятым под углом 30° к линии спины. Следы крупные, круглые, без отпечатка когтей. Зимой подошва лапы густо опушена, поэтому отпечаток ее нечеткий. Летом стопа опушена слабо, в связи с чем на мягком грунте видны отпечатки мякишей пальцев. Диаметр следа 8-13 см.

Следы правых и левых конечностей лежат не на одной прямой, как у лисицы или волка, а располагаются по ломаной линии (рис. 244, 245, 246). Выводок по глубокому снегу идет гуськом; звери ступают след в след. Часто ходит по упавшим деревьям, взбирается на скалы. В отличие от волка в лесу идет зигзагами и петляет; часто останавливается.

Во время охоты рысь обычно двигается медленно, часто ненадолго садится или ложится в снег. Длина ее шага от 30 до 80 см (в среднем 53 см). Бросаясь на животное, которое она скрадывала, делает прыжки длиной от 1 до 3 м, в среднем 1,86 м. У убегающей от опасности средняя длина прыжка 2,08 м.

Уходя с лежки (длина 42-76 см), рысь иногда закидывает ее снегом. Остатки корма (части тушки зайца, его лапы) глубоко зарывает в снег. Такие запасы посещает иногда через 1-1,5 месяца. Вокруг спрятанного корма на возвышенных местах оставляет "метки", делая их мочой (Н. Шубин, 1967). Мелкую добычу ест с головы, оставляя заднюю часть и кишечник. У крупной добычи, например косули, выедает внутренние органы (кроме пищеварительного тракта) и объедает мякоть. Кожу на куски не рвет и крупных костей не грызет. Для поедей рыси характерно также, что на передних и задних конечностях крупной добычи она оставляет часть мяса и расщепленные сухожилия. Свои экскременты обычно зарывает.

Голос рыси - грубое, басистое мяуканье слышится обычно лишь на зорях и ночью во время гона, в другое время молчалива. Самка во время гона оглашает лес громким мяуканьем и мурлыканьем. Самцы во время драк фыркают и кричат. (А. С.).

Практическое значение

Там, где рысь обычна, она наносит некоторый, обычно небольшой вред животноводству. В Вологодской области рысь, напав летом на стадо овец, умертвила 12 животных; вообще здесь на скот нападает редко (Б. А. Ларин). Летом 1925 г. близ ст. Арунши Пермской железной дороги рысь в течение месяца покалечила более десятка коров, вырывая вымя у тех животных, которых не смогла задушить (Лобачев, 1931). В Закарпатской области в июне 1948 г. на полонине Засовы (1700 м н. у. м.) рысь пробралась к отаре овец, огороженной плетнем, и, несмотря на близость людей и собак, загрызла и унесла в лес трех овец. Случаи ночного нападения на овец в Карпатах - обычное явление (Ф. И. Страутман). На Кавказе на домашний скот (овцы, козы) нападает редко (Динник, 1914). В Джунгарском Алатау одна рысь за короткий срок похитила 6 ягнят (Горчаковский, 1924).

На Алтае известно немало фактов нападения рысей на овец, свиней и собак (Дулькейт, 1953). В Красноярском крае в Ширинском районе у пос. Топаново в феврале 1957 г. рысь напала на овец, пасшихся близ леса, и задавила двух животных. Через два дня она Ночью проникла в кошару близ этого поселка и задавила 40 овец (Якуба, Ерлыков, 1957). В Миньярском районе Челябинской области в 1956 г. в одном поселке пара рысей задавила много овец и другого мелкого скота (Аркадьев, 1957). На Ангаре в Иркутской области известны случаи нападения на жеребят, которые паслись в тайге (А. А. Слудский).

В Чуно-Ангарском районе рыси давили молодых северных оленей (Троицкий, 1930). В лесотундре рысь иногда нападает на взрослых домашних оленей (Романов, 1941). На Дальнем Востоке рысь вредит пантоводству, нападая на молодых пятнистых оленей (Менард, 1930).

На основании приведенных сведений можно заключить, что жертвами рыси чаще становятся овцы и козы, затем телята, жеребята, свиньи. Изредка они нападают на молодых северных и пятнистых оленей и довольно часто на собак, кошек и домашнюю птицу. Случаи нападения рыси на взрослых коров и лошадей исключительно редки.

Заметный вред рысь местами причиняет и охотничьему хозяйству, уничтожая копытных, зайцев, белок, лисиц и куриных птиц. Одна рысь в год ловит до 200 зайцев. В прителецкой части Алтая рысь существует лишь за счет диких копытных (Дулькейт, 1953).

В Карпатах рысь чаще всего добывает ослабленных и молодых копытных. Среди загрызенных ею оленей 48% составляли прибылые, 13% - годовики и 39% - особи старше двух лет. Из всех погибших оленей самки составляли 75%. Такое соотношение жертв по возрасту и полу отмечено и для косуль (Новакова, Ганзл, 1968). Среди косуль, задранных рысью в различных районах Западной Европы и Советского Союза (88 экз.), соотношение самцов, самок и молодых оказалось соответственно 1:2,3:1,6 (Бубеник, 1966).

Значение рыси в местах, где нет волков и где она (наравне с росомахой) единственный враг копытных, больше, так как рысь убивает больше животных, чем может съесть.

Очевидно, что в организованных охотничьих хозяйствах численность рыси нужно контролировать, однако истреблять ее нецелесообразно. Рысь оказывает на популяции копытных положительное влияние, уничтожая больных и слабых. В большинстве областей рысь малочисленна и вред, причиняемый ею охотничьему хозяйству невелик.

Есть указания, что рысь иногда нападает на человека. "Случаи активного нападения рыси на человека крайне редки, но все же несомненны. О подобных явлениях приходилось неоднократно слышать в бывш. Московской и Владимирской губерниях" (Огнев, 1935). Большинство описанных случаев вряд ли достоверны. Многие зоологи и охотоведы, долго жившие в Сибири и работавшие в местах, где рысь была обычной, не слыхали об ее нападении на человека. Все же, по-видимому, рысь, хотя и крайне редко, нападает на людей, особенно детей. Раненая, она иногда бросается на своих преследователей, будь то человек или собака и может нанести им тяжелые ранения (см. выше "Поведение") .

Рысь - ценный пушной зверь. Шкура ее отличается плотной мездрой и густым, мягким и относительно прочным волосяным покровом, носкость которого определяется в 25% от носкости меха выдры. С древнейших времен рысь служила объектом пушного промысла. Мех ее особенно ценился у народностей Восточной Сибири (эвенков, якутов и др.), Монголии и Китая, где шел на отделку зимней одежды. В Восточной Сибири рысь настолько интенсивно преследовали, что уже в прошлом столетии в ряде обширных районов Якутии она была истреблена совершенно. За хорошую шкурку рыси в Забайкалье в начале XIX столетия платили баснословные по тем временам деньги - 200 руб. ассигнациями. Позднее спрос на рысий мех со стороны Китая упал, но еще в 60-х годах крупная шкура на месте стоила 20 руб. серебром (Черкасов, 1884). В Казахстане в конце прошлого века местные скупщики за шкуру рыси платили 5-7 руб., что было также высокой ценой (Герн, 1891). Почти все шкуры, добывавшиеся раньше в Сибири, вывозили в Китай.

Ежегодный выход шкур рыси в Евразии и Америке составлял (в тыс. шт.) в 1863 г. - 50, в 1907-1909 гг. - 70, в 1923-1924 гг. - 31 и 1928 г. - 58 (Коган, 1933). Эти данные, однако, явно занижены, так как в начале текущего столетия лишь в Америке добывали до 100 тыс. шкур рыси, в среднем же около 50 тыс., в Сибири- 10 тыс. и в Южной и Восточной Европе- 10 тыс. шкур (Брасс, 1911).

О количестве рысей, добывавшихся прежде в России, можно судить по следующим данным. На Нижегородскую ярмарку с 1880 по 1893 г. ежегодно привозили от 1500 до 4200 шкур. За этот же период на Ирбитскую ярмарку доставляли 250-600 шкур, а на Якутскую с 1850 по 1894 г. всего по 5-10 шкур. В 1912 г. на Нижегородскую ярмарку привезли 500 шкур и на Ирбитскую - 1000. На последней в 1913 и 1914 гг. продано по 2000 шкур. До Первой мировой войны в России по одним данным (Соловьев, 1926) добывали в среднем около 7000 рысей в год, по другим - 1600-2000 (Туркин и Урусов, 1902). По сведениям Статистического комитета, в России добыто в 1911 г. - 1408, в 1912 г.- 2681, в 1913 г. - 859 и в 1914 г. - 755 шкур этой кошки.

В СССР в различные годы было заготовлено шкур рыси: в 1923- 1924 гг. - 3905, в 1928-1929 гг. - 4700, в 1934 г. - 5200, в 1938 г. - 3876, в 1942 г. - 1900, в 1946 г. - 3900, в 1950 г. - 4000, в 1955 г. - 5200, в 1956 г. - 5861 и в 1957 г. - 4600 шкур. В 1958-1959 гг. заготовки соответствовали 1956-1957 гг. (Каплин, 1960).

Из заготовленных в СССР в 1928-1929 гг. 4729 шкур 1129 дала Сибирь, 571-Северный край, 721-Ленинградская область, 309 - Горьковский край, 516 - Уральская область, 28-Якутия, 186- Бурят-Монгольская АССР, 530 - Дальневосточный край, 121 - Закавказье, 28- Казахстан и 36 - Киргизия. В остальных республиках и областях рысь добывали в количестве менее 100 штук, часто десятками и даже единицами.

В 1951 г. больше 100 шкур рыси за сезон заготавливали в следующих республиках и областях: Алтайский край - 141 (в 1956 г. - 307), Архангельская обл. - 121, Бурятская АССР - 178, Вологодская обл. - 129, Иркутская - 187, Кировская - 104, Красноярская - 107, Пермская - 104, Свердловская - 102, Читинская - 192, Азербайджанская ССР - 130.

Заготовительные цены на шкуры рыси в 1960 г. колебались от 6 руб. 90 коп., до 55 руб. за шкуру северного кряжа и от 2 руб. 70 коп. до 21 руб. 50 коп. за шкуру кавказского кряжа. В начале 30-х гг. удельный вес шкур этого хищника в пушных заготовках нашей страны был всего 0,2-0,3% (Кузнецов, 1932). Невелика роль шкур рыси и в советском пушном экспорте. В 1933 г. удельный их вес составил всего 0,6% (Каплин, 1960).

Шкуры рысей из СССР вывозятся в США, Италию, Францию, Швейцарию, ФРГ и Англию. На 27-м Ленинградском пушном аукционе в июле 1956 г. были проданы все предложенные к торгам 4330 шкур рысей по средней цене 18 американских долларов 95 центов за шкуру, причем лучшие реализованы по 60 долл. В 1957-1959 гг. цены на шкуры рыси на международном пушном рынке повысились в 2 раза. Наиболее высоко ценятся пепельно-голубые шкуры с чистобелым черевом без желтизны, используемые на воротники к дорогим дамским меховым и шерстяным пальто. Желтые пятна на череве значительно снижают цену меха, ибо в этом случае его необходимо отбелить или покрасить.

Специального промысла на рысь не существует, ее добывают попутно с охотой на других зверей. Наиболее добычлива охота с собаками, для которой употребляют 3-4 крупные лайки или дворняжки, специально притравливая их на рысь. Обложив этого хищника, собак берут на своры и тихо подходя с ними к ее лежке по входному следу, набрасывают собак на свежий след. Собаки, догнав рысь, душат ее или загоняют на скалы, деревья и т. п., где в зверя стреляет подоспевший охотник. Иногда на рысь охотятся, устраивая загон и применяя флажки или загоняют ее по глубокому снегу на лыжах. В прибалтийских республиках на эту кошку иногда охотятся, подманивая ее на крик зайца. Найдя свежий след и считая, что зверь находится близко, охотник прячется и манком подражает крику .зайца. Даже сытая рысь хорошо идет на манок.

Рысь добывают и самоловами: пастями, кулемками и капканами. Чаще применяют пасть и капкан. Самоловы ставят у остатков добычи рыси, на ее переходах, старых лыжнях и в других подобных местах. В качестве приманки применяют куски мяса зайца, птиц, красную тряпку, смоченную пахучей жидкостью. Рысь хорошо привлекает эфирное масло. Иногда рысь добывают проволочной петлей, поставленной на зайца. Рысь менее осторожна, чем; например, волк и лисица и сравнительно легко идет на различные ловушки.

Современный пушной стандарт делит рысьи шкуры на 2 кряжа - северный и кавказский. К первому кряжу относятся шкуры всего ареала, кроме Кавказа, ко второму - кавказские (см. "Описание"). Выделанные шкуры как в натуральном, так и в крашенном виде идут на изготовление дамских воротников, пальто, шапок и других меховых вещей.

Кроме шкуры, в ряде стран используется мясо рыси. В Советском Союзе его едят в прибалтийских республиках, в Западной и Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, где некоторые народности считают его лакомством. Жареное мясо рыси подавали и на пирах русских великих князей и к царскому столу даже еще в XIX в. Употребление в пищу мяса рыси было широко распространено в Западной Европе. Мясо рыси по внешнему виду похоже на телятину. Мясу и жиру этой кошки приписывали целебные свойства. На Урале жир рыси употребляют от "ломоты".

Если рысь нужно добыть живьем, ее ловят следующим образом. Два охотника с собаками, найдя свежий след рыси, загоняют ее на дерево. После этого один из ловцов залезает на дерево и с помощью шеста набрасывает верёвочную петлю на шею зверя. Второй ловец тотчас сильным рывком затягивает петлю и сбрасывает зверя на землю, где на него набрасывают верхнюю одежду, после чего связывают лапы и сострунивают морду. Чтобы зверь не погиб от удушья, когда его стаскивают с дерева, на петле ставят деревянный ограничитель, который не дает ей плотно затянуться. Описанный способ ловли иногда практикуется на Дальнем Востоке (В. Сысоев, 1952).

В большинстве республик Советского Союза рысь все еще объявлена вне закона, и добыча ее разрешена круглый год. За добытого зверя в некоторых областях даже еще выплачивают премии. В 1957-1958 гг. в Костромской области выплачивали 250 руб., в Горьковской области в 1958 г. - 50 руб., в Курганской области в 1962 г. - 30 руб. (новыми деньгами). Подобные меры могут быть целесообразны лишь там, где ведется правильное охотничье хозяйство, в котором рысь реально вредит и где ее много. В остальных частях страны добывание этой кошки следует ограничивать, относясь к ней как ценному охотничьему животному. В Литве охота на рысь разрешается только по лицензиям. Лицензионное ее добывание вводится и в других республиках. В Эстонской ССР и в б. Закарпатской области рысь длительный период находилась под полным запретом. (А. С.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Американская летучая мышь способна замедлять сердцебиение в пять раз

Биологи выяснили, зачем жирафам длинные шеи

Калифорнийские белки тщательно сортируют свои запасы

Чувствительные гиганты: что вы знаете о слонах

Поедание почвы защитило пищеварение обезьян

10 животных, которые вымерли за последние 10 лет

Узкая пищевая специализация бывает эволюционно невыгодной

Десять интересных гибридных животных




© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://animalkingdom.su/ 'AnimalKingdom.su: Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100