НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава
Каракал, Felis (Lynx) caracal Schreber, 1776

(Измененное тюркское "кара кулак", что значит "черное ухо")

1776 Felis caracal. Schreber*. Säugeth., 3, pi. 110; 1777, 3, pp. 413, 587. Мыс Доброй Надежды, Южная Африка.

* (Иногда в качестве видового то же наименование используется с авторством P.L.S. Müller, 1776 и Аравийским полуостровом как типичной местностью.)

1945 Felis (Caracal) caracal michaelis. Haptner. Гептнер. Доклады АН СССР. С. R. Acad. Sc. URSS, 49, №3, стр. 232 (230). Кол. Бахардок, 60 км к северу от Ашхабада, западные Каракумы. (В. Г.).

Диагноз

Размеры средние. Туловище относительно короткое на высоких ногах, хвост короче половины длины тела, окраска желтая без пятен и полос, задняя сторона ушей чисточерная или черная с сединой, на вершине ушей большие кисточки. Череп удлиненный, слуховые барабаны относительно невелики, расстояние между ними больше ширины передней части межкрыловидной впадины, носовые выступы межчелюстной и лобной костей соприкасаются или почти соприкасаются; второй верхний предкоренной у большинства особей отсутствует. (В. Г.).

Описание

Размеры относительно крупные - больше всех наших видов рода, кроме рыси (измерения черепов обоих видов, однако, перекрываются).

Облик каракала весьма характерен и отличается от облика других наших мелких кошек. Зверь довольно легкого склада, на относительно очень высоких ногах (туловище с ногами почти вписываются в квадрат* и с коротким хвостом (рис. 209). Его длина в среднем составляет около 37% длины тела. Ноги сильные, но суховатые, с широкими как задней, так и особенно передней лапами. В целом каракал имеет типичный облик рыси. Общая легкость и поджарый склад определяются также тем, что каракал даже зимой имеет относительно короткий и плотно прилегающий (не пушистый) мех. Особенно наглядны эти черты строения у зверя в летнем наряде.

* (Взрослый самец при длине тела 763 мм имел высоту в плечах 482 мм и в крестце 532 мм (Репетек; Сапоженков; ЗММУ).)

Рис. 209. Каракал, Felis (Lynx) caracal Schreb. (рис. А. Н. Комарова)
Рис. 209. Каракал, Felis (Lynx) caracal Schreb. (рис. А. Н. Комарова)

Голова относительно большая и выглядит такой также из-за короткого меха. Она заметно вытянутая, с удлиненной лицевой частью и длинными ушами. Уши узкие у основания, приостренные к концу и на вершине несут кисточку из длинных волос. Посажены на голове высоко и стоят почти вертикально. От всего этого они выглядят особенно длинными. Хотя общий склад придает каракалу большое сходство с рысью, однако существенны и отличия - хвост у него несколько длиннее, голова более вытянута, последнее частью зависит от того, что у каракала нет баков, которые делают "лицо" рыси более плоским и голову шаровиднее.

Когти светлороговые, передние сильно сжатые, круто серповидно изогнутые, задние более широкие, удлиненные, слабо изогнутые. Межпальцевые перепонки, особенно на задних ногах, сильно сокращены, и лапа очень сходна с лапой гепарда (см. рис. 278), однако, чехлы когтей развиты нормально.

Зимний мех короткий, по всему телу ровный, без гребня по спине или шее. Волосы мягкие, но несколько грубее, чем у других кошек и не шелковистые, плотно прилегающие. Они мягче и несколько удлинены на брюхе и груди, где мех, однако, реже. "Сравнительно с другими кошками, в частности, рысью, волосяной покров каракала на спине низкий, грубый, матовый и редкий. На спине на 1 см 2500 волос, на брюшке меньше 1000; на 1 кроющий приходится 4-5 пуховых. Средняя длина направляющих и четырех категорий остевых волос на спине 39, 34, 34, 36, 32 мм, толщина их соответственно 166, 114, 104, 99 и 85 мк. На брюшке соответственно, 110, 91, 79, 68, 56 мм и 71, 67, 61, 44 и 41 мк. Длина пуха на спине 28 мм, толщина 47 мк, на брюшке - 36 мм и 28 мк. Таким образом, волосы на спине были грубые и в два с лишним раза короче, чем на брюшке (абдоминальный тип меха). Здесь волосяной покров относительно выше, чем у других наших кошек" (Б. Ф. Церевитинов). Волосы на вершине уха (кисточка) грубые и упругие; их длина достигает 60 мм.

Летний мех значительно реже, грубее и короче зимнего, хотя контраст не так велик, как у других кошек, даже южных. Каракал и зимой самая короткошерстная из всех наших кошек.

Окраска всего тела, кроме темных отметин на голове, без пятен или полос и даже их следов. Общий цвет зимнего меха охристо-песчаный, светлый и довольно яркий, по спине не-сколько более густой и немного темнее, слегка буроватый, причем здесь довольно ясно заметны белые кончики волос. Окраска несколько более интенсивна и на лопатках, по верху шеи, хотя буроватого налета здесь уже нет или он почти не развит. Белых кончиков волос на этих частях шкурки меньше. Область указанной окраски спины широка, постепенно переходит на бока и характера ограниченного поля, тем более полосы ("ремня") не принимает.

На боках окраска светлее и более чистая, чем на спине, без примеси буроватого налета; белые кончики волос здесь менее развиты и менее заметны. Такова же или немного светлее и окраска боков шеи. Окраска боков довольно резкой границей переходит в белую окраску груди, брюха, подмышечной и паховой областей. По низу шеи развит тот же цвет, как и на боках ее, который таким образом образует охристо-песчаную "перевязь" шеи.

Ноги снаружи и лапы имеют окраску боков, с внутренней стороны ноги несколько светлее. Хвост с боков и снизу имеет цвет бедер или несколько бледнее, по середине верха идет более интенсивной окраски узкая полоса цвета спины или немного светлее. В целом окраска каракала по общему тону удивительно напоминает джейрана.

Голова на лбу и между ушами относительно довольно темная, имеет окраску задней части спины, но несколько серее, верх носа немного светлее лба, область кзади от ушей как верх шеи. Вокруг глаза светлое кольцо, над глазом негустой, размытый темно-бурый мазок в виде брови. От внутреннего угла глаза к наружному углу ноздри идет темная буроватая полоска. Под глазом до участка, занятого вибриссами, находится желтое поле, в основании вибрисс бурого цвета продолговатый мазок, параллельный верхней губе. Кпереди от этого мазка - между ним и голыми полями носа - расположен белый участок, занимающий и верхнюю губу.

Рис. 210. Туркменский каракал, Felis (Lynx) caracal michaelis Heptn., в летнем мехе. Вильнюсский зоопарк (фот. Б. Б. Марма)
Рис. 210. Туркменский каракал, Felis (Lynx) caracal michaelis Heptn., в летнем мехе. Вильнюсский зоопарк (фот. Б. Б. Марма)

Под внешней частью глаза, кзади от указанного темного участка идет желтая полоса, переходящая в светлое желтое поле, занимающее все пространство между глазом и ухом. Щеки ниже этого участка белые или слегка охристо-белые. Край верхних губ, нижние губы, подбородок, горло и верх шеи - белые. У основания ушной раковины спереди пучок длинных белых торчащих волос, внутренность раковины покрыта мелкими белыми волосками. Ухо с тыльной стороны одето короткими чисточерными волосками с примесью таких же коротких белых. Кисточка уха составлена из чисточерных волос с примесью отдельных белых. Вибриссы светлые, желтоватые, с темными основаниями.

Индивидуальная изменчивость каракала по сравнению со всеми нашими кошками, особенно же такими, как рысь или степной кот, очень мала и проста. Общий тон окраски верха может быть более или менее светлым и ярким, или насыщенным и буроватым, или насыщенным и ярким. Отдельные, особенно яркие особи имеют некоторый даже абрикосовый тон меха. Изменчива степень развитого буроватого тона по спине и степень, с которой выделяется ее окраска - она может заметно контрастировать с боками или окраска всего зверя выглядит очень равномерней, со слабо выделяющейся окраской верха. Интенсивность окраски спины зависит только от интенсивности окраски основых (глубоких) частей волос, но не от развития, как это обычно бывает, темных кончиков волос (они у каракала к тому же белые). Вообще же волосы по длине одноцветные и только у самого основания светлее. На боках основные части волос светлее, чем на спине.

Окраска нижней поверхности тела может быть не чистобелой, но нести легкий желтый налет. Иногда на груди или также на передней части брюха, а также на внутренней стороне передних ног бывают слабо заметные размытые поперечные полосы рыжеватого цвета*. На тыльной стороне уха седина может совсем отсутствовать, или, наоборот, развита очень сильно, вплоть до того, что на отдельной части раковины (выше и кнаружи) даже вытеснить черный цвет.

* (У каракалов Индии эти отметины, по-видимому, бывают более яркие и темные "почти черные" (Покок, 1939).)

Половых различий в окраске нет. Окраска молодых и взрослых не отличается (сведения о пятнистой окраске молодых неправильны; Гринберг, 1933). Летом окраска как зимой, но светлее. Географически меняется общая интенсивность окраски, однако, это явление изучено недостаточно. Возможно, отметины по низу тела могут быть ярче.

Сосков 3 пары (паховые, брюшные и грудные; Ю. Ф. Сапоженков).

По общему облику и очертаниям и некоторым частностям череп каракала сильно похож на череп крупного старого камышового кота (рис. 211). Общая форма его удлиненная и заметно вытянутая с нешироко разведенными скуловыми дугами, несколько более широкими сзади. Черепная коробка относительно небольшого объема, не вздутая и несколько вытянутая кзади. Ростральная область довольно сильно развитая, выступающая. Череп мало выпуклый, и верхняя линия профиля в ее заглазничной части довольно пологая.

Рис. 211. Череп каракала, Felis (Lynx) caracal michaelis Heptn. № S 40195, колл. ЗММУ, Каракумы, колодец Бакурдок (Бахардок) 100 км к северу от Ашхабада (рис. Н. Н. Кондакова)
Рис. 211. Череп каракала, Felis (Lynx) caracal michaelis Heptn. № S 40195, колл. ЗММУ, Каракумы, колодец Бакурдок (Бахардок) 100 км к северу от Ашхабада (рис. Н. Н. Кондакова)

Глазницы большие, направленные в стороны и несколько вверх, даже в большей мере, чем у камышового кота. Носовые кости в средней части не вдавлены и профиль в этой области ровно дугообразный. Концы носовых костей притуплены и образуют очень короткий тупой угол или почти прямую поперечную линию. Носовой отросток межчелюстной кости длинный и вверху острый. Его конец соприкасается или почти соприкасается с острым передним выступом лобной кости. Передний край глазницы над подглазничным отверстием и кнаружи от него сильно утолщен. Подглазничное отверстие большое.

Лобная площадка относительно небольшая, вытянутая кпереди, плоская и лишь слегка полого вогнутая в задней части. Заглазничное сжатие довольно узкое и относительно и абсолютно значительно уже, чем у камышового кота. Небо относительно уже и длиннее, ряды щечных зубов расположены по отношению друг к другу под более острым углом; крутой глубокой вырезки края неба кнутри от коренного зуба нет, и он здесь идет пологой дугой.

Задний край неба значительно вдается в область межкрыловидной впадины - он лежит кзади дальше линии, соединяющей задние поверхности коренных зубов (у камышового кота - на этой линии). Межкрыловидная впадина кпереди уже, чем в средней и задней части, и передняя граница ее (край нёба) представляет собой дугообразную линию, лишь с небольшим тупым выступом назад в области срединного шва небных костей. Свободные края небных и крыловидных костей, ограничивающие межкрыловидную впадину с боков, несколько отогнуты, внутрь. Отросток крыловидной кости развит хорошо, тонкий и длинный, крыловидная ямка неглубокая, широкая. Пресфеноид длинный и узкий, расширенный на границе крыловидной кости, впереди острый, вклинивается в сошник.

Слуховые костные барабаны относительно невелики и умеренно вздуты (меньше, чем у камышового кота). В связи с этим мастоидный и парокципитальный отростки сближены и относительно массивны (сравнительно с камышовым котом). Эктотимпанальная камера мала. Наружное слуховое отверстие большое. Расстояние между барабанами несколько больше, во всяком случае не меньше, чем ширина межкрыловидной впадины в ее передней трети и значительно больше, чем в начале. Барабан в целом поставлен к засочленовному отростку ближе, чем у камышового кота, и его передняя граница лежит на уровне задней поверхности этого отростка.

Гребни как сагиттальный, так и особенно затылочный развиты хорошо. Вообще же, соответственно более крупным общим размерам, гребни больше и сильнее, чем у видов других подродов рода. Венечный отросток-нижней челюсти заметно отогнут кзади, и вершина его приострена сзади. Сочленовный отросток массивный, край тела нижней челюсти перед толстым и коротким угловым отростком сильно уплощен и расширен.

Зубная система, как правило, с утерей вторых верхних предкоренных однако иногда эти зубы, хотя и уменьшенного размера, имеются (у трех экземпляров из 11, т. е. у приблизительно 27%). Верхний хищнический зуб имеет развитую передне-внутреннюю добавочную лопасть, однако она относительно гораздо меньше, чем у камышового кота и не несет выраженной вершинки или эта вершинка лишь едва намечена. Характерная особенность этого зуба у каракала заключается в том, что передне-внутренняя лопасть находится, если считать по длинной оси зуба, не на уровне передней вершины (паракона), но сдвинута кзади и лежит на уровне точки между средней и передней вершиной. По относительной общей массивности зубная система каракала соответствует таковой других описанных видов.

Половые отличия выражаются в несколько меньших размерах черепа самок и в более слабом развитии гребней, особенно сагиттального. Молодые животные характеризуются относительно более объемистой мозговой коробкой, более слабым заглазничным сужением, относительно короткой ростральной частью. Эти изменения известны недостаточно.

По общим размерам каракал заметно крупнее всех наших мелких кошек (p. Felis) и уступает только рыси. Крупные каракалы, однако, по размерам черепа соответствуют мелким рысям и измерения черепов каракалов и некоторых более мелких подвидов рыси перекрываются. С другой стороны, черепа особенно крупных старых самцов камышового кота по общим размерам и отдельным диагностическим измерениям соответствуют некрупным и нестарым каракалам. Структурные различия черепов всегда наглядны. Самки несколько меньше и легче самцов.

Высота в плечах 45-50 см.

Таблица 24. Размеры тела и вес взрослых каракалов, F. (L.) с. michaSlis, Туркмении (материалы ЗММУ)
Таблица 24. Размеры тела и вес взрослых каракалов, F. (L.) с. michaSlis, Туркмении (материалы ЗММУ)

* (Вес I включает данные о сильно истощенных в неволе особях, II - без них.)

Таблица 25. Размеры черепа взрослых каракалов F. (L) с. michaSlis, Туркмении (материалы ЗММУ)
Таблица 25. Размеры черепа взрослых каракалов F. (L) с. michaSlis, Туркмении (материалы ЗММУ)

Систематическое положение

Среди наших мелких кошек (p. Felis) каракал занимает несколько особое положение. Вместе с рысью он выпадает из общей более или менее прямой линии от амурского кота до манула. Эти виды (сюда относится и американская красная рысь F. (L.) rufa) среди наших форм образуют своего рода боковую линию - линию рысей. Общей чертой и главным диагностическим признаком этой группы следует считать прежде всего склад (пропорции) тела - высокие сильные ноги и относительно короткое туловище (абрис корпуса с ногами приближающийся к квадрату), короткий хвост, крупная голова и хорошо развитые ушные кисточки.

Из краниологических признаков характерна полная или почти полная утеря второго верхнего предкоренного. Существенных краниологических особенностей, подобных тем, которые характеризуют подрод Otocolobus (барханный кот и манул), у этой группы видов нет. Черепа их важными особыми признаками не отличаются от черепов видов подрода Felis s. str. Вместе с тем, они и не входят естественным образом в последовательный ряд "амурский кот - манул".

По строению черепа каракал наименее специализированная форма в своей группе и несет некоторые черты промежуточного положения между кошками подрода Felis s. str. и типичными рысями. На это, в частности, указывает форма черепа, строение и положение глазниц, неполная потеря второго верхнего предкоренного, относительно длинный хвост. По краниологическим признакам каракал близок к камышовому коту и в направлении развития совершенного кошачьего типа (манул) ушел не дальше него и меньше, чем европейские лесные (silvestris) и, тем более, степные (libyca) кошки. По строению слуховых барабанов каракал менее специализирован, чем даже камышовый кот*. Северная рысь (F. lynx) и особенно красная рысь (F. rufa) по структуре черепа представляют собой в своей группе дальнейшие этапы развития кошачьего типа. По этим признакам Они параллельны кошкам группы silvestris- libyca и более или менее соответствуют этому уровню (рис. 155).

* (Относительно не очень сильное развитие слуховых барабанов у этого вида тем более странно, что каракал во всех иных отношениях высокоспециализированное пустынное животное, у нас даже псаммофил.)

Несмотря на черты промежуточного строения между формами подрода Felis s. str. и типичными рысями, с одной стороны, и вполне характерные признаки настоящих рысей - с другой, каракал имеет и довольно яркие индивидуальные признаки. К ним относятся строение лап и характер окраски. По последнему признаку каракал весьма прогрессивная форма не только в своей группе видов, но и в роде и семействе. Утеря рисунка у него более полная, по сравнению с другими одноцветными кошками - львом и пумой, у которых котята пятнисты.

Обозначенные систематические взаимоотношения внутри боковой линии рысей (см. также раздел о рыси) и кошек подрода Felis не позволяют признавать в этой линии 2 подрода (тем более рода) Caracal Gray, 1843 - для кара, кала и Lynx Kerr, 1792 -для обыкновенной рыси Евразии и Америки и красной рыси F. rufa, 1777 Северной Америки. Очевидно, это одна линия и одна группа (подрод). (В. Г.).

Географическое распространение

Открытые равнинные пространства или незначительные поднятия и предгорья Африки, Передней Азии, Индии и запада Средней Азии.

Ареал в СССР представляет собой самую северную часть видового ареала. Он ограничен Каспийским морем, Амударьей, Устюртом и Аральским морем и почти не идет восточнее Амударьи (рис. 212).

Рис. 212. Ареал каракала, Felis (Lynx) caracal Schreb. в СССР. В. Г. Гептнер
Рис. 212. Ареал каракала, Felis (Lynx) caracal Schreb. в СССР. В. Г. Гептнер

На крайнем юго-западе Туркмении каракал известен из приморских равнин у устья Атрека (Чикишляр) и до Копетдага. По широким пустынным долинам юго-западной части гор он проникает довольно далеко - по долинам Атрека, Чандыра и Сумбара на восток до Кара-Кала. В глубине гор Копетдага не встречен и вероятно, не водится. Каракал встречается по всей низменной (пустынной) области между каспийским побережьем и западными отрогами система Копетдага, по-видимому, проникая и здесь в предгорья.

Далее на восток граница его ареала идет по подгорной (Атекской и Ахалтекинской) равнине Копетдага, вероятно, и его предгорьям (проникает до Ходжа-Кала в предгорьях к югу от Кизыл-Арвата). В восточной части южной Туркмении границу ареала на западе и на юге составляет государственная граница с Ираном и Афганистаном - до Амударьи. Каракал известен здесь по Теджену (Теджен, Серахс), из пустынь по обе стороны Мургаба, в частности в его верховьях (Тахта-Базарский район), из ряда мест Бадхыза, по Кушке и ее притоку Эгригеку, а также в невысоком "Кушкинском холмогорье" (горы Ченгурек) к востоку от Кушки.

Западную границу ареала, начиная от устья Атрека на юге, составляет побережье Каспийского моря, вдоль которого через Красноводск и Небитдаг и область Балханов она протягивается до Мангышлака (мыс Сегенды) и северной части полуострова Бузачи. Отсюда граница, становясь северной, идет на восток, по-видимому, по северному Чинку Устюрта или через плато к Аральскому морю.

Восточную границу на севере образует Аральское море, западная часть дельты и низовья Амударьи. В северной части ареала каракал известен из ряда мест в прикаспийской области, на Устюрте и по левобережью и западной части дельты и прилежащим частям аральского побережья (здесь это Кунградский и Муйнакский районы, несколько южнее - Ташаузский и Куня-Ургенчский)*.

* (Северные точки нахождения каракала в 50-60-е годы: север п-ова Бузачи, мыс Сагандык на Мангышлаке, метеорологическая станция Ак-Кудук, пос. Сенеке, 25 км к северу от него, сор. Асмантай-Матай на севере Устюрта, западный Чинк в 30 км к северо-западу от песков Матайкумы, пески Бесекты в 70 км от пос. Узень в юго-западной части Устюрта, впадина Ассаке-аудан в южной части Устюрта, чинк Каплан-кыр, кол. Уч-кудук у впадины Барса-Кельмес на Устюрте (А. С. Сабилаев, А. А. Слудский, Ю. Ф. Сапоженков; Шилов, 1962; Лим, 1965).)

Далее на юг всю восточную границу образует Амударья. К востоку от нее (по правобережью) есть сведения об обитании зверя в самом юго-западном углу Кызылкумов в пустыне Сундукли (Каракульский район Бухарской области; Лим, 1965) и по правому притоку Амударьи - Сурхандарье (А. А. Слудский). Сведения о нахождении каракала на правом берегу Амударьи не очень определенны и требуют подтверждения (возможен завоз шкурок с левобережья), тем более, что по всем Кызылкумам и по всему Таджикистану каракал не указан и, очевидно, отсутствует*.

* (Ареал по данным Радде и Вальтера, 1888; Варенцова, 1894; Зарудного, 1898, 1915; Билькевича, 1918; Н. Смирнова, 1922; В. Гринберга, 1933; Никольского и Гладкова, 1935; Огнева, 1935; Гептнера, 1956; Рустамова и Щербины, 1957; Нургельдыева, 1960; Сапоженкова, 1962 и др., по материалам А. А. Слудского и главным образом по неопубликованным материалам В. Г. Гептнера.

Сведения В. Б Гринберга (1933), использованные С. И. Огневым (1935), в том, что касается Теджена и Мургаба дают совершенно искаженную непонятную картину. (В. Г.).)

Таким образом главная область распространения каракала у нас лежит в открытых пустынях - Каракумах и связанных с ними массивах, в меньшей мере в долинах рек, предгорьях и низких горах. На это указывает и размещение численности (см. ниже).

Ареал вне СССР. В Азии ареал занимает Афганистан, Иран, Малую Азию*, Ирак, Сирию, Палестину, всю Аравию, Белуджистан, Пенджаб, Синд, Кач, Раджпутану и Центральную Индию на восток до Объединенных провинций (рис. 213). В Африке ареал охватывает весь материк до мыса Доброй Надежды, но отсутствует в области сплошных лесов Западной и Центральной Африки в -бассейнах Нигера и Конго. (В. Г.).

Рис. 213. Восстановленный видовой ареал каракала, Felis (Lynx) caracal Schreb. Распространение в Малой Азии указано предположительно. В. Г. Гептнер
Рис. 213. Восстановленный видовой ареал каракала, Felis (Lynx) caracal Schreb. Распространение в Малой Азии указано предположительно. В. Г. Гептнер

* (Сведения есть только относительно крайнего запада и юго-запада (Измир, Фетхие; Кумерлеве, 1967).)

Географическая, изменчивость

Описано значительное число подвидов каракала, преимущественно из Африки, однако, географическая изменчивость вида в целом в новое время специальной ревизии не подвергалась. Действительное число подвидов, вероятно, меньше числа обычно принимаемых.

В СССР один подвид:

Туркменский каракал, F. (L.) с. michaёlis Heptner, 1945. Описание см. выше.

От других форм отличается крупными размерами и, по-видимому, очень слабым развитием темных отметин на нижней стороне тела и внутренней поверхности передних ног. В большинстве случаев их нет вообще. Окраска очень светлая песчаная. Туркмения.

Вне СССР - смежные части Афганистана и Ирана.

* * *

Из частей ареала, лежащих вне пределов СССР, описано более 10 форм Обычно принимаются следующие: 1) F. (L.) с. schmitzi Matschie, 1912 - Палестина, Аравийский полуостров, Индия; 2) F. (L.) c. algirus Wagner, 1841 - Северная Африка (Марокко, Алжир, Тунис); 3) F. (L.) c. poecilotis. Thos. et Hint., 1921 - Нигерия; 4) F. (L.) c. nubicus Fischer, 1829 - Восточная Африка до Нубии и северный Камерун; 5) F. (L.) c. limpopensis Roberts, 1926 - северный Трансвааль; 6) F. (L.) c. lucani Rochebr., 1885 - северная Ангола и до устья Конго; 7) F. (L.) c. damarensis Roberts, 1926 - страна Дамара, Юго-Восточная Африка; 8) F. c. caracal Schreber, 1776 - Капская земля. (В. г.).

Рис. 214. Лес из черного саксаула (Halosylon aphyllum) - типичное место обитания каракала. Здесь же степной кот, барханный кот (главным образом зимой), лисица, зайцы-песчаники. Репетекский заповедник, восточные Каракумы. Июнь 1958 г. (фот. Ю. Ф. Сапоженкова)
Рис. 214. Лес из черного саксаула (Halosylon aphyllum) - типичное место обитания каракала. Здесь же степной кот, барханный кот (главным образом зимой), лисица, зайцы-песчаники. Репетекский заповедник, восточные Каракумы. Июнь 1958 г. (фот. Ю. Ф. Сапоженкова)

Биология

Численность. На западе ареала каракал очень редок на п-овах Бузачи и Мангышлак, а также по северному, западному и южному чинкам Устюрта. В указанной области с 1960 по 1964 г. известно о добыче лишь нескольких зверей. Исключительно редко добывается в северной половине Кызылкумов (А. А. Слудский; Ю. Ф. Сапоженков; Шилов, 1962; Лим, 1965).

В Узбекистане каракал редок в юго-восточной части Устюрта, затем крайне редок в юго-западном углу Кызылкумов, в пустыне в бассейне Зерав- шана (Каракульский район, Бухарской области) и в районах, прилежащих к Сурхандарье. В 1958 г. по всему Узбекистану заготовили лишь 6 его шкур.

В Туркмении в конце прошлого столетия каракал указывался для всей б. Закаспийской области, причем местами был "положительно нередок" (Рад- де, Вальтер, 1894; Бихнер, 1905). В начале текущего столетия в республике этого хищника ошибочно считали "очень редким" (Билькевич, 1918). В действительности же он в то время, а также и в 40-х и 50-х годах был в большинстве мест относительно обычным и добывался во многих районах ежегодно. В западной части Туркмении каракал теперь редок в песках Учтаг, Чильма-медкум и Мешхедских, но в предгорьях Большого Балхана и Копетдага он более обычен и в количестве нескольких экземпляров добывается во всех расположенных там административных районах (Кизыл-Атрекском, Кара-Калинском, Ашхабадском и Тедженском. В последнем районе - до 5 шкур в год). В 60-х годах он был исключительно редким в пустынных районах, прилежащих к pp. Атреку, Сумбару и Чандырю. Каракал теперь. (60-е годы) более или менее обычен в центральных и в юго-восточных Каракумах (рис. 214), в районах по Мургабу в Марыйской области (Тахта-Базарский, Сагар-Чагинский, Иолотанский, Байрам-Алийский и др.), в которых ежегодно добывают 1-4 котов. Нередок в восточных Каракумах и пустынях, прилежащих к Амударье на участке от Кызыл-Аяка на юге до Дарганата на севере. В 1954-1958 гг. каракалов часто добывали в Дарган-Атинском (1-5), Чарджоусском (2-5), Куйбышевском (2-9) и Карабекаульском (2-5) районах. В Заунгузских Каракумах этот кот теперь редок, особенно в районе, прилежащем к Амударье (Ташаузская область). В 50-х годах нашего столетия на территории всей Туркмении заготавливали от 27 (1954 г.) до 54 (1957 г.) шкур каракала.

В странах, соседних с Советским Союзом - Иране (Мизонн, 1959), а также в Афганистане, каракал теперь будто бы "редок". В Пакистане, северной и северо-западной частях Индии каракал малочислен, распространение его там быстро сокращается (Покок, 1939; Прэтер, 1965). В Ираке каракал очень редок и известен лишь из Месопотамии и районов Рутбы, Басры, Кувейта и некоторых других (Хэтт, 1959). Очень редок в Северной Африке, в восточной же и западной ее частях более обычен, в южной местами еще нередок.

Места обитания. Распространение каракала в Туркмении связано главным образом с бугристыми, закрепленными растительностью песками. Реже он встречается в глинистых холмистых участках кустарниковой пустыни, по чинкам плато, в опустыненных предгорьях и невысоких безлесных горах, иногда с выходами скал.

Изредка эта кошка появляется в тугаях и тростниковых зарослях в долинах крупных рек, куда заходит, охотясь на зайцев-песчаников и фазанов. Указания (Радде и Вальтер, 1889; Гринберг, 1933 и др.) на постоянное обитание каракала в тугаях и тростниках не подтверждаются. В Репетеке в восточных Каракумах каракал круглый год живет в "лесах" из черного саксаула, который там растет в виде довольно крупных деревьев (рис. 215). Из саксаульников на охоту часто выходит в барханные и закрепленные пески, где ловит зайцев-песчаников и тушканчиков.

Рис. 215. Убитый взрослый каракал (самец) в полном зимнем мехе. Лес черного саксаула близ Репетека, восточные Каракумы. Январь 1958 г. (фот. Ю. Ф. Сапоженкова)
Рис. 215. Убитый взрослый каракал (самец) в полном зимнем мехе. Лес черного саксаула близ Репетека, восточные Каракумы. Январь 1958 г. (фот. Ю. Ф. Сапоженкова)

В указанном районе, а также в центральной части Каракумов летом каракалы держатся у колодцев и ночью в поисках воды подходят близко к селениям (рис. 216).

Рис. 216. С убитым каракалом (взрослый самец в зимнем мехе) в лесу из черного саксаула (Haloxylon aphyllum). Репетек, восточные Каракумы. Январь 1958 г. (фот. Ю. Ф. Сапоженкова)
Рис. 216. С убитым каракалом (взрослый самец в зимнем мехе) в лесу из черного саксаула (Haloxylon aphyllum). Репетек, восточные Каракумы. Январь 1958 г. (фот. Ю. Ф. Сапоженкова)

В юго-восточной Туркмении в Бадхызе обычно встречается в глинистых холмах, покрытых полусаванной и поросших отдельными группами деревьев и кустарников (фисташки, саксаула, кандыма), а также у ключей в горах Гязь-Гядык, заросших высокими травянистыми растениями, а также диким инжиром и другими одиночными деревьями. На Устюрте, Мангышлаке и в Бадхызе держится в островных бугристых, хорошо закрепленных песках и по чинкам плато - высоким глинистым обрывам (впадина Ер-ойлан-дуз) и обрывам с выходами известняков и песчаников (А. А. Слудский; В. Г. Гептнер).

В Индии эта кошка встречается в равнинных пустынях различных типов; в горы не поднимается (Покок, 1939; Прэтер, 1965).

В Юго-Западной Африке каракал широко распространен в песчаных пустынях, кроме того, встречается в самых разно-образных биотопах за исключением лишь густого тропического леса. В Южной Африке обитает как в равнинных песчаных местностях, поросших кустарником, так и в скалистых и гористых участках (Шортридж, 1934).

Обитание в пустыне наложило на каракала определенный отпечаток. Однотонная светлая окраска его меха гармонирует с местностью, на которой он держится. Как и многие другие пустынные звери, эта кошка имеет относительно большие уши. У семи каракалов, добытых в Репетеке (восточные Каракумы), на стопах лап были густые щетки из жестких волос - своеобразное приспособление для передвижения по сыпучему песку. У зверя, добытого в каменистой пустыне на юге Устюрта, щеток не было. Для каракала характерна большая весовая нагрузка на опорную поверхность лап, изменяющаяся от 101 до 140г/см2, а в среднем равная 110 г/см2 (по пяти особям) (Сапоженков, 1962).

Питание. Изучено мало. Предполагали, что в Туркмении каракал охотится на зайцев-песчаников, сусликов, песчанок и других мелких грызунов, молодых копетдагских баранов и джейранов, а из птиц на Джеков, голубей различных видов, рябков, авдоток, фазанов (Гринберг, 1933; Огнев, 1935). В восточной части Туркмении у ст. Репетек, каракалы, обитающие в саксауловом лесу, судя по исследованию их экскрементов, кормятся следующими животными (табл. 26).

Таблица 26. Список кормов каракала по экскрементам, собранным у ст. Репетек в восточной Туркмении в 1957 и 1959 гг. (по Сапоженкову, 1962 и его личным сообщениям)
Таблица 26. Список кормов каракала по экскрементам, собранным у ст. Репетек в восточной Туркмении в 1957 и 1959 гг. (по Сапоженкову, 1962 и его личным сообщениям)

В желудках кошек, добытых в окрестностях Репетека, обнаружены следующие виды животных (см. табл. 27).

Таблица 27. Содержимое желудков каракалов из восточной Туркмении (Репетек)
Таблица 27. Содержимое желудков каракалов из восточной Туркмении (Репетек)

В желудках 8 каракалов, добытых у Репетека, у 5 были остатки зайца- песчаника, у 2 - гребнепалых тушканчиков и у одного - мохноногого тушканчика. В декабре 1957 г. у Репетека же в лесу из черного саксаула было найдено 9 зайцев-песчаников, разорванных этим хищником. Каракал нападает также на джейранов, лисиц, ушастых ежей и даже дикобразов (Сапоженков, 1960, 1962). В центральных Каракумах каракал нападает на молодых джейранов, овец, собак. В 1957 г. у колодца Екедже один хищник загрыз 6 овец. Судя по вышеприведенным фактическим данным в Каракумах каракал кормится главным образом зайцами-песчаниками, затем более мелкими грызунами (тонкопалый суслик, гребнепалый и мохноногий тушканчики, песчанки). Ловит также мелких птиц, рептилий, насекомых, фаланг и скорпионов, причем членистоногие в его экскрементах встречались всегда в очень небольшом количестве. В Бадхызе в 7 экскрементах каракала, собранных у его норы 19/XI-1956 г. обнаружены остатки афганской полевки, краснохвостой и большой песчанок, а из рептилий - удавчика (Е. И. Щербина).

В Индии каракал охотится на зайцев, грызунов, антилоп и оленей мелких видов, а также птиц (Прэтер, 1965). В Юго-Западной и Южной Африке он нападает на мелких антилоп (дукеров, газель Томсона), зайцев, обезьян и птиц. Известны случаи нападения на телят крупных антилоп (куду и палы), а иногда и на взрослых пала. Иногда убивает змей. Нападает на мелких домашних животных (овец, коз, ягнят и кур) (Шортридж, 1934; Битон, 1949; Стивенсон - Гамильтон, 1951).

Рис. 217. Озерко на Узбое (старое русло Амударьи) у Кичинек-кыра в западных Каракумах - место водопоя джейранов и водопоя и охоты каракала, гепарда, волка. Здесь же степной кот, лисица (фот. Ю. Ф. Сапоженкова)
Рис. 217. Озерко на Узбое (старое русло Амударьи) у Кичинек-кыра в западных Каракумах - место водопоя джейранов и водопоя и охоты каракала, гепарда, волка. Здесь же степной кот, лисица (фот. Ю. Ф. Сапоженкова)

В зоопарке каракал за сутки съедает 1100-1300 г мяса; костей не грызет (Обухова и Шахназаров, 1949); в природных условиях, возможно, съедает больше. Остатки добычи каракал прячет в дуплах, камнях или густых кустах (Роберте, 1951).

Живя в угодьях, бедных водой, или вдали от нее, каракал пьет нерегулярно, довольствуясь влагой, получаемой им при поедании добычи, но в летние жаркие месяцы определенно держится у колодцев и других водных источников (рис. 217). Например, у Репетека в июле 1958 г. он посещал небольшой водоем в карьере близ аула. В Туркмении же известен случай поимки каракала, который регулярно посещал колодец Каурыклы, спускаясь в него к воде на глубину до 15 м по неровным стенам, выложенным стволами и ветками песчаной акации (Сапоженков, 1962). На Мангышлаке в июне 1962 г. этот кот забрался в сарай метеорологической станции Ак-Кудук, где его загрызли собаки. Он оказался сильно истощенным. В это время была засуха и стояла очень сильная жара. От жажды и перегревания гибли сайгаки и джейраны. Возможно, что каракал забрел в поселок в поисках воды (А. А. Слудский). Звери, содержавшиеся в неволе, воду пили охотно.

Участок обитания. Неизвестен. В Каракумах в летние ночи каракал в поисках корма проходит до 20 км, избегая при этом тропинок и караванных дорог (Сапоженков, 1960).

Норы, убежища. Селится в чужих норах или просто в зарослях кустарников (Гринберг, 1933). В предгорьях Копетдага, в Бадхызе и Каракумах занимает брошенные норы дикобраза. Селится и в норах лисиц, расширяя их. В центральных Каракумах весной на дневку иногда ложится под кустами, выкапывая в песке небольшое углубление или логовище длиной до 1 м, уходящее на глубину до 0,7 м. Иногда одну и ту же нору эти коты занимают в течение нескольких лет подряд. В восточных Каракумах у колодца Эгем в старой норе дикобраза они жили 3 года (1957-1960 гг.; Сапоженков, 1962).

Рис. 218. Взрослый каракал из Каракумов. Московский зоопарк (фот. А. П. Жандармова)
Рис. 218. Взрослый каракал из Каракумов. Московский зоопарк (фот. А. П. Жандармова)

В Индии и Юго-Западной Африке каракал выводит котят в брошенных норах дикобраза или трубкозуба, в дуплах одиночно растущих деревьев и в расщелинах скал (Шортридж, 1934; Стивенсон-Гамильтон, 1950; Прэтер, 1965).

Суточная активность, поведение. В Каракумах в жаркий сезон года каракал ведет строго ночной образ жизни, но зимсй и весной иногда активен и днем. В апреле 1959 г. в окрестностях Репетека каракалов, охотившихся на зайцев-песчаников, встречали за 2 ч до захода и спустя 1,5 ч после восхода солнца (Сапоженков, 1962). В прохладный день добывает животных в любое время суток. Живя в неволе, корм обычно съедает ночью.

Каракал - ловкий, подвижный хищник. Стремительность и сила движений, способность делать большие прыжки, помогает ему схватывать взлетающих птиц или вскакивающих животных, к которым ему удалось подползти. В восточных Каракумах каракал активно преследует дичь. Судя по следам, этот хищник на коротких дистанциях догоняет зайцев-песчаников, делая при этом на ровном месте прыжки до 4,5 м. Долго же быстро бежать не может (Сапоженков, 1962). Свою добычу он ловит, схватывая ее передними лапами или сбивая ударом лапы. О большой ловкости каракала можно судить по своеобразным соревнованиям, которые прежде устраивали в Иране и Индии. Специально прирученных и дрессированных зверей по одному напускали на стаи прикормленных к определенному месту голубей, и хищник иногда успевал убить до 9-12 птиц, прежде чем голуби разлетались (Гек и Гильцгеймер, 1925; Прэтер, 1965).

Хорошо лазает по деревьям и спасается на них от преследования собак. Силен и злобен. Редкая собака в одиночку берет крупного каракала. Плохо приручается, в неволе обычно дик и сохраняет свою злобность, но взятый молодым становится ручным.

Сезонные миграции, заходы. Неизвестны. Возможно, что звери, добываемые на Устюрте, Мангышлаке и в Кызылкумах (Казахстан,) заходят туда из Туркмении, так как в этих районах котят и молодых зверей пока не находили.

Размножение. Изучено плохо. В Туркмении котята у каракала появляются в начале апреля, а молодых зверей встречали в конце апреля - середине мая (Гринберг, 1933; Сапоженков, 1962). 25/V-1956 г. в Бадхызе поймали котенка этой кошки, который выскочил при приближении людей и, немного пробежав, затаился. Он имел длину тела и хвоста около 30 см. Когда к нему подошли, котенок угрожающе открывал пасть и шипел (Рус- тамов, Щербина, 1957).

Продолжительность беременности 68 дней (Крумбигель, 1954). В Туркмении в выводке 3-4 котенка (Сапоженков, 1962). В Индии в помете 2-4 детеныша (Покок, 1939; Прэтер, 1965), в Африке - 2-4; в исключительных случаях - 5 (Шортридж, 1934; Стивенсон - Гамильтон, 1950; Роберте, 1951.)

Рост и развитие, линька. Рис. 219. Туркменский каракал в оборонительной . Котята рождаются слепыми позе. Берлинский зоопарк (фот. Г. Будиха) и беспомощными. Окраска меха на спине, как и у родителей, однотонная, но у молодых на брюхе явственно заметна пятнистость (Покок, 1939). Указания, что "котята пятнистые" (Новиков, 1956) - неправильны. К началу зимы вес молодых самцов достигает 13-14 кг (Обухова и Шахназаров, 1948). Пять самцов, добытых у Репетека, весили 11,5-12,7 кг. Линька не изучена.

Враги, болезни, смертность, конкуренты, движение численности. Возможные враги каракала - волк, барс, гиена, а конкуренты - эти же звери и, кроме того, лисица, обычно многочисленная в тех местах, где живет этот кот, а также редкий гепард.

В Лондонском зоопарке содержавшиеся там 9 каракалов прожили в среднем по 63 месяца каждый, а один зверь жил 10 лет и 11 месяцев (Митчель, 1911).

Болезни не изучены. У всех каракалов, добытых в Репетеке (Туркмения), из гельминтов обнаружены: Toxocara mystax, Macracanthorhynchus catulinus и Physaloptera sp. (Агапова и Сапоженков, 1960), а из эктопаразитов клещ Hyalomma asiaticum и Synosternus longispinus (Сапоженков, 1962).

Движение численности не изучено. В 1941 г. наблюдалось быстрое увеличение численности этой кошки в ряде центральных районов Туркмении. Каракалы начали тревожить отары овец. Возможно, что концентрация каракалов близ отар была вызвана недостатком диких животных. В 1958 г. в районе Репетека наблюдалось массовое размножение песчанок. Одновременно в этом районе отмечено значительное увеличение численности каракалов (Ю. Ф. Сапоженков).

Полевые признаки. Каракал - зверь величиной с собаку средних размеров. Похож на рысь. Передние ноги короче задних. Уши длинные, заостренные, стоячие с большими черными кисточками на концах. Хвост приблизительно равен 1/3 длины тела. Каракал часто ходит, как собака, подняв хвост вверх.

Живет в пустынях различного типа, пользуется брошенными норами дикобраза и лисицы. Будучи раздражен (рис. 219), сильно шипит и глухо ворчит. (А. С.).

Практическое значение

Каракал редок, поэтому, как объект пушного промысла имеет ничтожное значение, а шкуры его заготавливают лишь десятками. В Туркмении было заготовлено в 1954 г. - 27, в 1955 г. - 30, в 1956 г. - 29, в 1957 г. - 54 и в 1958 г. - 39 шкур. В этом же году в Узбекистане принято 6 шкур. В Общесоюзном стандарте на пушнину шкуры его называют "кара-кулаком" и относят в группу "кошки дикой". Специально заготовки шкур каракала не учитываются, поэтому общая добыча их неизвестна. Шкура этого хищника малоценна, но мех отличается большой носкостью, употребляется на дохи.

Каракала добывают случайно: он попадает в капканы, поставленные на лисиц и волков, иногда его ловят собаки.

Живые каракалы пользуются большим спросом со стороны зооэкспорта и наших зоологических садов. Например, в 1963 г. лишь одна Таджикская база Зооцентра заготовила 30 животных (Сигалов, 1964).

Каракал на человека не нападает, даже будучи раненым. Описан лишь один случай, когда в Индии этот кот бросился на проходившего крестьянина. Когда хищника убили, оказалось, что он был крайне истощенным, и, по-видимому, долго голодал (Прэтер, 1965).

Как вредитель животноводства в Туркмении каракал отмечен лишь несколько раз. В 1941 г. в Ербентском районе в двух колхозах был ряд случаев нападения этого хищника на отбившихся от стада овец с ягнятами (газ. "Туркменская искра" от 24/III-1941). Нападения на овец и ягнят изредка бывали и в другие годы.

В Индии, Иране, Египте, Сирии и некоторых других странах дрессированные каракалы раньше применялись как ловчие животные для охоты на зайцев, антилоп мелких видов, лисиц, журавлей, голубей и другую дичь. Значительные группы этих хищников раньше содержали раджи в Индии и ценили их даже выше гепардов (Жердон, 1874; Гек и Гильцгеймер, 1925; Прэтер, 1965). В последние годы использование каракала для охоты неизвестно. У древних египтян, с этой кошкой были связаны религиозные представления. Из погибших животных делали мумии, но приручали ли они каракалов - не установлено (Гек и Гильцгеймер, 1925). Есть сведения, что охота с каракалом в пределах нашей страны практиковалась в Туркмении. Туркмены воспитывали молодых каракалов, которые становились совершенно ручными (Гринберг, 1933)*.

* (Указанное сообщение - единственное об охоте с каракалом в Туркмении. Отсутствие подробностей и вообще всяких других данных, также и неопубликованных материалов у современных исследователей Туркмении делает это сообщение В. Г. Гринберга (1933) в работе, где есть ряд существенных ошибок, весьма сомнительным. Если приручение каракалов и охота с ними имели в Туркмении место, то очень давно и очень редко. (В. Г.).)

В 1938 г., учитывая редкость каракала, охоту на него в Туркмении запретили. В 1941 г., в виде исключения добывание его было разрешено в Ербентском районе. В 50-х годах промысел каракала не ограничивали. Добывание этой интересной кошки, чтобы сохранить ее как памятник природы, следует повсеместно запретить. Это тем более необходимо, что вне СССР как в Африке, так особенно в Индии распространение и численность ее быстро сокращаются, и каракала считают исчезающим животным (Покок, 1939; Гарпер, 1945; Прэтер, 1965). (А. С.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Британские ученые нашли пользу от бобров

Гепарды получили возможность быстро бегать благодаря строению внутреннего уха

Серые крысы способны действовать по принципу «услуга за услугу»

Американская летучая мышь способна замедлять сердцебиение в пять раз

Биологи выяснили, зачем жирафам длинные шеи

Калифорнийские белки тщательно сортируют свои запасы

Чувствительные гиганты: что вы знаете о слонах

Поедание почвы защитило пищеварение обезьян

10 животных, которые вымерли за последние 10 лет

Узкая пищевая специализация бывает эволюционно невыгодной

Десять интересных гибридных животных




© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://animalkingdom.su/ 'AnimalKingdom.su: Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100