НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава
Камышовый кот, Felis (Felis) chaus Güldenstaedt, 1776

(Также "хаус", иногда "камышовая рысь". Последнее название искусственное, перевод с немецкого и весьма неудачное, так как рысям этот вид не относится. Старых авторов ввели в заблуждение небольшие кисточки на ушах. Кроме того, на старых рисунках художники, не знавшие живого животного, изображали его с обликом рыси - очень высоконогих, с рысьими ушами)

1776. Felis chaus. Güldenstaedt. Nov. Com. Acad. Petrop., 20, p. 483. Терек.

1811. Felis catolynx. Pallas. Zoogr. Rosso-Asiat., I, p. 23, Терек.

1898. Felis chaus typica. De Winton. Ann. Mag. Nat. Hist., 7 Ser., 2, p. 291.

Для F. ch. chaus Güld.

1898. Felis chaus furax. De Winton, Ibid., p. 293. Иерихон, Палестина.

1939. Felis chaus prateri. Pocock. Fauna Brit. India. Mamm., I, p. 298. Джакоб-абад в Синде, Сев.-Зап. Индия*.

* (В синонимы вида, имеющие отношение к нашей фауне, иногда включают shawiana и maimanah. Эти названия к камышовому коту прилагать нельзя (см. ниже и синонимику кошек группы libyca).)

1969. Felis (Felis) chaus oxiana. Heptner. Гептнер. Зоолог, журн., 48, № 8, стр. 1259. Заповедник "Тигровая балка" на нижнем Вахше, правом притоке Амударьи. (В. Г.).

Диагноз

Окраска туловища и головы одноцветная, без ясно выраженной пятнистости или полос - темные отметины есть лишь на хвосте и ногах. Череп удлиненный, но небо в межкрыловидной впадине кзади не вытянуто (см. рис. 28), межкрыловидная впадина широкая. Второй предкоренной (первый в ряду) обычно имеется, передне-внутренняя лопасть хищнического зуба развита хорошо и несет высокую приостренную вершину. (В. Г.).

Описание

Размеры мелкие, приблизительно соответствующие размерам кавказского лесного кота, но в среднем несколько более крупные. Отдельные звери бывают значительно крупнее.

По общему облику камышовый кот несколько отличается от лесного или степного тем, что он немного выше на ногах и имеет относительно более короткий хвост (рис. 166). Его длина составляет меньше половины, обычно около трети длины тела и короче удвоенной длины ступни задней ноги (редко равна ей). Эти пропорции, однако, не таковы, чтобы можно было, как нередко делается, говорить о сходстве камышового кота с рысью.

Рис. 166. Камышовый кот, Felis (Felis chaus) Güld. (рис. А. Н. Комарова)
Рис. 166. Камышовый кот, Felis (Felis chaus) Güld. (рис. А. Н. Комарова)

Голова довольно широкая в скулах и потому выглядит более округлой (шаровидной), чем у амурского кота. Уши довольно длинные, у основания относительно широкие, к концу приостренные и посаженные довольно высоко. На концах в зимнее время находится небольшой пучок удлиненных волос, образующих нерезко выраженную кисточку, имеющую длину от 7-10 до 20 мм. Уши всегда сильно выдаются из меха. Волосы на щеках не удлинены (баки не развиты). Глаза довольно большие, зрачок вертикальный. Голова, "лицо" камышового кота совершенно типичны для мелких кошек - он похож на лесную кошку, но никак не на рысь.

Мех по всему корпусу равномерной высоты, но волосы по хребту в летнем мехе удлинены и образуют узкий и редкий гребешок из жестких остей вдоль всей спины. Длина волос этого гребня достигает 50 мм. В некоторых случаях он развит слабее. В зимнем мехе явственного гребня не выделяется, однако волосы по середине спины заметно удлинены. Не исключено, что летний гребень образован невылинявшими зимними волосами.

Ость зимнего меха относительно длинная и упругая, поэтому несмотря на мягкий подшерсток, мех камышового кота сравнительное мехом других мелких кошек наиболее редкий и грубый. Зимой он не так длинен и пышен, более редок, короток, грубее и летом. Зимой "на спине на 1 см* приходится около 4000 волос, на брюшке - 1700. Характерно сильное развитие кроющих волос на брюшке. На 1 кроющий на спине приходится 12, на брюшке всего 4-5 пуховых. Кроющие волосы очень высокие - ость I категории в 1,8 раза длиннее пуха. Средняя длина направляющих волос и остей I-IV категорий на спине составляет 61, 56, 47, 43, 39 мм, толщина 89, 74, 52, 40, 30 мк*, на брюшке длина соответственно 50, 37, 30, 26 (ости IV категории нет) и толщина 48, 30, 28, 27 мк. Пуховые волосы имеют длину 30 мм, толщину 20 мк на спине и соответственно 20 мм и 21 мк "на брюшке" (Б. Ф. Церевитинов).

(Измерения по середине спины, т. е. в области описанного "гребешка".)

Окраска в целом одноцветная, на корпусе пятен нет. Темные отметины и пятна есть лишь на ногах и хвосте и могут появляться на нижней стороне туловища. Общий цвет зимнего меха (средний тип окраски кавказских зверей)- серовато-охристый с нерезкой, очень мелкой частой рябью, образован белыми и темными остевыми волосками. Среди них больше белых и потому на мехе есть некоторый налет седины. Начиная с залопаточной области, по хребту идет сначала узкая и неясная, а далее довольно широкая темная рыжевато-охристая полоса. Она мелко покраплена темным, причем примесь черных волосков кзади становится больше, и на крестце они концентрируются и иногда местами как бы ограничивают охристую полосу с боков узкой темной каемкой.

Бока светлее спины, примесь темных остей (мелкая рябь) на них меньше; внизу окраска, боков довольно резко переходит в окраску брюшной стороны. Грудь и живот яркого светло-охристого цвета, на груди у подмышек участки белого цвета, задняя часть живота и паховые области белые. Подбородок, область нижней челюсти и горло белые. Нижняя часть шеи и передняя часть груди яркого и светлого охристого цвета. Это поле мысом простирается в область между передними ногами.

Наружная сторона задних ног имеет окраску боков, у передних она тускло охристая; примесь темных остей здесь меньше, чем на задних ногах, или их нет и потому передние ноги ярче задних. В верхней части внутренней стороны передних ног по очень светлому охристо-белесому фону идут две темно-бурые поперечные полосы. На внутренней стороне передних ног несколько пятен или до 5-6 коротких полос того же цвета. Шея сверху имеет цвет передней части спины, бока шеи несколько светлее и подходят к окраске боков. Хвост сверху имеет в общем цвет спины или несколько более серый - охристая полоса, доходящая до его основания, на хвост не переходит. По верху хвоста сильная примесь черных остей, самый кончик черный, перед ним 2-3 черных кольца; первое и второе иногда соединены продольной полоской.

Рис. 167. Молодой камышовый кот. Закавказье (фот. А. П. Жандармова)
Рис. 167. Молодой камышовый кот. Закавказье (фот. А. П. Жандармова)

Верх головы между ушами и затылок имеют окраску спины, но более насыщенную и буроватую. Верхние губы и область вибрисс яркие, белые или чуть охристые и хорошо выделяются (характерный признак вида) (рис. 168). Перед глазом к носу идет темное бурое пятно, под ухом, на щеках и за ухом довольно яркое охристое поле. Остальная часть головы окрашена, как бока. Уши сзади яркие, охристо-рыжеватые, у основания несколько буроватые, кончик бурый или черный, волосы кисточки черные. Изнутри уши покрыты белыми волосами, самые длинные - чистобелые. Вибриссы белые.

Рис. 168. Камышовый кот, Felis (Felis) chaus Gld. Характерна светлая окраска верхних губ (фот. М. И. Обухова)
Рис. 168. Камышовый кот, Felis (Felis) chaus Güld. Характерна светлая окраска верхних губ (фот. М. И. Обухова)

Индивидуальная изменчивость зимнего меха относительно невелика и выражается в более сером или более охристом общем тоне меха и в изменениях формы и цвета спинного ремня. Он может быть короче или длиннее, более широк и расплывчат или относительно узок и резко ограничен, более или менее ярок. Изменчива и интенсивность окраски низа, но яркое пятно на шее и груди выражено хорошо. Яркость окраски и очертаний пятен меняется, однако, незначительно. Число их бывает больше (перевязей на передних ногах всегда две), и слабо намеченные неясные охристые пятна могут появляться на границе окраски боков и живота и на животе.

Окраска летнего меха гораздо более изменчива, чем зимнего. В целом она значительно светлее и лишь редко столь же темна и насыщена, как зимой. Общий тон окраски спины изменяется от охристо-серого до почти чисто серого с легкой темной и светлой рябью - серый тон может быть довольно темным и очень светлым, седоватым. Полоса по спине, как и зимой, бывает разной длины и ширины и имеет цвет от охристо-буроватого до яркого охристо-ржавого. Окраска нижней стороны менее яркая и гораздо светлее - белых полей больше и охристый тон цветных бледнее, однако, иногда вся нижняя сторона тела, кроме подбородка, равномерно светло-охристая, даже с оттенком апельсинового тона. Пятнистость летом развита несколько сильнее, чем зимой, - пятна на ногах и на границе окраски боков и низа яснее, пятна на животе развиты больше. и иногда сливаются в поперечные полоски.

Крайний, но, по-видимому, не очень редкий тип изменчивости окраски летнего меха представляют особи* чрезвычайно светлые и бледные. Верх шеи светлый, седовато-серый, по спине идет лишь относительно узкая серая полоса (почти равная по ширине охристому ремню), бока же светло-охристые. Окраска может быть также охристо-серая с полосой ржавого цвета. По верху хвоста белесого цвета идет узкая черная полоса. Низ очень светлый. Подбородок, горло и грудь между лапами белые, между грудью и горлом светлое охристое поле. Задняя часть груди и передняя часть живота бледно-охристые, задняя часть живота и пахи белые. Замечательно богатая пятнистость. Она сильно выражена по ногам и животу или ноги, бока, весь живот и вся грудь покрыты ржаво-буроватыми (задние ноги и бока), бурыми (передние ноги) и светлыми ржавыми (бока и низ) нерезкими пятнами. Пятнистость в этом типе окраски бросается в глаза.

* (№ S 14194. Ст. Александрийская, низовья Терека. 5/VII-1926 г. Ю. Г. Гептнер; № S 52701. Гасан-кули в устье Атрека, Туркмения. 1942. А. В. Самородов. КЗММУ. См. далее "Систематическое положение".)

У молодого в первом наряде (июнь, Кушка) общий тон меха грязно-серый. По спине широкая, сильно размытая темно-буро-серая полоса. По сторонам от нее по спине, на боках и на брюхе неясные серые темные размытые пятна, имеющие тенденцию образовывать вертикальные ряды. Поле между ними на спине и боках немного более светлое, серое. Нижняя сторона тела светлая палево-белая с желтым тоном в передней части живота и на груди. Передние ноги выше локтя тускло-ржавые, ниже с черно-бурыми пятнышками с наружной и внутренней сторон. На задних ногах бурые пятна, стопа сверху и снизу рыжеватая. Хвост сверху темно-бурый, снизу светлый, охристый. Голова сверху той же окраски, как спина, с боков несколько светлее. Под глазом и кзади от него под ухом охристо-серая окраска, верхняя и нижняя губа, подбородок и горло белые (рис. 167). Тыльная сторона уха ржавая, самый кончик черный, кисточка черная - ее длина около 10 мм. На первую зиму молодые надевают взрослый наряд.

Географическая изменчивость окраски вида в целом, по-видимому, выражена довольно определенно и подчиняется правилу Глогера (Вейгель, 1961). Кроме общей интенсивности окраски в некоторых подвидах, видимо, различна амплитуда и тип ее индивидуальной изменчивости, например, имеются серая и рыже-бурая "фазы", связанные, однако, переходами (F. ch. affitiis), бывает потемнение окраски ног и т. п. В пределах нашей страны изменчивость окраски незначительна и выражается главным образом в характере общего тона, иногда также и в указанной форме индивидуальной изменчивости.

Череп камышового кота (рис. 169) занимает как бы промежуточное положение между черепом периферической (в нашей фауне) формы рода - амурского кота и более специализированных форм кошек подрода Felis s. str. - группой silvestris вида silvestris. Сходство с черепом амурского кота выражается в несколько вытянутой форме черепа в целом и мозговой коробки в частности, сравнительно узких скуловых дугах, форме носовых отростков межчелюстных костей и некоторых других деталях. Вместе с тем, у камышового кота мозговая коробка более вздута и объемиста и вытянута кзади меньше, лобная площадка большая и выпуклая, с небольшой впадиной посредине и весь череп более выпуклый (верхняя линия профиля выше и дуга круче), глазницы относительно и абсолютно больше, хотя и не так сильно направлены вперед и несколько больше овально вытянуты кзади. В межкрыловидной впадине небо не простирается назад так далеко, как у амурского кота, и его задняя граница здесь находится на уровне заднего края коренных зубов (см. рис. 28). Межкрыловидная впадина широкая, спереди несколько шире, чем сзади; ширина хоaнального отверстия значительно больше его высоты. Ширина межкрыловидной впадины спереди значительно больше расстояния между внутренними частями слуховых барабанов.

Зубы, особенно хищнический, а также третий предкоренной, сильнее и массивнее. Передне-внутренняя лопасть хищнического зуба хорошо развита и несет довольно большую острую вершину. Вторые предкоренные обычно имеются.

Большинство этих признаков развиты в такой форме, что, отличая камышового кота от амурского, в той или иной мере сближают его с лесным и степным, частью с каракалом (см. "Систематическое положение").

Возрастные изменения черепа выражаются в большом относительном объеме мозговой коробки, в меньшей вытянутости черепа и в большей выпуклости его, в меньшем развитии глазничных отростков, в отсутствии или слабом развитии сагиттального и затылочного грубней. Череп достигает размеров и структуры взрослого животного не ранее середины второго года жизни (на вторую зиму). Череп самки обычно легче и несколько меньше черепа самца. Географические изменения черепа выражены слабо и проявляются, по-видимому, лишь в незначительных изменениях общих размеров.

Рис. 169. Череп камышового кота, Felis (Felis) chaus Guld. № S 5376 ЗММУ, самец. Ленкорань, с. Вель, 10 февраля 1925 г. (рис. Н. Н. Кондакова)
Рис. 169. Череп камышового кота, Felis (Felis) chaus Güld. № S 5376 ЗММУ, самец. Ленкорань, с. Вель, 10 февраля 1925 г. (рис. Н. Н. Кондакова)

Размеры камышовых котов в разных частях ареала в нашей стране существенно не меняются и приведенные данные по области верховьев Амударьи (Термез и выше, табл. 7) могут характеризовать также и кавказскую популяцию.

Таблица 7. Размеры тела (мм) и вес (г) камышовых котов F. (F.) chaus oxiana из области верховьев Амударьи
Таблица 7. Размеры тела (мм) и вес (г) камышовых котов F. (F.) chaus oxiana из области верховьев Амударьи

(Примечание. Обработка данных В. И. Чернышева (1958) и материалов, предоставленных А. М. Аллаяровым. Дополнительные данные см. "Географическая изменчивость".)

Значительные колебания веса зверей (в два с лишним раза у самцов и почти в три раза у самок) определяются не только большими индивидуальными и возрастными изменениями, но также в зависимости от сезона и условий питания в разные годы. В марте-апреле в дельте Амударьи вес самцов (13) в среднем 7,9, в октябре-декабре (4) 8,2 кг, соответственно самок 5,5 (4) и 6,5 (3) кг (Реймов, Нуратдинов, 1970). В благоприятных обстоятельствах коты бывают очень жирны.

Абсолютный средний вес сердца у самцов (21) равен 39,2 ± 3,9 с коэффициентом изменчивости 34,2, у самок 35,8 ± 4,7 и 29,3. Относительный вес в среднем составляет соответственно 4,7 ±0,25 °/00 с коэффициентом изменчивости 17,0 и 6,1 ± 1,0 и 36,7. Абсолютная средняя длина кишечника самцов (21) 183,9 ± 5,9 (с. v. 10,98), относительная (при средней длине тела 76,5) 1 : 2,40, то же у самок (15) - 176,5 ± 12 (с. v. 10,82), относительная (при средней длине тела 68,8 ± 2,2) 1 : 2,56. При этом абсолютный и относительный вес сердца в зависимости от состояния упитанности (см. выше) довольно значительно меняется индивидуально, частью по временам года - у самцов в среднем от 39,7 к 34,6 г и 5,02 и 4,220/00, у самок от 40,4 к 29,2 г и 7,34 и 4,46 0/00 (по Реймову и Нуратдинову, 1970, с изменениями; материал из дельты Амударьи).

Размеры черепа по материалам со всей области обитания вида у нас, кроме дельты Амударьи, см. таблицу 8. Данные по отдельным частям ареала см. ниже ("Географическая изменчивость").

Таблица 8. Размеры черепа камышовых котов, F. (F.) chaus
Таблица 8. Размеры черепа камышовых котов, F. (F.) chaus

1 (Материал только с Кавказа.)

2 (Материал только с верхней Амударьи.)

(Примечание: данные по экземплярам из дельты Амударьи (см. "Географическая изменчивость") в эту таблицу не включены.)

Как по размерам тела и весу, так и по размерам черепа самцы значительно превышают самок по первой категории признаков в среднем на 15-16%, по второй приблизительно на 10%. (В. Г.).

Систематическое положение

Как частью указано выше, камышовый кот по структуре черепа (рис. 169) занимает промежуточное положение между F. euptilura и F. silvestris - libyca, европейской лесной и степной кошками. В этом виде (надвиде) F. silvestris камышовый кот ближе к группе подвидов silvestris, чем libyca. К подроду (роду) Felis s. str. его обычно и причисляют современные авторы (Покок, 1939; Хальтенорт, 1953 и др.). Вопреки обычным представлениям, в подроде он представляет собой, однако, менее специализированную форму (несколько вытянутый череп и мозговая коробка, положение глазниц и т. п.). Это и определяет его подчеркнутое выше положение, хотя структура небной, хоанальной и межкрыловидной областей и отделяет камышового кота от амурского больше, чем от европейского лесного и степного (вид - надвид silvestris).

Несомненная близость камышового кота к последнему не позволяет выделять камышового кота и в особый подрод (chaus), как это практиковалось недавно и иногда практикуется и сейчас (Петч, 1968). В силу приведенных причин нет оснований сближать камышового кота и с рысью, хотя, как сказано ниже (см. раздел о каракале), по структуре некоторых особенностей черепа и уровню его специализации от линии амурский кот - манул линию рысей - (подрод Lynx) от подрода Felis можно отводить на морфологическом уровне камышового кота. По общему складу корпуса, главному характерному признаку группы рысей камышовый кот, однако, настоящая кошка типа степной или амурской (традиционные изображения животного в этом отношении тенденциозны).

Окраска камышового кота специфична и заметно отличается от окраски других кошек в принятой здесь узкой трактовке подрода. Однако пятнистая окраска молодых и заметно пятнистый тип индивидуальной изменчивости взрослых указывают на близкие связи камышового кота с упомянутыми видами настоящих кошек. Промежуточного характера между амурским и лесным европейским котом окраска, таким образом, не имеет, хотя сходство однотонного типа окраски амурского кота с окраской камышового кота довольно значительно. Существенно, что в неволе (зоологический сад) камышовый кот дает с домашней кошкой жизнеспособное потомство (Грей, 1954); более широкого гибридологического анализа не делалось.

Имеются мало определенные сведения о скрещивании камышового кота в Индии на воле с домашним (Аллен, 1938). В пределах СССР об этом ничего не известно.

Указанные выше отличия камышового кота от амурского - собственно единственный набор признаков различия между амурским и лесным котами. Поэтому на современном уровне сведений отделять F. euptilura от кошек подрода Felis s. str. нет достаточных оснований. Возможно, что это можно распространить и на другие виды, обычно сближаемые с F. euptilura (bengalensis, viverrina, rubiginosa, planiceps - группа Prionailurus).

Окраска и некоторые особенности склада камышового кота специфичны и не имеют промежуточного характера. Положение камышового кота важно еще и в том отношении, что по краниологическим признакам он имеет существенные черты сходства с каракалом. Будучи вполне типичным элементом в прямой линии специализации наших кошек от амурской до манула, он вместе с тем представляет собой тот уровень в этой цепи форм, на котором, так сказать, ответвляется линия рысей (подрод Lynx) (см. выше характеристику рода и "Систематическое положение" каракала). (В. Г.).

Географическое распространение

Лесные и связанные с водоемами области Южной, Передней и Средней Азии и северо-восток Африки.

Ареал в СССР (рис. 170). Представляет собой северную окраину видового ареала. Он занимает наиболее южные районы страны и разбит на две части - кавказскую и среднеазиатскую,которые соединяются на юге за пределами СССР. Распространение камышового кота в связи с его привязанностью к речным долинам и другим угодьям, богатым водой, частью с лесами, весьма неравномерно - очертания ареала, особенно в нашей стране, очень сложны; в нем также есть обширные пространства, где животные отсутствуют.

Рис. 170. Восстановленный ареал камышового кота, Felis (Felis) chaus Guld., в СССР. Знаки вопроса относятся к низовьям Чу и Ферганской долине, сведения откуда сомнительны. В. Г. Гептнер
Рис. 170. Восстановленный ареал камышового кота, Felis (Felis) chaus Güld., в СССР. Знаки вопроса относятся к низовьям Чу и Ферганской долине, сведения откуда сомнительны. В. Г. Гептнер

На северо-западе камышовый кот водится в дельте Волги, достигая здесь точки, расположенной в 65 км к северу от Астрахани (Досанг), и незначительно выходя по прикаспийским камышам к востоку от дельты (Денгизский р-н Гурьевской области). От волжской дельты ареал тянется узкой лентой, соответствующей ширине тростниковых зарослей, вдоль каспийского побережья на юг до устья Кумы и захватывает ее нижнее течение.

От устья Кумы кот распространен по полосе береговых камышей на юг до Черного рынка. Обитает по разливам и протокам в пространстве между рукавом Терека, идущим на север к Черному рынку, и рукавам, идущим на восток в Аграханский залив. По Тереку распространен по лесным и кустарниковым зарослям долины вверх до Парабочевского леса и ст. Шелкозаводской (Шелковой) и даже до Моздока и по Сунже до Грозного. На пространстве между Тереком, предгорьями и морским побережьем к югу до Махачкала (равнинный Дагестан) кот по разливам Терека, Сулаку и его разливам и по озерам и кустарниковым зарослям распространен широко и довольно равномерно и относительно далеко от морского побережья. Он доходит до линии Шелковая - Хасавъюрт или может быть даже несколько западнее.

К югу от Махачкалы камышовый кот распространен вдоль каспийского побережья до иранской границы. Где нет тростниковых зарослей, он живет в кустарниковых зарослях приморской полосы или предгорьях, поднимаясь до высоты 300-400 м н. у. м. и не выше 800, в Закавказье - до 1000.

Широко распространен в низменности восточного Закавказья по долинам Куры и Аракса и притокам Куры и по озерным районам в степях. Ареал здесь ограничен предгорьями Большого и Малого Кавказа. Вверх по долине Куры проникает почти до Сурамского хребта (Гори) по нижнему поясу гор и по предгорьям Главного хребта и бассейну Алазани, на запад идет приблизительно до меридиана Тбилиси. По долинам рек бассейна Куры, сбегающих с Малого Кавказа (Тертер), он местами заходит довольно глубоко в горы. По долине Аракса живет от низовьев до Мегринской теснины (выход Зангезурского хребта на Араке - немного восточнее Ордубада), а затем после некоторого перерыва (к юго-востоку от Еревана на границе Нахичеванской АССР) от Араздаяна до Октемберянского р-на (к западу от Еревана) включительно. По некоторым притокам (Акера, Охчичай) он и здесь проникает в глубь гор.

Указания об обитании камышового кота на Кубани (М. Богданов, 1873; Огнев, 1935; Формозов, 1946) ошибочны - здесь водится только лесной кот (F. silvestris*). Сведения об обитании в устьях Урала не получили подтверждения и, очевидно, ошибочны.

* (Экз. из станицы Гривенской (ЗММУ), который принимали за камышового кота, относится к этому виду.)

В Средней Азии камышовый кот встречается в самом юго-восточном углу Туркмении по Атреку от устья (Гасан-Кули) и по его притокам Сумбару и Чандыру и по Терсакану (Ходжа-Кала). Животное проникает в глубь гор, видимо, недалеко (по Сумбару едва ли далее Кара-Кала). По всему остальному Копетдагу этого кота, очевидно, нет, как и по прикопетдагской равнине. В пески не идет и указания на обитание на западном Узбое (Ясха, Тониатан; Г. П. Дементьев, 1955) ошибочны. Далее на восток кот встречается по всему Теджену, вероятно, заходя из Ирана, и по всему Мургабу. По Кушке его нет или он редок.

По Амударье камышовый кот распространен в дельте до взморья и вверх по реке до устья Кызылсу и немного выше (до Чубека, что южнее Куляба), т. е. по всей реке, где есть тростники и древесно-кустарниковые заросли. По левому берегу реки вне дельты кот встречается только по ее долине (к ней вплотную подходят пустыни). Лишь по Келифскому Узбою и началу Каракумского канала он несколько отходит от долины Амударьи (вероятно, в дальнейшем канал выведет кота в глубь пустыни).

Камышовый кот широко распространен по правым притокам Амударьи: по Кызылсу и ее притоку Яхсу поднимается немного выше Куляба, по Вахшу идет несколько выше Курган-Тюбе (до выхода реки из гор), по Кафирнигану до верховьев. Водится по Гиссарской долине, на восток заходя несколько за Душанбе (до Орджоникидзеабада), и по долине Сурхандарьи и нижнему Тупалангу. По горным кряжам между названными реками не водится. Вероятно, живет по Ширабаду. Распространен по Зеравшану, где встречается, в частности, под Самаркандом и идет вверх по реке по крайней мере до Пенджикента; по-видимому, живет на Кашкадарье. Указан для всей Сырдарьи от устья Ангрена до моря, для низовьев Чирчика и Ангрена, равнинных частей Ташкентской области. Относительно Ферганской долины данных нет. Указан для низовьев Чу, но эти данные требуют подтверждения.

Указания на обитание на Устюрте (Брандт, 1852; Бажанов, 1951) как в центральной части, так и между северным Чинком и песками Большие Барсуки ошибочны. Кот водится у оз. Судочьего в самой северо-западной части дельты Амударьи и недалекие заходы отсюда к северу по западному берегу Аральского моря нельзя считать полностью исключенными.

Ареал камышового кота, несмотря на то, что животное не подвергается специальному усиленному преследованию и при известных условиях хорошо уживается в культурном ландшафте (поливные и орошаемые земли) местами подвергается значительным изменениям. Это объясняется определенной стенотопностью вида. Так, в последние годы в связи с пересыханием Атрека и исчезновением камышей по реке и связанным с ней водоемам (оз. Делили) здесь исчезла вся тростниковая фауна, а вместе с ней и камышовый кот.

В южном Таджикистане кот исчез в ряде мест в связи с вырубкой тугаев. По этой причине происходят изменения в распространении вида по Мургабу. В противоположность этому, в Таджикистане в связи с орошением и обработкой некоторых недавно пустынных районов, например в долине Вахша, появился и камышовый кот.

Есть основания полагать, что камышовый кот, бывший нормальным обитателем всей долины Сырдарьи, в последние десятилетия исчез из ее нижней части или стал, по крайней мере, редким, хотя таких изменений обстановки, которые исключали бы его пребывание, здесь не произошло*.

* (Ареал по данным М. Богданова, 1873; Зарудного, 1890, 1915; Динника 1910-1914; Сатунина, 1915; Н. Смирнова, 1922; С. Наумова, 1927; Г. Никольского, 1930; Огнева, 1935; Флерова, 1935; Шнитникова, 1936; Гуреева, 1937; Доброхотова, 1939; Гептнера и Формозова, 1941; Верещагина, 1947; Кузнецова, 1948, 1948а; Чернышева, 1948, 1958; Бажанова, 1951; Даля, 1952, 1954; Слудского, 1953; Гептнера, 1956; Нур-Гельдиева, 1960; Шукурова, 1960; Ишунина, 1961; Алекперова, 1966; О. П. Богданова, 1964 и др. и по оригинальным данным А. А. Слудского и В. Г. Гептнера (Туркмения).)

Ареал вне СССР (рис. 171) занимает низменный Афганистан, Иран, Малую Азию (запад и юг), Ирак, часть Сирии, Палестину, Египет (дельта Нила и нижнее течение до Кепа на 28° с. ш. и по побережью на 250 км на запад от Александрии), а также Белуджистан и Кашмир, всю Индию с Цейлоном, Непал, Бирму, Индокитай (без Малакки), Юньнань*.

* (Отнеся F. shawiana в число форм F. chaus, Покок (1939) тем самым включил в ареал камышового кота китайский Туркестан (Яркенд). В этом ему следуют некоторые западные авторы, в частности Эллермэн и Моррисон-Скотт (1951). Все это, как указано (см. синонимику камышового и степного кота), очевидно, основано на недоразумении с датировкой коллекций, поскольку камышовый кот на восток дальше Сырдарьи, может быть Чу, не идет. Об обитании описываемого вида в Яркенде никаких положительных сведений нет и оно вообще очень мало вероятно.

Камышовый кот был также указан для Северо-Западной Африки (Гэйм де Бальзак, 1936), однако эти сведения не подтвердились.)

Рис. 171. Видовой ареал камышового кота, Felis (Felis) chaus Guld. Знак вопроса указывает низовье Чу. В. Г. Гептнер
Рис. 171. Видовой ареал камышового кота, Felis (Felis) chaus Guld. Знак вопроса указывает низовье Чу. В. Г. Гептнер

Вне пределов своего современного ареала камышовый кот был указан для голоценовых отложений Германии и Швейцарии (?), среди остатков азильского и тарденуазского времени в Крыму (Шанькоба) (В. И. и В. И. Громовы, 1937; по Пидопличко, 1951) и в славянском поселении VIII-XIII вв. на территории Полтавы (И. Громов, 1948). Принадлежность этих остатков камышовому коту справедливо ставится под большое сомнение (Верещагин, 1959). Определение вида по тем обломкам, которые приводились, едва ли возможно. Никаких других данных об обитании камышового кота на юге европейской части СССР в настоящее время нет. Камышовый кот, по крайней мере на Кавказе, очевидно, недавний иммигрант из Южной Азии. (В. Г.).

Географическая изменчивость

Географическая изменчивость камышового кота, хотя его ареал относительно и не очень велик, выражена, по-видимому, достаточно явственно. Обычно принимается 8 подвидов (Эллермэн и Моррисон-Скотт, 1951, 1966), не считая maimanah (см. далее; Покок, 1951); или с прибавлением позже описанной, впрочем, несостоятельной формы valbalala (Цейлон) - 9 (Вейгель, 1961). Основные указываемые отличия сводятся к окраске (общая интенсивность ее, окраска конечностей, степень изменчивости и т. п.), которая подчиняется правилу Глогера (Вейгель, 1961); указаны также (Покок, 1939) более мощные зубы у одной из форм (furax), что, однако, судя по нашим материалам, не вполне убедительно. Есть, очевидно, некоторая разница и в общих размерах некоторых подвидов. Признаки наших форм (см. ниже) указывают, что проявляется также и правило Бергмана. При всем том характеристики некоторых подвидов представляются не вполне обоснованными и действительное число географических форм, очевидно, меньше.

В пределах СССР 2 подвида.

1. Кавказский камышовый кот, F. (F.) ch. haus Güldenstaedt 1776. (syn. catolynx, typica).

Окраска относительно темная, следы пятнистого узора выражены относительно хорошо (приведенное выше "описание" сделано по этой форме).

Размеры крупные. Достаточных данных по размерам тела и весу нет, но судя по размерам черепа (табл. 9) они не уступают приведенным для формы oxiana (таблица 8). Вес трех взрослых самцов 6200 (июнь), 7400 и 5700 г, двух самок 5560 и 6800 г (Азербайджан; А. А. Слудский), старой самки (Астраханский заповедник) около 13 кг (Доброхотов, 1939).

Дельта Волги, Кавказ, Копетдаг.

Простирание ареала в Туркмении на восток неизвестно. Экземпляры из Копетдага (КЗМУ) в зимнем мехе несколько светлее кавказских и представляют собой в известной мере переход к следующей форме, однако, видимо, их следует пока относить к номинальной.

Вне СССР - Иран и пограничные с Закавказьем части Турции, Ирак (Месопотамия), Сирия и смежные с ней части Турции; Палестина (?).

Номинальная форма отличается почти от всех остальных подвидов более крупными размерами. У всех форм, кроме furax и nilotica наибольшая длина черепа по опубликованному, правда, небольшому материалу (Покок, 1939 г 1951) не превышает 117, 120 и 127 мм, а длина тела у одной не превышает 80 см. Однако для формы furax (Ирак, Сирия, Палестина) максимум наибольшей длины черепа составляет 131 и даже 138 мм. По-видимому, она идентична с номинальной, тем более что указана частью для мест недалеко от области распространения номинальной формы (Багдад, Покок, 1961) и значительная часть ее ареала лежит в той же естественной природной части Передней Азии, как у кавказской формы. К номинальной по размерам, по-видимому, близка и форма низовьев Нила (nilotica - 131 мм), однако, о ней здесь вопрос не ставится.

Таблица 9. Размеры черепа кавказских камышовых котов, F.(F.) ch. chaus
Таблица 9. Размеры черепа кавказских камышовых котов, F.(F.) ch. chaus

(Примечание: экземпляры ЗММУ, данные С. И. Огнева (1935; материалы КЗМАН) и К. А. Сатунина (1915). 1 самец и 1 самка из Копетдага (Туркмения).)

2. Туркестанский камышовый кот, F. (F.) ch. oxiana Heptner, 1969.

Окраска туловища светлее, чем у номинальной формы, с меньшим развитием черных остей, спинная полоса ярче, в окраске нижней стороны больше белого, нижняя часть боков более яркая, охристая, пятнистость на ногах слабее и следы пятнистости на других частях тела выражены меньше.

Размеры крупные и, по-видимому, не меньше, чем у номинальной формы (см. табл. 7, 10 и 11).

Таблица 10. Размеры черепа камышовых котов, F.(F.) ch. oxiana, верховьев Амударьи (данные Чернышева, 1958)
Таблица 10. Размеры черепа камышовых котов, F.(F.) ch. oxiana, верховьев Амударьи (данные Чернышева, 1958)

(Примечание: размеры тела и вес зверей из этой области см. выше табл. 7.)

Таблица 11. Средние размеры и вес тела и размеры черепа (кг, мм) самцов камышовых котов, F.(F.) ch. oxiana из дельты Амударьи (по Реймову и Нуратдинову, 1970, с изменениями)
Таблица 11. Средние размеры и вес тела и размеры черепа (кг, мм) самцов камышовых котов, F.(F.) ch. oxiana из дельты Амударьи (по Реймову и Нуратдинову, 1970, с изменениями)

(Примечание: средние размеры черепа самок, опубликованные авторами, не приводятся, так как, видимо, по скудости материала (5 экз.) явно преувеличены и не показательны. (В. Г.).)

Средняя длина тела взрослых самок из дельты Амударьи (15) 688 ± 22 мм, средний вес (15) -6,08 ± 0,13 кг (Реймов и Нуратдинов, 1970).

Средняя Азия, кроме Копетдага.

Граница по отношению к номинальной форме на западе не известна,

Вне СССР - распространение не известно. По-видимому, занимает северный Афганистан.

Описываемая форма, если судить по немногим зимним шкуркам с верхней Амударьи (ЗММУ), отличается от номинальной достаточно наглядно. Однако, как указано, окраска шкурок из Копетдага носит в известной степени промежуточный характер. Такого типа шкурки среди более светлых есть и за Амударьей (Сарыассия на Сурхандарье).

Отношение этой формы к описанным из Индии не ясно. Не исключено, что она может быть близка к форме prateri, занимающей Синд и область к юго-востоку от него. Едва ли она, однако, идентична с ней. Типичная местность этой формы (Джакобабад) лежит от Термеза на Амударье на расстоянии около 1000 км по прямой и за Гиндукушем. При этом для Ирана и Белуджистана указано обитание номинального подвида (Покок, 1951). Кроме того, синдская форма заметно меньше таджикской*.

* (К этой форме могло бы по ближайшему соседству относиться название maimanah Zukowski, 1915, заглазно (!) данное по шкуре из Маймене в северном Афганистане, описанной в 1887 г. Скалли. Эллермэн и Моррисон-Скотт (1951, 1966) с сомнением (?) относят его к камышовому коту. Однако оно относится к степной кошке.)

* * *

Из частей ареала вне пределов СССР обычно принимаются следующие формы: 1) F. (F.) ch. furax de Winton, 1898-Месопотамия и Сирия (см. выше о номинальной форме); 2) F. (F.) ch. nilotica de Winton, 1898 - Египет; 3) F. (F.) ch. affinis Gray, 1830 - Гималаи от Кашмира до Сиккима; 4) F. (F.) ch. kutas Pearson, 1832 - северная часть Индии от Бенгалии до Кача; 5) F. (F.) ch. prateri Pocock, 1939 - Синд и область к юго-востоку от него; 6) F. (F.) ch. kelaarti Pocock, 1939 - Цейлон и Южная Индия к югу от р. Кистны; 7) F. (F.) ch. fulvidina Thomas, 1928 - Индокитай и Бирма. (В. Г.).

Биология

Численность. На самом севере ареала - в дельте Волги камышовый кот редок. По северо-западному побережью Каспия редок и спорадичен. В низовьях Терека и южнее, вплоть до границы с Ираном обычен, а местами многочислен (по низменным районам Дагестана и Азербайджана, частично Грузии и Армении). В Азербайджане еще недавно в год добывали 3500 этих кошек. Обычен теперь, а раньше был местами многочислен в южной половине Туркмении (по Атреку, Сумбару, Теджену, Мургабу). Многочислен по Амударье и в ее дельте и на южном побережье Аральского моря. Обычен, а местами многочислен в тугаях Пянджа, Вахша, Кызылсу, Кафирнигана и других притоков верхней Амударьи. Особенно много его по Амударье вдоль афганской границы. В Таджикской республике в год добывают до 300 котов.

Рис. 172. Места обитания камышового кота в Астраханском заповеднике. Дельта Волги. Июнь 1950 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 172. Места обитания камышового кота в Астраханском заповеднике. Дельта Волги. Июнь 1950 г. (фот. А. А. Слудского)

В Узбекистане весьма обычен в долине Амударьи и ее притоков (Сурхан-дарья, Кашкадарья и др.) и в долине Зеравшана. В долинах Сырдарьи,Чирчика и Ангрена в последние годы редок. В пределах Казахстана на Сырдарье и Чу теперь не встречается, хотя прежние авторы считали, что там был обычен.

Места обитания*. Камышовый кот - типичный обитатель тростниковых крепей, непролазных зарослей колючих кустарников и густых, сырых, низменных лесов вокруг озер, в поймах рек и по берегам моря. В открытой Степи или пустыне встречается редко, в горы высоко не поднимается. Указанные угодья изобилуют болотной и водяной птицей, турачами, водяными или пластинчато- зубчатыми крысами, мышевидными грызунами, несколькими видами рептилий и амфибий, а также рыбой. Охота на этих животных обычно обеспечивает кота богатой-добычей. В дельте Волги он живет в крепях из тростника и рогоза, которые чередуются с ильменями и прорезаны многочисленными мелкими протоками - ериками. Берега ериков густо заросли талом. Во время охот здесь иногда выходит на взморье. В крепях из тростника и рогоза с многочисленными заломами этот кот держится и в низовьях Кумы, Терека и других рек Кавказа и Закавказья, а также у больших систем озер (Сарысу и др.). Например, в Армении камышовый кот в долине Аракса живет в зарослях тростника и близ них в полосе на высоте 800-970 м н. у. м. (Даль, 1954).

* (К этому виду относятся также помещенные выше фотографии мест обитания туранского тигра, кроме Семиречья (р. Или). Почти везде кот живет в тех же местах, что и тигр.)

Во многих из этих водоемов тростник и рогоз растут в воде шириной полосы 1-3 км. Эти крепи плотной стеной окружают плесы, отделяя их от соседней степи. На плесах озер часто бывают сплавины и плавающие острова. В этих крепях кот живет круглый год, лишь изредка и ненадолго выходя в прилежащие к ним участки, например в степь. Сюда он иногда выходит зимой, чтобы поохотиться на грызунов и степную дичь. Этот кот охотно идет в воду и прекрасно плавает. В Закавказье его часто находили на заломах и сплавинах, удаленных от берега на 1-1,5 км. Большие плесы переплывает не только летом, но часто и зимой. Камышовый кот настолько привык к воде, что нередко отдыхает на заломах вдали от берега и иногда даже устраивает на них логово. Убегая от человека или собаки, он обычно бросается в воду и спасается вплавь.

Рис. 173. Ольховые болота в долине Агри-чая - биотоп камышового кота. Азербайджан. Декабрь 1957 г. (фот. Н. Н. Руковского)
Рис. 173. Ольховые болота в долине Агри-чая - биотоп камышового кота. Азербайджан. Декабрь 1957 г. (фот. Н. Н. Руковского)

Кроме тростниковых крепей, камышовый кот часто живет в трудно проходимых зарослях ежевики и ломоноса, у воды и в тугайных лесах из туранги и ежевики. В тугаях он, например, обычен по Куре. В Ленкоранской низменности, а также и в других местах нередок в кустарниковой зоне предгорий и в тростниках у моря. На взморье зимой живет целиком за счет уток и лысух, ослабевших от истощения, а также подранков. Следы кота встречаются всюду по внешней кромке тростников и выходят на открытые отмели. Здесь же часто встречаются остатки его добычи - растерзанные птицы (Ю. А. Исаков).

В Ленкоранской же низменности коты многочисленны в садах, где они селятся в живых изгородях из ветел, сплошь увитых вьющимися колючими растениями. Местами эти заросли бывают так густы и обширны, что участок одичавшего сада превращается в неприступную крепь (Е. П. Спангенберг). Поселяясь близ человека, кот нередко заходит в поселки, откуда таскает домашнюю птицу. Много раз этого кота находили в сараях, под домами и в других подобных местах. При всем том иногда в Закавказье камышовый кот встречается в чистостепных местах, удаленных от водоемов на много километров (Смирнов, 1922).

В Средней Азии этот кот также населяет тростники и тугаи. Однако в Таджикистане в марте-апреле, когда зайцы-песчаники и фазаны выходят на жировку из тугаев в прилежащие пустыни, следом за ними появляется здесь и камышовый кот (Чернышев, 1958). В дельте Амударьи живет в обширных тростниковых крепях, часто заливаемых летом водой, появляясь на сплавинах и заломах за несколько километров от берега, а также на взморье (А. А. Слудский, В. С. Покровский). В Средней Азии камышовый кот появляется на вновь орошаемых участках пустыни и поселяется в зарослях по обочинам каналов и головных арыков, в миниатюре напоминающих тугаи. Одновременно с котом сюда же переселяются фазаны, песчанки, зайцы, пластинчатозубые крысы, домовые мыши, а из хищников шакал и степная кошка.

Рис. 174. Полынья на реке, где камышовый кот охотится за зимующими утками и собирает подранков. Суровая многоснежная зима 1949/50 гг. в Закавказье. Кюрдамир, Азербайджан (фот. С. С. Турова)
Рис. 174. Полынья на реке, где камышовый кот охотится за зимующими утками и собирает подранков. Суровая многоснежная зима 1949/50 гг. в Закавказье. Кюрдамир, Азербайджан (фот. С. С. Турова)

С другой стороны, там, где исчезают тугаи, камышовый кот становится редким. Например, в Таджикистане там, где культурные земли на большой площади заменили тугаи, кот стал редким зверем. В Гиссарской долине он уцелел лишь в изредка встречающихся "островках" зарослей тростника в районе Гиссара (Чернышев, 1958). В результате уничтожения биотопов этого кота в последние годы его распространение и численность в Азербайджане сильно сократилась (Алиев, Насибов, 1966)*.

* (Сообщение Г. Радде и А. Вальтера (1889), что в Туркмении "даже в совсем лишенной кустарниковых зарослей области на юге есть камышовые коты, которые поселяются здесь в расщелинах и пещерках размытых ущелий верхнего Мургаба", нуждается в новых подтверждениях. Указанные авторы писали, "что в такой обстановке мы встретили его 8-20 апреля 1887 г. в Тахта-Базаре".)

Камышовый кот, будучи обитателем низин, на Кавказе и в Закавказье поднимается только до 600-970 м н. у. м. (Динник, 1914; Верещагин, 1947; Даль, 1954), в Таджикистане у Душанбе до 900-1000 м (Чернышев, 1948), в Иране до 1800 м, а в Гималаях даже до 2400 м н. у. м. (Блэнфорд, 1888-1891).

Специализировавшись на добывании животных, в своем большинстве тесно связанных с незамерзающими водоемами или замерзающими на короткий срок и не ежегодно, хаус находит оптимальные условия существования лишь на самом юге нашей страны. Северный предел массовых зимовок водяных птиц у нас приблизительно совпадает с изотермой января 2°. По-видимому, эта изотерма служит и северной границей оптимальных условий для кота. Он плохо приспособлен к отрицательным температурам и снежному покрову. Из всех наших диких кошек у хауса наиболее низкий, грубый и редкий волосяной покров, плохо защищающий его от холода. Поэтому в северной части ареала в необычно суровые, многоснежные зимы, этот кот гибнет от холода и голода. Так, в суровую зиму 1941/42 гг. в Астраханском заповеднике 1 февраля добыт кот, забравшийся на конюшню, аур. Терхизбенки найдены три павших кота. Звери были худые и с пустым кишечником (Ю. А. Исаков). Описанными экологическими особенностями, вероятно, и объясняется отсутствие или большая редкость зверя в Казахстане и на юго-востоке европейской части, хотя там имеются обширные тростниковые крепи и плавни. Снег же мешает его проникновению высоко в горы.

Рис. 175. Тростниковое займище в заповеднике 'Тигровая балка' - биотоп камышового кота. Здесь же тигр, кабан, бухарский олень, фазан. Нижний Вахш, Таджикистан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 175. Тростниковое займище в заповеднике 'Тигровая балка' - биотоп камышового кота. Здесь же тигр, кабан, бухарский олень, фазан. Нижний Вахш, Таджикистан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)

Питание. На западном побережье Каспия этот кот питается водяной крысой, мелкими мышевидными грызунами, зайцем-русаком, сусликом, диким кабаном (маленькие поросята), насекомоядными (землеройка), а в последние годы акклиматизированной нутрией. Он нападает на уток различных видов, лысуху, камышницу, фазана, турача, серую куропатку и более мелких птиц; уничтожает также птенцов и яйца. Ест черепах, змей, ящериц и рыбу (в основном сазан). Живя близ поселков, часто таскает кур, уток и гусей. Ест свежую падаль. В течение круглого года его основная добыча - грызуны и водоплавающая птица (утки, лысуха), особенно зимой, затем фазан, турач и рыба. В ряде районов кот живет почти исключительно за счет водоплавающей птицы. Насколько разнообразна бывает его добыча, видно из следующих примеров. В желудке хауса, добытого в низовьях Терека (июнь) обнаружены остатки 10 сусликов, у убитого зимой в Дагестане-несколько землероек, проглоченных целиком (Гептнер и Формозов, 1941), у крупного самца из Кюрдамира (Азербайджан; июнь) - две водяных крысы, чешуя сазана и около 800 г мяса поросенка кабана, у кота из Кзыл-Агачского заповедника (август)-водяной уж (1), красноголовый нырок, 3 домовые мыши, у добытого в декабре - красноголовый нырок; у кота из Караяз (Грузия; февраль) - черный дрозд и 2 общественные полевки (Верещагин, 1942). Однажды в желудке найдена болотная черепаха.

Камышовый кот часто охотится на нутрию, и, например, в Караязах (Грузия) он наравне с шакалом служит основным фактором, тормозящим увеличение численности нутрии. Даже с фермы, огороженной сеткой, высотой в 2,5 м коты за три зимних месяца 1947 г. похитили 147 молодых и взрослых нутрии (Верещагин, 1950). Особенно много нутрий погибло от котов в необычайно суровые зимы 1948/49 и 1949/50 гг. В эти зимы в связи с замерзанием водоемов они ловили нутрий, прятавшихся в зарослях куги или выходящих на лед. Камышовый кот, по-видимому, ловит в основном молодых нутрий, на взрослых же охотится редко. Так, однажды наблюдали, что кот напал на крупную нутрию, которая не пыталась уйти от своего врага, нырнув в воду, а защищалась и иногда нападала на него сама. Через 10-15 мин кот вынужден был отступить и, мяукая, уплыл в заросли тростника (Павлов, 1953).

Рис. 176. Биотоп камышового кота в заповеднике 'Тигровая балка'. Нижний Вахш, Таджикистан. Апрель 1966 г. (фот. Г. Н. Сапожникова)
Рис. 176. Биотоп камышового кота в заповеднике 'Тигровая балка'. Нижний Вахш, Таджикистан. Апрель 1966 г. (фот. Г. Н. Сапожникова)

В это же время от котов погибло и много водоплавающей дичи, ослабленной голодовкой, тем более что птицы в большом количестве концентрировались на немногих замерзших плесах (Е. П. Спангенберг). В районе залива Кзыл-Агач, в суровую и многоснежную зиму 1956/57 гг. зимовавшие там стрепеты и водяная птица сильно ослабели и становились легкой добычей не только лисицы и шакала, но и камышового кота (Т. А. Адольф).

Охотясь на водоплавающих птиц, водяных крыс и нутрий, коты часто переплывают со сплавины на сплавину, иногда через большие плесы, причем не только летом, но и зимой. Добравшись до купака или залома, кот часто караулит здесь добычу и, заметив близко, нередко прыгает на проплывающую утку или нутрию прямо в воду (Кашкаров, 1932; М. П. Павлов). В январе 1949 г. на оз. Томкин затон (Таджикистан), хаус прыгнул с берега на уток, плававших на полынье, и поймал одну из них (Чернышев, 1958).

Летом 1951 г. близ Кюрдамира (Азербайджан) в связи с сильной засухой многие озера значительно усохли. Вода отошла от берегов почти на километр, обнажив обширные участки грязи; местами остались ямы с водой, а в них рыба. На усохших озерах с рассвета до 7-8 ч утра постоянно охотились коты, ловя рыбу в ямах. Обычно по грязи к яме кот бежал большими прыжками и, схватив рыбу, стремительно убегал в тростники. На сазанов весом 200-500 г, зашедших на мелководье, кот бросался большим прыжком и, схватив одну из рыб, спешил скорее укрыться. Вторично коты охотились за рыбой в конце дня, часто еще до захода солнца. В этом же месте они таскали из капканов водяных крыс (Ю. А. Герасимов).

В районах, где развит осенний и зимний промыслы на водоплавающую дичь, подранки наравне с птицами, ослабевшими во время зимовки, часто составляют основную добычу кота. В юго-западной Туркмении главной добычей его являются грызуны и птицы, в частности зимующая здесь водоплавающая дичь, которую он ловит на ночевках, и турач. О питании камышового кота в Средней Азии см. таблицу 12.

Таблица III. Кавказская лесная кошка, Felis (Felis) silvestris caucasica Sat. (рис. A. H. Комарова)
Таблица III. Кавказская лесная кошка, Felis (Felis) silvestris caucasica Sat. (рис. A. H. Комарова)

Из таблицы 12 можно заключить, что в Таджикистане и Узбекистане кот в основном кормится зайцами-песчаниками, грызунами (63,0-92,0% встреч) и птицами (12,0-44,0% встреч). Остатки шакала в экскрементах, по-видимому, объясняются поеданием падали. Среди кормов определенное место занимают и растения, особенно костянки лоха, или джиды (Elaeagnus angustifolia), косточки которой постоянно встречаются в экскрементах. По сезонам года кормовой режим меняется мало, но в летних кормах преобладают заяц, пластинчатозубая крыса и фазан. В дельте Амударьи, кроме птиц и пластинчатозубых крыс, кот охотится на акклиматизированную там ондатру, карауля ее у жилищ, а также раскапывая хатки; он разрушает постройки этого грызуна сильнее, чем шакал. В сезон промысла ондатры коты близко подходят к охотничьим станам, подбирая возле них выброшенные тушки ондатры (А. А. Слудский, В. С. Покровский).

Рис. 177. Тугай вдоль высохшей протоки - место обитания камышового кота в заповеднике 'Тигровая балка' на нижнем Вахше. Здесь же шакал, тигр, фазан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 177. Тугай вдоль высохшей протоки - место обитания камышового кота в заповеднике 'Тигровая балка' на нижнем Вахше. Здесь же шакал, тигр, фазан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)

В Афганистане в желудках трех хаусов найдены остатки 19 домовых мышей, 3 пластинчатозубых крыс и 9 озерных (?) лягушек (Нитхаммер, 1966).

В желудке котов на воле находили до 1200 г корма. В зоопарках их кормят, давая в сутки летом 720 г, а осенью и зимой 870 г мяса с костями (Обухова и Шахназаров, 1949).

Участок обитания. Размеры индивидуального участка обитания неизвестны. Судя по следам, охотничий маршрут за ночь не превышает 3-5 (Чернышев, 1958), а по другим данным 5-6 км (Аллаяров, 1964).

Норы, убежища. На западном побережье Каспия логово для котят устраивается в заломах тростника, на сухих островках среди зарослей ежевики и ломоноса, в колючих живых изгородях, а в Ленкоранской низменности кот нередко селится в брошенных норах барсука, лисицы и дикобраза. В норах живет и зимой. Указания на то, что хаус роет норы сам, нуждаются в подтверждении.

Таблица 12. Результаты анализа экскрементов и содержимого желудков камышового кота в Средней Азии (в % от числа данных)
Таблица 12. Результаты анализа экскрементов и содержимого желудков камышового кота в Средней Азии (в % от числа данных)

1 (В. И. Чернышев (1958).)

2 (Г. И. Илунин (1965).)

3 (А. М. Аллаяров (1964).)

26 июня 1925 г. в окрестностях г. Махачкалы найдено гнездо среди тростника под густым кустом джиды. Ближайший тростник был прижат к земле и служил основанием гнезда. Самый лоток состоял из мелкой травы и шерсти. Диаметр основания гнезда - 100 см, лотка - около 50 см, толщина гнезда - 30-35 см. Гнездо построено на сухом в данном году участке. В нем оказались слепые котята. Второе гнездо с котятами найдено 5 июня 1926 г. близ Кизляра. Оно было расположено среди густого тростникового островка (площадью около 1 га) примерно в 400 м от небольшой речки. Основание гнезда состояло из стеблей тростника, а лоток - из мягкой травы и шерсти. Общий диаметр гнезда 80 см, лотка - 40-45 см, оба гнезда хорошо замаскированы (Ю. Г. Гептнер, Огнев, 1935). В южной Туркмении находили новорожденных котят прямо на песке. Известны и другие случаи встреч котят на земле, под кустами.

Рис. 178. Заросли гигантского злака эриантуса и гребенщика в заповеднике 'Тигровая балка'. Биотоп камышового кота. Здесь же тигр, бухарский олень, кабан, шакал, фазан. Нижний Вахш, Таджикистан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 178. Заросли гигантского злака эриантуса и гребенщика в заповеднике 'Тигровая балка'. Биотоп камышового кота. Здесь же тигр, бухарский олень, кабан, шакал, фазан. Нижний Вахш, Таджикистан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)

В Таджикистане камышовые коты устраивают гнезда в крепях тугая или в зарослях эриантуса на поваленных стеблях, тростника. На эти стебли кошка натаскивает сухие листья тростника и других растений. Образуется гнездо диаметром в 1,5-2 м, со всех сторон укрытое тростником. Такой вид имели все три найденные гнезда. Случаев поселения котов в норах здесь не отмечено (В. И. Чернышев, 1948). В Узбекистане камышовый кот устраивает логово также в густых зарослях тростника. В низовьях Зеравшана гнездо диаметром 80 см располагалось среди поваленных прошлогодних тростника и рогоза. Лоток был выстлан листьями тростника и шерстью. От лотка в заломе шла галерея длиной 2 м, открывавшаяся незаметно у тропы. Второе гнездо в дельте Амударьи было на поваленном тростнике, росшем на мелководье, где глубина воды 10 см, в 80 см от ее поверхности (Аллаяров, 1964). Под Самаркандом в долине Зеравшана кот занимает также норы дикобраза в отдалении от поливных земель. Тугаев и крепей здесь нет (В. Г. Гептнер).

Суточная активность, поведение. Хаус ведет в основном ночной образ жизни, выходя на охоту в сумерки, но в теплый сезон года часто активен утром и днем. Вне периода размножения в Закавказье большую часть дня проводит, забившись в заломы тростника, заросли колючих кустарников, трещины скал, изредка в дупла деревьев (Динник, 1914), отдыхает также и в норах.

Хаус не боязлив и мало осторожен. Сравнительно легко попадает в капкан. Силен и злобен; редкая собака берет его в одиночку.

Охотясь на суше, кот двигается осторожно и бесшумно, припадая к земле. По временам он останавливается, прислушивается и иногда поднимает голову, как бы всматриваясь в даль. Скрадывая добычу, почти ползет по земле, причем его лопатки сильно выдаются кверху, настораживает уши, судорожно изгибает хвост, иногда затаивается на месте, затем снова ползет дальше и, наконец, делает решительный прыжок. Прыжки его небольшие. Прыгнув и промахнувшись, делает 1-2 прыжка, после чего добычу не преследует. Во время охоты руководствуется не только слухом и зрением, но и обонянием. Неоднократно наблюдали котов, которые шли по следу, все время его обнюхивая. Иногда обходит хорошо замаскированные капканы, поставленные на тропе. Часто лазит по деревьям и однажды съел часть поросенка, убитого и подвешенного на дереве охотниками (Динник, 1914). Иногда кот караулит свою добычу, подолгу затаиваясь близ тропы, на заломе тростника и в других подобных местах. Однажды наблюдали, как он прыгнул из-за куста на пробегавшего мимо зайца-песчаника и быстро его загрыз.

Охотится, как правило, рано утром и вечером, выходя уже в конце дня, а также в первую половину ночи, но нередко его можно встретить отыскивающим добычу и днем. Особенно часто он охотится днем на подранков уток. В угодьях, где идет усиленная стрельба по дичи (Закавказье), коты встречаются постоянно, по-видимому, собираясь к таким местам из ближайших окрестностей. Выстрелов они не боятся и держатся близ охотников, быстро подбирая не найденных ими подранков (Е. П. Спангенберг). Дневным охотам камышового кота иногда мешают сороки, которые с громким стрекотанием следуют за хищником.

Взятый даже котенком, обычно приручается с трудом. Один зверь, взятый котенком 30-40 дней, все время оставался злым. Нельзя было протянуть руку в его сторону; он урчал и бросался на нее, бил лапой, пробивая при этом когтями даже кожаную перчатку. Этот кот приспособился к дневному образу жизни, но особенно деятельным был вечером, при электрическом свете. Его научили прыгать с тумбы на тумбу и ходить по тонкой рейке. Выполняя эти упражнения, он громко урчал и все время замахивался лапой; кусать никогда не пытался (Н. Н. Руковский).

Сезонные миграции, заходы. Неизвестны.

Размножение. В Дагестане и в Закавказье, судя по времени появления котят, гон сильно растянут и протекает с конца января по первую половину апреля включительно, поэтому указания (Верещагин, 1942), что спаривание на Кавказе имеет место в марте, а в восточном Закавказье в феврале (старого стиля; Сатунин, 1915) верны лишь отчасти. В южной Туркмении спаривание в январе - начале февраля. В юго-западном Таджикистане семенники значительно увеличиваются в весе к январю и особенно крупными бывают в феврале-марте. Так, семенник кота, добытого в октябре, весил 1,03 г, а у добытого в феврале - 4,62 г.

Активный сперматогенез протекает в феврале - первой половине марта, но, учитывая сроки появления котят, можно думать, что он должен идти и в январе. В середине марта сперматогенез начинает затухать, но в придатках семенников сперма сохраняется до середины мая (два случая). Таким образом, основываясь на состоянии семенников, встречах беременных самок и сроках рождения котят, можно считать, что в указанной области гон обычно проходит в январе - марте.

В теплые зимы гон начинается почти на месяц раньше, чем в суровые. В заповеднике "Тигровая балка" самое раннее спаривание кошек отмечено 10 января 1948 г.; а позднее - 15 февраля 1950 г. Возможно, что весной отдельные самки спариваются и позднее указанных сроков. В 1950 г. две взрослые, еще не беременные самки добыты 25 и 30 марта, а одна даже 10 апреля (В. И. Чернышев). Во время гона после заката солнца и всю ночь слышится крик самцов, отличающийся от обычных криков домашней кошки более мощными, приглушенными звуками. Между самцами происходят ожесточенные драки, о чем можно судить по следам крови и клочьям шерсти. Продолжительность беременности точно неизвестна, по-видимому, она длится около 60 дней.

Рис. 179. Непроходимые крепи из джиды (Eleagnus), эриантуса, камыша и лиан - место пребывания камышового кота в долине Пянджа. Таджикистан. Апрель 1966 г. (фот. Г. Н. Сапожникова)
Рис. 179. Непроходимые крепи из джиды (Eleagnus), эриантуса, камыша и лиан - место пребывания камышового кота в долине Пянджа. Таджикистан. Апрель 1966 г. (фот. Г. Н. Сапожникова)

В Дагестане котята появляются с конца марта до начала июня. Так, самые ранние котята в районе Кизляра найдены в последних числах марта 1926 г., 20 июня 1925 г. в окрестностях г. Махачкалы - 3 еще слепых котенка, 5 июня 1926 г. близ Кизляра - 2 довольно крупные котенка и добыта подсосная кошка, а в половине июля 1925 г. наблюдали очень крупного котенка (Ю. Г. Гептнер; Гептнер и Формозов, 1941). В Закавказье (Ленкоранский район) 14 июня 1933 г. найден выводок из 3 уже зрячих, но еще слабо державшихся на ногах котят (Е. П. Спангенберг), 25 мая 1951 г. у Кюрдамира (Азербайджан) - из зрячих котят. Две самки, добытые там же 7 и 10 июня, оказались подсосными; в железах молока было много; у одной в матке найдены 4 плацентарных пятна (Ю. А. Герасимов).

На Кавказе молодые появляются в начале мая (Верещагин, 1942). В южной Туркмении у Сарыязы 29 марта 1887 г. (старый стиль) найдено 5 только что родившихся котят (Радде, 1889). 5 апреля 1901 г. (старый стиль) в долине Теджена найдены котята с длиной тела около 20 см (ЗМАН). В юго-западном Таджикистане первая беременная самка с тремя эмбрионами, которые весили от 13,7 до 14,2 г, добыта 13 февраля 1948 г. Вторая кошка, пойманная 21 февраля 1950 г., находилась в течке. Из двух самок, добытых 3 марта 1949 г., у одной было 4 эмбриона в возрасте около 30 дней, у другой 3 эмбриона - 20-25 дней. Кошка, пойманная 21 марта 1950 г., была лишь недавно покрыта; в ее яичниках обнаружены 3 желтых тела.

Самые ранние роды отмечены 31 марта 1949 г.; эта кошка принесла 4 котенка. Самка, добытая 18 апреля 1950 г., была уже лактирующей. Самые поздние роды отмечены 10 мая 1947 г. (Таджикистан, Пархарский район) (Чернышев, 1958 г.). Судя по срокам гона и встречам беременных самок, котята здесь могут появляться с середины марта до середины мая, возможно и позднее.

Помет состоит из 3-5 молодых, обычно их только 3 (по 14 данным). У кошек, размножавшихся в Алма-Атинском зоопарке, в помете было обычно 3 котенка и только однажды 4. Указание, что в выводке бывает до 10 котят, по-видимому, ошибочно (Кашкаров, 1932; Султанов, 1939; Наумов и Лавров, 1941).

Известно сообщение Блэнфорда (1888-1891), повторяемое позднейшими авторами, что в Индии этот кот ежегодно приносит 2 помета по 3-4 котенка в каждом. Два помета в год этот кот иногда приносит и в Советском Союзе. Так, в Исмаиллинском районе Азербайджана беременные самки камышового кота встречаются и летом. В конце августа 1952 г. в гнезде в углублении под корнями дерева нашли котят в возрасте около 30-40 дней (они были зрячими, прорезались зубы) (Н. Н. Руковский). В ЗМАН имеется экземпляр котенка величиной в 1/4 взрослого с этикеткой: "19 октября 1936 г., западный Копетдаг, р. Чандырь". Этот котенок должен был родиться в августе. Пара камышовых котов из южной Туркмении в Алма-Атинском зоопарке приносили котят 2 раза в сезон: в марте - апреле и в августе, а в 1957 г. у этих кошек были даже три помета в один сезон (самка котят молоком не кормила). В Узбекистане в долине Ангрена котята появлялись в конце апреля и в начале августа (Лустин и Пуцатов, 1957).

В Таджикистане среди самок камышового кота наблюдалась значительная яловость. Так, из 11 добытых в сезон размножения взрослых самок беременных и окотившихся оказалось 7 (63%) , а 4 (37%) были яловыми. Причины описанного явления не установлены (Чернышев, 1958).

Рост и развитие, линька. Котята рождаются слепыми, с закрытыми ушами и беспомощными. Они покрыты густым, пухлявым волосяным покровом. Общий тон ювенильного меха на голове и спине светло-бурый, постепенно светлеющий к бокам. Низ тела светло-оливковый. На передних лапах 4, на задних - 6 слабо заметных поперечных полос. На боках и низе тела слабо заметная темная пятнистость. В задней части спины 4 продольных темных полосы. Продольная полосатость заметна на темени и шее. Окраска хвоста та же, что и спины. У котенка величиной в 1/4 взрослого на задних лапах и боках заметно слабо выраженная полосатость. Вес четырех котят двухдневного возраста, родившихся 31 марта 1949 г., был 45, 50, 43, и 55 г.

Котята прозревают на 10-12-й день. Лактация длится около двух месяцев. В юго-западном Таджикистане крайние сроки окончания лактации погодам колебались между 10 июня и 20 июля (Чернышев, 1958). У молодого кота, которого содержали в неволе, молочные зубы сменились на постоянные примерно в 5-месячном возрасте (Н. Н. Руковский).

Выводок у описываемого вида разбивается рано, в конце лета, поэтому осенью и зимой зверей встречают всегда в одиночку. К октябрю - ноябрю молодые достигают иногда половины размеров взрослого и весят в это время 5-6 кг. Зимой они растут очень медленно, поэтому и весной молодые животные весят, как и осенью. В юго-западном Таджикистане молодые самки весили 12 ноября 1949 г. - 2400 г, 30 марта 1950 г. - 2700 г и 1 апреля 1950 г. - 2618 г (вес наиболее крупной взрослой самки 7500 г). Молодой самец, добытый 5 марта 1947 г., имел вес 5000 г (взрослый весит около 8000 и до 12000 г) (Чернышев, 1958). Ручной хаус в возрасте 7,5-8 месяцев весил 7 кг, хотя и не был жирным (Н. Н. Руковский).

Камышовый кот линяет два раза в год. В Закавказье весенняя линька начинается в феврале, заканчивается к середине апреля. Коты, добытые в июне, имеют летний мех и чистую светлую мездру. Осенняя линька более растянута. Она начинается в сентябре и заканчивается в первых числах ноября. Лишь после этого срока шкура становится совершенно выходной. Указание, что на Кавказе линька в мае, ошибочно (Верещагин, 1942). В юго-западном Таджикистане в теплую зиму камышовые коты начинают линять в первых числах февраля. У экземпляров, добытых в середине и конце февраля, конечности и голова уже полностью перелиняли. К концу апреля все особи заканчивали линьку.

В холодную зиму 1949/50 гг., когда очень низкие температуры держались в течение декабря - большей половины февраля, линька задержалась. Шкуры котов, добытых в начале и середине марта, имели еще зимний мех со слабыми следами линьки. Все же к началу мая у этих зверей был уже летний мех. Таким образом, в холодную зиму начало линьки задержалось на месяц. Осенью выпадение летних волос (ости) и подрастание подпуши наблюдалось с середины октября. Полностью линька завершалась в конце ноября-середине декабря. Зимние шкуры отличаются более серым тоном, тогда как летние имеют более песчаную окраску, хорошо гармонирующую с окружающей высохшей расти-тельностью (Чернышев, 1958).

Враги, болезни, паразиты, смертность, конкуренты, движение численности. Враги и болезни неизвестны. Котята, пойманные в Исмаиллинском районе (Азербайджан), были заражены кокцидиями (Н. Н. Руковский).

В Грузии у хауса найдены следующие гельминты: Hydatigera taeniaeformis, Mesocestoides lineatus, Toxocara mystax, Capillaria feliscati, Thominx aerophilus и Ankylostoma caninum (Родоная, 1951). В Азербайджане найдено 7 видов паразитических червей: Diphyllobothrium erinacei, Hydatigera krepkogorskii, H. taeniaeformis, Mesocestoides lineatus, Trogtostrongylus assadovi, Toxocara mystax, Petrowospirara petrowi (Садыхов, 1955). В юго-западном Таджикистане 10 видов паразитических червей и 1 - их личинок (Чернышев, 1953) (табл. 13).

Таблица 13. Гельминтофауна камышовых котов юго-западного Таджикистана (верхнее течение Амударьи; Чернышев, 1953)
Таблица 13. Гельминтофауна камышовых котов юго-западного Таджикистана (верхнее течение Амударьи; Чернышев, 1953)

В Узбекистане в бронхах одного из восьми вскрытых котов найдена нематода Proglostrongylus badanini (Муминов, 1964). Количество гельминтов в почке, обычно правой, может быть настолько велико, что вес ее может превышать вес левой в 2 раза (Реймов и Нуратдинов, 1970; дельта Амударьи). В юго-западном Таджикистане на этих котах найдены клещи Rhipicephalus turanicusr, Rh. sanguines, Rh. sp. и Hyallomma anatolicum. Максимальная зараженность клещами отмечена с мая по сентябрь (В. И. Чернышев).

В юго-западном Таджикистане на двух особях обнаружены блохи Pulex irritans и Xenopsylla nesokiae. Последний - характерный паразит пластинчатозубой крысы.

Конкуренты камышового кота - шакалы, лесные и степные коты, лисицы, хищные птицы, особенно болотные луни. Основные конкуренты - шакал и лесной кот, питающиеся почти теми же животными. О значении их как конкурентов можно судить по следующему примеру: в Закавказье близ с. Шильян у группы озер за зиму 1947/48 гг. поймали 290 шакалов и 68 камышовых котов. Как правило, камышовый и лесной коты не живут в одном и том же месте или биотопе. Если же они и встречаются в одних угодьях, то один вид всегда только единично. Характерно, что камышового кота нет на черноморском побережье Кавказа и в плавнях Кубани, где многочислен или обычен лесной кот.

Судя по данным о заготовках шкур хауса в южной части ареала, численность его по годам изменяется, но незначительно, отклоняясь от многолетней нормы не более чем на 30%. Факторы, вызывающие изменения численности, не изучены. В северной части ареала это, по-видимому, необычно холодные, многоснежные зимы, когда все водоемы замерзают и на длительное время устанавливается высокий снежный покров. В южной же части ареала этот фактор для кота явно благоприятен - в такие зимы он имеет богатую кормовую базу в виде ослабевшей от бескормицы водной и другой птицы. На юге в некоторые годы численность может, по-видимому, сокращаться от эпизоотии (чума плотоядных, пастереллез, паратиф, бешенство и др.) (см. также "Численность").

Полевые признаки. Крупная (вес до 12 кг), высокая на ногах кошка с однотонной рыжевато-бурой окраской меха. Хвост небольшой, тонкий, уши стоячие с кисточками. Обычно видят его бегущим не торопясь, мелкой рысью. На бегу немного переваливается с боку на бок. Часто встречается у воды, на заломах, купаках или плывущим. Следы обычно попадаются на отмелях, косах и илистых берегах; они значительно крупнее, чем отпечатки лап домашней и степной кошек и лесного кота. Размер отпечатка лапы хауса 5 x 6 см. Кроме того, следы характерны тем, что отпечатки пальцев очень широко раздвинуты, тогда как у других кошек они в комке. Отпечаток заднего мякиша трапециевидный, а неокруглый, как у лесного кота (рис. 180). Следы тянутся зигзагообразной линией. Длина шага 29-32 см.

Рис. 180. Следы камышового кота на иле. Заповедник 'Тигровая балка' на Вахше, Таджикистан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 180. Следы камышового кота на иле. Заповедник 'Тигровая балка' на Вахше, Таджикистан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)

Мяукает, как домашняя кошка, но басистее. Голос нередко слышен по ночам, особенно в конце зимы и весной. (А. С.).

Практическое значение

Пушной зверь, но мех малоценный. Общесоюзный стандарт на пушнину шкуры хауса относит в группу "кошка дикая", в которой они выделяются под названием "камышовой кошки (сабанчи)".

Уже в XVIII в. на камышового кота существовал промысел. П. И. Рычков (1762) писал: "Кошки дикие в Киргизских ордах на степях бывают, но немного их в Оренбург и Троицкую крепость для продажи киргиз-кайсаки привозят. Они гораздо больше домашних кошек и схожи с рысью, но меньше и шерстью плоше. Продаются от 16 до 20 копеек одна". Судя по описанию шкур, это были камышовые кошки.

В настоящее время в заготовках пушнины некоторое значение этот кот имеет лишь в Азербайджане, где с 1931 по 1940 гг. ежегодно заготавливали от 2966 до 4300, в среднем же около 3500 шкур (в это количество входят и шкуры лесного кота) (Верещагин, 1942). В Таджикистане в 1946 г. заготовлено около 300 шкур (Чернышев, 1948). В Туркмении заготовки шкур камышового кота в последние годы сильно сократились, главным образом из-за отсутствия промысла. Здесь было добыто в 1954 г. - 91, в 1955 г. - 109, в 1956 г. - 187, в 1957 г.- 172, в 1958 г. - 166 шт. По остальным республикам сведений нет, так как в пушных заготовках хаус учитывается как "дикая кошка".

Повсеместно этот кот - серьезный вредитель охотничьего хозяйства. Все исследователи считают его основным врагом фазанов, турачей, водоплавающей дичи. В ряде мест, где турача специально охраняли от охотников, численность его не увеличивалась из-за уничтожения камышовым котом (Сатунин, 1915). Он сильно вредит нутриевому хозяйству как вольного, так и полувольного типов. Возле одной нутриевой фермы и на ее территории за 14 лет капканами было поймано около 200 котов. В Кюрдамирском (Азербайджан) нутриевом хозяйстве с 1946 г. за каждую шкуру кота выплачивают премию 5 руб. Местами, особенно в дельте Амударьи, кот значительно вредит ондатровому хозяйству. В некоторых районах вредитель птицеводства.

Специального промысла этого кота не существует. Он добывается случайно во время охот на фазанов и свиней, а также попадает в капканы, поставленные на лисицу или шакала. Сравнительно легко его можно ловить капканом, ставя его в воду на мелком месте у живой рыбы, приколотой ко дну палочкой, которую продевают через жаберную щель. Всплески бьющейся рыбы привлекают внимание кота (Ю. А. Герасимов). Шкуры идут на дамские дохи или их имитируют под котика.

Учитывая вред, который наносит этот хищник, добыча его разрешена повсеместно в течение круглого года. В Азербайджане за сданную шкуру выплачивают премию от 5 до 12 руб.

В литературе, преимущественно старой, имеются сведения о том, что в древнем Египте, судя по найденным мумиям, камышовый кот был одомашнен, но позднее в домашнем состоянии там не встречался (Боголюбский, 1959), что древние египтяне успешно скрещивали домашних кошек с хаусом и что якобы известны мумии таких гибридов. Сообщается также, что гибридов употребляли на охоте за водными птицами для отыскания подранков и что сохранилось несколько рисунков, на которых изображены различные моменты охоты с такими гибридами (Богданов, 1913). Эти данные в новейшей литературе подтверждения не находят (см. далее раздел о происхождении домашней кошки в главе о кошках группы libyca и "Систематическое положение" камышового кота). (А. С.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Британские ученые нашли пользу от бобров

Гепарды получили возможность быстро бегать благодаря строению внутреннего уха

Серые крысы способны действовать по принципу «услуга за услугу»

Американская летучая мышь способна замедлять сердцебиение в пять раз

Биологи выяснили, зачем жирафам длинные шеи

Калифорнийские белки тщательно сортируют свои запасы

Чувствительные гиганты: что вы знаете о слонах

Поедание почвы защитило пищеварение обезьян

10 животных, которые вымерли за последние 10 лет

Узкая пищевая специализация бывает эволюционно невыгодной

Десять интересных гибридных животных




© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://animalkingdom.su/ 'AnimalKingdom.su: Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100