НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава
Амурский, или дальневосточный лесной кот, Felis (Felis euptilura Elliot, 1871)

(В новейшее время в связи с отнесением к виду bengalensis иногда стал именоваться бенгальской кошкой. Такое изменение русского названия, уже давно ставшего привычным (Сатунин, 1914; Огнев, 1935; Новиков, 1956; Строганов, 1962 и др.), не вызвано никакой необходимостью и только приводит к недоразумениям.)

(Видовое название euptilura дается до известной степени'условно. 1) Возможно, что имя microtis имеет перед ним некоторое совершенно формальное преимущество. Так, по некоторым данным выход соответствующего выпуска труда Мильн-Эдвардса, публиковавшегося в 1868-1874 гг., следует относить к 1871 г., причем к началу его" (Труссар, 1905; апрель - Соуэрби, 1923), а работа Эллиота вышла в декабре 1971 г. По Эллермэну же, и Моррисон-Скотту (1951, 1966) название microtis датируется 1872 г. Наконец, иногда названия, данные Мильн-Эдвардсом в указанном сочинении, относят просто к 1874 г. При всех условиях сохранение названия euptilura желательно как nomen conservandum. Есть достаточно оснований принимать, что форма chinensis принадлежит к другому виду (bengalensis; Гептнер, 1971). Если же, однако, будет показано ее видовое единство с амурской формой, то ясный приоритет за именем chinensis Gray, 1837, которое получит в таком случае значение видового.)

1792. Felis bengalensis Kerr. Animal Kingdom, p. 151. Южная Бенгалия.

1837. Felis chinensis Gray. Mag. Nat. Hist., 1, p. 577. Китай. По уточнению (Аллен, 1938; Эллермэн и Моррисон-Скотт, 1961, 1966) - Кантон.

1862. Felis undata. Radde. Reisen Stiden Ost-Sibirien, 1, p. 106. Амуров 60 км ниже устья Зеи. Nec. Felis undata Desmarest, 1816.

1871. Felis euptilura. Elliot. Proc. Zool. Soc. London, Dec. 1871, p. 761. Переименование undata Radde.

1872. Felis microtis. Milne-Edwards. Rech. Hist. Nat. Mamm., p. 221. Близ Пекина.

1872. Felis decolorata. Milne-Edwards, Ibid., p. 223. Близ Пекина.

1904. Oncoides bengalensis Kerr a. raddei. Trouessart. Catal. Mamm. Quinqu. suppl., p. 271. Замена undata Radde, 1862.

1922. Felis manchurica. Mori. Ann. Mag. Nat. Hist, 10, p. 609. Близ Мукдена.

1929. Felis viverrina mandjurica. Baikoff. Байков. Ж. "Охотник", 4, стр. 16. Северо-Восточный Китай (Маньчжурия). (В. Г.).

Диагноз

Окраска по всему телу пятнистая, хотя на спине пятна могут быть слабо различимы; цвет пятен ржавчатый. На тыльной стороне уха белый участок, от внутренних углов глаз на лоб идут две светлые полосы. Череп удлиненный, небо в межкрыловидной области вытянуто кзади (рис. 156), межкрыловидная впадина очень узкая, второй предкоренной (первый в ряду), как правило, имеется, передневнутренняя лопасть верхнего хищнического зуба развита слабо и выраженной вершины не несет. (В. Г.).

Рис. 156 Амурский кот, Felis (Felis) euptilura (самка сеголеток). Заповедник 'Кедровая падь' под Владивостоком. 27 октября 1965 г. (фот. А. Г. Панкратьева)
Рис. 156 Амурский кот, Felis (Felis) euptilura (самка сеголеток). Заповедник 'Кедровая падь' под Владивостоком. 27 октября 1965 г. (фот. А. Г. Панкратьева)

Описание

Размеры мелкие, приблизительно соответствующие размерам кавказского лесного кота.

По общему складу и облику сходен с кавказским лесным котом, но несколько выше на ногах, хотя и не так высок, как камышовый кот, и легче (рис. 157). Хвост несколько короче половины длины тела, но обычно больше удвоенной длины задней ступни. Голова небольшая, довольно узкая в скулах, поэтому лицевая часть приостренная и несколько вытянутая. Уши довольно большие, даже зимой сильно выступают из меха, поставлены нешироко, верхний край их несколько притуплён, кисточки из удлиненных волос на вершине нет. Волосы на щеках не удлинены (баки не образуются). Глаза небольшие, с вертикальным зрачком. Мех по всему телу равномерной высоты, хвост пушистый и выглядит довольно толстым.

Рис. 157. Голова старого самца амурского кота, Felis (Felis) euptilura. Заповедник 'Кедровая падь' под Владивостоком. 3 октября 1965 г. (фот. А. Г. Панкратьева)
Рис. 157. Голова старого самца амурского кота, Felis (Felis) euptilura. Заповедник 'Кедровая падь' под Владивостоком. 3 октября 1965 г. (фот. А. Г. Панкратьева)

"Характер волосяного покрова сходен с таковым лесного европейского кота. На спине на 1 см2 в среднем около 7000 волос, на брюшке 1950. На один кроющий приходится 30 пуховых. Волосяной покров на спине состоит из 6 категорий волос, на брюшке из 5 (нет остей IV категории). Средняя длина направляющих и остевых волос на спине 47, 49, 47, 39, 35 мм, толщина их - 108, 106, 75, 66, 34 м/с; то же на брюшке - 45, 43, 37, 31 мм и 60, 56, 40, 41 м/с; длина и толщина пуха на спине 34 мм и 18 мк, на брюшке 28 мм и 16 мк. Таким образом, разница в длине волос верха и низа тела нерезка. Характерна малая длина и толщина направляющих волос и выпадение одного типа остей на брюшке" (Б. Ф. Церевитинов).

Типичная окраска пятнистая, однако весьма изменчивая. В одном крайнем случае пятнами покрыто все тело, в другом пятнистость почти не выражена, а пятна выделяются лишь на небольшой части шкуры. Различия между крайними типами окраски столь велики, что давали некоторым авторам повод для предположения о существовании двух видов мелких лесных кошек в Уссурийском крае и Северо-Восточном Китае (Маак, 1861; Байков, 1915, 1929).

Пятнистый тип окраски в своем полном развитии следующий. Общий тон основного фона шкуры в зимнем мехе на спине и по верху боков довольно неопределенный - грязноватый серовато-палевый или тусклый серовато-буроватый с небольшим оттенком рыжеватого или ржавого. На боках эта окраска книзу постепенно светлеет и принимает белесо-охристый цвет. Живот и пах и внутренние стороны ног очень светлые - охристые или грязно-белые, или белые с легким охристым налетом. Подбородок, горло, низ шеи и грудь имеют основной фон белый.

По всему корпусу и конечностям, по шее, частью по голове, разбросаны мелкие (1-2 см) сплошные пятна округлой или, особенно на спине, несколько вытянутой формы. Они частью резко очерчены, частью с нерезкими очертаниями, "расплывчатые. Цвет пятен ржаво-охристый или ржаво-коричневый, светлый и яркий или более тусклый и густой. Пятнистость может быть очень частая, иногда цвет основного фона может занимать почти такую же площадь, как суммарная площадь пятен. Пятнистость гуще и общая площадь пятен относительно больше, чем у других наших видов мелких кошек.

По хребту идут 3-4 узких полосы, образованные вытянутыми, узкими, резко очерченными и насыщенно окрашенными пятнышками. Иногда их очертания, наоборот, расплывчаты настолько, что образуется общий бурый расплывчатый широкий ремень. Лишь местами, главным образом на плечах и крестце, на нем выделяются пятна и продольные ряды резко очерченных пятен. Пятна на животе и груди более крупные, чем на спине, яркие, ржавого или ржаво-бурого цвета. На горле и шее снизу находятся яркие рыжие или более темные ржавые пятна. Они обычно располагаются так, что образуют 3-5 поперечных рядов, чаще сплошных поперечных полос. Ряды пятен, слившихся или почти слившихся в полосы, всего 3-5, иногда располагаются поперек верхней части передней ноги. Пятна на конечностях, все более мельчая, спускаются, до пяток и запястья. Вертикальных полос или рядов пятен в узоре нет.

Хвост темно-серый, снизу несколько светлее, одноцветный или с* более или менее явственно обозначенными темными (черно-серыми) поперечными широкими полосами - перевязями. Кончик чисточерный или темно-серый. По всему хвосту иногда развит очень слабый охристый налет, полосы могут иметь примесь ржавого тона. Этих полос может быть около 7.

Окраска головы сложная (рис. 158). Верхняя губа и пространство перед глазами, как нижняя губа, белые, но в области вибрисс есть ржавые пятна. Верхняя часть носа сероватая с ржавым налетом. От носа через лоб к темени идет широкая темная рыжевато-коричневая полоса, ограниченная с обеих сторон двумя резко выделяющимися узкими, светлыми (белыми) полосками. Они начинаются у внутреннего угла глаза и тянутся через лоб. Далее они становятся малозаметными и исчезают в общей темной окраске верха головы. Светлые полоски снаружи ограничены узкой,темной полоской, несколько более темной, чем пространство между глазом и ухом и весь верх головы.

На щеках книзу и кзади от глаза светлое поле, по которому кзади от области глаза идут две яркие полосы различной интенсивности рыжего, ржавого или светло-бурого цвета. Они переходят в узор горла и низа шеи или в какой-то форме соприкасаются с ним. По темному темени, затылку и по верху шеи, иногда почти до лопаток, идут 4 бурые или ржаво-бурые узкие полоски. Тыльная сторона уха в основной части белая или почти белая, предвершинная часть черно-бурая, самая вершина светлее, ржавого цвета.

Второй тип окраски в его полном развитии таков. Спина и верх боков неопределенного грязного буровато-серого цвета с примесью серебристости от местами значительного количества светлых остей. Окраска гуще и темнее на спине, несколько светлее по бокам, особенно книзу. По этому основному полю пятен не видно. Корпус, в сущности, одноцветный, буровато-серый. Пятна лишь слабо намечены по низу боков и ясно выражены на брюхе. Здесь они хорошо выделяются своим бурым тоном по охристо-белесому полю. Пятна нерезко обозначены на ногах. При несколько более светлом общем тоне окраски корпуса пятна на нем видны, но они лишь слабо намеченные, расплывчатые, ржавчатого тона. Некоторые пятна на бедрах и брюхе имеют в центре небольшое по-светление.

Хвост темный, грязно-серый, с заметными темными поперечными пятнами. Рыжины по всей шкуре, в сущности, нет, и она в виде буровато-ржавого тона выражена лишь на горле, по низу шеи и в паху. Узор на голове темно-бурый или кофейно-бурый, полосы по темени, затылку и по верху шеи темно-бурые и даже черно-бурые. Светлые полоски, идущие от глаз на лоб, хорошо выражены.

Описанные два крайних типа изменчивости не исчерпывают всех ее форм. Основной фон изменяется от темно-серого и темно-буро-серого, почти грязно- черного по хребту (по "ремню") до светлого-рыжевато-охристого и палево-охристого. Пятнистость может быть частая, покрывающая всю спину, бока и низ, и редкая, не выраженная или слабо выраженная по хребту; пятна иногда имеют вид мазка. У темных особей пятна могут совсем отсутствовать по середине спины и быть хорошо выражены на боках или отсутствовать по всему корпусу, кроме брюха. Иногда они едва различимы в виде теней. Изредка пятна на бедрах и брюхе имеют в центре небольшой, нерезко очерченный просвет. Цвет пятен от ярко-рыжего до темно-бурого без всякой рыжины (даже на брюхе) и грязно-черного. Полосы на затылке и шее могут быть четкие, черные и длинные и доходят до лопаток или почти не выражены. Соответственно общему тону и интенсивности окраски меха меняется и окраска верха головы. Полосы на щеках могут быть как яркие, рыжие или ржавые, так и темные, бурые, но всегда с ясным ржавым тоном. Пятна и поперечные полосы на горле от ярко-охристо-ржавых до темно-буроватых, но со ржавым. Различна и окраска хвоста - у темных и слабопятнистых особей он почти одноцветный серый, узор на нем выделяется очень слабо.

Судя по имеющимся небольшим материалам, в популяции преобладает разного рода пятнистая окраска; темные, одноцветные звери довольно редки. По некоторым данным (А. Г. Панкратьев), за зиму мех может значительно выцветать. Однако как пятнистые, так и одноцветные кошки встречаются и в начале зимы.

В целом изменчивость окраски амурского кота больше, чем любого другого вида наших кошек, кроме рыси. При всем том, при любом типе окраски светлые полоски, идущие от угла глаза, рыжеватый тон узора на горле и по низу шеи остаются неизменными. То же относится к ржавому тону в полосах по щекам. Неизменна и окраска тыльной стороны уха*.

* (Приведенное описание окраски амурского кота сильно отличается от даваемых в нашей литературе, в том числе и в определителях. В них в качестве главного признака

всегда подчеркивается густая и яркая рыжая пятнистость по всему корпусу. Описание составлено по материалам ЗММУ, главным образом по новым, поступившим от А. Г. Панкратьева (Владивосток).

)

Летний мех известен мало. Он, по-видимому, характеризуется более резко обозначенными пятнами, однако общая амплитуда изменчивости, свойственная зимнему меху, по-видимому, сохраняется и в летнем.

Половых различий в окраске нет, возрастные для нашей формы не описаны. Во всяком случае, к первой зиме своей жизни молодые звери надевают взрослый наряд. Географическая изменчивость окраски в принимаемом здесь объеме вида недостаточно известна, но, по-видимому, незначительна.

Череп заметно удлиненный, с вытянутой мозговой коробкой и узко расставленными скуловыми дугами, низкий. Верхняя линия профиля слабо и равномерно выпуклая, без выдающегося возвышения в межглазничной области. Лобная площадка небольшая, узкая, полого выпуклая, продольной впадины посредине нет. Надглазничные отростки хорошо развитые, удлиненные, обычно довольно близко сходятся с глазничными отростками скуловой кости; иногда (чаще у старых зверей) они соединяются и глазница сзади замкнута.

Сагиттальный гребень в задней части теменных костей заметно выраженный, но невысокий, затылочный развит хорошо и полнее, чем сагиттальный. Ростральная часть черепа относительно короткая, широкая. Орбиты овальные, значительно вытянутые кзади, нижне-передний край их сильно утолщен. Наибольший диаметр подглазничного отверстия шире костной перемычки между этим отверстием и краем орбиты. Носовые кости в задней половине узкие и вытянутые, в передней резко расширены. Твердое небо узкое и длинное - в межкрыловидной впадине его задняя граница лежит от линии, соединяющей задние стороны коренных зубов, на расстоянии большем, чем половина ширины межкрыловидной впадины (см. рис. 158).

Рис. 158. Череп амурского кота, Felis (Felis) euptilura № S 14197, колл. ЗММУ, мыс. Гамов под Владивостоком. 12 февраля 1927 г. (рис. Н. Н. Кондакова)
Рис. 158. Череп амурского кота, Felis (Felis) euptilura № S 14197, колл. ЗММУ, мыс. Гамов под Владивостоком. 12 февраля 1927 г. (рис. Н. Н. Кондакова)

Межкрыловидная впадина узкая. Хоанальные отверстия небольшие, их поперечник лишь очень немногим больше высоты. Слуховые барабаны большие, сильно вздутые, вытянутые. Передний край их лежит близко к засочленовному отростку, но не достигает его уровня. Передне-наружная (эктотимпанальная) камера мала, но граница ее с задне-внутренней (энтотимпанальной) снаружи не обозначена. Расстояние между внутренними частями костных слуховых барабанов равно или почти равно ширине межкрыловидной впадины.

Клыки тонкие и острые, умеренной длины. Второй (первый в ряду) верхний предкоренной, как правило, развит, однако у значительной части взрослых и особенно старых он при жизни может выпадать и даже лунка его зарастает. Иногда отсутствуют оба зуба. Этих зубов нет у 30-40% особей (А. Г. Панкратьев). Передне-внутренняя лопасть верхнего хищнического зуба почти не развита или развита слабо и вершины не имеет.

Половых различий в черепе, кроме несколько меньшей величины его у самок, нет. Череп молодых животных менее вытянутый, с более объемистой мозговой коробкой. Уже в первую зиму отличия его от черепа взрослых относительно невелики. Географические изменения черепа касаются главным образом его общих размеров и могут быть довольно значительны (см. далее).

Размеры см. "Географическая изменчивость". (В. Г.).

Систематическое положение

Амурский лесной кот сначала был отнесен (Радде, 1862) к Felis undata Desm., виду Малайского архипелага. Позднее выяснилось, что амурский лесной кот к этой форме отношения не имеет и он был (путем переименования) обозначен в качестве особого нового вида Felis euptilura (Эллиот, 1871). В разных номенклатурных обликах в нашей и иностранной литературе оно обозначало особый вид лесной кошки Амуро-Уссурийского края, Северо-Восточного и Восточного Китая до начала нашего века, когда было предложено считать всю группу форм вида euptilura лишь подвидами южно-азиатского вида F. bengalensis Kerr, 1792 (Тpyccap, 1904). Эта позиция была принята рядом авторов (Покок, 1939; Эллермэн и Моррисон-Скотт, 1951 и др.), хотя и значительно позже. В иностранной литературе она общепринята. Русские зоологи до недавнего времени придерживались мнения о видовой самостоятельности F. euptilura (Огнев, 1935; Бобринский и др., 1944; Новиков, 1956), однако с недавнего времени и у нас стала приниматься принадлежность амурского кота к виду bengalensis (Бобринский, Кузнецов, Кузякин, 1965).

Специальное рассмотрение вопроса (Гептнер, 1971) показало, что амурского кота правильнее считать самостоятельным видом, достаточно определенно отличающимся от F. bengalensis Южной Азии. Он характеризуется комплексом признаков, частью имеющих не только количественный, но и существенный качественный характер. Сравнительно с F. euptilura череп F. bengalensis имеет относительно несколько более объемистую мозговую капсулу, лировидная фигура на ней больше и образующие ее линии у вполне взрослых животных сходятся не в области лобных костей или на венечном шве, а дальше кзади - лишь приблизительно на середине теменных костей. Сагиттальный гребень не развит и только намечен в самой задней части. В связи с этим сравнительно с черепом амурского кота череп F. bengalensis имеет несколько более ювенильный характер - череп взрослых сходен с черепом более молодых амурских зверей. В этом отношении в том смысле, как указывалось выше (см. характеристику семейства), череп F. bengalensis имеет некоторые "прогрессивные" черты. Он этим более сходен с черепом кошек типа F. silvestris. Череп амурского кота имеет черты промежуточной структуры между F. bengalensis и F. viverrina и в некоторых отношениях ближе к черепу последнего вида. Однако он значительно меньше и с менее, развитыми гребнями.

Особенно существенны различия между амурским котом и F. bengalensis в окраске. У бенгальского кота иной сам тип окраски и пятнистости. Его окраска всегда резко пятнистая по очень светлому фону, причем пятна разнообразны по форме и величине. Наравне с мелкими имеются, особенно по хребту и ближе к нему, очень крупные пятна большей частью неправильной формы, частью вытянутые в продольном направлении. Иного типа и окраска хвоста. У амурского кота нормальны, хотя, видимо, немногочисленны случаи почти одноцветной темной или очень слабопятнистой окраски. Если же пятна есть и хорошо видны, то они многочисленны, все одинаковые, мелкие, расположены густо и не имеют тенденции вытягиваться в продольном направлении. Это наиболее распространенный тип окраски (см. "Описание"). Этот тип пятнистости (оставляя в стороне соотношение пятен и фона) сходен с таковым степной кошки (F. silvestris caudata). Вообще же окраска амурского кота в случае пятнистого типа, тем более резкого, очень сходна с окраской F. viverrina*. В признаке окраски, который у кошек имеет существенное значение, связь с F. viverrina выражена даже больше, чем в строении черепа. В целом, принадлежа к той же группе "Prionailurus", что и F. viverrina, F. bengalensis и F. rubiginosa (возможно, и F. planiceps), F. euptilura занимает промежуточное положение между F. viverrina и F. bengalensis.

* (См. рисунки F. bengalensis и F. viverrina у Р. И. Покока (1939) и схемы типа окраски F. bengalensis и F. euptilura у В. Г. Гептнера (1971).)

Впрочем, границы этой группы, принимаемой то за подрод p. Felis, то за самостоятельный род, не определенны, как и само единство ее. Так, некоторые авторы разбивают этот "род" на несколько, выделяя в нем, или в p. Felis, в особые подроды viverrina (Zibethailurus) и planiceps (Ictailurus). При том вся группа "Prionailurus" имеет самое близкое отношение с традиционной группой Felis s. str. и, как указывалось, выделение ее в любом виде обосновать трудно. Поэтому F. euptilura относится здесь к p. Felis s. l. и подроду Felis.

По структуре черепа (см. характеристику семейства и родов Panthera и Felis) F. euptilura занимает среди наших видов рода положение наименее специализированной формы или одной из наименее специализированных. Этот вид стоит в начале того ряда, который приводит к завершающему звену в направлении выработки "кошачьего" типа в роде Felis s. 1. - манулу и ближе всего к F. chaus (камышовый кот).

На близость амурского кота к видам Felis s. str. и на неправомерность выделения его в отдельный подрод, тем более род, указывает и скрещивание его в естественных условиях с домашней кошкой. "Это часто происходит в лесных деревнях в Уссурийском крае, причем отцом бывает дикий кот. При обратном скрещивании помесных самцов и самок с домашними самцами и самками получается потомство, плодовитое в обеих комбинациях, плодовито и потомство гибридов между собой" (А. Г. Панкратьев).

Размеры - см. "Географическая изменчивость". (В. Г.).

Географическое распространение

Лесные области Амуро-Уссурийского края, Северо-Восточного и Восточного Китая.

Ареал в СССР (рис. 159) представляет собой северо-восточную окраину видового ареала. Он занимает южную часть Дальнего Востока и связан с лесами так называемого маньчжурского типа. Незначительным разрывом ареал разделен на две части, которые соединяются вне пределов нашей страны.

Рис. 159. Ареал амурского кота, Felis (Felis) euptilura, в СССР: 1 - северная граница ареала по данным до начала 30-х годов XX в. включительно, 2 - то же, на 1968 г., 3 - не сплошное (диффузное) распространение, 4 - сплошное распространение и области наиболее высокой плотности населения на 1968 г., 5 - возможное обитание до устья Горина в прошлом. В. Г. Гептнер (распространение и плотность населения на 1968 г. - данные А. Г. Панкратьева и Г. Ф. Бромлея)
Рис. 159. Ареал амурского кота, Felis (Felis) euptilura, в СССР: 1 - северная граница ареала по данным до начала 30-х годов XX в. включительно, 2 - то же, на 1968 г., 3 - не сплошное (диффузное) распространение, 4 - сплошное распространение и области наиболее высокой плотности населения на 1968 г., 5 - возможное обитание до устья Горина в прошлом. В. Г. Гептнер (распространение и плотность населения на 1968 г. - данные А. Г. Панкратьева и Г. Ф. Бромлея)

На западе граница ареала, начинаясь у Благовещенска на Амуре, идет к среднему течению Томи, левого притока нижней Зеи, примерно к 51°17' с. ш. (самая северная точка обитания). Направляясь отсюда на восток и несколько на юг, она пересекает хр. Турана и среднее течение Бурей и идет к верховьям Мутной, откуда, опускаясь на 49° с. ш., направляется к верховьям Биджана. Отсюда она спускается на юг и уходит в пределы Китая.

На правобережье Амура северную границу ареала составляет Амур на протяжении от государственной границы и устья Уссури на западе до устья Хунгари на востоке. От этого места (50°06' с. ш). граница идет к юго-востоку и югу по истокам Мономы, Анюя и Хора, спускаясь к р. Мухень под 48°55' с. ш. Отсюда граница идет в восточном направлении, пересекает верховье Хора и через перевал Муравьева-Амурского выходит к р.Самарге и Японскому морю под 47°20' с. ш. На пространстве между Уссури и океаном амурский кот придерживается кедрово-широколиственных и смешанных лесов и не поднимается выше 500-550 м н. у. м. Таким образом, в более высоких частях Сихотэ-Алиня, занятых охотской тайгой, этот вид отсутствует. Возможно, что на севере амурский кот ранее доходил до устья Горина (50°45' с. ш.). Водится на о. Русском у Владивостока.

Очерченная граница, хотя она и схематична (ареал в Уссурийском крае по Сихотэ-Алиню), суммирует сведения о распространении амурского кота от времен первых русских исследователей Дальнего Востока (50-е годы прошлого века) по начало 30-х годов нашего столетия включительно (Огнев, 1935; Зубаровский, 1939).

На 1968 г. граница может быть обозначена следующим образом. Начинаясь на западе несколько восточнее Благовещенска на Амуре, она идет на юго- восток вдоль реки на расстоянии в разных местах от 30 до 50 км от нее до 131° в. д. Здесь она резко отходит от реки, направляясь сначала прямо на восток, а затем на юго-восток, и, пересекая Амур, уходит в Китай. Этой дугой граница ареала охватывает весь бассейн Большой Биры, кроме верхних частей ее левых притоков, и переходит Амур около 40-50 км ниже устья Большой Биры. По левобережью Амура в пределах нашей страны этого кота дальше нигде нет.

Граница снова входит в пределы СССР у устья Уссури, однако непосредственно вокруг Хабаровска амурского кота нет. По правому берегу Амура граница идет до устья Хунгари. Здесь она отходит несколько на восток в горы и затем круто поворачивает на юг, идя по западному склону Сихотэ-Алиня через верховья Анюя, Хора, Бикина и Имана, не захватывая, однако, их истоков и самых верхних частей. В этом направлении граница идет на юг до 45° или 45° 15' с. ш. Граница идет здесь на расстоянии 120-150 км от Уссури. На указанной точке на юге граница пересекает главную ось хребта и сразу круто поворачивает на северо-восток, идя уже по восточному склону Сихотэ-Алиня. В этом направлении она идет на север до устья Ботчи (Гроссевичи) на 48° с. ш., где выходит к морю. Эта часть ареала представляет собой очень узкую полосу в самом широком месте на юге (немного севернее бухты Терней около 60 км шириной). Таким образом, обширные более высокие части Сихотэ-Алиня, занятые тайгой охотского типа или безлесные, в ареал не входят. Далее к югу ареал занимает всю территорию Уссурийского края (по материалам А. Г. Панкратьева и Г. Ф. Бромлея).

Разница в границах 30-х и конца 60-х годов определяется прежде всего теми уточнениями, которые были сделаны в последние десятилетия (Сихотэ-Алинь, левобережье Амура). Однако произошли и известные сокращения площади ареала. Они связаны как с прямым истреблением зверя на севере, где его популяция всегда была разрежена (см. ниже "Численность"), так и с изменением природных условий (вырубка лесов и кустарников). Этот фактор сказывается и в других частях ареала. Очевидно, имеют место, хотя это непосредственно и не показано, и колебания границы, проходящей не по изолирующим преградам, а на естественном климатическом и ландшафтном (леса Маньчжурского типа) пределе ареала. Вид, находящийся в таких условиях, чувствителен не только к многолетним климатическим изменениям (за более чем 100 лет их могло быть достаточно), но и к кратковременным.

Ареал вне СССР (рис. 160). Поскольку объем вида (принадлежащие к нему описанные формы) еще неясен (см. "Систематическое положение" и "Географическая изменчивость"), нельзя с определенностью указать и ареал его за пределами СССР. Во всяком случае, он занимает Северо-Восточный Китай (по-видимому, только восточная и северо-восточная часть), Корейский полуостров, о-ва Чечжудо и Сайсю (Цусима и Квельпарт) и Восточный Китай, по крайней мере, до нижнего течения Янцзыцзяна (Нанкин*). Возможно, эта кошка распространена и южнее, но насколько и где проходит ее граница по отношению к F. bengalensis, встречаются ли они в Южном Китае вместе и т. п., неизвестно. Во всяком случае, из Юньнани приведена F. b. bengalensis, а из провинций Фуцзян, Хунань, Цзяньсу, Хубей, Сычуань под названием F. b. chinensis Gray, судя по описаниям, некрупная кошка с некоторыми чертами окраски как bengalensis, так и euptilura, однако, очевидно, относящаяся к bengalensis (Аллен, 1938). Неясно и распространение вида в Китае на запад. В Демократической Республике Вьетнам (ДРВ) живет настоящая F. bengalensis, обладающая вполне типичными признаками.

* (Экз. в колл. Зоологического музея Университета имени Гумбольдта (Берлин^ ГДР) (В. Г. Гептнер).)

Рис. 160. Ареал амурского лесного кота, Felis (Felis) euptilura Ell., и бенгальской кошки, Felis (Felis) bengalensis Kerr. Низовья Янцзы - наиболее южное место, откуда известен амурский кот (Нанкин; Гептнер, 1971). Южная граница ареала амурского кота проходит, вероятно, приблизительно по 30° с. ш. В. Г. Гептнер
Рис. 160. Ареал амурского лесного кота, Felis (Felis) euptilura Ell., и бенгальской кошки, Felis (Felis) bengalensis Kerr. Низовья Янцзы - наиболее южное место, откуда известен амурский кот (Нанкин; Гептнер, 1971). Южная граница ареала амурского кота проходит, вероятно, приблизительно по 30° с. ш. В. Г. Гептнер

* * *

Кошки, относимые к виду bengalensis, кроме указанных областей, занимают Ганьсу и Сычуань, Кам, Тайвань (Формоза) и Хайнань, Индокитай и Малакку, о-ва Суматру, Яву, Бали, Калимантан (Борнео), Палаван, Каламианы, Панай, Негрос и Себу из Филиппинских, Бирму, Ассам, Сикким, Бутан, Непал, Кумаон, Кашмир, Пенджаб, Индостан почти до южной оконечности (холмы Пални 10° с. ш.), южный Белуджистан. На Цейлоне нет. Указания на обитание в Тибете ошибочны или их следует относить только к Каму.

Хотя распространение вида euptilura в принимаемом здесь объеме еще не вполне ясно, все же очевидно, что в ДРВ и, по-видимому, и в юго-восточном тропическом и подтропическом Китае водятся уже настоящие F. bengalensis. Таким образом, ареал F. euptilura по отношению к ареалу F. bengalensis оказывается аллопатричным, хотя перекрывание ареалов на юге и не исключено. Обращает на себя внимание, что ареал F. euptilura связан с областью распространения маньчжуро-китайских реликтов. Сам этот вид, вероятно, должен рассматриваться как один из членов этой группы.

Было высказано предположение (Покок, 1939), что F. bengalensis, т. е. все формы Южной Азии от Кашмира до южного Белуджистана, п-ова Индокитай и Малайского архипелага и Южного Китая, и принимаемая здесь за особый вид группа euptilura, как и тигр, произошли на севере и затем уже, расселившись на юг по востоку Азии, распространились и по ее югу. Как следует из сказанного выше, такая точка зрения трудно приемлема. Если F. bengalensis s. str. и F. euptilura и имеют общие корни, то очень давние и F. bengalensis по происхождению, очевидно, типичный южноазиатский вид, подобный ряду других форм Восточной (Индо-Малайской) области - близких к ней F. rubiginosa, F. viverrina, F. bengalensis, а также F. nebulosa, F. marmorata, F. temminckii, F. chaus и др. Скорее можно предположить обратную ситуацию - очень давнее вселение некоей исходной для F. euptilura южноазиатской кошки на север. (В. Г.).

Географическая изменчивость

Видовой ареал амурского кота в трактуемом здесь объеме вида относительно не очень велик. Однако он все же простирается, по-видимому, довольно далеко на юг в природные условия, значительно отличающиеся от существующих в Амуро-Уссурийском крае. Вместе с тем географическая изменчивость его на должном уровне, в частности, с учетом всей амплитуды индивидуальной изменчивости, не анализировалась. Сейчас еще нельзя с определенностью различить, какие именно подвиды, относимые по традиции к bengalensis s. l., действительно принадлежат к этому виду, а какие к euptilura. В частности, это относится к форме chinensis.

В пределах СССР один подвид.

Амурский лесной кот, F. (F) e. euptilura Elliot, 1871 (syn. raddei, manchurica, manjurica; к этой форме применялись наименования undata, bengalensis, chinensis и microtis).

Приведенное выше "описание" относится к этой форме и сделано по материалу из Уссурийского края.

Размеры крупные - самая крупная форма вида.

Длина тела самцов 60-85 см, самок - 61-77 см; длина хвоста 23,5-44 см, длина уха 4,2-5,0 см. Высота в холке 31-36 см.

Наибольшая длина черепа самцов 96,7-115,3 мм, самок - 88,2-102,0 мм; кондилобазальная длина черепа самцов 89,5-105,0 мм, самок - 82,3-92,8 мм; скуловая ширина самцов 60,7-74,5 мм, самок - 57,0-67,2 мм; межглазничная ширина самцов 14,4-18,8 мм, самок - 13,1-16,3 мм; заглазничная ширина самцов 27,0-28,8 мм, самок - 26,0-28,0 мм; ширина между подглазничными отверстиями самцов 27,5-29,0 мм, самок - 25,7-27,3 мм; ширина над клыками самцов 24,1-28,6 мм, самок - 24,1-26,0 мм, длина верхнего ряда зубов (с клыком) самцов 31,0-34,5 мм, самок - 27,8-31,0 мм.

Вес 2,5-7,07 кг, в одном случае - 8,2 кг, в одном 9,914 кг (чрезвычайно жирный самец)*.

* (Суммированные данные, опубликованные Н. А. Байковым (1939), С. И. Огневым (1935), М. И. Зубаровским (1939), С. У. Строгановым (1962), материалы, предоставленные Н. К. Верещагиным (коллекция ЗМАН) и А. Г. Панкратьевым и коллекции ЗММУ- всего более чем по 50 экз.)

На нашей территории в виде крайней редкости встречаются и более крупные, гигантские особи. Так, в Биробиджане был добыт (декабрь 1935 г.) самец с длиной тела (от носа до анального отверстия) 107 см, хвоста 44 см и севернее Владивостока (Анучинский р-н, февраль 1936 г.) самец с длиной тела 103 см, хвоста 42 см. Звери были измерены "в мясе". Шкуры некоторых котов по размеру соответствуют шкуре небольшой рыси (около 100 см без хвоста; Зубаровский, 1959). Такие особи настолько сильно выпадают из нормы размеров, что считать их просто крайними вариантами изменчивости не приходится. Не исключено, что это гетерозисные гибриды амурского кота с домашним (см. выше "Систематическое положение").

Популяция лесных котов самой южной части Уссурийского края характеризуется следующими размерами (табл. 5, 6)*.

* (Экз. ЗММУ и данные, предоставленные Г. Ф. Бромлеем (Судзухинский заповедник), и материалы А. Г. Панкратьева (окрестности заповедника "Кедровая падь" к юго- западу от Владивостока).)

Таблица 5. Размеры тела и вес амурских лесных котов F. (F). е. euptilura из южной части Уссурийского края
Таблица 5. Размеры тела и вес амурских лесных котов F. (F). е. euptilura из южной части Уссурийского края

Таблица 6. Размеры черепа амурских лесных котов F.(F-) е. euptilura из южной части Уссурийского края
Таблица 6. Размеры черепа амурских лесных котов F.(F-) е. euptilura из южной части Уссурийского края

Очень большая изменчивость веса котов носит не только личный половой и возрастной, но в большей мере сезонный характер. Наибольший вес у старых самцов бывает в начале зимы. К весне он сильно падает, хотя иногда звери отлично упитаны еще в январе. Многое зависит от характера года - при обилии мелких грызунов коты очень жиреют, в голодные годы уже в январе-феврале они бывают очень истощены (А. Г. Панкратьев). "Исключительно жирные" самец и самка, добытые 25/Х-1946 г. и 2/1-1945 г. при длине тела 66 и 62 см имели вес 5700 и 4319 г (Г. Ф. Бромлей)*.

* (От степени упитанности меняется и такая биологически важная особенность, как весовая нагрузка на след (см. "Биология").)

Вес сердца взрослых и полувзрослых самцов (10) 8,3-М 21,04-37 г, сердечный индекс 3,49-М 5,35-7,89; то же - взрослых и полувзрослых самок (10) 10,6-М 18,16-27,3 г, сердечный индекс 4,54-М 5,18-6,23.

Длина кишечника взрослых и полувзрослых самцов (11) 120,0-М 159,5-189 см, отношение к длине тела 1:2,30-М 1:2,57-1:3,0; то же - у взрослых и полувзрослых самок соответственно (10) - 132,0-М 149,6-211,0 см; 1:2,36-M 1:2,55-1: 2,70 (А. Г. Панкратьев).

Приамурье и Уссурийский край.

Вне СССР - Северо-Восточный Китай (б. Маньчжурия), Корейский полуостров.

При принятой трактовке вида euptilura и в указанной выше номенклатурной ситуации форма, обитающая в нашей стране, оказывается номинальной. При всех условиях именовать ее "Felis euptilura microtis", как это практиковалось, или относить к форме chinensis, как предложено недавно (Бобринский и др., 1965), никак нельзя (Гептнер, 1971).

Отношения нашей формы к некоторым географически смежным не вполне ясны. Очевидно, что в Северо-Восточном Китае водится эта же крупная форма (Байков, 1929), однако на юге его может попадаться и похожая на нее, но более мелкая*. Ей может принадлежать имя microtis М.-Е. (t. t. Пекин). Иногда ей придают название chinensis Gray (t. t. Кантон), что неправильно. Имя manchurica Mori очевидный синоним euptilura.

* (Измерения, приведенные Шоу (1958), однако, очевидно,"относятся главным образом к молодым животным: длина тела 7 экз. 46-55,5 см, вес 5 экз. 1750-2875 г, общая длина черепа (4 экз.) 87,1-98,1 мм. Наравне с этим упоминается экземпляр с длиной тела 66 см и другой весом 7200 г (самка с длиной тела 55 см) (В. Г.).)

С территорией вне нашей страны к виду bengalensis обычно относят 10-11 форм (Чэзен, 1940; Эллермэн и Моррисон-Скотт, 1966; Вейгель, 1961) - число, по-видимому, преувеличенное. Из них к виду euptilura, возможно, относится форма chinensis (см. выше и Гептнер, 1971). Она приводится для области от Фуцзяна на востоке и до Восточного Тибета и Сычуани на западе, Монголии (Внутренней; В. Г.), на севере Тайваня. (В. Г.).

Биология

Численность. Амурский кот в своем распространении связан с широколиственными лесами маньчжурского типа. В бассейне Бурей и Зеи и ее притока Томи он встречается крайне редко, весьма редок и в Биробиджане (почти исчез). На Зейско-Буреинской равнине ("Амурская лесостепь") и в Биробиджане перед войной кот был, однако, обыкновенен. Причина сокращения его численности в распашке целины и в сведении и выжигании лесных колков и зарослей кустарников, служащих главным местом укрытия зверей, и в многочисленности охотников, особенно охотно посещающих именно такие оставшиеся угодья. Поднятый собакой кот обязательно спасается на дереве, где и бывает легко убит и обычно брошен. Сплошных больших лесов этот вид избегает (А. Г. Панкратьев). В бассейне нижнего течения Уссури в последние годы стал тоже довольно редок. Обычен в южной половине Уссурийского края, особенно в его южной половине (Посьетский, Владивостокский, Шкотовский, Сучанский и другие районы). В 20-х годах текущего столетия в этих районах ежегодно добывали по 100-150 котов в каждом. Наивысшая плотность в год повышенной численности на крайнем юге Уссурийского края в заповеднике "Кедровая падь" на юге Хасанского р-на от 2 до 5 особей на 1000 га (А. Г. Панкратьев).

Места обитания*. Амурский кот, как и большинство других кошек, не приспособлен к жизни в многоснежных районах, т. е. таких, где среднедекадная высота снежного покрова бывает больше 20-30 см и снег лежит длительное время. Оптимальные же условия существования он находит на участках, где высота снежного покрова бывает менее 10 см (Формозов, 1946). Имея очень большую весовую нагрузку на опорную поверхность ступни, равную 188 г на 1 см2 (Г. Ф. Бромлей)**, он сильно проваливается в рыхлом снегу и потому избегает глубокоснежных участков. При снежном покрове кот для своих переходов обычно выбирает наледи на ручьях и речках, тропы других зверей, дороги, скалистые участки, где снег сдувается ветром, завалы из упавших деревьев и места, оголенные от снега морским прибоем. Высокий снежный покров лишает кота основной добычи - мышевидных грызунов, так как он не умеет добывать их из-под снега.

* (Места обитания амурского кота характеризуют также фотографии биотопов амурского барса и амурского тигра, с которыми он почти везде встречается вместе.)

** (По данным А. Г. Панкратьева, у взрослых и полувзрослых самцов (10 экз ) в зависимости от упитанности нагрузка на 1 см2 следа составляет от 48 до 115 г, у самок (10 экз.) - 50-87 г.)

Рис. 161. Место обитания амурского кота в низовье р. Та-Чингоу. Супутинский заповедник, Уссурийский край. Август 1958 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)
Рис. 161. Место обитания амурского кота в низовье р. Та-Чингоу. Супутинский заповедник, Уссурийский край. Август 1958 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)

Второе условие, необходимое для его обитания,- достаточное количество мышевидных грызунов, маньчжурских зайцев и фазанов, на которых он обычно охотится. В связи с этими требованиями к условиям внешней среды и зависит выбор зверем место обитаний. Так, в южном Приморье и в бассейне Уссури он обитает в разреженных широколиственных лесах маньчжурского типа, где наиболее обычен. Реже там встречается в кедрово-широколиственных лесах. В горы не поднимается выше 500 м н. у. м. Нередко встречается в распадках, выходящих в долины рек, среди зарослей тальника или осоки, где охотится на зайцев. Зимой держится иногда близ незамерзающих ключей, в которых ловит рыбу (Зубаровский, 1939). На западных склонах Сихотэ-Алиня очень редок (Н. В. Раков), что объясняется своеобразием господствующего там климата. Зима в этом районе тянется с середины ноября до марта, суровая и морозная. Уже в конце ноября температура воздуха падает до -35° С. Зима наступает сразу, снег, выпав, лежит всю зиму. Из-за продолжительности снежного покрова здесь нет многих маньчжурских животных.

Близ Японского моря на восточном склоне Сихотэ-Алиня кот держится у морского побережья. Полоса шириной 5-6 км вдоль моря, независимо от степени ее заселения человеком, служит местом наибольшей концентрации этой кошки. В зимнее время кота совершенно нет на участках со снежным покровом высотой 30-35 см, т. е. по склонам хребта выше 500-600 м н. у. м. (Г. Ф. Бромлей). На побережье кот чаще всего встречается на старых гарях, поросших 40-50-летними монгольскими дубами, растущими часто кустами, лещиной и другими, образующими непролазные для человека заросли. В зарослях кустарников много маньчжурского зайца и фазана. Кот охотно селится также на сплошных лесных вырубках, по опушкам леса, граничащим с возделываемыми полями, и на берегах морских бухт. Не избегает открытых лугов и покосов.

Во всех перечисленных угодьях бывает много мышей, полевок, маньчжурских зайцев и фазанов. В таких местах обычно невысок снежный покров, здесь же выпавший снег, кроме того, почти на всю зиму быстро покрывается слабым настом, облегчающим коту передвижение. В течение круглого года кот повсеместно охотно держится на скалах и россыпях, где летом устраивает логово, а зимой спасается от глубокого снега. В меньшем числе, чем в описанных угодьях, он обитает в старых широколиственных лесах из вековых деревьев дуба, клена, липы, ясеня, маньчжурского ореха, бархата и других, обычно лишенных густого подлеска.

Рис. 162. Травянисто-кустарниковые заросли по подножьям Сухореченского хребта - место круглогодичного обитания амурского кота. Заповедник 'Кедровая падь' под Владивостоком. Август 1963 г. (фот. А. Г. Панкратьева)
Рис. 162. Травянисто-кустарниковые заросли по подножьям Сухореченского хребта - место круглогодичного обитания амурского кота. Заповедник 'Кедровая падь' под Владивостоком. Август 1963 г. (фот. А. Г. Панкратьева)

Еще реже кот встречается в кедрово-широколиственных лесах, появляющихся на высоте 300 м н. у. м. Наконец, он отсутствует, как правило, в зоне темнохвойной тайги, состоящей из ели и пихты, которая занимает склоны гор выше 500-600 м н. у. м. В тайгу проникает обычно лишь летом, особенно в годы, когда там бывают многочисленны белка и бурундук (Г. Ф. Бромлей). Так, в Приморье в Супутинском заповеднике с его кедрово-широколиственными лесами кот изредка появляется лишь в бесснежный период и особенно охотно держится там в окрестностях старой вырубки, где многочисленны мышевидные грызуны, бурундуки и маньчжурские зайцы (Бромлей и Гутникова, 1955). С выпадением обильного снега наступающая для кота бескормица вынуждает его спускаться в долины и чаще, чем обычно, подходить к жилью человека. К многоснежному же периоду относятся и случаи нападения кота на курятники. Его появление в поселках неоднократно отмечалось, например, в обильную снегом зиму 1935/36 гг. Впрочем, поживиться курицей ему удается редко, так как зверя быстро обнаруживают собаки и начинают облаивать (Зубаровский 1939; Г. Ф. Бромлей).

Питание. Этот кот кормится "мышами и различными птицами, гнезда которых и молодых истребляет немилосердно", нападает на зайцев и молодых косуль (Пржевальский, 1870). Летом коты находят гнезда болотной и водоплавающей птицы и поедают птенцов, а также едят ящериц и змей. В лесу добывают бурундуков, белок, нападают на молодых косуль (Зубаровский, 1939). Примерно таков же список добычи этой кошки в Гиринской провинции Китая (Байков, 1915; кроме косули). В годы высокой численности мышей, полевок и бурундуков, когда снега нет, эти грызуны являются основной добычей кота. Зимой бурундуки спят, а добывать мышей, особенно полевок, становится труднее, поэтому он чаще ловит маньчжурских зайцев, белок, фазанов и рябчиков. "Мелких птиц добывает редко. В годы низкой численности мышевидных грызунов роль птиц в питании этого хищника возрастает. Главная добыча кота зимой - рябчики и зайцы. Он охотно ест отнерестовавшую рыбу, которую ловит и подбирает по берегам рек, зимой добывает рыбу в полыньях и незамерзающих ручьях. На телят косуль, пятнистых оленей, горалов и других копытных кот нападает крайне редко и то лишь в первые дни после их рождения, когда самка далеко от них уходит. В годы, обильные кормами, кот сильно жиреет, в периоды же низкой численности мышевидных грызуной, в особенности зимой, добывали очень худых, у которых желудок был пустой или наполнен древесной трухой и древесными грибами, что указывает на жестокую голодовку зверей (Г. Ф. Бромлей).

Рис. 163. Горный распадок в заповеднике 'Кедровая падь' - место обитания амурского кота. Сентябрь 1963 г. (фот. А. Г. Панкратьева)
Рис. 163. Горный распадок в заповеднике 'Кедровая падь' - место обитания амурского кота. Сентябрь 1963 г. (фот. А. Г. Панкратьева)

Несмотря на сравнительно мелкие размеры этой кошки, в двух случаях было установлено, что она за один раз съедает целиком фазана с большой частью перьев (Бромлей, 1951). По-видимому, в подобных случаях часть мяса кот не съедает, а прячет и растаскивает.

Участок обитания. Размеры индивидуального участка обитания в весенне-летний период неизвестны. Весной в Судзухинском заповеднике он определялся примерно в 9 км2. В конце зимы, когда снега бывает особенно много, кот за одну охоту проходил 3-3,5 км. Однажды в марте удалось проследить следы кота, тянувшиеся на расстоянии 3,5 км. За ночь он сделал круг и вернулся почти в то же место, откуда вышел, но забрался в другое дупло в липе и там остался на день. На этом пути кот поймал трех мышей и рябчика (Г. Ф. Бромлей). Зимой кот на своем участке имеет несколько убежищ, в которых остается на день.

Норы, убежища. В Приморье логово для вывода детенышей устраивает в расщелинах среди камней и в дуплах. В июне 1936 г. в Посьетском районе двух котят этой кошки нашли в норе (Зубаровский, 1939). На восточных склонах Сихотэ-Алиня чаще всего селится в дуплах деревьев (Г. Ф. Бромлей). В Северо-Восточном Китае котят находили также в дуплах (Байков, 1915). В Южном Китае логова встречали в дуплах и под камнями в зарослях кустарников. (Аллен, 1938).

Рис. 164. Лес в заповеднике 'Кедровая падь' под Владивостоком -  биотоп амурского кота. Август 1969 г. (фот. Г. Н. Симкина)
Рис. 164. Лес в заповеднике 'Кедровая падь' под Владивостоком - биотоп амурского кота. Август 1969 г. (фот. Г. Н. Симкина)

Суточная активность, поведение. В течение круглого года ведет ночной образ жизни и днем появляется крайне редко. Весь день лежит в логове. Хорошо лазит по деревьям и на них же обычно взбирается, спасаясь от преследования собак.

Сезонные миграции, заходы. Не изучены, но известно, что амурский кот кочует. Например, на восточных склонах Сихотэ-Алиня в первой половине зимы снежный покров нигде не достигает большой мощности. В марте же за 2-3 дня выпадает столько снега, что высота его достигает 50-100 см. После установления высокого рыхлого снежного покрова следы котов совершенно исчезали до тех пор, пока не появлялся наст; по-видимому, в это время они переходили в малоснежные участки.

В многоснежную зиму 1947/48 гг., когда снег выпал в ноябре и пролежал до марта, причем высота его достигала 85 см, коты исчезали даже в тех частях Судзухинского заповедника, где они всегда держались раньше (Г. Ф. Бромлей). В последнем случае, помимо откочевки, возможно, имела место и гибель кошек от истощения.

Размножение. Мало известно. В южном Приморье коты гоняются в марте и в это время держатся парами. Беременность, как и у других мелких кошек, длится около 60 дней. Котят находят во второй половине мая (Зубаровский, 1939). В долине Уссури котята появляются в конце апреля или в начале мая (по старому стилю; Маак, 1861). На восточных склонах Сихотэ-Алиня гон идет в течение всего марта. Котята начинают появляться с первых чисел мая (Г. Ф. Бромлей). В Сихотэ-Алиньском заповеднике 7 мая добыта беременная самка с 8 очень крупными эмбрионами (В. Д. Шамыкин и Ю. А. Салмин). В Гиринской провинции Китая котят находят в мае (старый стиль) (Байков, 1915). На юге в провинции Юньнань (Юго-Западный Китай) новорожденных котят находили 27 февраля и 1 апреля (А. А. Слудский), а в Южном Китае 3 котенка в возрасте около двух недель - 29 мая; на острове Хайнань 3 маленьких котенка обнаружено 26 марта (Аллен, 1938). В Индии котят находили в мае (Покок, 1939).

В Советском Союзе в пометах обычно встречается по 2 котенка и реже 1 и 3 (Маак, 1861; Забаровский, 1939), но, очевидно, бывают и более крупные пометы, о чем свидетельствует добыча беременной самки, о которой говорилось выше. Пометы котят, найденные в провинции Юньнань, состояли из 2-4 молодых, а в Индии - из 3-4.

Рост и развитие, линька. У новорожденного котенка общий тон окраски верха головы, шеи и спины светло-бурый с рыжеватым оттенком. Верхняя губа сливочно-белого цвета. От верхнего края ноздрей кверху через лоб тянется по одной сливочно-белой полоске, которые ограничены двумя черно-бурыми линиями каждая. Таким образом, на мордочке и лбу идут две светлых полосы и четыре черно-бурых. На верхней части шеи и на спине по основному фону рас-положены продольно-вытянутые черно-бурые пятна, сливающиеся примерно в 8 полос, идущих параллельно. Нижняя губа, низ шеи, грудь и брюхо сливочно-белые, испещренные продольными темно-бурыми пятнами. Нижняя часть всех четырех лап палевая, без пестрин. Хвост сверху той же окраски, что и спина, но чуть светлее и испещрен продольными пятнами. Низ хвоста имеет однотонную светло-бурую окраску.

Рост и развитие котят не прослежены. По-видимому, молодые держатся вместе с самкой до глубокой осени, а возможно и до гона, так как 27 ноября встретили следы самки с молодыми, причем отпечатки лап последних по размерам были почти такие же, как и у матки (Г. Ф. Бромлей).

Линька не изучена.

Враги, паразиты, болезни, смертность, конкуренты, движение численности. Враги неизвестны. Лишь однажды найден кот, разорванный филином. На всех добытых кошках в весенне-летний период, особенно в июне, обнаружены клещи Ixodes persulcatus (индекс обилия 49,3%), Haemophysalis japonica douglasi (индекс обилия 48,0%) и H. concinna (индекс 2,7%). Клещи на котах зимуют (до 40 экз. на отдельном звере). Из блох обнаружены 5 видов: Chaetopsilla appropinguans (12,5%), Ch. micado (18,75%), Paraceras flabellum (6,25%), Ceratophyllus tamias (6,25%), Leptopsylla ostsibirica (56,25%). Блохи встречаются круглый год. P. flabellum - специфический вид блохи барсука, встречающийся на нем от Приморья по горам до Тянь-Шаня (А. Г. Панкратьев). У 50% исследованных кошек в переднем отделе кишечника найдены ленточные черви, но видовой состав их неизвестен. Не изучены и инфекционные болезни.

Конкуренты кота - лисица, рысь и харза, так как часто у всех этих хищников корма бывают одинаковыми.

Динамика численности не изучена. По-видимому, численность этой кошки должна значительно изменяться в связи с движением запасов мышевидных грызунов и других животных, служащих ее добычей. В многоснежные, более длительные, чем обычно, зимы часть кошек должна вымирать от голода и следующих за ним болезней. В последние годы с увеличением площади гарей, сплошных вырубок и посевов численность кота в южном Приморье увеличивается. Он все чаще появляется у поселков (Г. Ф. Бромлей). Слаба развитый в настоящее время промысел на численность кота не влияет.

Рис. 165. Самка амурского кота в возрасте 10-11 месяцев. Выражение угрозы. Заповедник 'Кедровая падь' под Владивостоком. Апрель 1964, г. (фот А. г. Панкратьева)
Рис. 165. Самка амурского кота в возрасте 10-11 месяцев. Выражение угрозы. Заповедник 'Кедровая падь' под Владивостоком. Апрель 1964, г. (фот А. г. Панкратьева)

Полевые признаки. От домашней кошки отличается более крупными размерами, высокими ногами и сравнительно коротким хвостом; длина его равна половине длины тела с головой. Окраска тела рыжеватая, испещренная мелкими ржаво-бурыми пятнами. В окраске головы бросаются в глаза две светлые полосы, идущие параллельно назад по лбу (рис. 165). След похож на отпечаток лапы домашней кошки, но крупнее. Средний размер отпечатка лапы: передней 37 х 38 и задней 36 х 30 мм. Недоеденную добычу, например маньчжурского зайца или курицу, зарывает в лесную подстилку и обязательно к ней возвращается в следующую ночь (Г. Ф. Бромлей). (А. С.).

Практическое значение

Как объект пушного промысла этот кот большого значения не имеет. По всему ареалу у нас в лучшие годы заготавливали 1-2 тыс. шкур на сумму 1,0-1,5 тыс. руб. Так, по б. Дальневосточному Краю было принято: в 1932 г.- 1260, в 1933 г. - 2177, в 1934 г. - 886, в 1935 г. - 1301 шкур. Из 34 районов, в которых ведется заготовка шкур этой кошки, основными являются Ханкайский, Гродековский, Шкотовский и Посьетский. В каждом из них в 30-х годах добывалось более 150 шкур. Затем идут Владивостокский, Буденновский и Ворошиловский районы, в которых добывали за сезон от 50 до 150 шкур. Еще меньше заготавливали в Ольгинском, Хорольском, Черниговском, Ивановском, Анучинском и Тернейском районах - от 10 до 50 шт. (Зубаровский, 1939). По Приморскому краю с 1935 по 1946 г. ежегодно добывали от 104 до 269 кошек (Г. Ф. Бромлей). В последние годы добыча сильно снизилась. Общий выход шкур в СССР в последние годы определяется всего в 100-300 шт.

Уничтожая мышевидных грызунов, бурундуков и зайцев, кот частично защищает посевы от вредителей и, следовательно, полезен. На кур, уток и гусей нападает редко, поэтому вред от него птицеводству практически не имеет значения. Больше он вредит охотничьему хозяйству, уничтожая ценную дичь (фазан, рябчик) и пушных зверей (белка), но вследствие относительной редкости кота этот вред невелик.

Оленеводы считают, что этот кот, проникая в оленьи парки, уничтожает молодых пятнистых оленей в возрасте до года (Менард, 1930), Г. Ф. Бромлей, (1956), ссылаясь на сведения, полученные от прежних владельцев оленьих питомников, говорит, что кот нападал на телят пятнистого оленя в возрасте до одного месяца в том случае, если при них не было близко оленухи.

Лесной кот добывается случайно при охотах на других зверей. Обычно его стреляют из-под собак, когда те загоняют зверя на дерево. Хорошо идет в различные ловушки с приманкой из свежего рябчика.

В заготовках пушнины относится к группе "кошка дикая", в которой выделяется под названием "амурской". Раньше шкуры этой кошки экспортировались в Китай, где шли на воротники, шапки и подбивку женских кофт.

Ареал амурского кота в нашей стране невелик, общая численность его довольно низкая. Ареал сокращается, численность во многих местах падает довольно быстро и вообще амурский кот легко поддается истреблению. Следует, очевидно, иметь в виду меры по его сохранению, хотя бы в тех местах, где можно опасаться истребления. (А. С.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Американская летучая мышь способна замедлять сердцебиение в пять раз

Биологи выяснили, зачем жирафам длинные шеи

Калифорнийские белки тщательно сортируют свои запасы

Чувствительные гиганты: что вы знаете о слонах

Поедание почвы защитило пищеварение обезьян

10 животных, которые вымерли за последние 10 лет

Узкая пищевая специализация бывает эволюционно невыгодной

Десять интересных гибридных животных




© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://animalkingdom.su/ 'AnimalKingdom.su: Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100