НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Еще в яйце, а разговаривают...

Еще в яйце, а разговаривают...
Еще в яйце, а разговаривают...

Родить ребенка или лучше завести собаку? Такой вопрос может возникнуть только у людей. А животные, пока могут, продолжают свой род. Случится какая-нибудь трагедия, а все уже запрограммировано на эту цель, происходят удивительные вещи. Гага - утка, прославившаяся своим пухом, оставшись без яиц, почти месяц насиживает банку с детским питанием, неизвестно где найденную и почти в два раза превышающую по величине ее собственные яйца. А ослица, лишившись детеныша, выращивает куланенка, собака соглашается выкармливать своим молоком косуленка.

Помню, как зал замер, когда в фильме "Думают ли животные?" показали кошку, окруженную цыплятами. Усыновив и удочерив малышей, она стоически выносила все их шалости. Особенно досаждал ей один цыпленок. Он подпрыгивал и подпрыгивал, упорно клевал кошку в нос, хотел "распробовать" черное пятнышко. Кошка лишь зажмуривала глаза. Но тут идиллия была нарушена: появился ястреб, и, защищая своих детей, кошка бросилась на него.

Как-то уже само собой разумеется: у животных заботятся о детенышах матери или оба родителя сразу. Однако у трехперсток, птичек Дальнего Востока, и насиживает яйца и воспитывает птенцов отец. Пингвин, дождавшись, когда появится яйцо, исполняет в честь этого события песню и предпринимает все возможное, чтобы завладеть им. Уложив яйцо на лапы и прикрыв его сверху складкой кожи, он с отрешенным видом греет его. Пингвин ничего не ест, почти не передвигается. За четыре месяца он худеет на пятнадцать килограммов, оперение его тускнеет. Возвратится самка, отыщет его по голосу, придется ему идти до моря километров триста.

В морях, но только в теплых, у берегов в зарослях растений держатся забавные существа - морские коньки. У этих рыб "беременны" всегда самцы. На брюшке у морского конька находится сумка. В нее-то самка и откладывает яйца, штук четыреста. Отверстие в сумке плотно закрывается, и около трех недель конек вынашивает потомство. А появиться на свет малышам папаша помогает энергичными движениями.

Не менее диковинные рыбы с грудными и брюшными плавниками, похожими на руки, - клоуны - живут среди коралловых рифов или среди густых водорослей. Рост клоуна-антеннарии, которым можно полюбоваться в водах, омывающих Суматру, Филиппины или северо-западное побережье Австралии, всего восемь с половиной сантиметров. А он ухитряется носить у себя на левом боку, у основания спинного плавника, около 650 икринок, которые располагаются слоями и разделены прозрачной пленкой.

Заботливые отцы есть и среди амфибий. Жаба-повитуха мечет икру, которая скреплена между собой наподобие четок. Самец подхватывает шнур, состоящий из икринок, и наматывает его себе на бедра. А намотав, сдвигает кверху, повыше. Самец очень дорожит своей ношей. Если попытаться отнять у него ее, он станет жалобно кричать. Подойдет срок выпустить головастиков - отец направится к воде.

Почти всем рептилиям безразлична судьба потомства, и поэтому отношение сцинков к своим детям выглядит верхом совершенства. Эти ящерицы, когда надо, переворачивают яйца, а нагревшись на солнце, обогревают их. Помогают они детенышам и освободиться от скорлупы.

Примерная мать - самка американского аллигатора. Построив гнездо из прутьев, веток, старых листьев и комьев грязи, которое поднимается вверх на метр, она откладывает в него яйца. А потом делает неподалеку от гнезда яму, обосновывается в ней и следит за гнездом: подстраивает его, увлажняет. Раздастся ворчание, крики детенышей, самка - к ним, и с ее помощью они выбираются из гнезда. Мать опекает малышей до двух-трех месяцев.

Самка нильского крокодила отлучается от гнезда только поесть. Услышав крики малышей, она раскапывает гнездо и забирает оттуда детенышей. А чтобы остальные смогли выйти из заточения, она перекатывает яйца во рту.

Маленьких крокодилов никто не учит издавать звуки, да и многие другие детеныши умеют "говорить" сызмальства. Умение это врожденное. Вот почему малыши разбираются, когда и как надо закричать, что значат звуки родителей. Голые и слепые птенцы дятлов, услышав даже имитацию голоса взрослой птицы, ползут, ориентируясь на звук. А детеныши полевок и мышей, которые недавно родились, оказавшись вне гнезда, издают ультразвуки. И матери бегут к малышам, относят их на место.

Детеныши многих зверей кричат вначале с одной-единственной целью: подозвать родителей. Покинутый ежонок щебечет. Бельчата тихонько свистят, а землеройки пищат. Пищат и совсем маленькие волчата, когда волчица уходит. Писк этот слышен в двадцати, даже в тридцати метрах от норы. Но прорежутся глаза, откроются уши у волчат, они уже помалкивают, когда волчица их оставляет. Пищат и скрипят ленивцы - детеныши очень медлительных зверей, которые всю свою жизнь проводят на деревьях и висят всегда спиной вниз. Мать отзывается не на каждый звук малыша. Если он будет на полтона ниже или выше нужного, она спокойно занимается своими делами.

Однако как бы ни были образованы малыши, знаниями, полученными по наследству, не обойдешься. Многие из этих знаний нуждаются в конкретизации. Вот и выходит: приступать к учебе детенышам нужно рано. Первое, что должны они научиться делать, - узнавать своих родителей. У всех на это уходит разное время. Ягнята каракульской овцы находят по голосу мать через неделю после рождения. Детеныши ушастых тюленей - сивучей - определяют точно, что их зовет собственная мать, а не чужая тетя, прожив месяц. А птенцы кайры не спутают родительский голос с голосами близко сидящих на гнездах других кайр еще за три-четыре дня до появления на свет. Если, когда они родятся, дать им прослушать запись криков матери и посторонней птицы, птенцы уверенно пойдут туда, где звучат крики, которые они слышали, находясь в яйце.

У диких уток крики, адресованные утятам в яйцах, не похожи. Одна утка издает одиночные звуки с интервалами примерно в секунду, у другой они образуют группы из трех звуков, а еще у одной число звуков в группе варьирует. И по этим различиям утенок, видимо, отличает свою мать от остальных. Вполне вероятно, что утята-самки, которые находятся в яйце, запоминают звуки матери надолго. Станут сами они выводить птенцов - будут крякать, как их мать.

До своего появления на свет запоминают голоса родителей птенцы гагарки, канадской казарки, кулика-сороки, чайки. И хотя говорят, что яйца курицу не учат, на самом деле это не совсем так. Звуки птенцов влияют на поведение родителей. Услышав их, чайка начинает смотреть вниз, то вставать, то садиться, она перекатывает яйца, кричит в ответ. Из яиц доносятся и голоса птенцов сипухи. А выберутся оттуда малыши - им уже готов обед.

Чайки, тетерки все время поддерживают связь со своими детьми. Раздастся предостерегающий крик матери - тетеревята или птенцы чайки, которые должны вот-вот выбраться из яиц, затаиваются в них и перестают двигаться.

Дикие утки, сидящие в гнезде уже третью неделю, услышав звуки птенцов, откликаются лишь иногда. Но настанет четвертая неделя - крики уток звучат чаще. За два дня до вылупления утят мать крякает четыре раза в минуту, пройдут сутки, начнут малыши наклевывать скорлупу - кричит она уже десять - пятнадцать раз в минуту. Из скорлупы утенок выбирается около часа. Приступит он к окончательному освобождению от нее - утка крякает каждую секунду.

Птенцы общаются не только с родителями. Переговариваются они и со своими братьями и сестрами. Правда, в это время разговоры ведутся всего на одну тему и выглядят примерно так:

- Пора бы выбираться из этих яиц. Как ты считаешь?

- Я еще вроде не готов.

- А ты поторопись.

Подгоняя друг друга, птенцы виргинской куропатки, японского перепела, гусята появляются на свет дружно, им хватает примерно часа. И тогда сестры и братья, которые знали друг друга по голосам заочно, знакомятся лично.

Знакомство птенцов очень красивой утки - мандаринки - с матерью происходит при несколько эксцентричных обстоятельствах. Мандаринка выводит птенцов в дупле. Выполнив свою миссию, она оставляет гнездо и начинает невдалеке летать. Пушистые утята появляются у отверстия дупла по очереди, и каждый, посмотрев по сторонам, без тени страха прыгает с шестиметровой высоты вниз. А у берега уже плавает мандаринка, подзывая их тихим покрякиванием. Утята бегут к воде. С этого момента, пока не подрастут, они будут следовать за уткой неотступно.

Привязанность к матери у птенцов, которые совсем маленькими способны бегать за родителями, развивается необыкновенно быстро. Малыши мандаринок и других уток успевают усвоить, кто их мать, за первые десять- пятнадцать часов. Выучить такой урок им нетрудно. Они слышали крики матери, пока находились в яйцах. Они слышали ее крики и когда еще сидели в гнезде. Чем больше утенку приходится затрачивать усилий на то, чтобы следовать за уткой, тем сильнее он привязывается к ней. Быть все время возле матери малышу совсем не просто. Перестаравшись, он может даже пострадать: утка случайно наступит на него или прижмет. Но именно это "наказание", как ни странно, и помогает утенку лучше усвоить урок.

Запоминают, за кем они должны ходить, детеныши антилоп, лосята. А детеныши белобрюхой белозубки образуют целый караван. Пять, а то и десять малышей выстраиваются в цепочку. Прежде чем она появится, каждый детеныш хватает брата или сестру за что придется. Несколько секунд - и ошибки исправлены. Теперь каждый держит зубками хвост впереди идущего, а самый первый прилепляется к матери. Словно какое-то необычное существо, у которого множество ног, передвигается караван. Темп его движения зависит от того, быстры или медленны шаги матери. Если повезет, можно увидеть караваны и других землероек. Детеныши домовой много- зубки, образуя цепочку, непременно чирикают. И чириканье это напоминает звуки, которые издает взрослая многозубка, когда за ней ухаживает самец.

Малыши землероек бегают караваном уже через две недели со дня своего рождения. У медвежат привязанность к матери возникает в три месяца, когда выходят они из берлоги. Чтобы образ матери впечатался в память, верблюжонку требуются всего сутки, у морских свинок срок более растянутый - до двух недель. Переучить потом детенышей практически невозможно, да в этом нет и необходимости. Ведь смысл самой ранней учебы: детенышу нужно как можно быстрее запомнить мать, от которой он не должен отставать. Это для него вопрос жизни и смерти.

Едва появятся детеныши у зверей, выведутся птенцы у птиц, жизнь взрослых становится напряженной. У домовых воробьев число погибших самок и самцов до двух лет одинаковое, позже самок умирает значительно больше. Выкармливая птенцов, худеют самки синиц лазоревок, шансов выжить у них тоже становится меньше. И это естественно. Физическая нагрузка у родителей огромна. Серые мухоловки совершают в день четыреста восемьдесят четыре вылета. Чуть меньше приходится работать зарянкам. С рассвета и до захода солнца возвращаются они к птенцам по двадцать девять раз в час и каждый раз приносят две-три гусеницы. А певчий дрозд для благополучия своей семьи должен наловить за месяц больше десяти тысяч насекомых и их личинок. В поисках корма скворцы и лазоревки пролетают около ста километров, стрижи - до тысячи километров.

Принесут птенцам корм соловьи - раздастся тихое отрывистое "тр". Но не поднимают птенцы головки - следует другой звук: нетерпеливое "хрр".

Серая цапля, приближаясь к гнезду, резко и громко кричит: "гааа... гааа", птенцы отвечают ей гортанным "какакакака".

Придет пора птенцам покинуть дупло - скворцы, крича, летают возле него, время от времени присаживаются

у входа, снова поднимаются в воздух. Чтобы заставить скворчат в конце концов расстаться с гнездом, родители прибегают к такому маневру. Подлетев с кормом к дуплу, тут же скрываются, надеясь, что это послужит стимулом для нерешительных скворчат.

Но вот птенцы оставили гнезда, сидят кто где, летать толком не умеют. Как же разыскать их и накормить? Птенцы многих воробьиных птиц за день-два перед тем как должны они вылететь из гнезда, начинают пользоваться новым криком, совсем не похожим на тот, который они издавали, когда видели своих родителей с кормом. "Я сижу здесь, - извещает птенец, - и хочу есть". Крик этот отрывистый, ритмично повторяется, его слышно издалека. И родители легко находят детей в гуще листвы, в траве или валежнике, кормят их. Однако и птенцам нужны собственные крики. Эти крики помогают им не потерять друг друга. На месте птенцам не сидится, и, не видя братьев и сестер, а только слыша их крики, они путешествуют, выбрав какое-то направление, все вместе.

Накормить вовремя своих детенышей надо и млекопитающим. Трехнедельные зубрята образуют уже маленькое стадо. Подходит час кормления, зубрица добирается до места, с которого хорошо все видно, останавливается и зовет малыша. Тот не заставляет себя долго ждать, сломя голову несется к матери. Бурая медведица приглашает к обеду медвежат, ритмично рыча. Лисицы, когда подрастут лисята, начинают приносить им полевок, зайцев, птиц. Подойдя к норе, родители извещают о своем прибытии, своеобразно ворча, они часто повторяют: "уф- уф-уф".

Обеспечивать малышей едой - не единственная забота родителей. Приходится следить, чтобы детеныши не отставали, чтобы не уходили далеко от взрослых.

Лошадь, пока жеребенок совсем мал, целую неделю пасется поблизости от табуна. И вот она снова со всеми. Однако как ни следила лошадь за жеребенком, затерялся он где-то в табуне. Лошадь бросается искать его, ржет громко: зовет малыша.

Должны быть всегда на виду у взрослых дети горных гусей. А они взяли и разбрелись. Чтобы собрать их, гусыня начинает кричать через одну-две секунды. Гусак, который стоит в нескольких метрах от гусыни, кричит точно так же, но на долю секунды позже гусыни. Получается дуэт. Кричат дуэтом гуси, и гусыня, разыскивающая гусят, освобождена от лишней нагрузки: смотреть, где в это время гусак.

Оленуха, собравшись перейти на другое место, обязательно позовет пасущегося неподалеку олененка тихим свистом. Его не услышать дальше, чем в пятидесяти метрах от нее. Олененок отвечает ей. "Переговорив", мать с детенышем идут на соседнюю прогалину и продолжают там пастись.

Но дети есть дети. И как быть, если они не знают меры в играх или не слушаются? Надоедят оленухе игры олененка, она дает ему понять это очень коротким звуком.

Щенков, которые ведут себя неосмотрительно - уходят далеко от матери, ждет наказание. Собака рычит или лает на них, а может она и взять щенка за шиворот, встряхнуть или придавить немного лапой. Сходно ведет себя собака, когда щенки должны перейти с молочной диеты на обычную пищу.

Барсучихе не приходится наказывать своих детей, но и она не оставляет их без присмотра. Нежась в лучах вечернего солнца, играют или валяются на земле барсучата. Мать бдительно следит за происходящим вокруг. Вдруг раздался подозрительный шорох. Звучит крик матери - барсучата стремглав бросаются к норе. Взъерошенная барсучиха, угрожающе крича, входит в нору последней.

Белая медведица, когда уводит медвежат от опасности, зовет их, отрывисто шипя.

Крики, которыми звери предостерегают детенышей, звучат совсем недолго, поэтому врагам их услышать сложно. Заподозрив неладное, лисица тихо и низко взлаивает. Короткими криками предупреждают детенышей об опасности многие грызуны.

Заметит хищника вожак горных баранов - архаров - взрослые убегают, а ягнята, припав к земле, затаиваются и лежат, пока не будет объявлен отбой тревоге и не донесется до них свист матери. Мастера по затаиванию птенцы белого журавля. Малыш, которому от роду два-три дня, слыша предостерегающее курлыканье родителей, затаится среди кочек и травы и станет совершенно незаметным. Почти пять часов может просидеть он в мокрой траве при сильном холодном ветре и будет молчать. Лишь окончательно замерзнув, он запищит.

Дети многих животных, появившись на свет, знают, когда им надо беспокоиться за свою жизнь. Однако среди зверей и птиц есть немало таких, которые очень доверчивы, ведут себя беспечно. Молодые птицы и звери лишь постепенно приобретают необходимую осторожность, становятся пугливыми. И этим они обязаны взрослым: от них дети узнают, откуда может прийти беда.

Среди многочисленных подрастающих малышей разных животных галчата выделяются. Если утенку, увидевшему кошку или лисицу, хорошо известно, что надо делать, галчонок не подозревает о грозящей ему опасности. Сведения о том, кого следует остерегаться, галчатам не передаются по наследству. Необходимую информацию они должны получить от старших. Как же это происходит? Вот, крадучись, приближается хищник. Взрослая галка заметила его. Она приседает, вытягивает шею, крылья раскрывает наполовину, они трепещут, а перья на голове и шее ее взъерошиваются. Так галка обычно угрожает собрату. Но сейчас она издает еще и звуки, напоминающие скрежет. На крики прилетают другие галки, и молодые птицы делают нужный вывод. Один урок идет за другим, и галчата на всю жизнь запоминают, что собой представляют их враги.

У воронят тоже нет врожденного страха перед хищниками. Птенцы, вылетевшие из гнезда, позволяют трогать себя даже человеку. Но появляются взрослые птицы, звучат крики тревоги - и воронята покидают свое место. В следующий раз они могут опять подпустить человека близко, но снова раздаются предостерегающие крики. Вскоре воронята, усвоив уроки, начинают вести себя как положено.

Крики тревоги, которые издают многие млекопитающие, позволяют и их детенышам лучше разобраться, кого надо бояться и избегать. Обезьяны, выросшие на воле, реагируют на предметы, похожие на змею, гораздо быстрее, чем их собратья, которые провели детство в лаборатории.

Кабарга - великолепный прыгун. Спасаясь от врагов, скачет она стремительно, а потом остановится где-нибудь среди скал, в недоступном для хищников месте, и стоит. Подрастут чуть-чуть дети, начинает кабарга давать им уроки. Нет поблизости никого, все спокойно, а кабарга издаст сигнал: "Враг!" и бросится вперед со всех ног. Кабаржата - за ней. Вот и они стоят там, куда не добраться никакому врагу.

Чтобы быть подготовленными к самостоятельной жизни, чтобы стать хорошими отцами и матерями, детеныши должны получить соответствующее воспитание. Молодым животным надо научиться многое делать самим.

Шмели не садятся за парты. У них нет учителей, каждый в одиночку постигает премудрости жизни. Отправившись на поиск пищи впервые, шмель ищет нектар в цветке в несколько раз дольше, чем его старшие товарищи. А овладевают необходимыми навыками молодые шмели неодинаково: кому-то учеба дается легко, кому-то трудно.

Не один месяц набираются ума-разума рысята, волчата, медвежата, перенимая опыт у взрослых. Долго заботятся о своих детенышах обезьяны. Существует закономерность: чем выше на эволюционной лестнице стоит животное, тем меньшую роль в его жизни играют врожденные знания и тем большую - обучение.

Некоторые птицы запоминают, из чего и где надо делать гнездо, пока сами сидят в нем или в первые дни после вылета из него. Совы проявляют интерес к тем или иным зверькам и к звукам, которые исходят от них, в зависимости от того, был ли год, когда они родились, "урожайным" на мышей или "неурожайным". Чрезвычайно важно для сов, чем их кормили родители и на каком "материале" обучались они охотничьим приемам.

Шимпанзе, которые оказались на острове в Псковской области, чувствовали себя на свободе по-разному. Поведение двух обезьян, проведших детство среди соплеменников в джунглях, сильно отличалось от поведения остальных. Эти два шимпанзе быстро и мастерски делали гнезда, в которые предстояло укладываться спать. Они прекрасно разобрались, какие травы, плоды и побеги деревьев даже в Псковской области могут быть съедобны, знали, как надо лакомиться муравьями.

Детеныши, не имеющие возможности общаться со старшими, играть со своими сверстниками, когда вырастают, ведут себя ненормально. Овцы, которые провели детство в изоляции, относятся безразлично к стаду, а о своих малышах они заботятся гораздо меньше, чем должны были бы. Макаки-резусы, воспитанные без общества себе подобных, не обращают внимания на собственных детенышей, бросают их лицом на пол. Если такие макаки очутятся среди сверстников, своим поведением они вызывают у соплеменников агрессивное отношение к себе. Мышата, никогда не видевшие мышей, став взрослыми, настроены миролюбиво к чужакам.

Не в лучшее положение попадают птицы и рыбы. Самцы цихлид, лишенные в детстве всяческого общения, достигнув зрелости, не знают, за кем они должны ухаживать. Эти рыбы оказывают знаки внимания всем подряд - и самцам и самкам.

Молодые снегири образуют пары, которые состоят из братьев и сестер. Когда действительно снегирям надо обзавестись подругами, такие пары распадаются. Вырастит снегиря человек, но осенью или зимой птица может выбрать себе партнера, привязанность ее к человеку ослабевает. А если останется снегирь один, начнет он ухаживать за человеком, и потом уже никакая снегириха никогда не заинтересует его.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

http://wellservice.ru









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru