НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Колонок

Колонок
Колонок

Колонок - типичный "сибиряк", обитает он в основном на Азиатском материке, незначительно проникая за Урал лишь до Волжско-Камского края и юга Кировской области. В нашей стране этот зверек особенно многочислен в Амуро-Уссурийском крае, в Барабинской лесостепи и на Алтае. Обычен он на всей южной лесной полосе Сибири, севернее же, в горно-таежной зоне, его становится заметно меньше, а западнее Урала, в Зауралье и Якутии совсем мало.

За пределами Советского Союза колонка много в Северной Монголии, на большей части Китая, в Корее, Японии, в Тибете, Гималаях, на островах Тайвань и Ява.

Это небольшой зверек с ровным ярко-охристым или палево-рыжим мехом, круто изогнутой спиной, гибким телом, короткими ногами, пушистым хвостом и злобной хищной мордочкой в черной "маске". У самцов крупного амурского подвида длина туловища достигает 40 сантиметров, а масса 850 граммов. Самки значительно мельче.

Несмотря на свои небольшие размеры (он меньше домашней кошки), колонок кровожаден и злобен и обычно уничтожает все, что может одолеть. Он не по размерам силен и проворен и без особых затруднений душит животных гораздо крупнее себя: зайцев, ондатру, тетеревов, уток и других. Иной раз думаешь, глядя на этого злого проныру: будь он размерами с медведя, от него не спастись бы никому, в том числе и людям.

В теплую погоду, особенно при недостатке кормов, за ночь колонок проходит 10-12, а то и 18-20 километров. В декабрьские и январские морозы, да еще если пища припасена, ограничивается короткими маршрутами - 200-400 метров и даже меньше. Иной раз вылезет из норы, сделает несколько глотков колючего морозного воздуха - и назад: морозов колонок не любит! А когда очень холодно и ветрено, по нескольку дней вовсе не вылезает из норы. Все-таки этот зверек умеренной климатической зоны.

Впрочем, колонок довольно хорошо передвигается под снегом, и по числу следов на поверхности, если покров глубже полуметра, никогда нельзя судить о численности зверьков: под снегом, где у них проторены длинные "тоннели", следов не видно. Самки более склонны к такой скрытной жизни, чем самцы. Впрочем, дело не только в этом, а еще и в том, что под снегом теплее, полевок с мышами больше и легче их поймать. На протяжении километра колонок раз двадцать нырнет под снег, иной раз выныривая метров через пятьдесят.

Это типичный хищник, питающийся мясом. Как говорят ученые, - миофаг. Ловит и ест мышей и лесных полевок, бурундуков, пищух, водяных полевок и молодых ондатр, землероек, лягушек, ящериц, при случае расправляется с белкой и зайцем. И рыбу добывает, раков, моллюсков. Даже крупных насекомых ловит и ест. Растительную пищу не признает и в голодные времена. В сутки съедает 100-120 граммов корма.

Колонок живет не только сегодняшним днем, но и заботится о своем будущем: обязательно делает запасы. В его продовольственных кладовых аккуратно сложены тушки мышей, полевок, пищух и других животных, иной раз рыбка, птички, ящерицы.

Мой друг охотовед Юрий Зубков рассказал: "Поймал я осенью колонка живым и здоровым, за палец. Принес домой, сделал ему клетку с отделением для утепленного гнезда, поставил ее в сарае, стал зверька кормить. Назвал Федей. Сначала он отлеживался в гнезде, но с каждым днем все чаще появлялся в "прихожей" клетки. Однажды ночью неожиданно ударил крепкий мороз. Пошел я утром проведать и покормить Федю, а он топчется в "прихожей", дрожит от холода, а в гнездо не лезет. "В чем дело? - думаю. - Этак и замерзнет зверь". Стал выяснять причину, и оказалось, что Федя остатками пищи забил свое гнездо под самый "потолок". Да так плотно уложил ее..."

В марте, с прекращением морозов, колонки становятся непоседливо активными. Во второй половине этого месяца, когда самки заневестятся, у них начинается гон, во время которого самцы носятся как угорелые. Даже кормиться перестают.

В помете бывает от двух до двенадцати, чаще всего 4-7 детенышей. Рождаются они совсем беспомощными крошками 6-7 граммов массой, в густом светлом пушке. Но растут быстро. В месяц прозревают и слышат, а в полтора становятся настолько подвижны, что начинают с матерью тесным табунком ходить вокруг гнезда, набираясь опыта. В 2 месяца переходят на самостоятельную добычу пищи, а в конце августа - начале сентября выводки распадаются. В октябре сеголетка по размерам уже трудно отличить от взрослого.

Жизненный путь колонка недолог: 2-3, редко 4 года.

Убежище зверек устраивает под корнями, в дуплистых деревьях и колоднике, под кучами хвороста, валежником. Гнездовая камера обихожена старательно, она удобна, тепла, выстлана ветошью, шерстью, перьями. Кроме основного гнезда у колонка на охотничьем участке есть несколько временных убежищ, которыми он периодически пользуется. Часто делает гнезда в норах бурундуков, пищух, водяных полевок, расширяя и углубляя их по своему вкусу.

Колонок - отличный рыболов и хороший пловец. Неоднократно приходилось наблюдать, как он переправляется через довольно крупные и быстрые реки. Он даже нырять в воду может, правда, неглубоко. Зимой вдоль тихих проток и озер нередко можно наблюдать грязные колоночьи тропы: в это время он охотно держится в пустоледьях, добывая там рыбу и раков. За это приятное занятие иногда жестоко расплачивается, забыв о том, что находится во владениях американской норки.

Осенью, когда начинаются интенсивные кочевки белки, колонок движется за нею. Эти зверьки скапливаются в районах систематического отстрела пушного грызуна. В бассейне Большой Уссурки, например, было отмечено, что колонки собирались на звуки ружейной стрельбы. Возможно, его привлекают свежеободранные беличьи тушки, бросаемые охотниками? Сам он ловит белку лишь изредка, скрадывая ее во время кормежки на земле.

Иногда удается из укрытия наблюдать за охотящимся колонком. Движения его то спокойны и неторопливы, то резки и стремительны. Он тщательно обследует все места, где может оказаться мышь, лягушка, птичье гнездо и другая пища. То он исчезнет в ворохе хвороста, то залезет в какую-то нору, то вскарабкается на дерево и оттуда осматривает свои владения. Задавив полевку или лягушку, он их тут же съедает, а потом тщательно чистит себя и приводит в порядок. Если остановится возле быстрого ручья, то вовсе не потому, что не знает, как перебраться. Он смотрит, нет ли где-нибудь у камня или под берегом рыбки, рака, лягушки.

Колонок может питаться далеко не изысканной снедью: кормится всевозможной падалью с видимым удовольствием. Найдя погибшее животное, он держится около него, пока не съест. Впрочем, ему редко удается пировать в одиночку- счастливчика моментально обнаруживают его собратья. Однажды я видел, как стайка уже ожиревших колонков пожирала убитого браконьерами тигра - даже он не страшен, когда мертв.

Нередко охотник, возвратившись к убитому всего 6-7 дней назад кабану, косуле или изюбру, находит лишь обглоданные кости да смерзшуюся шкуру и, конечно, многочисленные колоночьи тропки вокруг. Установив здесь 5-6 капканов, он за несколько дней наловит до двух десятков колонков. И грабители наказаны, и ущерб возмещен.

Колонок успешно обитает в самых разнообразных местах, однако более всего милы ему полуоткрытые пространства - разреженные леса, опушки, заросли кустарников, тростника в соседстве с речками, озерами, болотами. Любит речные долины, заросшие разнообразной растительностью захламленные гари и лесосеки, перелески вокруг сельскохозяйственных полей и лугов, лесные болота.

Численность колонка в природных ландшафтах можно проследить на примере Амуро-Уссурийского края.

Осенью и зимой чаще зверек держится в долинных лесах с разнообразной растительностью, в разреженных выборочными рубками кедрово-широколиственных лесах, в островных колках на сельскохозяйственных землях, по старым гарям. Здесь нередко обитает до 40-60 зверьков на 10 квадратных километров, а то и больше. Осенью, когда численность колонка максимальна, на отдельных участках насчитывается 7-8 особей на 1 квадратном километре.

Довольно много его бывает в ненарушенных кедрово-широколиственных и кедровых лесах горных склонов. Плотно населяет он и старые дубняки с густым кустарниковым пологом, перелески вокруг сельскохозяйственных полей.

А вот в кедрово-еловых и тем более лиственничных и пихтово-еловых лесах колонка намного меньше. Нельзя сказать, чтобы эти угодья были совсем для него непригодны, но отсюда колонка вытесняет соболь - сильный и постоянный его враг. В зоне пихтово-еловой зеленомошной тайги и лиственничников колонка было мало и в 30-е годы, когда соболь был очень редок. Объясняется это суровыми условиями обитания и сравнительно бедной кормовой базой этих лесов. Да и вообще сплошных лесов таежного типа, как равно и обширных открытых пространств, колонок избегает, не любит.

Колонок
Колонок

На юге Приморского края, южных и западных склонах Сихотэ-Алиня, в низкогорье Малого Хингана с десятка квадратных километров добывают за сезон до 12-18 колонков. При пересчете заготовок только на промышляемую площадь этот показатель увеличивается в 2 раза. Хорошие охотники в удачные годы в Амуро-Уссурийском крае добывают до 240-280 колонков за охотничий сезон.

По мере движения от этого края к северу и западу численность колонка заметно падает. Его существенно меньше даже в славящихся этим зверьком Барабинском лесостепье и на Алтае, на большей же части Сибирского ареала плотность населения не превышает 10-15 особей на 10 квадратных километрах.

Численность колонка в разные годы испытывает резкие колебания, которые обусловлены в первую очередь внутрипопуляционными механизмами, затем состоянием кормовой базы и погодой. Интенсивный промысел мало влияет на поголовье и там, где охота на него особенно популярна. К тому же колонок очень подвижен: опустошенные промыслом угодья он быстро заселяет, набегая с соседних участков.

Для него характерны небольшие сезонные кочевки. Весной и летом он редок в поймах рек, зато обычен по речным террасам и склонам гор. Осенью зверьки спускаются в долины и путешествуют вдоль рек вниз по течению. Если в горных лесах много мышевидных грызунов, колонок держится там до середины зимы, когда глубокие снега начинают мешать его охоте. Если же мышей мало, колонок пускается в странствия уже в октябре. В поймах рек, у протоков и озер он обычно находит для себя достаточно корма в виде рыбьей мелочи, лягушек, раков, дохлой рыбы.

Поскольку колонок питается главным образом мышевидными грызунами, то колебания их численности обычно вызывают изменения поголовья и хищника со сдвигом на 1 год. Но иногда бывают и несоответствия. Например, из-за холодной и дождливой погоды весной и летом молодняк колонка часто погибает. Вероятно, определенную роль тут играют и заразные заболевания. Но надо признать, что причины изменений численности колонка (как и ряда других животных) учеными далеко не полностью раскрыты.

О характере и размахе колебаний колоночьего населения можно составить определенное представление по статистическим данным о заготовках его шкурок: в последние 30 лет "пики" численности зверька отмечаются обычно через 3-4 года. В годы "пиков" в Приморье, например, добывают 40-60 тысяч колонков, а буквально через год-два, когда их поголовье во много раз уменьшится, их ловят не более 10-15 тысяч штук.

За многие годы работы и охоты в уссурийских лесах мне удалось наблюдать и высокую численность колонка, и низкую. Случалось всего двенадцатью капканами за 10 дней ловить до 15-20 колонков. Мой проводник как-то у останков отстрелянного кабана за ночь ловил по 4-6 зверьков. А через год-другой они становятся настолько редкими, что и за 1,5-2 месяца удается поймать всего 8-10 штук. Но еще через пару лет их опять станет много...

Каковы же биоценотические связи колонка? Они достаточно сложны, а удивительны тем, что нет у него друзей и доброжелателей. На Алтае, в Сибири, Амуро-Уссурийском крае и во многих других местах отмечены враждебные отношения соболя и колонка, причем соболь активно его преследует и уничтожает. В уссурийских лесах, пока соболя было мало, систематического преследования колонка не наблюдалось, хотя часто бывали драки между ними. Но с резким увеличением численности соболя отношение к зверьку изменилось - соболь целеустремленно стал его выживать. В большинстве случаев соболь побеждает и душит колонка.

Оба эти хищника находят хорошие условия в хвойно-широколиственных лесах. Но соболь, как правило, вытесняет колонка из заселенных им угодий. В глухих дебрях Сихотэ-Алиня и других горных системах колонка было особенно много в 30-40-х годах, когда соболь почти отсутствовал. По мере восстановления численности соболя колонку пришлось потесниться. В настоящее время в тех лесах, где соболя стало много, колонок редок. Зато он быстро появляется там, откуда уходит соболь: например, в лесах, сильно разреженных выборочными рубками.

Вообще распространение колонка и соболя имеет характер обратной пропорциональности: чем больше соболя - тем меньше колонка, и наоборот. Такая зависимость проявляется и во времени, и в пространстве.

В последние 35 лет колонку часто приходилось встречаться с американской норкой. Оба хищника не терпят друг друга и часто дерутся насмерть.

Убитую норку колонок съедает, норка же задавленного врага чаще бросает.

Кроме того, врагами и конкурентами колонка являются лисица, хорьки, енотовидная собака, рысь, лесной кот, харза. Нередко он становится жертвой крупных пернатых хищников, в первую очередь каменной и бородатой неясытей, филина, полярной совы.

Но и от колонка кое-кому достается: он не упустит возможности поймать и задавить солонгоя, ласку или горностая, съесть их или припрятать в свои кладовые. Вот и выходит, нет мирного времени в жизни зверька: то его караулят, то он.

Колонок - ценный пушной зверек, промысловое значение его немалое. В Сибири и на Дальнем Востоке за охотничий сезон ловят более 100- 200 тысяч колонков, из которых от 32 до 62% добычи приходится на Амуро-Уссурийский край. Опромышляется поголовье зверьков далеко не полностью, и увеличить заготовки шкурок в 1,5- 2 раза вполне возможно и нужно.

Хозяйственная деятельность человека не вредит колонку. Распашка земель и вырубки леса скорее даже улучшают условия его обитания. Он водится вблизи сел, по мелколесью и кустарникам вокруг полей. Зимою, случается, живет прямо в селах. Мне удалось наблюдать выводок колонка в Хабаровске в 100 метрах от оживленной улицы.

Видимо, в связи с освоением земель и вырубкой коренных лесов значение колонка в будущем возрастет, и он, возможно, займет еще более важное место в пушных заготовках по всей Сибири и Дальнему Востоку.

Колонок, как мы уже отмечали, плодовит. Если выводок по какой-либо причине погибает, самка до холодов успевает вырастить второй помет. К осени на одну самку приходится в среднем около пяти сеголетков. И еще: колончихи гораздо осторожнее самцов и в охотничьи самоловы попадаются в 2-3 раза реже. Это тоже способствует высокому воспроизводству популяций, при котором вылавливать 60% осеннего поголовья вполне допустимо.

Добывать колонка несложно, но интересно. Он очень неосторожен, в любые ловушки и почти на всякую приманку идет без раздумий. Многие охотники капканы на колонков вовсе не маскируют, а иные не очищают даже от заводской смазки. В самоловы за приманкой зверек лезет, я бы сказал, нахально.

Капканы ставят по берегам рек и озер, вдоль лесных троп, на старых лесосеках, по закрайкам болот, на лесных опушках, по обочинам полей и в других местах, часто посещаемых колонками. Железный самолов важно поставить так, чтобы зверек по пути к приманке не мог его миновать. Для этого из разных подручных материалов (кора, толстые палки, старые дупла и т. д.) делают "домики", пристраивая их к стволам деревьев, валежинам или обрывам.

Для приманки идет рыба, мясо, внутренности животных и прочие отбросы. Чем сильнее запах у приманки, пусть даже и гнилостный, тем быстрее найдет и охотнее "клюнет" на нее этот непривередливый зверек.

Чем больше поставишь капканов на колонка, тем лучше. Некоторые охотники настораживают их по 2-3 сотни, да к этому имеют столько же кулемок. В благоприятные годы им удается вынимать из этих самоловов до 15-20 колонков в день.

Лучшее время для ловли этих зверьков - поздняя осень до наступления 20-градусных морозов. Но в декабре колонок все чаще и чаще отсиживается в норе, иногда неделю не выходит оттуда.

Особенно хорошо ловить его по чернотропу. В это время колонок наиболее активен, да и охота не утомительна: еще тепло, снега нет, ходить легко, золотая осень располагает к созерцанию и размышлениям. По морозцу в ожидании удачи идешь от одного капкана к другому. Здесь кто-то ухитрился захлопнуть капкан и утащить приманку (значит, плохо поставил!), тут попавшийся колонок отгрыз лапу и ушел (чаще проверять надо!), а в этом капкане - зверек. Сидит. Ждет. Попался!

Колонок видит вас издали, застывает в неподвижности: еще надеется, что не заметят его, пройдут мимо. А когда поймет, что надежды нет, весь соберется в комок, готовый защищаться до конца. Любую попытку взять его в руки он встречает резким стрекотом, пытается обдать вонючей струей из прианальной железы и решительно оскаливает зубы. Вы хотите прижать его ногой - он ловко увертывается, хотите придержать варежкой - он ее прокусывает. А в глазах столько злости и решимости драться, что невольно испытываешь уважение. Наконец он в руках, успокоился, и его можно положить в рюкзак.

А впереди еще почти целый день. Солнце только поднялось и обещает отличную погоду. А картины осеннего леса рождают бодрость и острое ощущение полноты жизни... Что ни говори, а есть свои прелести в охоте на колонка!

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru