НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Что делают бобры всю ночь?

Как складывается ритм жизни у бобров на протяжении всей ночи? Чем занимаются они от часа к часу, с момента подъема и до тех пор, пока не уснут? Широко распространено мнение, что если бобр не строит, то он обязательно ест. Верно ли это? В книгах по этому поводу ничего не сказано, а когда я спрашивал зоологов, то выяснилось, что ни один из них ни разу не провел всю ночь с бобрами. Довольно странно, что в Норвегии, возможно, единственной из Скандинавских стран, сохранившей свою первоначальную популяцию бобров, нет ни одного ученого, кто бы в деталях изучил ночную жизнь этих животных.

Наступил вечер, когда предстояло испытать нашу осветительную установку. Утром того дня я проделал в верхней части плотины большое отверстие, и вода весело ринулась в образовавшуюся брешь. Теперь уже бобрам придется поработать!

Когда я вечером спустился по крутому склону к террариуму, было холодно, а на чистом небе ярко горели звезды.

Вот некоторые выдержки из дневника, который я вел долгими ночами, находясь на своем посту:

8/11: заступил на дежурство в 19.03!

19.46 - В пруду осторожно плавает большой бобр, он принюхивается к запахам, кивая головой точно так же, как делает это на суше. Останавливается в мелкой бухточке и начинает объедать кору с небольшой палки. Луна кидает в долину призрачный полусвет, и бобр кажется какой-то живой тенью.

20.07 - В лесу позади моего киношалаша раздаются шаги, доносится слабый звук ломаемых веток. Потом все затихает. Бобр также услышал эти звуки, выпустил палку из лапок и сидит, согнувшись в воде, интенсивно принюхиваясь и вслушиваясь в тишину; все мышцы зверька напряжены до предела, и он готов молниеносно скрыться. Окружающий лес стоит черной, непроницаемой стеной, и единственный звук, который до меня доносится, - это слабое журчание воды, переливающейся через край плотины. Так кто же это существо, что пытается к нам подобраться? Когда сидишь один в ночном лесу и слышишь где-то рядом крадущиеся шаги и прочие странные звуки, возникает особое чувство полного слияния с природой.

Бобр, очевидно, что-то почуял и неожиданно ныряет, мощно хлестнув по воде хвостом. В лесу позади меня раздается треск; большой тяжелый зверь бросается наутек, и по земле раздается гулкий топот. Видать, это волшебник-лось своей собственной персоной пожаловал, так сказать, на премьеру.

Большого бобра мы окрестили Дедом, а бобриху назвали Мадам.

21.59 - Дед плавает в пруду, он по-прежнему подозрителен, все время принюхивается в том направлении, куда скрылся лось, затем осматривает повреждение в плотине. Неужто он начнет сейчас ремонт? Нет, бобр направляется к хатке и сбывается внутри.

22.05 - Дед снова появляется на воде. Более внимательно осматривает повреждение. Берет в зубы палочку, и мне кажется, что вот-вот он приступит к работе, но бобр плывет на противоположную сторону пруда. Снаружи так темно, что я теряю его из виду, но слышу, как он издает контактные звуки - Мадам, очевидно, тоже появилась на воде, хотя ее и не видно.

22.16 - Появляется Дед, неся в зубах большой и плоский предмет, который укладывает в место повреждения. Что это может быть? Во всяком случае не палки и не камень.

22.29 - Бобр появляется снова, доставляя такой же материал, но я понятия не имею, что же это может быть. Животное ставит доставленный предмет на ребро, и в лунном свете он блестит, как серебро. Наверно, что-то гладкое. Я все еще не решаюсь зажечь свет, не будучи уверен в реакции бобра. Лучше уж немного подождать.

Когда Дед появляется в третий раз и снова в зубах у него что-то блестящее, я уже не в силах сдержать любопытство и включаю все шесть прожекторов одновременно. От волнения у меня сперло дыхание!

Резкий переход от кромешной тьмы действует как ослепляющая бомба. После того как глаза оправились от шока, я энергично начинаю искать бобра. Дед продолжает невозмутимо забивать льдинками место повреждения, не обращая никакого внимания на яркий свет!

Льдинки? Слышал ли кто-нибудь, чтобы бобры чинили плотины льдом толщиной в сантиметр? Именно этим сейчас занимается Дед, доставляя все новые кусочки льда. Они-то и блестели в лунном свете. Правда, у плотины льдинки долго не задерживаются, их вскоре уносит течением, но временную пользу они все же приносят. Точь-в-точь как у хирурга, который стремится приостановить кровь при помощи ватного тампона, прежде чем зашивать саму рану.

22.45 - Дед тащит большую мокрую обглоданную палку, взбирается на плотину и засовывает ее в отверстие параллельно течению. Затем пару раз он приносит палки поменьше, забирается на плотину и укрепляет их под прямым углом поперек большой палки.

23.50 - Оба бобра сидят в воде у самого берега, непрерывно макают палочки в воду, обгладывая с них кору. Мадам плывет к ограде, в том месте, где протекает ручеек, забирается на плоский камень и начинает приводить в порядок мех.

00.11 - Перед входом в хатку Дед прокапывает более глубокую канаву. Дно здесь каменистое, и бобрам пришлось много потрудиться, чтобы вытащить сидящие в иле камни. Постепенно животные подняли много камней и сложили их у края плотины. Дед энергично работает под водой, уже совсем замутневшей; стоя на голове, он что есть мочи отталкивается задними лапами от воды. Наконец ему удается освободить большой тяжелый камень, но на этот раз он не укладывает камень вместе с остальными, а поворачивается в воде и плывет в направлении плотины, держа камень между передними лапками. Чтобы уравновесить тяжелый груз, хвост дугой вздымается вверх. В месте повреждения плотины Дед укладывает камень в ямку, куда он до этого засовывал палки.

Этот небольшой эпизод говорит о том, что бобр как бы способен продумывать различные варианты! Ранее он складывал камни на берегу, но, когда ему неожиданно попал в лапы крупный камень, он решил, что его можно использовать для ремонта плотины.

Бобр плывет назад к входу в хатку, начинает снова копать под водой, и вот еще один камень уложен на место в плотине.

00.31 - Дед сидит, поедая кору. Мадам пребывает в хатке.

Доставляя материалы к месту строительства, бобр работает вполне рационально - он несет сразу несколько палок, набирая посильный для себя груз и избавляясь от лишних походов. Заметьте, что в отличие от человека лапы у него обращены ладонями наружу
Доставляя материалы к месту строительства, бобр работает вполне рационально - он несет сразу несколько палок, набирая посильный для себя груз и избавляясь от лишних походов. Заметьте, что в отличие от человека лапы у него обращены ладонями наружу

01.12 - Дед передвигается вдоль плотины, неся в передних лапах несколько палок, затем взбирается на саму плотину, сваливает их в определенном месте. И я вновь убеждаюсь, что бобр работает вполне рационально - он несет сразу несколько палок, собирая посильный для себя груз и избавляясь от лишних походов. Кроме того, когда бобры переносят материалы, то в отличие от человека ладони лап у них обращены наружу - бобры не могут поворачивать предплечья так, как это умеют делать люди. В литературе можно прочитать, что в работе бобры напоминают людей, используя лапы точно так же, как мы применяем руки. В действительности это не совсем так. Ведь человек завоевал землю не только благодаря высокому разуму, но и при помощи той клешни, какую представляет собой наша рука! Стоит зажать ладонь, чтобы убедиться, как превосходно большой палец стыкуется с остальными четырьмя пальцами, прочно удерживая инструмент или ручку. А лапа бобра устроена не так. Большой палец, играющий столь важную роль при захвате, у бобра всего лишь неказистый, рудиментарный коготок. Чтобы держать палочку, он захватывает ее тремя средними пальцами, поддерживая снизу мизинцем, то есть последний используется подобно плохо развитому большому пальцу. Бобры не в состоянии захватывать предметы с такой силой, как это делают люди, и, когда надо закрепить палки или щепочки на нужном месте, они действуют зубами, а передние лапы используют для поддержки. Если же, однако, щепочки или листья используются для еды, то передние лапы действуют совсем как руки человека. Я отмечаю для себя, что бобр ремонтирует плотину с той стороны, что обращена вверх против течения. Уровень воды в пруду заметно поднялся, но течь в плотине не остановлена.

Помещая палки или щепочки на место, бобр всегда действует зубами, а передние лапы использует для поддержки
Помещая палки или щепочки на место, бобр всегда действует зубами, а передние лапы использует для поддержки

01.55 - Дед совершает круг по террариуму, осматривает изгородь, подходит к небольшой бухточке, где обычно выделяет свой пахучий секрет, сгребает лапами кучку земли и, выпустив на нее струю, бросается в пруд и начинает плавать по воде.

02.23 - Вырвав со дна несколько небольших корней, доставляет их к месту повреждения. Мадам сидит и ест. Дед нежно подплывает к ней вплотную. Оба издают контактные звуки. Дед начинает расчесывать ей шерсть зубами. Похоже, Мадам это нравится, и во время туалета она сидит совершенно тихо.

02.43 - Мадам плывет к плотине, неся небольшую льдинку, свой первый вклад в ремонт сооружения.

03.18 - Дед осматривает ремонтируемое место. Явно недоволен тем, что вода все еще просачивается вниз. Плавает взад и вперед, собирает из тонких щепок пучок, напоминающий кухонный веник. Я ожидаю, что Дед положит пучок на плотину, но он берет его в зубы и ныряет. Вода совсем прозрачна, и мне хорошо видно, как он, выгнувшись дугой и энергично работая всеми лапами, пытается оторвать комок ила. Постепенно вода мутнеет, и мне уже не удается за ним следить. Когда бобр появляется с комком на поверхности воды, я сразу понимаю, зачем он прихватил с собой пучок щепок. Передние лапы он держит вместе, образуя треугольник, задней стенкой которого служит этот пучок. Таким способом бобр может перетаскивать значительно больший вес!

Новую порцию ила строитель запихивает между ранее уложенными палками, действуя передними лапами и мордой. Старые рассказы о том, что бобры используют хвост как своего рода мастерок, можно отнести к разряду анекдотов.

Позднее я заметил, что иногда, прежде чем нырнуть за илом, зверек берет в зубы отдельную палочку. Значит, бобры используют орудия. Это очень интересно, ведь лишь немногие животные умеют применять орудия. Так, зяблик на Галапагосских островах срывает с кактусов шипы, крупные, как зубочистки, а затем просовывает их в дырочки на деревьях, пробуравленные личинками паразитов. Проколов эти личинки, он вытаскивает их из отверстий и поедает. Ну а шимпанзе, например, втыкает соломинку в муравейную кучу и, когда на нее заползают муравьи, слизывает с соломинки полученный деликатес. У побережья Калифорнии обитает калан, или морская выдра. Ныряя за моллюсками, он зажимает под мышкой камень. Возвращаясь с уловом, калан ложится на спину, кладет камень на грудь и разбивает об него ракушки. Один и тот же камень он использует много раз. К этой же известной группе животных, которые пользуются орудиями труда, принадлежит и бобр.

04.01 - Дед снова ныряет за илом, на сей раз он доставляет свой груз в хатку.

Я заканчиваю вахту в 04.58, и за это время он успевает еще дважды доставить ил и уложить его на место. Хатка наверняка будет теплой и добротной.

Хотя наши лампы и были довольно мощными, осветить весь террариум одновременно они не могли, и я решил перенести их на другую сторону пруда, чтобы лучше заснять постройку самой хатки. Звук от кинокамеры, к счастью, никаких помех не создавал. Правда, когда я первый раз нажал на спуск, бобр поначалу застыл от неожиданности, но звук от аппарата сливался с журчанием воды, которая просачивалась сквозь плотину, и он быстро к нему привык.

Забравшись в спальный мешок, я, прежде чем заснуть, долго еще думаю обо всем том новом, что мне удалось узнать во время первого ночного дежурства.

13/11: Все освещение я перенес в район хатки, что оказалось весьма кстати, поскольку этой ночью бобр вовсю занят строительством, и Мадам тоже помогает ему в работе. Оба непрерывно трудятся какое-то определенное время, много раз доставляя к хатке груз палочек, и между каждым рейсом проходит минут тридцать - сорок. Затем они устраивают обеденный перерыв часа на два, скрываются в хатке, а после перерыва снова приступают к работе. Каждый раз в здание хатки вплетается очередная палка. Я говорю "вплетается", поскольку именно такую работу выполняют животные. Все новые палки с большой силой загоняются между другими палками, и это обеспечивает им прочное зацепление друг за друга. Промежутки между ними заполняются землей, мхом и илом, и даже нельзя разобрать, где кончается одна палка и начинается другая. Именно поэтому сломать бобровые хатки бывает очень трудно. Если ухватить одну из палок, чтобы вырвать ее наружу, она не поддастся, так как крепко зажата другими палками, уложенными во всех направлениях.

15/1: На улице тепло - пять градусов выше нуля - и идет дождь. От талого снега и дождя кругом полно воды, и, чтобы пробраться к себе в шалаш, мне приходится надевать морские сапоги. Мягкое журчание ручья сменилось мощным гулом.

18.58 - Дед изучает поток, то и дело ныряя и появляясь на поверхности в разных местах. Он кажется обеспокоенным, забирается на плотину и, посидев немного в окружении бурлящей повсюду воды, снова ныряет, на сей раз окончательно.

21.03 - Появляется Мадам, перегрызает палку на две части, быстро плывет в хатку с одной из них, за второй возвращается через полчаса. Я продолжаю бодрствовать до 04.00.

До окончания моей вахты Дед появился лишь два раза и немного перекусил. Перед тем как я стал влезать в спальный мешок, на крышу хатки взобрался Дед и стал ее осматривать: видимо, он обеспокоен тем, что вода так быстро прибывает, ручей стал во много раз полноводнее, просто невероятно, до какой степени может разбухнуть такой тихий и невзрачный ручеек. Если вода будет и дальше прибывать, бобрам, видно, придется надстроить хатку в высоту и выгрызть новую, более высокую спальню. Проснувшись днем, я замечаю, что на вершине хатки вырос новый ворох палок.

20/1: По-прежнему дождь и плюсовая температура. Большая часть льда уже растаяла, и почти весь террариум превратился в небольшое озеро. Там, где вода быстрее всего переливает через плотину, образуются мощные завихрения. Деду очень нравится сидеть в том месте, пропуская поток воды под брюхом. Он много раз доставляет палки в хатку, но тотчас же возвращается обратно. Я полагаю, что это пища для Мадам, сама она больше не показывается снаружи. Что это, форма ухаживания? Но вот Дед ныряет, сильно ударив по воде хвостом. Что-то его, видно, напугало. Обычно он появляется снова через 20-30 минут, но на сей раз проходит два часа, а его все нет, и я засыпаю. Внезапно просыпаюсь оттого, что мой шалаш качается. Я слышу, как кто-то грызет дерево, причем звук очень гулко отдается в шалаше. Что это может быть?

Оказывается, Дед грызет одну из жердей, на которых стоит шалаш! Но что же делать в подобной ситуации? Постучать в пол к соседу, чтобы он перестал шуметь? Но ведь тогда я напугаю бобра, и он в ту ночь больше не появится.

Лучше уж пойти на риск, что шалаш превратится в плот. К счастью, бобр прекратил работу, так и не перегрызя всю жердь.

6/2: На улице 10° ниже нуля, пруд снова покрылся льдом. Дед откусывает льдинки вокруг проруби у места трапезы, затем зубами и передними лапами складывает их рядышком на лед. Нельзя ведь допустить, чтобы отверстие замерзло. Раза два он выбирается на берег и каждый раз приносит по палке, быстро ныряет и скрывается в хатке. Да, в такую морозную ночь ему больше нравится сидеть дома, и Дед уже не показывается.

5/4: Ясное звездное небо, 2° ниже нуля. Днем было тепло, пруд покрылся салом.

22.41 - В ледяной каше перед хаткой заметно небольшое движение.

22.53 - Сильное движение под водой, перед отверстием, ведущим в хатку, расходятся круги, сало ходит вверх и вниз. Волнение продолжается одну минуту. Быть может, бобр сидит в туалете? Нет, на это столько времени не требуется. Возможно, животные спариваются под водой. В такое позднее время года?

00.15 - Такие же мощные движения под водой, как и ранее. Но бобр все не показывается.

00.31 - Около плотины бесшумно выныривает Дед, на голове у него кусочки ледовой кашицы, и кажется, будто он нацепил белую альпийскую шапочку. А где же самка? Уже давно ее не было видно. Возможно, больна?

00.58 - Дед беспокойно плавает по пруду, кажется подозрительным. Быть может, снова побывал в гостях лось? Схватив щепочку коры, бобр ныряет в хатку, но тотчас появляется обратно. Оставил он щепочку супруге? Возможно, появились малыши, и он ее обслуживает? Бобры стремились собрать себе зимний запас подо льдом, но пруд такой мелкий, что много не отложишь, и животные постоянно пополняют свой склад по мере того, как я приношу новые порции.

02.07 - Дед выбрался наполовину на плотину, на усиках блестят капельки воды. Ноздри широко раздуваются, он напряженно внюхивается в направлении леса, который начинается невдалеке. Шеи у него нет, голова срослась воедино с телом. Когда бобр сидит неподвижно, словно ворох меха, он напоминает волшебное существо из какого-то иного мира.

Похоже, что бобр не решается отойти подальше и достать свежую осину, которую я только что принес. Там, в ночной мгле, он чувствует опасность, о которой я с моим притуплённым человеческим обонянием и не догадываюсь. Возможно, снова появилась лиса и оставила в одну из ночей свою "визитную карточку" на столбе ограды? Для бобра ведь это более чем достаточно. Он исчезает в хатке и больше в ту ночь уже не появляется.

19/4: На улице ясная и теплая погода. Зима в этот год вообще стоит удивительная.

22.13 - Вчера выпала масса снега. Бобра это, похоже, не смущает, он уже успел протоптать вокруг пруда хорошую тропу.

У самой хатки он ложится плашмя на землю, вытягивает передние лапки и загребает кучу снега. Затем, встав на задние лапы, идет вперевалку, точно гусь, поднимается на хатку и сбрасывает ком на крышу. Опять что-то новое, - оказывается, бобр умеет "цементировать" при помощи снега.

В снегу я "посадил" большую осину и хочу, чтобы бобр ее повалил. Чтобы приманить его к этому месту, я нарезал яблоко и разбросал кусочки в направлении дерева. Бобры обожают яблоки.

22.25 - Дед обнаруживает лакомые кусочки и, с жадностью пожирая их, приближается к дереву. Подойдя к осине, он обнюхал ствол, но внезапно отпрянул назад, будто его укололи. Быть может, это пот от моих рук вызывает у него такую реакцию? Мне доводилось читать, что в Финляндии, чтобы отпугнуть бобров, пробовали мазать деревья особо пахучими средствами против грызунов и это как будто бы давало эффект. Я решил удалить из террариума все, что там было съедобного, добиваясь, чтобы бобр свалил именно это дерево, ведь такой прием я успешно применял и ранее. Но сейчас мое предложение его не привлекает; хотя зверек наверняка голоден, он все

время ходит и ищет что-нибудь поесть. Найдя еловую веточку, немного ее пожевал, но затем отбросил в сторону - для прихотливого бобра это не еда. Но почему он так упорно не желает свалить превосходную осину, которую я специально для него срубил в лесу!

01.45 - Дед несколько раз появляется около осины, надрывает кусочек коры и как-то странно мотает головой, как будто вкус коры вызывает у него отвращение. Неужели запах моих рук на коре по-прежнему вызывает раздражение? Вот он спускается к пруду, выделяет на определенном месте в бухточке пахучий секрет, скользит по воде и исчезает из виду.

03.31 - Бобр долго не появляется. Я сижу и зеваю. Человеку, привыкшему рано ложиться и рано вставать, трудно не заснуть после полуночи, и ночная вахта - настоящее испытание. Даже поглотив полный термос крепкого кофе, я не в силах держать глаза раскрытыми и засыпаю. Просыпаюсь лишь, когда лучи утреннего солнца энергично пробиваются сквозь оконце шалаша. Выглянув наружу, замечаю, что осина лежит на земле, превосходно подрубленная, пока я безмятежно спал. Многие ветки кроны уже исчезли.

22/4:

23.44 - Похоже, что у Деда пробудилось желание постранствовать. Он непрерывно бродит по террариуму, стремясь отыскать слабые точки в ограде. В последние дни он часами сидит и трясет сетку. Минувшим вечером я обнаружил дыру - еще немного, и бобр сумел бы в нее пролезть. Если зверек ночь за ночью будет трясти сетку в одном и том же месте, она просто лопнет, усталость материала и мороз могут этот процесс лишь ускорить.

Снег продолжает бурно таять, и ниже основного пруда уже возникает водоем. В течение ночи Дед все время в движении, непрерывно курсируя между обоими прудами. Похоже, что настроение у него особенно хорошее. Он приносит много палок, доставляет их в хатку, снова появляется снаружи и начинает тщательно расчесывать мех. К концу ночи, усевшись на берегу по другую сторону пруда, добродушно похрюкивает. Там вдали темно, и я достаю бинокль. Но что это такое? Ничего не понимаю - бобр как бы увеличивается в размерах и становится вдвое длиннее! Что за ерунда?

Тут я замечаю, что позади него все время сидела Мадам, а теперь она выходит вперед. В последний раз я видел ее 15 января, свыше трех месяцев тому назад. Что же все это время она делала в хатке? Не залегают ли бобры в берлогу, как медведи, живя "вполнакала", спят и дремлют при малом потреблении энергии? Правда, она могла, конечно, появляться на дворе в те ночи, когда я не вел наблюдения. И все-таки довольно странно.

На протяжении ночи оба зверька неоднократно тыкались мордочками, слегка при этом покрякивая. Иногда казалось, что животные вот-вот начнут бороться - это у них форма ухаживания, - но тут же расходились и начинали зубами расчесывать друг другу мех.

На протяжении весны и лета я неоднократно приходил к бобровой хатке, надеясь услышать лепет маленьких бобрят, но никаких признаков их появления не обнаружил. К концу лета стало ясно, что семья так и не увеличилась, и я решил снова предоставить бобрам свободу. Но прежде чем выпустить животных на волю, мне хотелось с ними попрощаться, и как-то ночью я быстро вышел из своего шалаша, причем настолько неожиданно, что поначалу бобры замерли от удивления. Когда же наконец они пришли в себя, то Мадам бросилась в воду и исчезла, ударив по поверхности хвостом. Дед по-прежнему сидел на месте, он как бы не мог понять, что тут происходит. "Алло, Дед, - начал я, подойдя поближе, - приятно с тобой поздороваться". Но приятно было, видно, только мне, ибо Дед стал скрежетать зубами - к такой угрозе бобры прибегают перед тем, как броситься на бобра-соперника в борьбе за свою территорию. Хвост у него ходил как маятник, значит, бобр сильно возбужден. Но вот, зашипев в мою сторону, он резко развернулся, бросился в пруд и был таков. Как бы прощальный поклон.

Через несколько дней животные были выпущены на свободу, для чего их сначала поймали в огромный сачок, сооруженный специально для этой цели.

В течение тех месяцев, что я изучал бобров в террариуме, я узнал о них больше, чем мог прочитать во многих книгах. Так, например, я узнал, что, если бобр начал валить дерево, он обычно, сам завершает свою работу. Лишь раз мне пришлось наблюдать, как самка валила то дерево, подгрызать которое начал самец. Нередко случалось и так, что бобры уходили от большого дерева, которое оставалось недорубленным, и предавались другим заботам, прежде чем вернуться и завершить свой труд. Им, видно, вообще нравится на протяжении ночи заниматься разными делами, хотя никакого единого плана за всем этим у них, конечно, нет. Так, бобр может немного погрызть дерево, поплавать, нырнуть и остаться в хатке, забраться на плотину и принюхаться к запахам, выпустить в нужном месте свой пахучий секрет, потом пожевать ветку, уложить палки на хатку или же плотину, прижаться мордочкой к супруге либо почесать друг другу мех и только после всего этого вернуться к дереву и завершить работу.

Бобр плывет, глубоко погрузив свое тело в воду. Он энергично работает лапами, рассекая воду и оставляя по бокам две плавно расходящиеся волны
Бобр плывет, глубоко погрузив свое тело в воду. Он энергично работает лапами, рассекая воду и оставляя по бокам две плавно расходящиеся волны

К концу зимы, когда лед толстым слоем сковывал поверхность пруда, бобры пытались сохранить две полыньи, одну из них в северной части, где в террариум впадал ручей. В этом месте животным помогал водоворот, что же касается южной оконечности пруда, то дело обстояло сложнее, и когда на полынью все же ложился лед, то я сам помогал бобрам разбить образовавшуюся корку.

Чтобы проверить, нравятся ли им хвойные деревья, я воткнул в снег небольшие елочки и сосны. Ели могли стоять неделями, прежде чем мои бобры дотронутся хотя бы до веточки, но сосну они поедали довольно быстро. Значит, сосна вкуснее. Весной, когда в деревьях много сока, можно заметить, как бобры лакомятся сосновой корой, но они крайне редко валят целые деревья, так что лесничим не надо опасаться за свой строевой лес.

Провизию для животных я складывал в самом низком месте террариума, но там они никогда не ели. Разрубив жерди на кусочки, они взбирались с ними на плотину, а затем ныряли с этой ношей в прорубь - то ли в хатку, то ли к месту трапезы. Перебраться прямо по льду им было бы гораздо проще, но я ни разу не видел, чтобы они так поступали. Маленькие деревья, ветки у которых стояли торчком, затрудняя доставку, они все равно во что бы то ни стало стремились протащить через полынью и переправить в нужное место подо льдом.

И все же было грустно расставаться с моими новыми знакомыми, ведь столько ночных часов на протяжении этой зимы мы провели вместе. Хотя членом семьи меня и не признали, все же я чувствовал какую-то общность с бобрами все те долгие часы, что мне довелось разделять их ночные заботы, и я испытывай к животным благодарность за то, что они позволили мне заглянуть в их собственный бобровый мир.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru