НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава
Снежный барс, ирбис, Uncia uncia Schreber, 1775

(О правильном русском названии этого вида см. выше. В научном смысле именовать этого зверя просто "барс" неправильно.)

1775. Felis uncia. Schreber. Säugeth., tab. 100; 3, p. 586 (1778).

Типичная местность не указана*.

* (С. И. Огнев (1935; ему следует Строганов, 1962), исходя из некоторых косвенных соображений, предлагает считать типичной местностью Иран. Выводы его обоснованы недостаточно, главное же в том, что обитание ирбиса в Иране вообще не доказано - очевидно, его там нет или он представляет собой совершенно исключительную редкость (заходы' см. "Географическое распространение"). В любом случае признание типичной местностью Иран неприемлемо. Следует принять гораздо более обоснованное предложение Р. Покока (1930) и считать типичной местностью Алтай, однако не только в пределах СССР, но и в МНР. (В. Г.).)

1830. Felis irbis. Ehrenberg. Ann. Sc. Nat., 21, p. 394, 406. Переименование F. uncia Schreber. Алтай.

1855. Felis uncioides. Horsfield. Ann. Mag. Nat. Hist., 16, p. 105, Непал.

1950. Panthera uncia schneideri. Zukowsky. Zool. Gart. 17, p. 213. (В. Г.)

Диагноз

Единственный вид своего рода.

Описание

Размеры крупные, приблизительно соответствующие размерам барса (Panthera pardus), но в среднем немного меньше.

Туловище сильно вытянутое и приземистое; облика, характерного для мелких кошек (p. Felis; рис. 30), т. е. с несколько приподнятой крестцовой областью. При известном общем сходстве с барсом отличается также не столь сильно развитой передней (грудной) частью корпуса, относительно меньшей и более округлой головой. Верхняя линия профиля выпуклая, глаза довольно большие, зрачок круглый. Уши короткие с округлой вершиной, поставлены широко, зимой почти скрыты в мехе, удлиненных волос на конце (кисточки) на них нет. Гривы или удлиненных волос на щеках (баки) нет (рис. 130). Вибриссы белые и черные длиной до 105 мм. Хвост очень длинный - относительно длиннее, чем у остальных наших кошек. Его длина более 3/4 длины тела. Лапы широкие и массивные, когти светло-рогового цвета. Несмотря на густой и длинный мех, зверь выглядит менее массивным, чем барс, с несколько как бы уплощенным и менее мускулистым туловищем (рис.132, 133). Передние лапы большие и сильные.

Рис. 130. Снежный барс, или ирбис, Uncia uncia Schred (рис. А. Н. Комарова)
Рис. 130. Снежный барс, или ирбис, Uncia uncia Schred (рис. А. Н. Комарова)

Рис. 131. Череп снежного барса, Uncia uncia Schreb., № S 85724. Колл. ЗММУ. Заилийский Алатау, Тянь-Шань. 4 августа 1969 г. (рис. Н. Н. Кондакова)
Рис. 131. Череп снежного барса, Uncia uncia Schreb., № S 85724. Колл. ЗММУ. Заилийский Алатау, Тянь-Шань. 4 августа 1969 г. (рис. Н. Н. Кондакова)

Волосяной покров в зимнем мехе очень пышный, мягкий и шелковистый. Хвост одет очень длинными и густыми, неплотно прилегающими волосами и выглядит очень толстым и пышным.

Волосяной покров ирбиса сравнительно с покровом других видов средней густоты, высокий и мягкий. На спине на 1 см2 около 4000 волос, на один кроющий приходится 8 пуховых. Характерна весьма незначительная разница в длине волос разных категорий: направляющий волос всего в 1,2 раза, а ось I категории в 1,1 раза длиннее пухового волоса. Остевые волосы IV и особенно III категории несколько длиннее остей I и II категории. Длина и толщина направляющих волос на спине 54 мм и 77 мк, длина остевых волос (I-IV категорий) 48, 47, 51, 49 мм, толщина их - 76, 58, 43, 34 мк; длина пуха 43 мм, толщина 20 мк. Тип меха абдоминальный" (Б. Ф. Церевитинов).

По густоте меха ирбис отличается от всех больших кошек и более сходен с мелкими (p. Felis), занимая между ними в известной мере промежуточное положение. Определение его как "среднего" имеет значение при сравнении с мелкими кошками. Указанные различия, впрочем, едва ли имеют существенное систематическое значение. Скорее они связаны с условиями обитания зверя и его абсолютной величиной (терморегуляция). Контраст между зимним и летним мехом очень сильный, гораздо больше, чем в этом признаке у барса.

Общий цвет основного фона зимнего меха очень светлый, сероватый, почти белый, или белесый с дымчатым налетом, более заметным по спине и по верху боков; может быть развит также легкий светлый желтоватый оттенок. Бока книзу, вся нижняя поверхность тела и внутренние части ног еще светлее - почти совсем белые или с желтоватым оттенком (рис. 132)*.

* (Желтоватый оттенок отмечен на шкурах некоторых зверей, погибших в неволе (ЗММУ), и, возможно, что это артефакт.)

Рис. 132. Снежный барс, Вильнюсский зоопарк (фот. Б. Б. Марма)
Рис. 132. Снежный барс, Вильнюсский зоопарк (фот. Б. Б. Марма)

Ни ясных желтых, ни тем более красноватых или рыжих тонов в окраске зверя нет. По этому основному фону расположены темные пятна- крупные кольцеобразные с диаметром до 7-8 см и более и мелкие сплошные (рис. 133). Пятна разбросаны довольно редко - значительно реже, чем у барса.

Рис. 133 Снежный барс. Вильнюсский зоопарк (фот. Б. Б. Марма)
Рис. 133 Снежный барс. Вильнюсский зоопарк (фот. Б. Б. Марма)

Сплошные пятна разной величины располагаются на голове (самые мелкие), шее и ногах (выше более крупные, внизу самые мелкие), где кольцевых (розеткообразных) пятен нет. Эти последние, округлые или несколько вытянутые, расположены на спине, боках, верхней части бедер, по лопаткам и верху проксимальной части хвоста (здесь иногда в два ряда). В задней части спины пятна нередко сливаются в короткие продольные полосы. Между кольцевыми пятнами находится небольшое число мелких сплошных. Крупные сплошные пятна на концевой половине хвоста часто охватывают хвост в поперечном направлении неполным кольцом; самый конец хвоста сверху обычно черный.

Цвет внутренних полей кольцевых пятен соответствует основному фону на том же участке тела. Темные пятна черные, однако на пышном мехе очертания их не резки, часто сильно размыты, цвет их поэтому не насыщенный - они выглядят скорее темно-серыми. Это особенно относится к кольцевым пятнам. Сплошные, особенно более крупные, очерчены резче, имеют и более интенсивный черный цвет. В летнем мехе общий фон выглядит более светлым, почти белым, очертания темных пятен резкие, они темнее, обычно чисточерные. Дымчатый налет выражен слабее, чем зимой*.

* (Особенности летнего меха ирбиса и их изменчивость известны недостаточно. Зверь носит его очень короткий срок и большинство материала в музеях представляет собой зимние шкуры. Именно они обычно и описываются.)

Пятнистый рисунок несколько меняется индивидуально как по густоте расположения пятен, так и по их форме и величине, относительному числу кольцевых пятен и т. п. Может варьировать и цвет пятен (рис. 134, 135). Обычно они чисточерные, но могут быть и буроватые. Окраска основного фона меха малоизменчива. Вообще же индивидуальная изменчивость окраски ирбиса в обоих признаках (цвет, узор) сравнительно слаба и меньше изменчивости барса. Половых различий в окраске нет.

Рис 134. Изменчивость окраски зимнего меха снежного барса, Uncia uncia Schreb. Верхний ряд слева направо: 1 - № S 35130, самка, 1 февраля 1939 г., Джеты-огуз в 55 км к югу от Пржевальска, Терскей-Алатау, Западный Тянь-Шань, 2 - № S 35128, самец (не взрослый), 1 февраля 1939 г. Там же, 3 - № S 35126, самка, 1 февраля 1939 г. Джеты-огуз; нижний ряд слева направо: 4 - № S 72736, самец, 19 декабря 1964 г., Западный Тянь Шань, 5 - № S 72958, самка, 20 марта 1965 г., Западный Тянь-Шань, 6 - № S 35127, самка, 1 февраля 1939 г., ур. Акшипрак в 90 км к юго-западу от Пржевальска, Терскей-Алатау, Западный Тянь-Шань. Все шкуры из коллекции ЗММУ (фот. В. Г. Гептнера)
Рис 134. Изменчивость окраски зимнего меха снежного барса, Uncia uncia Schreb. Верхний ряд слева направо: 1 - № S 35130, самка, 1 февраля 1939 г., Джеты-огуз в 55 км к югу от Пржевальска, Терскей-Алатау, Западный Тянь-Шань, 2 - № S 35128, самец (не взрослый), 1 февраля 1939 г. Там же, 3 - № S 35126, самка, 1 февраля 1939 г. Джеты-огуз; нижний ряд слева направо: 4 - № S 72736, самец, 19 декабря 1964 г., Западный Тянь Шань, 5 - № S 72958, самка, 20 марта 1965 г., Западный Тянь-Шань, 6 - № S 35127, самка, 1 февраля 1939 г., ур. Акшипрак в 90 км к юго-западу от Пржевальска, Терскей-Алатау, Западный Тянь-Шань. Все шкуры из коллекции ЗММУ (фот. В. Г. Гептнера)

Рис. 135. Изменчивость окраски летнего меха снежного барса, Uncia uncia Schreb. Вверху: 1 - № 49243. 13 августа 1939 г.. Тянь-Шань, 2 - № 49240. самка. 13 июня 1940 г. Тянь-Шань. Внизу: 3 - № 49953, самка, 1945 г., Монголия. 4 - 49242. самец. 8 августа 1939 г. Тянь-Шань. Все шкуры из коллекции ЗММУ (фот. В. Г. Гептнера)
Рис. 135. Изменчивость окраски летнего меха снежного барса, Uncia uncia Schreb. Вверху: 1 - № 49243. 13 августа 1939 г.. Тянь-Шань, 2 - № 49240. самка. 13 июня 1940 г. Тянь-Шань. Внизу: 3 - № 49953, самка, 1945 г., Монголия. 4 - 49242. самец. 8 августа 1939 г. Тянь-Шань. Все шкуры из коллекции ЗММУ (фот. В. Г. Гептнера)

Молодые в первом наряде (новорожденные) отличаются очень резкой темной пигментацией пятен, которых немного, причем мало кольцевых, но есть крупные сплошные черные или буроватого тона пятна на спине и такие же короткие продольные полосы в ее задней части (рис. 150). Отличия от барса очень резки. К первой зиме молодые имеют мех, не отличимый от меха взрослых*.

* (Указание, что с возрастом у ирбиса пятна становятся все более расплывчатыми (Строганов, 1962), требует подтверждения. Оно может относиться к первому взрослому наряду, но едва ли к последующим.)

Географическая изменчивость окраски не выражена.

Кроме признаков, указанных выше (см. характеристику рода), череп ирбиса отличается от черепа барса, с которым имеет черты общего сходства, следующими признаками. Череп ирбиса относительно широк и короток с широко разведенными скуловыми дугами; мозговая коробка более вздутая и объемистая с относительно широкой заглазничной областью (ее ширина составляет около 30% кондилобазальной длины и обычно больше межглазничной), что делает ее похожей на мозговую коробку мелких кошек (p. Felis), но не больших (p. Panthera); в межглазничной области череп выше. Все это делает череп более округлым и в целом сходным с черепом мелких кошек. Глазницы расположены несколько выше, более округлы; скуловой отросток височной кости далеко не доходит до основания заглазничного отростка скуловой кости; нижне-передний край орбиты не несет утолщения; твердое небо короче и шире; рострум шире, но ширина его над клыками не больше заглазничной ширины; хоанальный край неба с двумя приостренными небольшими выступами по бокам шва между небными костями; переднее носовое отверстие более округло, межкрыловидная впадина шире; парокципитальные отростки тонкие и длинные, значительно выступают над поверхностью слуховых барабанов и вершины их приострены и крючком загнуты вперед. Яремные отверстия относительно малы, округлы.

Размеры взрослых зверей (самцы и самки вместе): длина тела (10) 103-М 112,1-125 см; длина хвоста (10) 80-М 91,8- 105 см; длина задней стопы (8) 22,5-М 23,8-26,0 см; высота уха (8) 6,6-М 7,0-7,2 см. Вес (5)22,0-М 33,0-39,0 кг (материалы ЗММУ и данные А. А. Слудского и Б. Б. Марма).

Самка (Таласский Алатау, апрель) имела длину тела 125 см, хвоста 90 см, задней ступни 24,5 см, высоту уха 6,6 см, высоту в холке 50 см, в крестце 60 см, вес 39 кг.

Длина тела достигает 130 см, вес 40 кг (Строганов, 1962). Самки, по-видимому, несколько меньше самцов.

Молодые в возрасте около 9-10 месяцев (январь, февраль) имеют длину тела 85, 82, 87 см, длину хвоста 75, 65, 76 см, длину задней ступни 22, 21, 22 см, высоту уха 68, 63, 70 мм (первый и последний однопометники; ЗММУ).

Размеры черепа см. в таблице 4 (В. Г.).

Таблица 4. Размеры черепа снежного барса, Uncia uncia из Тянь-Шаня (материалы ЗММУ)
Таблица 4. Размеры черепа снежного барса, Uncia uncia из Тянь-Шаня (материалы ЗММУ)

(Примечание. Судя по незначительному литературному материалу, размеры ирбисов других частей ареала (Гималаи) от размеров наших зверей не отличаются. (В. Г.))

Систематическое положение

Единственный вид рода

Географическое распространение

Верхний и средний пояс гор Центральной Азии, Туркестана и Южной Сибири.

Ареал в СССР (восстановленный) представляет собой северо-западную и северную окраину видового ареала и занимает горные системы востока Средней Азии (Туркестана) и юга Сибири - от Амударьи до Байкала.

На западе ареал ирбиса занимает Памиро-Гиссарскую систему и Тянь-шань - весь Памир, Дарвазский хребет, включая его юго-западные отроги, хребты Петра Великого, Заалайский, Гиссарский, вместе с горами Байсунтау, Зеравшанский хребет на запад до области Пенджикента и Туркестанский к западу, по крайней мере, до меридиана Заамина (Зааминский заповедник) и Алайский хребет. В горах Мальгузар нет (рис. 136).

Рис. 136. Северная граница ареала ирбиса, Uncia uncia Schreb., в СССР. Кружки обозначают ошибочные указания на обитание зверя - Копетдаг, Красноярск, низовья Олекмы и область между Удой и Амуром. В. Г. Гептнер
Рис. 136. Северная граница ареала ирбиса, Uncia uncia Schreb., в СССР. Кружки обозначают ошибочные указания на обитание зверя - Копетдаг, Красноярск, низовья Олекмы и область между Удой и Амуром. В. Г. Гептнер

Южная граница, обращенная к Амударье, в южном Таджикистане идет дугой сначала от Пянджа на север и охватывает Кулябский, Дашти-Джумский (связанные с Дарвазским хребтом горы Хазрат-Иши), Муминабадский и Кзыл-Мазарский районы, где звери встречаются регулярно. Отсюда граница идет на северо-запад и огибает с севера Душанбе. К северу от города ирбис водится по Варзобу. Отсюда граница идет по южному склону Гиссарского хребта на запад, а затем на юго-запад по Байсунтау. В Байсунских горах ирбис распространен на юг, по крайней мере, до широты Дейнау на Сурхандарье. В Кугитанге, по-видимому, нет. В этой части ареала (южный Таджикистан) ирбис занимает высокие части страны. Он викариирует с барсом, который здесь в некоторых местах встречается, но южнее очерченной границы ареала и на более низких уровнях.

Далее на север и северо-восток ирбис встречается по всем хребтам системы Тянь-Шаня, на юг включая Кураминский и Ферганский хребты, ограничивающие с севера Ферганскую долину, на западе до западных отрогов Чаткальского (Горно-лесной заповедник у Паркента), Пскемского, Угамского и Таласского хребтов (на запад до заповедника Аксу-Джебаглы). Северную окраину области обитания ирбиса здесь образуют хребет Каратау, Киргизский (Александровский), Кунгей Алатау и Заилийский Алатау (ирбисы встречаются на северном склоне к югу от Алма-Аты). В Чуилийских горах нет; водится в Джунгарском Алатау и его отрогах Алтынэмель, Катутау и Актау, в Тарбагатае и в Сауре.

На Алтае ирбис распространен на крайнем юге. На западе он встречается по Бухтарме в верхнем и среднем течении от самых ее верховий (р. Белая Берель, рудник Чиндагатуй); отмечался даже до Зыряновска в нижнем течении. Известен в верховьях Нарыма, между Нарымом и Бухтармой и в хр. Сарымсакты к югу от Катон-Карагая (ст. Алтайская). Восточнее ареал занимает горы бассейна Аргута (верховье Катуни), в том числе по его притокам Джассатеру на юге и по Шавле севернее (близ устья Аргута в Катунь). Занимает Чуйскую степь и окружающие хребты и, по-видимому, горы всего бассейна Чуй. Еще восточнее ареал занимает бассейн Башкауса левого притока Чулышмана и бассейн Чулышмана на север, включая его правые притоки Чульчу и Кыгу. Здесь (Алтайский заповедник) ареал доходит до южной оконечности Телецкого озера. Таким образом, в ареал частично или целиком входят следующие главные хребты южного, частью центрального, восточного и северо-восточного Алтая и связанные с ними массивы: Нарымский, южный Алтай, Табын-Богдо-Ола, Листвяга, Катуньский, Сайлюгем, Южный и Северный Чуйский, хр. Чихачева, Айгуланский, Чулышманский, Чулышманское плоскогорье и хр. Шапшальский (Чапчал).

В очерченной части Алтая распространение зверя неравномерно - на крайнем юге он живет более или менее постоянно (верховье Бухтарии, Чуйские горы) на севере и северо-востоке появляется заходом, местами очень редко (Телецкое озеро).

Восточнее в ареал входит тесно связанная с Алтаем Саянская система и Тувинская автономная область - хребет Танну-Ола, область верховьев Кемчика и верховьев Большого и Малого Енисея. Севернее, в Саянском хребте, непосредственно соединяющимся с Шапшальским (Алтай), ареал идет на восток, по крайней мере, до верховьев Казырсука (правый приток Енисея*). Весьма вероятно, что в ареал входила вся система Западного Саяна (кроме Саянского, хр. Куртушибинский, хр. Ергак-Торгак-Тайга) и восточная часть системы Восточного Саяна - Удинский хребет (область истоков Большого Енисея).

* (Добыт приблизительно в 130 км к югу от г. Абакана - в 40 км от с. Бея (Бейское). Указание на обитание в первой половине прошлого века у Красноярска (Радде, 1862) сомнительно. Относится, вероятно, к области в широком смысле.)

Еще восточнее в ареал входили Тункинские и, возможно, Китойские гольцы (к западу от южной оконечности Байкала), а также горы Прибайкалья по Ангаре и Верхней Лене на север, по крайней мере, до Балаганска*. Это самая северная точка восточной части ареала.

* (Указания Палласа (1811). Эти сведения столь определенны, что отрицать возможность обитания ирбиса в Прибайкалье (Огнев, 1935) едва ли возможно. В Прибайкалье в старину, по-видимому, жили горные бараны и не исключено, что был и сибирский горный козел Ареал ирбиса в Сибири во многом совпадает с ареалом этого вида (см. том I настоящего издания).)

К середине нашего века, но главным образом еще в прошлом столетии ареал снежного барса в некоторых местах сократился. Так, ирбиса уже нет в Каратау или он, может быть, только заходит в южную часть хребта, его нет в Саянах (вероятно, возможны заходы с Алтая в самые западные части), в Тункинских гольдах (еще возможны заходы из МНР) и очень давно нет в Прибайкалье, где он, вероятно, и в XVIII в. бывал больше заходом. В остальном ареал сохраняет приведенные очертания, хотя некоторые периферические части служат лишь местами более или менее регулярных заходов*.

* (Ареал, по данным Палласа, 1811, Н. А. Северцова, 1873; С. А. Северцова, 1929; Селевина, 1929; Огнева, 1935; В. Скалона, 1936- Юргенсона, 1938; Левнева, 1939; Колосова, 1939; Шульпина, 1948; Чернышева, 1950; Янушевича, 1952; Слудского, 1953; Ишунина. 1961; Строганова, 1962 и др. и по оригинальным материалам В. Г. Гептнера.

Для очерка ареала в Туве и восточнее использованы, в частности, данные Палласа (1811), который говорит (перевод с латыни), что ирбис (он называет его Felis pardus) "по горным лесным пустынным местам Южной Сибири там и сям (passim) заходит и Центральной Азии, в Алтайских горах появляется реже, у истоков Енисея собственно и Кемчика (Кемчуг; и в горах у Байкала - чаше.: На Лене неоднократно добывался в области города Балаганска на Лене ... Чучело, которое хранится в Академическом музее, сделано из шкуры животного, убитого около Тункинска у Байкала". Эти сведения были забыты или без достаточных оснований отвергались - главным образом по незнакомству с оригиналом.)

Относительно распространения ирбиса в свое время в литературу проникли и долго удерживались, частью еще удерживаются и сейчас некоторые ложные или весьма сомнительные представления. Так, основано на исключительно редком заходе, возможно даже на ошибке (неправильно понятые рассказы о тигре) сообщение Палласа (1811) о появлении ирбиса на притоке Лены Олекме в 200 верстах от устья. Эти сведения Паллас почерпнул из дневников или рукописей Гмелина старшего ("как я обнаружил в черновых записях (in adversariis) Гмелина старшего").

Очень большие последствия имели слова Палласа (1811) о том, что ирбис, вероятно, встречается по р. Уде и между нею и Амуром*. Некоторые старые авторы, исследовавшие Приамурье и Уссурийский край (Миддендорф, 1857; Маак, 1859; Шренк, 1859; Радде, 1862; Пржевальский, 1870; А. Никольский, 1889), очевидно, не имевшие в руках шкур и черепов, все собранные ими сведения о барсе, видимо, целиком опираясь на авторитет Палласа, без обиняков, относили к ирбису. Вместе с тем Паллас лишь в весьма осторожной форме передал слух ("говорят"). Уже после него, как это часто бывает при переписках друг у друга, предположение превратилось в утверждение и как таковое уже использовалось дальше вплоть до наших дней (Житков, 1936). В литературе появились даже как бы уточнения указания на Становой и Яблоновый хребты, которых Паллас не упоминал вообще. Из текста, приведенного выше, довольно ясно, что сведения, введшие Палласа в заблуждение, относятся к тигру**, как, может быть, и сообщенный Гмелину случай захода на Олекму. Тигры и в более близкое к нам время ходили на север еще дальше.

* (Подлинный текст Палласа (1811. стр. 17-18; перевод с латинского): "Говорят, будто бы часто встречается (dicitur frequens esse) в области р. Уды (Uth) и между нею и Амуром, Якуты, уходящие туда с Лены, до того его боятся, что называют ужасным (terribilem) в превосходной степени (ka-chai) и, встретив его след, не осмеливаются переступить через него, разве только через лук, предварительно положенный на след".)

** (Такое же преположение высказал и обосновал Миддендорф (1857), указав, что для Тырмы это относится к тигру определенно. Сам Миддердорф никаких признаков существования ирбиса в Становом хребте не обнаружил.)

Аналогично положение на крайнем западе предполагаемого ареала. Внешне довольно убедительные сведения об обитании ирбиса в Копетдаге (Христоф, 1882; Зарудный, 1891; Сатунин, 1905; Билькевич, 1918; Огнев, 1935 и некоторые др.), проникшие даже в широкую, в том числе учебную литературу, неправильны. Как показало специальное изучение этого вопроса (В. Г. Гептнер), в Копетдаге ирбиса нет. Все утверждения основаны, видимо, на сомнительных расспросных сведениях или на осмотре особенно пышных и особенно светлых зимних шкур барса (P. pardus). Нет, конечно, ирбиса у Серахса (Зарудный, 1891) и быть ему здесь по условиям местности негде. Чучела снежных барсов, в свое время выставленные в Ашхабадском музее, были сделаны из шкур, привезенных С. И. Билькевичем из «Восточной Бухары» (В. Г. Гептнер). За почти 90 лет исследований Туркмении ни одной шкуры или черепа снежного барса из Туркмении не известно.

Для решения вопроса об ирбисе в Туркмении важно, что вопрос о присутствии его в Малой Азии и в Иране, в частности в областях, смежных с Туркменией, как показали специальные исследования (Покок, 1930, 1939), решается тоже отрицательно. Новейшие сведения по Ирану (Мизонн, 1959; Лей, 1967) тоже столь смутны и неопределенны, что авторы признают отсутствие доказательств обитания ирбиса в этой стране. В иностранной литературе по Ирану иногда ссылаются на данные Огнева (1935) об обитании зверя в нашей части Копетдага как на позитивные и на этом основании допускают возможность существования его и в иранском Копетдаге. Следует также иметь в виду, что барсы («леопарды») южного Ирана особенно светлы, почти белы, особенно зимой, и это могло ввести в заблуждение как новых, так и старых (Блэнфорд, 1876) авторов, указывавших именно на южную часть страны. Показательно, что в Афганистане ирбис водится только в самых западных, наиболее высоких, смежных с Памиром частях Гиндукуша (Бадахшан и Вахан; Кульманн, 1965, 1967, 1968).

Ареал вне СССР (рис. 137) занимает Монгольский и Гобийский Алтай, Хангай и горы области оз. Косогол в МНР, Тибет до Алтынтага на севере и Кама на востоке, Гималаи от восточной оконечности до Кашмира. В Афганистане водится в Гиндукуше. Здесь занимает только самые восточные части (см. выше). На более низких уровнях и главным образом на западе и севере здесь водится барс - отношения таковы, как и в южном Таджикистане. (В. Г.).

Рис. 137. Восстановленный видовой ареал снежного барса, Uncia uncia Schreb. В. Г. Гептнер
Рис. 137. Восстановленный видовой ареал снежного барса, Uncia uncia Schreb. В. Г. Гептнер

Географическая изменчивость

Географические изменения у ирбиса не выражены, или, если есть, очень незначительны. Из Непала была описана особая форма U. u. uncioides Horsf. 1855, однако это выделение было сделано без достаточных оснований, хотя некоторые современные авторы склонны непальскую форму признавать (Хальтенорт и Трензе, 1956). С другой стороны, было указано (Покок, 1930, 1941), что гималайские звери от алтайских не отличаются. По-видимому, это так и есть. То, что предложено рассматривать в качестве диагностического признака (окраска) входит в диапазон индивидуальной изменчивости. То же относится к форме schneideri Zuk., описанной по фотографии шкуры (!).

Отсутствие ясно выраженной географической изменчивости ирбиса определяется не только относительно небольшим ареалом вида. Ирбис крайне стенотипный вид и по всему ареалу придерживается одних и тех же и везде, строго говоря, совершенно идентичных условий существования. Если все же систематическая изолированность гималайских зверей будет доказана, нашей форме должно принадлежать наименование U. u. uncia Schreb., 1775. (В. Г.).

Биология

Численность. На Восточном Памире (Таджикистане) ирбис редок, на Западном же обычен. Более или менее обыкновенен по Алайскому, Гиссарскому, Зеравшанскому, Туркестанскому и другим хребтам. В последние годы в Таджикистане ежегодно убивают и ловят живыми около 60 барсов. В Узбекистане этот хищник нередок по Угамскому, Пскемскому, Чаткальскому, Гиссарскому и Туркестанскому хребтам, в западных же и южных отрогах Тянь-Шаня редок. Ирбис обычен на большинстве хребтов Тянь-Шаня в Киргизии. Ежегодно там добывают около 30-40 зверей. В Казахстане крайне редок на Каратау, но обычен в Таласском Алатау и других хребтах Тянь- Шаня. Здесь ежегодно теперь добывают 10-15 зверей. Редок на Тарбагатае и крайне редок на Сауре, южном (казахстанском) и центральном Алтае, а также в Западном Саяне и на Танну-Ола. В последних добываются единицы и не ежегодно.

Места обитания. Летом ирбис в большинстве хребтов держится высоко в горах, преимущественно в субальпийском и альпийском поясах и часто встречается у границы вечного снега. На Памире в верховьях Аличура следы его даже зимой несколько раз встречали на высоте 4500-5000 м н. у. м. (Р. Н. Мекленбурцев). Ирбисы в это время держались по гребням хребтов, где снег сдувало ветром. На Гиссарском хребте снежный барс живет в высокогорье, богатом скалами, но зимой вслед за горными козлами спускается в заросли арчи, не выходя, однако, за их нижнюю границу (Левиев, 1939). На северных склонах Туркестанского хребта летом ирбиса наблюдали только в верхней половине пояса арчи, начиная примерно с высоты 2600 м н. у. м. и выше. Здесь он держится в скалистых местах, не избегая зарослей. Севернее, на Чаткальском хребте, зимой, кочуя следом за стадами сибирских горных козлов, спускается на солнцепечные склоны до высоты 2000-2500 м н. у. м., ниже границы произрастания высокоствольной арчи (Корелов, 1956).

В Таласском Алатау ирбис обитает в поясе между 1800 и 3500 м н. у. м. В летнее время вслед за козлами, спасающимися от гнуса и жары, он поднимается в субальпийский и альпийский пояса, зимой же, преследуя откочевывающих козлов, спускается вниз по ущельям, например, далеко проникая в каньон Аксу и практически посещает все пояса этих гор. В заповеднике Аксу-Джебаглы снежный барс весной и в начале лета нередок у нижнего предела своего обитания, по руслам рек и по склонам ущелий - в древесно- кустарниковом поясе, так как здесь в это время держатся беременные самки или матки с ягнятами козлов, архаров и косуль, на которых он охотится (Шульпин, 1948; Ф. Д. Шапошников, 1956; В. В. Шевченко). В Каратау ирбис держится в местах наибольших абсолютных высот (1500-2000 м н. у. м.) в урочище Кер-Джейляу, где много обрывистых ущелий, заросших дикой яблоней, вишней, шиповником и другими кустарниками, местами совершенно непроходимых для человека (Антипин, 1953).

Рис. 138. Типичное место обитания снежного барса в Таласском хребте. По гребню бокового хребта через перевал идет постоянная тропа зверя. Заповедник Аксу-Джебаглы, Западный Тянь-Шань. Май 1955 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)
Рис. 138. Типичное место обитания снежного барса в Таласском хребте. По гребню бокового хребта через перевал идет постоянная тропа зверя. Заповедник Аксу-Джебаглы, Западный Тянь-Шань. Май 1955 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)

На соседнем с Таласским Алатау Киргизском хребте в ущелье Туюк ирбис обычно обитает в безлесных частях высокогорья, спускаясь вниз до верхней границы леса. Там он охотится за козлами, сурками и уларами. В вершине этого ущелья охота его за козлами в мае и июне становится трудной и небезопасной. На крутых склонах гор снег днем под лучами солнца сильно подтаивает, а ночью покрывается то очень прочной и скользкой ледяной коркой, то тонким и непрочным настом. В это же время наблюдаются частые снежные обвалы. Весной беременные самки копытных и матки с молодыми спускаются ниже и держатся в поясе хвойного леса и в густых зарослях кустарников, ища в них укрытия. Вслед за ними спускаются и барсы и в мае-июне начинают регулярно встречаться в еловом лесу, где ловят главным образом беременных косуль и их детенышей, которые представляют для него сравнительно легкую добычу. И в Карабалтинском ущелье летом снежные барсы иногда проникают из высокогорий в пояс древовидной арчи, где охотятся за косулями и сурками (Спангенберг, Судиловская, 1954).

Рис. 139. Ущ. Киш-Каинды (2700 м н.у.м.) - место постоянного обитания снежного барса в заповеднике Аксу-Джебаглы. На переднем плане следы ирбиса (самца) на снегу. Таласский Алатау, Западный Тянь-Шань. Май 1955 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)
Рис. 139. Ущ. Киш-Каинды (2700 м н.у.м.) - место постоянного обитания снежного барса в заповеднике Аксу-Джебаглы. На переднем плане следы ирбиса (самца) на снегу. Таласский Алатау, Западный Тянь-Шань. Май 1955 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)

На хребте Кунгей Алатау летом ирбис изредка встречается в поясе елового леса (2100-2600 м н. у. м.), затем в поясе ползучей арчи и субальпийских лугов (2600-2800 м) и особенно часто в альпийском (до 3300 м н. у. м.) (Б. Петров, 1950). В Заилийском Алатау и Центральном Тянь-Шане летом снежный барс поднимается до 4000 м и более, зимой же иногда спускается почти до "прилавков" (1200 м н. у. м.). На Алтае ирбис также встречается в альпийском поясе, в гольцах, причем лишь там, где держатся козлы (Ф. Д. Шапошников). Как и в других областях, он здесь иногда спускается вниз по ущельям рек.

Живя в верхних поясах высоких гор, ирбис выбирает участки, где небольшие открытые плоскогорья, пологие склоны и узкие долины, покрытые альпийской растительностью, чередуются со скалистыми ущельями, нагромождениями скал и осыпями. В таких местах летом, иногда и зимой, держатся сибирские горные козлы и архары и от их обилия зависит численность снежного барса. В Центральном Тянь-Шане он держится и около обширных высокогорных плоскогорий - сыртов, куда его привлекают архары. В связи с распределением снежного покрова и наличием солнцепеков - кунгеев, меняется размещение копытных, а вслед за ним и ирбиса. Вообще же зимой он, как правило, держится в горах ниже, чем летом, проникая в пояс древесной растительности. Однако, как указано, не только зимой, но и весной и в в первую половину лета описываемый хищник часто держится в древесных и кустарниковых зарослях в связи с обилием там в это время копытных.

Рис. 140. Цирк большого Алма-атинского озера на северном склоне Заилийского Алатау - место обитания снежного барса. 2650 м н.у.м., Восточный Тянь-Шань. Январь 1962 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 140. Цирк большого Алма-атинского озера на северном склоне Заилийского Алатау - место обитания снежного барса. 2650 м н.у.м., Восточный Тянь-Шань. Январь 1962 г. (фот. А. А. Слудского)

Вместе с тем снежный барс не везде высокогорное животное. Есть места, где он круглый год живет в невысоких горах и в нагорной степи на высоте 600-1500 м н. у. м.. Как и в высокогорье, он держится здесь по скалистым ущельям, обрывам и у выходов скал, так как именно в таких угодьях обычны козлы и архары. Так, на высоте 600-1000 м н. у. м. он довольно обычен круглый год в отрогах Джунгарского Алатау - горах Кату и Актау, а также в Алтынэмеле, Чулаке и Матае (1000-1500 м н. у. м.). Он нередок в невысоких отрогах Заилийского Алатау и Кетменя - Малых и Больших Богутах и Бартогое, покрытых - степной и пустынной растительностью. Все эти горки богаты скальниками, на которых постоянно держатся козлы, реже архары.

Из описания мест обитания ирбиса можно заключить, что это не только "альпийский" зверь, каким его обычно представляют, но в не меньшей мере и "скальный". На скалистых обрывах обычно мало снегу, тут легко укрыться от опасности, поэтому в таких местах держатся козлы, реже архары. В то же время отсутствие снега или его большое уплотнение на скалах и гребнях хребтов дает этому хищнику возможность более или менее свободно передвигаться во время охоты.

Прямые наблюдения показывают, что ирбис слабо приспособлен к передвижению по высокому, рыхлому снежному покрову. На участках, где лежит рыхлый снег, хищники протаптывают постоянные тропы, по которым и ходят длительное время. При обилии рыхлого снега ирбисы переходят на солнце- печные склоны, тем более что туда же уходят и копытные. Мешает охотиться и тонкий непрочный наст. Поэтому зимой с установлением в горах высокого снежного покрова, ирбисы нередко начинают голодать и в это время близко подходят к селениям человека, чаще, чем обычно, нападают на домашних животных. Насколько высокий снег затрудняет передвижение ирбиса, можно судить по тому, что два верховых охотника, встретив этого хищника на открытом склоне, покрытом высоким снегом, быстро его догнали и поймали, накинув чапан (верхняя одежда) и связав.

Рис. 141. Места обитания снежного барса за оз. Иссык. Заилийский Алатау, Восточный Тянь-Шань. Август 1960 г. (фот. В. Г. Гептнера)
Рис. 141. Места обитания снежного барса за оз. Иссык. Заилийский Алатау, Восточный Тянь-Шань. Август 1960 г. (фот. В. Г. Гептнера)

В скалах ирбису сравнительно легко скрадывать животных, тем более что он имеет довольно совершенную покровительственную окраску. Заметить ирбиса, затаившегося или ползущего среди камней, очень трудно. Снежный барс хорошо приспособлен к обитанию в суровых климатических условиях гор Средней и Центральной Азии. Из всех крупных кошек он имеет наиболее длинный и густой мех, причем разница между густотой волос зимнего и летнего покровов незначительна. В Гималаях ирбис отмечен на высоте 5400- 6000 м (Лидеккер, 1924) и ниже 2000-2500 м н. у. м. там обычно не встречается. Летом же чаще всего держится на высоте 4000-4500 м н. у. м. (Жердон, 1874; Покок, 1939).

Питание. Основная добыча ирбиса почти повсеместно и круглый год - сибирский горный козел, реже архар, косуля, молодой кабан и другие мелкие копытные. На Памире он преимущественно питается козлами (Розанов, 1935; Флеров, 1935; Мекленбурцев, 1948; Егоров, 1955); реже нападает на архаров. В Восточном Памире на диких баранов, особенно взрослых, ирбис нападает редко. На Гиссарском хребте, кроме козлов, ирбисы охотятся на сурков и уларов (Левиев, 1939). В центральных хребтах Тянь-Шаня снежный барс питается главным образом козлами, архарами, нередко ловит уларов, сурков, даже будто бы реликтовых сусликов и мышевидных грызунов (Шнитников, 1936; Кузнецов, 1948), а также косуль, зайцев и кекликов (Кашкаров, 1932).

В Таласском Алатау основная добыча ирбиса козлы (Шульпин, 1948; Шапошников, 1956), кроме того, там находили убитых им архаров, косуль, подсвинков кабана, изредка домашних овец. При случае нападает на уларов и кекликов, что отмечено зимой (Шульпин, 1948). Уларов и кекликов обычно ловит на ночевке. В заповеднике Аксу-Джебаглы (Таласский Алатау) в лесном поясе был найден 2-летний медведь, загрызенный и частично съеденный ирбисом (рис. 144). Судя по следам борьбы, медведь был застигнут барсом на россыпи камней, где выкапывал корни. Спасаясь, медведь залез на скалу, где и был схвачен. Барс съел заднюю часть тела и внутренние органы, а остальные части и шкуру не тронул (Ф. Д. Шапошников, 1956). Здесь этот хищник рано утром караулил косуль, приходивших на солонец.

Рис. 142. Невысокие опустынеиные горы-места обитания ирбиса в горах Чулак. Отроги Джунгарского Алатау, Восточный Тянь-Шань. Сентябрь 1949 г. (фот. М. А. Кузьминой)
Рис. 142. Невысокие опустынеиные горы-места обитания ирбиса в горах Чулак. Отроги Джунгарского Алатау, Восточный Тянь-Шань. Сентябрь 1949 г. (фот. М. А. Кузьминой)

В Киргизском и Заилийском Алатау главную добычу ирбиса составляют тоже козлы, но нередко он здесь охотится и на косуль, особенно зимой (Ионов, 1929; Слудский, 1939). В некоторых местах Заилийского Алатау зимой косуля - основная добыча ирбиса (Б. А. Белослюдов). В летнем логове этого хищника здесь были обнаружены многочисленные остатки козлов и двух поросят. В Джунгарском Алатау также часто находят козлов, загрызенных ирбисом (Л. Свиридов). В невысоких отрогах этого хребта (Алтынэмель, Чулак) в желудках двух хищников, добытых в ноябре, были только остатки козлов (В. В. Афиногенов), тогда как в других отрогах (горы Актау и Катутау) ирбис питается главным образом многочисленными там архарами и ловит джейранов (Антипин, 1941, 1953). На Алтае и Саянах снежный барс держится лишь в тех горах, где' обычен козел.

В Гималаях ирбис нападает на горных козлов, горалов, диких баранов, оленей мелких видов, тибетских зайцев и сурков, а из птиц - на фазанов. В Кашмире он изредка загрызает домашних коз и овец, а также лошадей (Жердон, 1874; Покок, 1939). В МНР основная добыча этого хищника - горные козлы, реже архары. При случае ловит уларов и грызунов. В Заалтайской Гоби снежный барс будто бы спускается в рощи оазисов и ловит там приходящих на водопой куланов и джейранов (нападение этого хищника на взрослого кулана очень маловероятно). В МНР ирбис нападает и на домашний скот, однако жалобы на него немногочисленны (Банников, 1954). В Китае в области оз. Куку нор возле двух логовов барса с котятами найдены остатки козлов, архаров, ушастых фазанов и даже голубей.

Рис. 143. Остатки архара (Ovis ammon karelini), убитого снежным барсом у солонца. Заповедник Аксу-Джебаглы в Таласском Алатау, Западный Тянь-Шань. Июнь 1953 г. (фот Ф. Д. Шапошникова)
Рис. 143. Остатки архара (Ovis ammon karelini), убитого снежным барсом у солонца. Заповедник Аксу-Джебаглы в Таласском Алатау, Западный Тянь-Шань. Июнь 1953 г. (фот Ф. Д. Шапошникова)

Очевидно, что на всей территории ареала ирбис почти настоящий стенофаг, так как основной его добычей почти повсеместно служит сибирский козел и лишь в немногих местах архар, косуля и другие животные.

Ирбис охотится на козлов всех возрастов, но чаще на самок и молодых животных. В начале лета он ловит главным образом козлят. В анализированных летних экскрементах этого хищника были исключительно остатки молодых козлов (Огнев, 1940; Шульпин, 1948). Среди остатков 14 козлят в помете ирбиса на Восточном Памире только в двух случаях роговые чехлы копыт принадлежали молодым в возрасте 3-4 недели, все же остальные были от недавно родившихся животных. Очевидно, ирбис добывает козлят в тот период, когда они не могут еще следовать за матерью. В июне-августе изредка нападает и на взрослых козлов в возрасте 4-10 лет (4 случая).

Много козлов гибнет от ирбиса в многоснежные зимы. Например, в зиму 1949/50 гг. в Восточном Памире в долине Билянд-Киик на протяжении 10 км были найдены остатки 25 козлов, погибших от этого хищника, в том числе 17 самцов. Вообще зимой от ирбисов гибнут чаще всего старые самцы, ослабевшие во время гона. Из 30 козлов, задранных ирбисом, самок оказалось только 8 (27%). Среди погибших самцов в возрасте 6 лет и старше было 64%, а в возрасте 4-5 лет лишь 36% (Егоров, 1955). В районах, где появлялось много ирбисов, козлы становились редкими или исчезали совершенно (Джунгарский Алатау, Коксу - 1946 и 1950 гг.; Киргизский Алатау, в районе Луговой - 1946 г.).

Рис. 144. Остатки двухлетнего медведя (Ursus arctos isabellinus), растерзанного двумя снежными барсами. Заповедник Аксу-Джебаглы в Таласском Алатау (Западный Тянь-Шань. Май 1953 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)
Рис. 144. Остатки двухлетнего медведя (Ursus arctos isabellinus), растерзанного двумя снежными барсами. Заповедник Аксу-Джебаглы в Таласском Алатау (Западный Тянь-Шань. Май 1953 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)

На домашних животных ирбис нападает редко, главным образом на овец и коз, когда они пасутся на альпийских лугах-джайляу (Кашкаров, 1927; Ионов, 1929; Слудский, 1939 и др.), причем, проникнув в загон, где находится много животных, хищник иногда убивает их несколько, а не одного,, как обычно. Например, зимой 1955 г. ирбис напал на отару овец, пасшихся на зимнем пастбище в долине Койлю (Центральный Тянь-Шань) и загрыз 8 овец. В феврале 1952 г. ирбис, появившийся в ущелье Озерном, загрыз 7 овец. В ноябре 1953 г. снежные [барсы очень низко спустились по ущелью р. Казачки близ Алма-Аты и задрали 4 козы (А. С. Галунщиков). В феврале 1957 г. в Кош-Агачском районе (Алтай) барс ночью проломил крышу кошары, в которой были овцы, но был схвачен собаками и застрелен. В исключительных случаях снежный барс убивает и крупный скот: в 1927 г. он задрал молодую лошадь (Ионов, 1929), в 1938 г. пара ирбисов на северных склонах Таласского Алатау загрызла двух жеребят (Кузнецов, 1948). Зимой с установлением высокого снежного покрова, затрудняющего охоту, ирбисы подходят иногда к жилью человека и нападают на скот чаще, чем летом. Так, в ноябре 1928 г. на Сауре ирбис забрался ночью в кошару и умертвил 82 овцы. 11 февраля 1937 г. пара молодых хищников проникла в сарай и загрызла свинью (Алма-Арасан в 20 км от Алма-Аты; Слудский, 1939).

Рис. 145. Снежный барс, преследующий горных козлов (Capra sibirica). В правой верхней части снимка пунктиром прочерчен след барса, в левой нижней части - следы группы горных козлов, прошедших на 10 мин раньше. Темные пятна на склоне - кусты арчевого стланника (Juniperus). Таласский Алатау в заповеднике Аксу-Джебаглы, Западный Тянь-Шань. Февраль 1961 г. (фот. Е. Н. Матюшкина)
Рис. 145. Снежный барс, преследующий горных козлов (Capra sibirica). В правой верхней части снимка пунктиром прочерчен след барса, в левой нижней части - следы группы горных козлов, прошедших на 10 мин раньше. Темные пятна на склоне - кусты арчевого стланника (Juniperus). Таласский Алатау в заповеднике Аксу-Джебаглы, Западный Тянь-Шань. Февраль 1961 г. (фот. Е. Н. Матюшкина)

В зоосадах суточная норма корма для ирбиса 2,2 кг мяса (Обухова и Шахназаров, 1949); на воле он должен съедать за, один раз не более 3 кг мяса.

Участок обитания. Размеры индивидуального участка обитания ирбиса точно не установлены. За одну охоту он успевает пройти такое большое расстояние, что вытропить его след за день не удается. Обходя пастбище козлов, или спускаясь с верхнего пояса гор в нижележащие ущелья, зверь всегда придерживается одного пути, который обычно идет по хребту или вдоль ручья или речки. В течение нескольких лет подряд удалось наблюдать переходы ирбиса по участку в одном из ущелий близ Алма-Аты. По свежим следам после дождя летом или на вновь выпавшем снегу зимой было видно, что он переходил с восточного склона хребта в ущелье и удалялся на другой хребет, а через несколько дней возвращался той же тропой обратно (Ионов, 1929).

Рис. 146. Тропа снежного барса (самца) на плотном снегу. Заповедник Аксу-Джебаглы в Таласском Алатау. 3000 м н.у.м., Западный Тянь-Шань. Май 1955 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)
Рис. 146. Тропа снежного барса (самца) на плотном снегу. Заповедник Аксу-Джебаглы в Таласском Алатау. 3000 м н.у.м., Западный Тянь-Шань. Май 1955 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)

В Аксу-Джебаглинском заповеднике (Таласский Алатау) зимой взрослые особи придерживаются определенных районов охоты. Ирбис регулярно совершает обход своего охотничьего участка, посещая известные ему зимние пастбища и стойбища диких копытных. Длина такого обхода велика, поэтому хищник вновь появляется в том или ином месте через 7-8 дней - именно через этот период возобновляются следы на его охотничьей тропе (Ф. Д. Шапошников, 1956). В ноябре-январе 1949-1950 гг. в Терскей Алатау стада козлов придерживались определенных пастбищных участков, тут же наблюдались и ирбисы. В одном месте после снегопадов барс регулярно появлялся у жилой пасеки (Зимина, 1953). Такие посещения вызваны, по-видимому, недостатком кормов.

О плотности населения снежного барса можно отчасти судить по тому, что на территории Аксу-Джебаглинского заповедника (Таласский Алатау) в долинах рр. Аксу и Джебаглы, на площади около 40 тыс. га удавалось учесть до 6-8 зверей (Ф. Д. Шапошников, 1956).

Норы, убежища. Логово ирбис обычно устраивает в пещере или расщелине среди нагромождений скал под нависшей плитой и в других подобных местах, куда и укрывается на день. Иногда днем его можно встретить спящим в редком еловом лесу, зарослях арчи или на каменистых осыпях и отдельных скалах. В Киргизском Алатау известны случаи использования ирбисом для дневных лежек больших гнезд черных грифов на низкорослых арчах. Обильные остатки длинной шерсти хищника в гнездах позволяют предположить, что он проводит в них значительную часть дня (Спангенберг, Судиловская, 1954). Часто одно и то же логово ирбис занимает несколько лет подряд. У логова, где были молодые, всегда валяется много костей козлов и других животных.

Суточная активность, поведение. Ирбис ведет сумеречный образ жизни, выходя на охоту перед закатом солнца и утром на рассвете. В дневные часы охотится редко. Наблюдали ирбиса, преследовавшего архаров в 9 ч, дважды находили косуль, загрызенных этим хищником в середине дня (Н. А. Янушко). Известен ряд случаев встреч с ирбисом днем - обычно его заставали спящим или лежащим где-либо на скале. На юге ареала, в Гималаях ирбис на охоту выходит также лишь перед закатом солнца (Покок, 1939). В неволе звери весь день, как правило, лежат, забившись в угол клетки, и лишь с наступлением сумерек начинают двигаться (рис. 145).

Охотится ирбис двумя способами: подползает к животному из-за прикрытий или караулит его у тропы, солонца, водопоя, затаившись на скале, обрыве или между камней. Когда до скрадываемого животного остается несколько десятков метров, барс выскакивает и громадными прыжками в 6-7 м быстро его настигает*. Не поймав сразу добычу, после нескольких прыжков он обычно преследование прекращает. Такой способ охоты иллюстрирует следующее наблюдение. "В августе, спустившись с Тонского перевала в долину, я остановился на ночлег. Солнце уже закатилось, и в ущелье начали ползти сумерки. Со всех сторон доносились голоса перекликавшихся уларов. Осматривая противоположную сторону ущелья, я заметил в нескольких сотнях метров от стоянки табун спокойно пасшихся козлов, а ниже по склону между камнями двух ползущих к ним ирбисов - крупного и мелкого, по-видимому, самку с молодым. Звери, как тени, крались между камней, используя малейшее прикрытие. Подобравшись близко к стаду, взрослый ирбис огромным прыжком в 6 м прыгнул на одного козла, но промахнулся. Сделав еще два прыжка за убегавшими козлами, он вернулся и в сопровождении молодого пошел по ущелью" (Слудский, 1939). Указания на то, что иногда прыжки ирбиса достигают 15 м (Ионов, 1929) маловероятны.

* (По мнению Покока (1939), в результате приспособления ирбиса к охоте в скала" путем скрадывания, глаза у него посажены настолько высоко, что, подползая к добыче, он может следить за ней, не поднимая высоко голову.)

Догнав козла или косулю, ирбис валит добычу на землю, хватая передними лапами, после чего разрывает зубами пах или горло. "У погибшего почти на наших глазах восьмилетнего козла по обе стороны шеи зияли глубокие раны от когтей. Козел погиб от громадной раны в паху, через которую вывалились внутренние органы, порванные зубами ирбиса" (Егоров, 1955). Кроме скрадывания, ирбис ловит добычу из засады, подкарауливая ее, лежа на скале или среди камней. Ранней весной 1955 г. в Таласском Алатау в ущелье Аксу видели ирбиса, лежавшего в засаде на большом камне над тропой, по которой на водопой ходили самки горных козлов (Шапошников, 1956). И в Джунгарском Алатау, судя по следам, ирбис часто бросается на козлов- из засады, прыгая сверху (А. Свиридов). Изредка этот хищник пытается гоняться за животными. Так, на хребте Джебаглытау встретили следы ирбиса, гнавшегося за самками архара около километра (Шапошников, 1956). В середине июня 1952 г. на высоте около 4000 м н. у. м. наблюдали ирбиса, спугнувшего архаров и некоторое время гнавшегося за ними (Н. А. Янушко). В противоположность волкам во время охоты ирбис не старается умертвить сразу нескольких животных, довольствуясь обычно лишь одним.

В конце лета, осенью и в начале зимы снежный барс часто охотится семьями, состоящими из 2-6 зверей, чаще же 2-3. Например, в начале зимы 1954 г. в каньоне р. Аксу (Таласский Алатау) наблюдали нападание пяти ирбисов, принадлежащих к одной семье, на молодого кабана. Хищники набросились на свою жертву почти одновременно и быстро разорвали ее (Ф. Д. Шапошников, 1956).

Убив животное, барс затаскивает его под арчу или скалу, где и начинает есть. Остатки добычи обычно бросает и их растаскивают грифы, медведи и волки. Лишь иногда этот хищник держится близ задранного зверя и отгоняет от него грифов.

Ирбис - зверь малоосторожный и, заметив человека или с ним столкнувшись, не спешит укрыться. Ранним утром 24 апреля 1954 г. в ущелье Кши-Каинды (Аксу-Джебаглинский заповедник в Таласском Алатау) наблюдатель заповедника услышал вблизи лай своей собаки. Приподнявшись, он увидел в нескольких метрах от себя взрослого ирбиса. Зверь стоял в напряженной позе, с вытянутым вверх трубой хвостом и поджатыми передними лапами. Заметив человека, ирбис повернулся к нему и громко заурчал. Зверь был застрелен и оказался самкой (Ф. Шапошников, 1956).

Рис. 147. Следы самца снежного барса на вязком снегу. Перевал к р. Аксу (3200 м н.у.м.) в заповеднике Аксу-Джебаглы. Таласский Алатау, Западный Тянь-Шань. Май 1955 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)
Рис. 147. Следы самца снежного барса на вязком снегу. Перевал к р. Аксу (3200 м н.у.м.) в заповеднике Аксу-Джебаглы. Таласский Алатау, Западный Тянь-Шань. Май 1955 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)

В то же время по отношению к человеку ирбис очень робок и даже будучи ранен на охотника нападает в исключительно редких случаях. Зверей, попавших в капкан, охотники обычно берут живыми (см. ниже). О робости этого хищника можно судить по следующим примерам. Поздним летом в овечью кошару, расположенную высоко в горах на джайляу, забрался ирбис. Услыхав шум в кошаре, жена чабана вбежала в нее и, схватив зверя за хвост, с криком начала его оттаскивать от задранной овцы. Ирбис не пытался защищаться и был убит сбежавшимися пастухами. В ур. Кара-Курджур в Тянь- Шане на ирбиса, подошедшего к скоту, напали собаки. Воспользовавшись этим, молодой пастух набросил на него свой чапан и связал хищника (Воинов, 1956). Известны случаи, когда пойманный взрослый ирбис через несколько дней позволял себя гладить и к нему входили в клетку. Взятые молодыми ирбисы быстро становятся совершенно ручными.

Рис. 148. Тропа ирбиса по рыхлому снегу в заповеднике Аксу-Джебаглы. Таласский Алатау, Западный Тянь-Шань. Февраль 1961 г. (фот. Г. Кузнецова)
Рис. 148. Тропа ирбиса по рыхлому снегу в заповеднике Аксу-Джебаглы. Таласский Алатау, Западный Тянь-Шань. Февраль 1961 г. (фот. Г. Кузнецова)

Известны только два случая нападения ирбиса на человека. 12 июля 1940 г. в Малоалмаатинском ущелье близ Алма-Аты он днем напал на двух людей и нанес им серьезные ранения. Будучи убит и исследован, он оказался бешеным. Во втором случае недалеко от Алма-Аты зимой старый, беззубый, сильно истощенный зверь бросился со скалы на проходившего мимо человека. Тот его оглушил, ударив палкой, затем связал и принес в поселок (А. А. Слудский).

Сезонные миграции, заходы. Известны плохо. Ясно выражены регулярные вертикальные кочевки, совершаемые следом за копытными-летом в субальпийский и альпийский пояса, а зимой с установлением высокого снежного покрова - в зону леса и еще ниже (часть популяции - см. "Места обитания").

Известен случай, когда ирбис из южной части Телецкого озера по Кыге поднялся к ее верховью и дошел до Ерината в бассейне Б. Абакана (Колосов, 1939). Подобные переходы связаны, по-видимому, с розысками мест, богатых дичью. Поиски кормов приводят ирбиса в Каратау и в отроги Заилийского и Джунгарского Алатау.

Изредка в поисках добычи или спасаясь от высокого рыхлого снежного покрова, снежный барс спускается с гор и появляется не только в предгорьях, но и на прилежащих равнинах. Так, в феврале 1954 г. барс был убит в предгорной степи (около 700 м н. у. м.) в ур. Сартогой в Уйгурском районе Алма- Атинской области (Ануров, 1954). В январе 1958 г. ирбиса добыли на равнине близ гор в Сайрамском районе Чимкентской области. Зверь был обнаружен в тростниках у небольшого озерка. В марте того же года три ирбиса (взрослая самка и два молодых) убиты в тростниках разливов р. Иссычки (около 600 м н. у. м.) примерно в 60 км на восток от Алма-Аты. Звери туда спустились вслед за кабанами, которые ушли с гор, спасаясь от очень высокого снежного покрова. В том же 1958 г. в июле ирбис добыт в ур. Джайсон Чуйского района Джамбульской области в 80 км от ближайших высоких гор. Он держался в мелкосопочнике и был убит при попытке напасть на овец (Тлеукулов, 1958).

Особенно далеко от постоянного места обитания ирбис зашел в зиму 1957/58 гг., когда одного взрослого зверя добыли в мелкосопочнике на северном побережье Балхаша в 60 км к востоку от г. Балхаш. Сюда этот хищник мог проникнуть с запада через Чу-Илийские горы или с востока с Джунгарского Алатау. В первом и во втором случае он прошел более 600 км от ближайших высоких гор (И. Г. Шубин). Появление ирбисов в самых нижних поясах гор, на пустынных равнинах и в рощах оазисов, там, где они приурочены к скалам, отмечено и для глухих районов Заалтайской Гоби в МНР (Мурзаев, 1948). В этой же стране в Южной Гоби в котловине Нэмэгету ирбис живет на невысоких глинистых и песчаниковых обрывах высотой всего до 100 м (Ефремов, 1956).

Рис. 149. Отдельный след снежного барса и следы его на разных аллюрах (шаг, прыжки). Заповедник Аксу-Джебаглы, Таласский Алатау, Западный Тянь-Шань. Февраль 1961 г. (рис. Е. Н. Матюшкина)
Рис. 149. Отдельный след снежного барса и следы его на разных аллюрах (шаг, прыжки). Заповедник Аксу-Джебаглы, Таласский Алатау, Западный Тянь-Шань. Февраль 1961 г. (рис. Е. Н. Матюшкина)

Размножение. Изучено еще недостаточно. По наблюдениям в зоопарках, где этот хищник иногда размножается, половозрелость у самок наступает в 2-3-летнем возрасте. Течка в неволе отмечена в марте-мае. В Узбекистане течка у барсов происходит в конце февраля-марте (П. Ф Рыпля). С наступлением сумерек во время гона будто бы бывают слышны характерные громкие крики, похожие на басистое мяуканье, которые барс издает, находясь на выступе скалы. Продолжительность беременности 93-110 дней (Дженнисон, 1929; Шерешевский, 1940).

В Центральном Тянь-Шане молодые рождаются около середины мая. Так, 15 мая 1913 г. было найдено логово с новорожденными котятами. Иногда пометы появляются и позже. Известно пять пометов июньских и один июльский (Шнитников, 1936). В Центральном же Тянь-Шане в районе Нарынкола, в конце марта 1957 г. добыта беременная самка с двумя эмбрионами (Д. И. Бибиков). В Киргизии котята у ирбиса бывают в мае-июне (Кузнецов, 1948; Беренс, 1957). В начале июня 1955 г. в Центральном Тянь-Шане найден помет из 5 слепых котят. Логово помещалось в скалах всего в 500 м от лагеря геологов (В. М. Катков). В июне 1949 г. в отрогах Заилийского Алатау добыта самка с подсосом. В Таласском Алатау в ущелье Чепты котята ирбиса были в конце мая величиной с домашнюю кошку (Шульпин, 1948). В этих же горах в лесу из древовидной арчи на высбте 1800 м н. у. м. 24 апреля 1954 г. добыта беременная самка с одним хорошо уже развитым эмбрионом: длина тела эмбриона (самка) 22 см, хвоста 12 см, вес 393 г. Эмбрион имел уже хорошо развитый окрашенный волосяной покров. Млечные железы у добытой самки были набухшими (Ф. Д. Шапошников, 1956; В. В. Шевченко). Роды должны были произойти в конце апреля или в первых числах мая. В Таджикистане в Гармском округе 7 мая 1940 г. взят помет из двух еще слепых котят. В МНР котят у ирбиса два-три, редко один, рождаются в мае - начале июня. В конце июля котенок имел 1/3 размеров взрослого (Банников, 1954).

Рис. 150. Эмбрионы снежного барса за несколько часов до рождения. Заповедник Аксу-Джебаглы, Таласский Алатау, Западный Тянь-Шань. 24 апреля 1955 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)
Рис. 150. Эмбрионы снежного барса за несколько часов до рождения. Заповедник Аксу-Джебаглы, Таласский Алатау, Западный Тянь-Шань. 24 апреля 1955 г. (фот. Ф. Д. Шапошникова)

Судя по датам встреч, которые приводились выше, в северной половине ареала котята появляются обычно в мае, реже их рождение может быть во второй половине апреля или в июне. Сообщения о появлении котят в Нарынкольском районе (Центральный Тянь-Шань) в марте-начале апреля и в Киргизии в начале апреля требуют подтверждения (Слудский, 1939; Д. П. Дементьев и др., 1956).

В помете бывает 1-5 котят, в исключительных случаях, по-видимому, возможны и более крупные выводки, так как известны случаи встреч групп хищников из семи особей (октябрь 1954 г., Джеты-Огузский район Иссык-Кульской области; Беренс, 1957). Обычно же котят 2-3. В Центральном Тянь-Шане ирбис приносит обычно 2 котенка, как правило, самца и самку, и только однажды попался помет из 3 котят, из них один самец (Шнитников, 1936). В Киргизии у ирбиса бывает 2-5 детенышей, чаще 2-3 (Кузнецов 1948; Д. П. Дементьев и др., 1956; Беренс, 1957). В Таласском Алатау у этой кошки 2-3 котенка (Шульпин, 1948). В семи пометах в Заилийском Алатау в одном случае был 1 котенок, в четырех - 2, в одном - 3 и в одном - 5 (А. А. Слудский). В южном Алтае неоднократно встречали семьи ирбисов из 2-3 зверей (Сел евин, 1929). В Китае в области Куку нора было найдена два логова ирбиса с одним котенком в каждом, в Тибете выводок из 3 котят (Покок, 1939). У ирбисов, размножавшихся в зоопарке, было 2-4 котенка (Шерешевский, 1940).

Рост и развитие, линька. Новорожденные котята беспомощны, слепы, слуховые проходы у них закрыты. Слепые котята (7 мая, б. Гармский округ), имели следующие размеры и вес: самец - длина тела 29,0 см, хвост 15,5 см, вес 430 г; самка-соответственно, 28 см, 15,5 см, 460 г. Родившиеся в зоопарке самец - длина тела 237 мм, длина хвоста 168 мм, длина задней ступни 54 мм, высота уха 18 мм, вес 440 г; самка - соответственно 230 мм, 181 мм, 53 мм, 17 мм, 495 г (Брее, 1965). Волосяной покров у них очень густой, но довольно жесткий. Основной тон меха на спинке светло-буроватый. Бурый тон особенно хорошо выражен в области лопаток и на крупе. Мех по всей верхней части тела испещрен темно-бурыми пятнами диаметром около 1 см. На шее и холке пятна еще мельче. На крупе пятна сливаются в две широкие продольные полосы, между которыми расположено 5-6 пятен. Вокруг губ, на щеках и около ушей темные, почти черные отметины. Низ тела, начиная от нижней губы и до конца, сливочно-белый. В верхней части шеи имеется один ряд темных пятен, образующих ошейник. Редкие пятна величиной с горошину находятся в верхней части живота. Хвост сверху покрыт темно-бурыми пятнами. Окраска стоп передних и задних лап светлая.

Уже в начале июля молодые начинают следовать за матерью. Выводок из самки и двух молодых встречен в ур. Мынжилке (3000 м н. у. м.) в 20 км от Алма-Аты 10 июля 1937 г. В 1949 г. самку с двумя молодыми встретили на Аксае в июле. В это время и позднее молодые играют по утрам друг с другом, как это делают котята домашней кошки. Подросшие ирбисы принимают участие в охоте, следуя за самкой. В ноябре 1948 г. в ур. Бартогой (Заилийский Алатау) наблюдали семью из самки и 5 молодых, которая охотилась за козлами. Молодые были величиной в половину самки. В Узбекистане у оз. Искандеркуль в конце февраля 1953 г. добыли самку и находившихся с нею двух молодых, ростом лишь немного уступавших матери (Ишунин, 1961). Молодые остаются при матке до наступления у нее течки. Самец участия в воспитании молодых не принимает.

Рис. 151. Котенок снежного барса в возрасте 1,5 месяцев. Вильнюсский зоопарк (фот. Б. В. Марма)
Рис. 151. Котенок снежного барса в возрасте 1,5 месяцев. Вильнюсский зоопарк (фот. Б. В. Марма)

Продолжительность жизни ирбиса не выяснена. Иногда он доживал до 15 лет (Пидопличко, 1956).

Линька не изучена. Беременная самка, добытая в Таласском Алатау 24 апреля 1954 г., еще не линяла (Ф. Д. Шапошников, 1956). Линяет два раза в год. Летний мех по густоте и длине мало отличается от зимнего - меньше, чем у других кошек.

Враги, болезни, паразиты, смертность, конкуренты. Врагов, кроме волков, ирбис, по-видимому, не имеет. Серьезным конкурентом является волк, а на юге ареала еще и барс. Болезни изучены плохо. Среди ирбисов в природе известны случаи бешенства (см. выше). В зоопарках молодые животные нередко гибнут от инфекционного энтерита - тяжелого контагиозного заболевания с очень острым течением; смертность достигает 70-80% (Цветаева, 1949). На ирбисе, добытом в окрестностях Алма-Аты 29 октября 1955 г., паразитировали клещи Haemaphysalis warburtoni (Г. В. Ушакова).

Движение численности. В некоторые годы наблюдалось резкое увеличение численности ирбисов в том или другом районе. В сравнительно большом количестве они появились в 1946 г. в Киргизском Алатау в районе ст. Луговой и в Джунгарском Алатау в Гвардейском районе. В последнем районе ирбисов было много и в зиму 1949/50 гг. Зимой 1952/53 гг. наблюдалось увеличение численности снежного барса в горах Заилийского Алатау в Каске- ленском районе и в Джунгарском Алатау в Талды-Курганском районе, причем в последнем одновременно значительно возросло и количество рыси. В следующую зиму 1953/54 гг. численность ирбиса и рыси значительно увеличилась опять на Джунгарском Алатау, но уже в Панфиловском районе (В. С. Коровец, М. С. Кузнецов и др.). Возможно, что отмеченное увеличение численности этих хищников зависит от концентрации их в угодьях, изобилующих козлами. Вообще же факторы, вызывающие изменения численности ирбиса, неизвестны. В 40-50-е годы текущего столетия в связи с сокращением охоты повсеместно отмечалось увеличение запасов снежного барса.

Рис. 152. Снежный барс на скале в Заилийском Алатау, Восточный Тянь-Шань (фот. М. Галкина)
Рис. 152. Снежный барс на скале в Заилийском Алатау, Восточный Тянь-Шань (фот. М. Галкина)

Полевые признаки. Крупная кошка дымчато-буровато-серой окраски, испещренная большими, кольцеобразными темно-бурыми пятнами. Длина хвоста превышает 3/4 длины тела, он густо опушен, отчего кажется длинным и толстым. Следы большие, круглые, без отметин от когтей. Остатки козлов, задранных ирбисом, находят обычно близ крутых обрывов и нагромождений скал, под арчой и в других подобных местах, тогда как волки загрызают их лишь на отлогих склонах, удаленных от выходов камней.

Остатки добычи ирбиса и волка довольно хорошо отличаются по следующим признакам. В черепе козла или архара, загрызенного ирбисом, сохраняются неповрежденные носовые кости и глазницы. Вокруг скелета козла, погибшего от ирбиса, всегда можно найти крупные лоскуты кожи. Волк же почти всегда отгрызает носовую часть черепа, ломает глазницы, разгрызает нижнюю часть, а у 4-5-летних архаров и козлов нередко расширяет затылочное отверстие и извлекает мозг. Кожу волк разрывает на мелкие клочья или съедает ее совершенно. Если волки после барса грызли остатки его добычи, старые поеди его, это можно узнать по большим лоскутам кожи. В случае когда козел или архар погибли не от этих двух хищников, труп быстро находят грифы и, съедая падаль, выворачивают кожу чулком, а не рвут на куски, как это делает ирбис (Егоров, 1955). (А. С.).

Практическое значение

Как объект пушного промысла, ирбис имеет ничтожное значение. В 50-60-х годах повсеместно шкуры его заготавливают лишь десятками. Кроме того, заготовительная цена на них крайне низкая - в среднем около 3 руб. Основные области промысла ирбиса - Таджикистан и Киргизия. Еще недавно в Киргизии заготавливали до 60 шкур ежегодно. Так, в 1925/26 гг. заготовлено 37 шкур, в 1926/27 - 56, в 1927/28 - 20, в 1928/29 - 37, в 1931 - 53, в 1936 - 54, в 1937 - 45, в 1938 - 31, в 1939 - 45, в 1940 - 27, в 1942 - 16, в 1943 - 24, в 1944 - 13. В 50-60-х годах там заготавливали 6-18 шкур в год.

В Казахстане в последние годы заготавливают шкур ирбиса меньше 10. Раньше их там добывали больше. В 1926-1927 гг. - 8, в 1928-1929 - 66, в 1933 - 4, 1934 - 15, в 1935 - 20, в 1936 - 3, в 1937 - 3, в 1938 - 13, в 1939 - 14. Больше шкур снежного барса в 50-х годах заготавливали в Таджикистане: в 1951 г. - 16, в 1952 - 8, в 1953 - 17, в 1954 - 27, в 1956 - 35, в 1957 - 33, в 1958 - 53.

В Узбекистане за последние 10 лет в год заготавливали 3-8 шкур, причем они поступали главным образом из Сурхан-Дарьинской области: 1951 г. - 5, в 1952 - 6, в 1953 - 6, в 1955 - 6, в 1956 - 3 и в 1957 - 3. Предполагают, что в настоящее время около 2/3 добываемых шкур снежного барса оседает у населения. На Алтае и Саянах ирбиса добывали единицами.

Всего по Советскому Союзу в 1928-1929 гг. заготовлено 118 "барсов", из них в Сибирской группе заготовителей - 8 и в Среднеазиатской - 110 (Коган, 1931). В это количество попали и шкуры обыкновенного барса ("леопарда") и гепарда общим числом около 20. В СССР в 20-х годах текущего столетия в год заготавливали около 100 шкур ирбиса. Так, в СССР было заготовлено: в 1926-1927 гг. - 70, в 1927-28-30, в 1928-1929 - 120, в 1931 - 82, в 1953 - 29, в 1954 - 52, в 1956 - 120 (Кузнецов, 1932).

В прошлом веке промысел на ирбиса был развит сильнее. В то время в Семиреченской области в год добывали до 140 ирбисов. О размерах промысла на него в прошлом веке можно судить по следующим данным о заготовке шкур (Силантьев, 1898; Шостак, 1927): в 1884 г. - 83, в 1885 - 29, в 1886 - 142, в 1890 -37, в 1891 - 54, в 1892 - 106, в 1893 - 47, в 1894 - 74, в 1895 - 36, в 1897 - 58, в 1898 - 76, в 1899 - 29, в 1900 - 30, в 1901 - 36, в 1903 - 47, в 1905 - 70. Из указанного количества основная масса зверей добывалась на территории Киргизии в Пржевальском и Пишпекском уездах. Казахстан давал 10-20 шкур (Джаркентский уезд).

Роль шкур ирбиса, добываемых в Советском Союзе, в их мировом выходе раньше была значительна.

В 1907-1910 гг. мировая ежегодная добыча шкур снежного барса определялась в 750-800 шт. В отдельные годы через Нижнегородскую ярмарку проходило до 500 шкур барса, мировая же добыча их определялась в 1000 шт. (Житков, 1928; Кузнецов, 1932). Таким образом, Россия в мировой добыче шкур ирбиса раньше занимала до 50%, Из МНР в 1908 г. было вывезено 80 шкур, в 1927 - 40, в 1934 - 40 и в последующие годы - до 1944 ежегодно заготавливали от 15 до 25 шкур (Банников, 1954).

Рис. 153. Снежный барс, спасающийся на дереве. Ущелье Вахана, Памир (фот. Г. Липскерова)
Рис. 153. Снежный барс, спасающийся на дереве. Ущелье Вахана, Памир (фот. Г. Липскерова)

Все 120 шкур барса, выставленные на торги Ленинградского аукциона 1956 г., были проданы в США по средней цене 11 долл. 25 центов за шкуру. Они идут главным образом на изготовление ковров и меховые женские пальто.

В начале текущего столетия в Киргизии начала развиваться ловля живых ирбисов для зооэкспорта и наших зоопарков: ежегодно ирбисов продавали десятками. Ловля ирбисов в Казахстане, Киргизии и Таджикистане практикуется и в настоящее время. Заготовку живых зверей ведет Зооцентр. Лишь в одной Иссык-Кульской области (Киргизия) эта организация в 50-х годах за три года приняла 50 ирбисов (Беренс, 1957), а в первом полугодии 1958 г. по всей Киргизии принято 14 живых зверей. За 40-е и 50-е годы Пржевальская база Зооцентра в Киргизии приняла 375 живых барсов, или в среднем 18 зверей в год. Таджикская база Зооцентр, находящаяся на восточном Памире, за десять лет (50-е) годы приняла 50 барсов. В отдельные годы она заготавливает до 10 зверей.

На мировом рынке ирбисы всегда пользуются спросом и ценятся дорого. И на месте живой зверь стоит несколько сотен рублей. Хотя снежный барс стал известен в Европе еще в конце XVIII в., с живыми зверями там впервые познакомились лишь в 1872 г., когда генерал-губернатор Кауфман прислал из Туркестана в Московский зоосад пару молодых зверей.

Вред, причиняемый этим хищником животноводству в Казахстане, не имеет практического значения. В районах, где много скота и ирбис обычен, в год бывает не больше 1-2 случаев их нападений, главным образом на отбившихся овец и коз (Слудский, 1939). Мало он вредит животноводству и в в Киргизии, где особенно обыкновенен (Кузнецов, 1948; Д. П. Дементьев и др., 1956). На человека не нападает, даже будучи ранен. Известны лишь нападения бешеного и очень истощенного старого зверя (см. выше).

Живыми ирбисов ловят, устанавливая на их тропах и переходах крупные капканы с обмотанными кошмой дугами или петли из стального троса. Петля обычно ставится в комбинации с небольшим капканом со слабыми пружинами. Насторожив и поставив капкан, сверху над ним помещают петлю, свободный конец которой крепят к пружку из прочного и гибкого шестика или очипу. Ирбис, попав лапой в капкан, одновременно спускает насторожку петли, которая быстро затягивается пружком или очипом, поднимая при этом зверя за лапу на воздух, но так, чтобы он касался задними конечностями земли. Чтобы петля не ранила ногу зверя, на ней делают ограничитель, не дающий ей сильно затягиваться. Барс, попав в капкан, обычно делает 1-2 броска, а затем сидит в нем смирно, не бьется и не уходит, если даже у него защемлены всего 1-2 пальца.

Рис. 154. С пойманным снежным барсом. Тянь-Шань. Март 1959 г. (фот. А. Гречера)
Рис. 154. С пойманным снежным барсом. Тянь-Шань. Март 1959 г. (фот. А. Гречера)

Из капкана или петли ирбиса берут живым следующим образом: один охотник заходит вперед к голове зверя и отвлекает его внимание. В то же время другой подходит сзади, набрасывает на него шубу или чапан и наваливается сверху, стараясь поймать за голову. Затем ему связывают лапы и завязывают пасть, вставляя в зубы палку (сострунивают), после чего освобождают из капкана или петли. Иногда, подойдя к пойманному зверю, ему накидывают на шею и одну из лап петлю, прикрепленную к палке ("икрюк"), после чего начинают уже связывать. Нередко охотники, подойдя к пойманному зверю, поступают иначе. Один из них заходит вперед и отвлекает внимание зверя или сует ему в пасть палку, другой же, улучив подходящий момент, хватает зверя за хвост и с силой дергает на себя. Растянутому таким образом зверю быстро накидывают на голову шубу, телогрейку или кошму, чтобы временно ослепить его. Ослепленный зверь затихает и его в это время легче связать. Связанного и соструненного зверя приторачивают к седлу на лошади, несут на спине (молодого) или тащат на волокуше из веток до станка, где помещают во временную клетку.

В настоящее время известно несколько охотников, успешно ловящих снежного барса описанными способами, среди них в Иссык-Кульской области (Киргизия) широко известен охотник, поймавший до 30 ирбисов (Беренс, 1957), в Таджикистане (в Мургабском районе) славится барсолов, поймавший уже около 60 зверей, и др. Изредка ирбисы попадают в капканы, поставленные на козлов или архаров. При случайных встречах ирбиса бьют из винтовки. По первому снегу за ним иногда охотились с собаками, кроме того, в начале текущего столетия ирбисов добывали с помощью стрихнина.

В общесоюзном стандарте на пушнину шкуры ирбисов называют "барсом". Шкуры идут на ковры, полости, женские шубы, реже дохи, воротники и др.

Долгое время, по недоразумению, ирбиса считали опасным, вредным хищником, поэтому охота на него разрешалась круглый год и любыми способами. За добычу ирбиса выдавали премию. В действительности же, как было сказано выше, вред, причиняемый им животноводству и охотничьему хозяйству, ничтожен, а для человека он совершенно не опасен. В то же время ирбис является украшением наших гор и как весьма специализированная дикая кошка представляет большую научную ценность. На мировом рынке живые ирбисы всегда пользуются спросом и их продажа - доходная статья зооэкспорта.

Очевидно, безрассудное истребление этого зверя следует повсеместно прекратить. Необходимо запретить добычу ирбиса в течение круглого года на Тарбагатае, Сауре, Алтае и Саянах. В Таджикистане, Узбекистане, Киргизии и Казахстане необходимо запретить стрельбу ирбиса, разрешив лишь его ловлю для зооэкспорта в период с октября по февраль включительно.

В Киргизии еще в 1950 г. ирбис из списка хищников, подлежащих истреблению, исключен; охота на него запрещена совершенно, разрешается лишь ловля живых зверей. В этой же республике запрещена поимка котят и разорение логовищ с детенышами. (А. С.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Британские ученые нашли пользу от бобров

Гепарды получили возможность быстро бегать благодаря строению внутреннего уха

Серые крысы способны действовать по принципу «услуга за услугу»

Американская летучая мышь способна замедлять сердцебиение в пять раз

Биологи выяснили, зачем жирафам длинные шеи

Калифорнийские белки тщательно сортируют свои запасы

Чувствительные гиганты: что вы знаете о слонах

Поедание почвы защитило пищеварение обезьян

10 животных, которые вымерли за последние 10 лет

Узкая пищевая специализация бывает эволюционно невыгодной

Десять интересных гибридных животных




© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://animalkingdom.su/ 'AnimalKingdom.su: Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100