НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  ССЫЛКИ  КАРТА САЙТА  О НАС


предыдущая главасодержаниеследующая глава
Полосатая гиена. Hyaena hyaena Linnaeus, 1758

1758. Canis hyaena. Linnaeus. Systema Naturae, ed. X,l,p.40. Горы Бенна, Ларистан, южный Иран (не Индия, как считал Огнев, 1931 и др.).

1777. Hyaena striata. Zimmermann. Spec. Zool. Geogr., p. 366. Переименование hyaena Linnaeus.

1820. Hyaena fasciata. Thunberg. Sv. Vet. Akad. Handl., I, p. 59. Переименование hyaena Linnaeus.

1844. Hyaena vulgaris indica. Blainville. Osteogr. Mamm., 2, pi. 6. Индия.

1905. Hyaena vulgaris zarudnyi. Satunin. Сатунин. Известия Кавк. музея, 2, стр. 7. Нижнее течение р. Каруна, юго-вост. Иран.

1905. Hyaena bokharensis. Satunin. Сатунин. Ibidem, 2, стр. 8. "Восточная Бухара" (южный Таджикистан).

1905. Hyaena bilkiewiczi. Satunin. Сатунин, Ibidem, 2, стр. 9. Окр. Ашхабада.

1905. Hyaena vulgaris satunini. Matschie. Sitzungsber. Ges. naturf. Freunde Berlin, p. 363. Закавказье. (В. Г.).

Диагноз

Единственный вид рода в СССР.

Описание

Гиена несколько напоминает на первый взгляд волка или большую собаку, но имеет весьма характерную и своеобразную внешность (рис. 3). Туловище довольно массивное, но короткое, на высоких ногах. Передние ноги значительно выше задних, отчего тело в холке приподнято, а круп значительно ниже, спущен и спина поката. Высокая холка частью зависит не только от разницы в длине ног, но и от сильного развития остистых отростков соответствующих позвонков и от гривы, идущей по спине. Ноги относительно тонкие и слабые, передние заметно искривлены в запястной области. Голова сидит на толстой и довольно длинной, но мало подвижной шее, тяжелая и массивная, с небольшой, заметно притуплённой, лицевой частью. Глаза небольшие, уши очень крупные, широкие и высокие, на вершине приостренные. Они поставлены широко и направлены круто вверх (не "развешаны" в стороны) и несколько вперед. Ноги имеют характерные для всех гиен объемистые подушечки и сильные, но короткие и тупые, как бы обрубленные на концах когти. Хвост не длинный, концевые волосы его не заходят за пяточный сустав.

Рис. 3. Полосатая гиена, Hyaena hyaena Linn. (рис. А. Н. Комарова)
Рис. 3. Полосатая гиена, Hyaena hyaena Linn. (рис. А. Н. Комарова)

Мех по размеру зверя зимой довольно длинный и более или менее ровный, но по хребту от затылка до корня хвоста тянется узкая, но пышная грива из длинных упругих волос. Грива обычно "развалена", но в известные моменты волосы ее могут становиться более или менее вертикально, и она поднимается. Длинными волосами покрыт и хвост, выглядящий косматым. Мех, вообще говоря, грубый, местами как бы щетинистый и сильно различается по сезонам. Зимой он довольно густ, относительно мягок, в нем хорошо развит подшерсток, и волосы длинны. Остевые на туловище (бока) в это время имеют длину 50-75 мм, волосы гривы 150-225 мм, хвоста около 150 мм. Летом волосы очень грубые, гораздо короче, чем зимой, редкие и подшерстка нет, но грива большая.

Общий тон окраски зимнего меха обычно светлый, грязно-буровато-серый или грязно-серый. Волосы гривы имеют широкие чисто-черные или с легким буроватым тоном концевые части и почти столь же широкие светло-серые или почти белые основные. В основной половине намечаются небольшие потемнения, чередующиеся с более светлыми участками; их бывает до четырех (рис. 4).

Рис. 4. Полосатая гиена в зимнем меху. Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Декабрь 1961 г. (фот. Ю. К. Горелова)
Рис. 4. Полосатая гиена в зимнем меху. Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Декабрь 1961 г. (фот. Ю. К. Горелова)

Морда до глаз и подбородок темные, серовато-бурые, буро-серые или черные, верх головы и щеки светлее, обычно грязно-бурые или серовато-бурые. Уши очень темные, почти черные. Не только по внутренней, но и наружной поверхности они покрыты чрезвычайно редким мехом, и цвет их создается окраской кожи. По краю ушей волосы несколько более густые, белого цвета. На горле и по передней части шеи снизу располагается большое черное пятно, отделенное от подбородка светлой полосой. С боков темное поле поднимается на заднюю часть щек; над ним на щеках имеются отдельные черные пятна. Темные пятна располагаются также непосредственно впереди лопаток, отдельные пятна и короткая темная полоса находятся у гривы на холке, и довольно длинная полоса тянется от гривы через плечо вперед и вниз.

Передние ноги, вплоть до запястья как с наружной, так и с внутренней стороны покрыты небольшими темными пятнами и поперечными полосами. Кисть темных отметин не имеет и обычно светлее, чем основной тон окраски конечности. На боках располагаются неясно очерченные темные вертикальные полосы или ряды расплывчатых пятен, или комбинация того и другого; их обычно четыре. По наружной стороне бедра проходит несколько (3-4) вертикально-наклонных хорошо обозначенных темных полос, переходящих в нижней части ноги (до пятки) в поперечные полосы. Ниже пятки на ногах расположены лишь пятна. Окраска темных полос и пятен буровато-черная. Брюхо грязно-серое с небольшим количеством бледных пятен; они находятся также и на внутренней стороне бедер. Волосы верхней поверхности хвоста той же окраски, как и волосы гривы. Они имеют черные концы, но не несут поперечных темных зон в основной светлой части. Конец хвоста черный, нижняя поверхность его белая.

Описанная окраска как в отношении цвета основного фона, так и интенсивности темного узора, частью числа и расположения пятен, четкости полос и тому подобного подвержена большой индивидуальной изменчивости. Так, общий тон фона изменяется от довольно темного со значительной примесью бурого до соломенного и даже почти грязно-белого. Мех сильно меняет окраску и в зависимости от снашивания и выцветания, поэтому она более насыщена, когда мех свежий. Перед линькой и во время нее окраска особенно тускла и бледна, в частности черные тона в это время могут превращаться в бурые и коричневые.

Полового диформизма в окраске нет, сезонный довольно значителен. В летнем коротком мехе тон полос и пятен более чистый черный, более определенно выражены полосы и окраска их выглядит контрастнее и ярче.

Недавно родившееся животное покрыто шелковистым мехом и не имеет никаких признаков гривы и удлиненных волос на хвосте. Общий основной цвет окраски белый, морда серая, по спине широкая темная полоса, исчезающая на холке и крестце. Хвост весь белый. От лопатки до крестца располагается узор из резко ограниченных восьми вертикальных черных полос; между полосами лежат отдельные пятна. Черная полоса идет и по верху шеи (индийские звери; Покок, 1941).

У анального отверстия самца имеется довольно обширный мешок, лишенный волос, в который на некотором расстоянии выше отверстия открываются большие анальные железы; многочисленные дополнительные крупные сальные железы занимают верхнюю часть между отверстиями анальных желез и кнаружи от них. Мошонка маленькая, покрыта голой кожей и расположена непосредственно у голого участка, окружающего анальное отверстие. Половой член длинный, препуциальная складка расположена далеко впереди. Наружный половой аппарат самки нормальный, вульва находится непосредственно у голого прианального поля, от которого она отделена узкой полоской кожи с волосами. Большие анальные железы открываются на прианальном поле выше анального отверстия (Покок, 1941).

Сосков 3 пары.

Череп в главных чертах вполне типичный для семейства и рода, в частности вследствие упомянутого очень сильного развития сагиттального гребня очень высокий - высота в области слуховых барабанов составляет около половины кондилобазальной длины черепа, как и высота носового отдела (вместе с нижней челюстью). .Морда короткая и широкая - лицевая длина почти равна мозговой или короче ее. Заглазничные отростки сильно развиты, имеют шероховатую поверхность. Лобная площадка между ними выпуклая (рис. 5).

Рис. 5. Череп полосатой гиены, Hyaena hyaena Linn. (рис. В. Н. Ляхова)
Рис. 5. Череп полосатой гиены, Hyaena hyaena Linn. (рис. В. Н. Ляхова)

Передняя и нижняя поверхности глазницы окаймлены валиком, на скуловой дуге высокий выступ, направленный к надглазничному отростку и вместе с ним ограничивающий глазницу сзади - снизу и сверху. В целом глазница, хотя и неполно, но в значительной степени - больше, чем у других наших хищников (кроме кошек) - замкнутая. Конец переднего выступа лобных костей обычно доходит до заднего выступа межчелюстных. Передний край носовых костей в виде глубокой вырезки. Слуховые барабаны высокие (выпуклые), резко понижающиеся и суживающиеся кпереди; их оси лежат под углом друг к другу. Небо длинное, но широкое - расстояние между задними краями хищнических зубов больше половины длины неба. На угловом отростке нижней челюсти глубокое вдавление (место крепления мощных мышц). Парокципитальные отростки очень большие и массивные.

Характеристику зубной системы см. выше при описании рода.

Измерений "в мясе" наших гиен нет. Размеры индийских зверей (5 взрослых самцов и 5 взрослых самок; по Пококу, 1941) следующие: длина тела самцов 99,0-109,5 см, самок 95,5-108,0 см; длина хвоста самцов 27,0-34,0 см, самок 27,0-30,0 см; длина задней ступни самцов 20,0-21,5 см, самок 19,0-22,5 см, высота уха у самцов 15,0-16,5 см, самок 13,7-15,8 см; высота в плечах самца (1) 75 см, самки (1) 65 см.

Кондилобазальная длина черепа самцов (9) 210-220 см, самок (9) 202-220 см; скуловая ширина самцов 149-164 мм, самок 147-155 мм; межглазничная ширина самцов 47-50 мм, самок 44-55 мм; заглазничная ширина самцов 35-39 мм, самок 35-40 мм (Индия; По кок, 1941).

У гиен из Средней Азии (9) и Закавказья (1; без разделения по полу) кондилобазальная длина 204-224 мм, скуловая ширина 143-160,2, мм, межглазничная ширина 44,1-51,7 мм, заглазничная ширина 32,2-39,9 мм, мастоидная ширина 74,1-90,2 мм (Огнев, 1931; материалы ЗММУ). Кондилобазальная длина взрослой самки из южной Туркмении (Пуль-и-хатум на Теджене) 221,0 мм, скуловая ширина 157,7 мм, межглазничная ширина 45,9 мм, заглазничная ширина 36,5 мм, мастоидная ширина 81,8 мм (В. Г. Гептнер).

Вес самцов около 38,5 кг, самок около 34 кг (Индия; Покок, 1941). Существенной половой разницы в размерах, по-видимому, нет. (В. Г.).

Систематическое положение

Полосатая гиена близка к другому виду рода, африканской бурой, или береговой, гиене, Н. brunnea. Череп ее крупнее, и зубная система мощнее, чем у нашего вида; по этим свойствам бурая гиена может считаться несколько более специализированной формой. Тело покрыто более длинным мехом, грива обозначена менее ясно, вся окраска темная, и полосы выделяются слабо. (В. Г.).

Географическое распространение

Открытые, главным образом засушливые пространства Индии, Передней Азии и Африки, кроме ее южной половины.

Ареал в СССР (восстановленный) занимает крайний юг страны на Кавказе и в Средней Азии и состоит из двух отдельных частей - кавказской и средне-азиатской. Они соединяются между собой на юге за пределами СССР. Ареал у нас представляет собой самую северную окраину видового ареала (рис. 6).

Рис. 6. Восстановленный ареал полосатой гиены в СССР. В. Г. Гептнер
Рис. 6. Восстановленный ареал полосатой гиены в СССР. В. Г. Гептнер

На Кавказе ареал занимает равнины и области предгорий и низких холмов восточного Закавказья и имеет сложные очертания. В него входит вся горная часть долины Аракса и прилежащее низкогорье (гиена отмечена у Мегри, Нахичевани), Ереванская котловина на запад до Эчмиадзина и до Сурмалы на Араксе к юго-западу от Эчмиадзина. Далее гиена распространена в Муганской степи, в Сальянской и Ленкоранской низменностях и в Талышских горах, где доходит до высоты 2000 м над уровнем моря.

Севернее ареал гиены занимает пространства по Алазани, Иоре и Куре, включая Ширакскую (между Иорой и Алазанью) и Аджиноурскую (левобережье Куры ниже устья Алазани) степь (Шеклинское и Карталинское плоскогорья) и простирается до Караязского леса (несколько восточнее Тбилиси) и почти до Тбилиси, занимает полупустынные места в области правых притоков Куры к югу от Акстафы (Иджеванский и Шамшадинский районы Армении). На север ареал простирается до предгорий Главного хребта и захватывает их, на юго-запад до предгорий и нижнего пояса Карабахского хребта (Агдам и другие места).

Закавказский участок ареала занимает Апшеронский полуостров и узким мысом по береговой полосе Каспийского моря протягивается на север до области между Дербентом и Махачкалой - во всяком случае до низовьев Самура или немного севернее. По Самуру гиена доходила до Ахты. По каспийскому побережью имели место, по-видимому, главным образом заходы, возможно, связанные с особыми обстоятельствами (военные действия в первой половине прошлого века). Указан случай захода до Орджоникидзе (Владикавказ), что сомнительно. Сведения о проникновении к Новороссийску несомненно ошибочны.

В Средней Азии гиена встречается по Атреку, по-видимому, не доходя, однако до самого моря, в пустыне к северу от реки (Мессерианская пустыня), занимает весь Копетдаг, его предгорья и непосредственно прилежащую с севера равнину, однако избегает самых высоких частей гор. В Большом Балхане гиены в настоящее время нет, но, возможно, что она там обитала в прошлом. Определенных сведений об этом, однако, не имеется. Сведения об обитании по Узбою (Дементьев, 1955) весьма сомнительны. Восточнее ареал занимает долину Теджена к северу, по-видимому, до г. Теджена (возможно и ниже), долину Мургаба, очевидно, до нижнего течения, и все пространство между верхними отрезками течений Мургаба и Теджена (Бадхыз и Ченгурецкие горы), область Карабиль, лежащую на юге между Мургабом и Амударьей и юго-восточные Каракумы по крайней мере до Каракумского канала на север (урочища Зенкуш, Недер-Белент, Керт-кую, Айтыш-кую и др.). Таким образом в юго-восточной Туркмении гиена идет далеко в глубь песков, хотя обычно встречается по их окраинам.

На правом берегу Пянджа и верхней Амударьи ареал занимает довольно значительный участок в области равнин, предгорий и низких гор от названной реки на юге до предгорий Гиссарского хребта на севере. На востоке границу ареала здесь образуют предгорья Дарвазского хребта и его южных отрогов. Она, по-видимому, идет немного восточнее 70° в. д. или по нему через районы Куляба, Муминабада, Бальджуана и район Сарыхосора. Отсюда по предгорьям Гиссарского хребта она направляется на запад сначала через восточную часть Гиссарской долины (район Орджоникидзеабада), далее через районы Душанбе и б. Октябрьский к Сыры-ассия в верхнем течении Сурхандарьи, вероятно же пересекает долину этой реки еще несколько севернее. Отсюда граница идет, захватывая юго-восточные низкогорные отроги Гиссарского хребта и Кугитангтау и выходит к Амударье южнее этого горного массива - у Келифа. Точные данные о нахождении гиены непосредственно по Амударье относятся к району Термеза и низовьям Ширабаддарьи. Она отмечалась в долине Амударьи у Чарджоу и Фараба. Вероятно, это заходы с юга по долине реки.

Описанный для Средней Азии естественный ареал в общем остается таким и в настоящее время. На Кавказе же главным образом за XX столетие и особенно за последние 30-40 лет он изменился очень сильно, и гиена здесь исчезла почти совсем. Уже в 30-х годах она в небольшом числе встречалась только в некоторых слабо населенных местах западного Азербайджана и восточной Грузии и (также и позже) на Карталинском плоскогорье (в районе г. Удабно к юго-востоку от Тбилиси) и, вероятно, Талыша. В 50-х годах (Ф. Ф. Алиев) на территории Азербайджана единичные звери (всего 4) добыты в Евлахском (на Куре), Агджабединском (Мильская степь) и Гадрудском (юг Карабахского хребта) районе. На 1968 г. гиена встречалась в пустынных холмах Аджинаурской степи (к востоку от нижней Алазани), Карталинского и Иорского плоскогорий, в долине Аракса в пределах Нахичеванской АССР, единичные особи под Шемахой и в Карабахе (б. Агдамский и Фузулинский р-ны). По другим данным (Алекперов, 1966), гиены в юго-западном Азербайджане не было уже в начале 50-х годов. По-видимому, очень редко она еще попадается в Ширакской степи (1969, Цители-цкаро; А. Б. Арабули). Полное исчезновение гиены из Закавказья, по-видимому, вопрос ближайших лет. Заходы из Ирана на крайний юг Закавказья еще долго могут иметь место.

Причиной исчезновения зверя лишь частично может быть прямое преследование (гиену на Кавказе обвиняют в похищении детей). Главная причина, очевидно, заключается в общем изменении природных условий, в частности, в уменьшении, частью исчезновении копытных животных, прежде всего джейрана и отчасти крупных хищников, и в изменении характера скотоводства*.

* (Ареал по Богданову, 1873; Диннику, 1914; Сатунину, 1915; Султанову, 1930; Огневу, 1931; Левиеву, 1939; Гепнер и Формозову, 1941; Верещагину, 1942, 1947, 1959; Далю, 1954; Секунову и др., 1956; Гепнеру, 1956; Чернышеву, 1959; Нур-Гельдыеву, 1960; Ишунину, 1961; Алексперову, 1966; и другими и по неопубликованным материалам В. Г. Гептнера и Ф. Ф. Алиева)

По некоторым данным (Пидопличко, 1951), в четвертичное время современный вид или близкие к нему формы были широко распространены в Европе - остатки их обнаружены в Ирландии, Англии, Бельгии, Франции, Испании, Португалии, Италии, Швейцарии, Германии, Венгрии, Чехословакии и Польше, а на территории СССР - в Крыму, в Тернопольской, Днепропетровской и Одесской областях, под Киевом, в Татарии, на Кубани и на Южном Урале. В Азии за пределами современного ареала плейстоценовые гиены известны из района Минусинска, Красноярска, с Алтая и из Забайкалья, Монгольской Народной Республики и Китая.

Большинство этих указаний, по-видимому, однако, относятся к пещерной гиене (Crocuta spelaea), и остатки полосатой гиены известны только из палеолитических пещер Палестины, Марокко, Алжира, Португалии. Плейстоценовые находки во Франции считаются мало достоверными, сомнительна и прямая связь плиоценовой гиены Англии с современным видом. По этим данным (Верещагин, 1959), нигде на Русской равнине, в Крыму, на Кавказе и в Сибири остатков полосатой гиены не найдено, и они известны только из палеолита к югу от Самарканда.

Ареал вне СССР (восстановленный) в Азии занимает Аравийский полуостров, включая присредиземноморские части его, Малую Азию, Ирак, Иран, Афганистан (кроме более высоких частей Гиндукуша), Белуджистан и весь Индостан к северу до нижнего Кашмира, Непала и Нижней Бенгалии. На востоке ареал не захватывает Ассам, Бутан и Бирму. К югу он простирается до холмов Нилгири или даже до мыса Коморина. На Цейлоне гиены нет.

В Африке полосатая гиена распространена в северной части этого материка, кроме глубоких центральных частей Сахары и Ливийской пустыни, по югу Сахары, начиная от Асбена (около 19° с. ш.), в Судане, Эфиопии (Абиссинии), Сомали, Уганде, Кении и северной Танганьике. В настоящее время в некоторых частях ареала (Египет) гиена уже истреблена (рис. 2). (В. Г.).

Географическая изменчивость

Географическая изменчивость гиены, несмотря на то, что описано довольно много форм (около 24 имен) незначительна. Во всяком случае, те "виды" и "подвиды", которые описаны из пределов СССР и из Индии и Ирана, не состоятельны, и по всей Индии и большей части, если не всей, Передней Азии живет лишь одна форма. Ее отличия от других, прежде всего смежных рас в нужной мере не выяснены, и здесь она принимается в значительной степени условно как номинальная. У нас, таким образом, обитает один подвид:

Азиатская полосатая гиена, Н. h. hyaena Linnaeus, 1758 (syn. striata, indica, zarudnyi, bokharensis, bilkiewieczi, satunini).

Приведенное выше описание относится к этой форме.

Закавказье (ныне почти истреблена), юго-западная и южная Туркмения, равнинные и слабо приподнятые области правобережья Пянджа и верхней Амударьи от Дарвазского хребта до Кугитангтау.

Вне СССР - азиатская часть ареала, кроме южной части Аравийского полуострова (форма syriaca, очевидно, не отличается от номинальной).

* * *

Вне пределов нашей страны обычно принимаются следующие формы: 1) Н. h. syriaca Matschie, 1900 - Сирия; 2) Н. h. sultana Pocock, 1934 - юго-восточная часть Аравийского полуострова; 3) Н. h. vulgaris Desmarest, 1820 - Египет и Северная Африка до восточного Алжира; 4) Н. h. barbara Blainville, 1844 - западный Алжир и Марокко; 5) Н. h. dubbah Meyer, 1791 - Судан, Сомали, Кения, северная Танганьика.

Географическая изменчивость вида, очевидно, требует ревизии. (В. Г.).

Биология

Численность. На западе своего ареала в пределах Советского Союза в конце прошлого столетия гиена была крайне редкой на юго-западном побережье Каспийского моря и в близлежащих горах, заходя на север до Дербента и Дешлагара (Полетика, 1911; Динник, 1914; Гептнер и Формозов, 1941).

В восточном и южном Закавказье этот хищник встречался чаще, но везде спорадично. В 60-х годах прошлого столетия он был "обыкновенен" по долине Куры и прилежащим к ней невысоким горам на запад до Тифлиса (Тбилиси). В те годы гиен довольно часто добывали под Тифлисом, Ереваном и Нахичеванью (Радде, 1899). В Махатских горах близ Тбилиси гиены считались еще "очень обыкновенными" в 80-х годах. Они были обычными в то время и в Караязах. В начале текущего столетия численность гиен в этом районе сильно сократилась и они исчезли, например, в окрестностях Тбилиси, но были еще "довольно обыкновенны" в Ширакской степи и Геокчайском, Эчмиадзинском и Сурмалинском уездах. Единицами встречались в Зангезуре, около Ордубата, близ Сальян, в низовьях Куры и на Талышинских горах по границе с Ираном (Динник, 1914; Сатунин, 1915).

Начиная с 30-х годов текущего столетия, численность гиены в Закавказье продолжала быстро сокращаться и во многих районах зверь исчез, уцелев единицами лишь на Щекинском и Карталинском плоскогорьях в Ширакской и Аджиноурской степях (Верещагин, 1947, 1959) и в некоторых других районах восточной части Грузии и Азербайджана. В 1959 г. гиену добыли в Азербайджане в горах Бурун-Гувах в Сафаралневском районе, где она раньше будто бы не встречалась (Епископосян, Бабакевхян, 1959). В Армянской ССР в первой половине XX в. гиена встречалась крайне редко, В 1925 г. она наблюдалась в окрестностях Навру злу (Арташатский район). Позднее одна добыта в Шамшадинском районе (Даль, 1954).

К 1970 г. в Закавказье полосатая гиена единицами еще встречалась в Аджиноурской степи, на Карталинском и Морском плоскогорьях, а также в долине Аракса в Нахичеванской АССР. Наблюдалась и добывалась она как большая редкость также в Гобустане, под Шемахой и в Карабахе (Агдамский, Агджабединский, Ждановский, Фазулинский и Джабраильский р-ны) (Алиев, 1971). Известны случаи ее появления и в других местах. В 1962 г. гиена встречена в боздагах (предгорьях) в окрестностях Геок-чая,в 1964 г. в Нахичеванской АССР между селениями Ханагя и Казанчи, в 1967 г. в Аджинаурской степи, в Ну- хинском районе, в окрестностях селения Кичик-Дахна, летом 1969 г. в Талыше, в Зуванде, близ селения Госмальян Лерикского района. Там изредка попадаются единичные особи (X. М. Алекперов). О крайней редкости гиены на Талыше, в Зуванде писали и раньше (Бурчак-Абрамович, Мамедов, 1966).

Общая численность гиены в Закавказье на 1968 г. определялась менее чем в 150-200 особей (Алиев, 1971). В восточной части Грузии она находится "на грани исчезновения" (Арабули, 1970). В Закавказье с 1930 по 1940 г. добыто 26 гиен, а с 1940 по 1950 г. не более 5-6 (Верещагин, 1959). С 1951 по 1958 г. на территории Азербайджана добыли лишь 4 гиены, из них две в Евлахском р-не, одну - в Агджабедииском и одну - в Гадрудском (Алиев, 1971). За последние же 12 лет в Азербайджане шкуры этого хищника в заготовки не поступали совершенно, хотя несколько зверей в это время все же были добыты (X. М. Алекперов).

В юго-западной Туркмении гиена в небольшом числе и весьма спорадично встречается в долине Атрека и изредка доходит до побережья Каспийского моря. Например, близ Кара-Дегиша и Чалаюка гиена наблюдалась всего несколько раз в районе оз. Большое Делили, бугров Кара-Баба и Каялыджа. В этих местах ее встречали до 1913 г., затем между 1917-1922 гг. и один раз- в 1941 г. Близ Гасан-Кули две гиены добыто в 1938 г. и одна - в 1941 г. Здесь по 1-2 зверя убивали и в следующие годы. Несколько чаще гиена встречается на Мессерианском плато (к северу от нижнего Атрека; Дементьев, 1945, 1955; Самородов, 1953).

В Копетдаге и его предгорьях гиена была немногочисленна, но встречалась повсеместно, выходя даже на предгорную равнину. Указания некоторых авторов прошлого столетия (Радде и Вальтер, 1889; Зарудный, 1890; Варен- цов, 1894) на ее редкость здесь едва ли справедливы и для того времени, или это было временным явлением. В 900-х и 10-х годах зверь был обычен и встречался близ самого Ашхабада - в Гиндоварском ущелье и у аула Багир (сведения В. Г. Гептнера от С. И. Билькевича). В 20-х, 30-х и даже 40-х годах она была обыкновенна, хотя и немногочисленна, по всем горам Копетдага и именно отсюда она, может быть, и заходила на Узбой. В конце 20-х годов в предгорьях к востоку у Ашхабада почти на равнине были выводковые норы гиен (В. Г. Гептнер).

Гиена была редка на большей части территории бассейна Мургаба, особенно в его северной части (Флеров, 1932). В конце 30-х и в 40-х годах на верхнем Мургабе и по Кушке она, однако, была достаточно обычна и в Сары-Язы ежегодно в заготовку поступало несколько шкур (в 1942 г. около 10) (В. Г. Гептнер). В 50-х годах гиена стала и на севере относительно обычной. Например, один охотник из Байрам-Алийского района за несколько лет добыл 18 гиен и только за зиму 1957/58 гг.- 4 (Клещинов, 1958).

На самом юго-востоке Туркмении в Бадхызе гиена еще недавно была "вполне обыкновенное животное". Нередко она встречалась и в районах, прилегающих к Бадхызу с севера, северо-востока (возвышенность Карабиль) и востока. В окрестностях Кала-и-мора на р. Кушке ежегодно ловили нескольких гиен. Обычной она была и в горах Гязь-Гядык у Теджена и по Теджену у Серахса и выше и ниже его (Гептнер, 1956).

К 1962 г. в Бадхызе и прилежащих районах гиена была уже довольно редкой в низких холмах: при ежедневных экскурсиях в течение 47 дней гиена встречена лишь один раз. Шесть найденных нор оказались нежилыми (А. А. Слудский). В невысоких же горах Гязь-Гядык этот хищник был не особенно редким (Ю. К. Горелов).

К 1970 г. гиена стала редка и в восточной части Каракумов близ Каракумского канала, где в 40-50-х годах текущего столетия она держалась в ряде урочищ [Зенкуш (Ленгыч), Недер-Белент, Керт-Кую, Айтыш-Кую и других] и была "обычным представителем" крупных хищников (Секунова и др., 1956; Нур-Гельдыев, 1960).

За последние 12 лет (до 1971 г.) в Туркмении заготовлена лишь одна шкура гиены, добывали же их, по-видимому, больше, но шкуры из-за очень низкой цены в заготовки не поступали. В целом в Туркмении в последние 40-50 лет численность гиены и ее колебания зависят от численности копытных, прежде всего архара и джейрана, а также волка, который режет этих копытных. Исчезновение джейрана и падение численности горного барана в последние десятилетия определяют и судьбу гиены (В. Г. Гептнер).

Гиена была редка в долинах, в предгорьях и на невысоких горных хребтах в юго-западной части Таджикистана еще в 30-50-х годах (Флеров, 1935; Чернышев, 1958). В 60-х гг. численность ее там сократилась еще больше. При наблюдениях за хищными зверями в ночное время на водопоях и у привад в течение трех лет гиена на хр. Каршитау (Коктау) у Кокташа в Ленинском районе была встречена всего дважды (Арутюнов, 1964). На северном склоне этого же хребта (Самбули) гиену наблюдали в сентябре 1969 г. и на его южном склоне (Ляур) в сентябре 1970 г. (А. К. Ковалев). В 1967 г. молодая самка добыта на хр. Бабатаг (Исамбай) (А. И. Кирхаджи). Гиену несколько раз видели и на хр. Гаруа-Ниушти, в сентябре 1965, 1966 и 1967 гг. (Дагана-Киик, Исамбай; А. К. Ковалев). В Таджикистане ежегодные заготовки гиены в 1932-1949 гг. не превышали 5-12 шкур. В 1949-1960 гг. 3 гиены пойманы живыми (Д. П. Дементьев). С 1953 по 1963 г. было сдано заготовителям всего 5 шкур, добытых в Орджоникидзеабадском (1955 г.), Куйбышевском и Дангаринском (1960 г.) и в Пянджинском районах (1963 г.). С 1964 по 1970 г. шкуры гиены в заготовки не поступали совершенно.

В Узбекистане гиена была редка в низовьях р. Ширабад, в Ширабадском районе, а в соседнем Термезском районе будто бы "во множестве населяла" берега Амударьи (Султанов, 1939), что очень сомнительно. Редка гиена по Сурхандарье и прилежащим горам. Севернее и восточнее гиены уже нет. В 50-е годы в Узбекистане это был "очень редкий, исчезающий" зверь (Ишунин, Лустин, 1959).

Рис. 7. Ущелье в горах Гязь-Гядык (Туранговое в ур. Керлек) - место обитания гиены и архаров (Ovis ammon cycloceros). Здесь же барс, волк. По склонам ущелья деревья фисташки (Pistaeia vera) Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 7. Ущелье в горах Гязь-Гядык (Туранговое в ур. Керлек) - место обитания гиены и архаров (Ovis ammon cycloceros). Здесь же барс, волк. По склонам ущелья деревья фисташки (Pistaeia vera) Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского)

Очевидно, что в настоящее время гиена малочисленна в большинстве мест на юге Туркмении в районах, граничащих с Афганистаном и Ираном. В Закавказье, на юго-западе Таджикистана и юго-востоке Узбекистана гиена редка, и численность ее быстро сокращается. В скором времени она будет там истреблена, особенно в Закавказье и Узбекистане.

Вне пределов Советского Союза гиена довольно редка в северной части Ирана и Афганистана и в Иране. В Белуджистане уже обычна, а в Индостане местами многочисленна (Покок, 1941; Прэтер, 1965; Лей, 1967).

В Африке полосатая гиена теперь редка по ее северной части - в Египте, Ливии, Тунисе, Марокко. В Сахаре отсутствует совершенно. Более обычна в саваннах Центральной Африки, а в восточной ее части местами уже обыкновенна (Судан, Сомали, Кения и др.). В Центральной и Восточной Африке полосатая гиена живет в тех же областях, что и пятнистая (Crocuta crocuta), но там, где последняя обыкновенна, первая редка и наоборот (Роннефельд, 1969).

Места обитания. В Закавказье гиена обитает на холмистых плоскогорьях (Иорское и Карталинское) на участках, занятых нагорной степью, глинистой эфемеровой пустыней или полупустыней, называемых здесь "степями", таких, например, как Ширакская, Муганская и Аджиноурская и других и особенно предпочитает окружающие их пересеченные предгорья (боздаги) с сухими руслами, промоинами и оврагами. Живет также в невысоких глинистых размытых горах с опустыненной или остепненной растительностью, поросших на отдельных участках можжевельником и фисташкой, например на пустынном хр. Боздаг. Местами поднимается в горы до высоты 1800-2000 и 2100 м н. у. м. (Кяльвяз в Талышинских горах; Далидаг близ Истису, Кельбаджарский район Азербайджанской ССР; Ф. Ф. Алиев). Вообще же высоких гор гиена избегает. Не живет она и в обширных лесах, но встречается в небольших рощах, пойменных зарослях у рек, например у Аракса и Куры, изредка в садах и виноградниках. Неоднократно добывалась у побережья моря, например у Взморского поста близ Дешлагара и Дербента (Динник, 1914 ; Сатунин, 1915; Алиев, 1971; X. М. Алекперов).

Рис. 8. Каменная тропа по дну ущелья, используемая гиенами, а также дикобразами, архарами и другими, иногда барсом. Ур. Керлек в горах Гязь-Гядык, Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Февраль 1965 г. (фот. В. Г. Гептнера)
Рис. 8. Каменная тропа по дну ущелья, используемая гиенами, а также дикобразами, архарами и другими, иногда барсом. Ур. Керлек в горах Гязь-Гядык, Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Февраль 1965 г. (фот. В. Г. Гептнера)

В Туркмении гиена обитает по пустынным холмистым предгорьям, изрезанным узкими долинами с редкой древесной растительностью, у чинков, обрывов и по скалистым ущельям, почти лишенным не только древесной и кустарниковой растительности, но и травянистой (Копетдаг, Гязь-Гядык, Бадхыз, Карабиль) (Гептнер, 1956). Она водится также и в глубине гор по всему Копетдагу, реже и только местами встречается в песчаной пустыне Каракум и чаще в зарослях у рек, например в гребенщиках у Кушки и гребенщиковых и тополевых тугаях у Теджена (В. Г. Гептнер).

В юго-восточной Туркмении в Бадхызе (около 850 м н. у. м.) в районах впадин Ер-ойлан-дуз и Намак-Саар, а также на плато Кызыл-Джар гиена живет на сильно волнистой местности, где высокие увалы чередуются с широкими открытыми долинами и более узкими и глубокими промоинами. По этим низинам местами выходят слабосоленые и соленые родники. По верху высоких увалов и на их северных склонах растут крупные одиночные деревья фисташки с кроной в виде темно-зеленого шатра. Супесчаная почва увалов и долин годами сплошь покрыта высоким травянистым ковром из мятлика (Poa bulbosd), пустынной осоки илака (Carex pachystylis) и различных видов полыни. Характерны гигантские бадраны (Ferula badrakema) с цветоножкой толщиной в руку и высотой до 2 м. Местами в годы с хорошими осадками они растут настолько густо, что затрудняют движение человека, а заросли их создают впечатление "леса". На отдельных участках над низким травянистым покровом возвышаются заросли другого крупного зонтичного растения доремы (Dorema Aitchisonii) и более мелкой кузинии, а также кусты кандыма (Colligonum setosum) и черный саксаул. Описанный ландшафт обычно называют полусаванной .

Из позвоночных животных в Бадхызе многочисленны ящерицы различных видов, в том числе варан, степная черепаха. Годами там бывает очень много больших и краснохвостых песчанок, реже встречаются тонкопалый суслик и заяц-песчаник. Еще в 40-х годах здесь были многочисленны джейран и обыкновенный горный баран и кулан. Кругом много отар каракульских овец. На некоторых из этих животных и охотятся гиены или поедают их трупы. Крупные хищники, могущие конкурировать с описываемым зверем - волк, гепард и барс, встречаются редко. На плато Кызыл-Джар в мае 1962 г. за 20 дней ежедневных экскурсий лишь однажды встречена гиена и несколько раз находили ее своеобразные экскременты.

В Бадхызе же гиена живет и в невысоких горах Гязь-Гядыка, изрезанных глубокими распадками с выходами скал из известняка и песчаника. Крутые склоны этих распадков покрыты пустынной осокой и разнотравьем. По ущельям (до самого их низа) северных склонов растут вековые деревья фисташки, со стволами до 1 м в диаметре, а высотой всего в 5-6 м, а по дну их - дикий инжир. В некоторых ущельях есть небольшие родники с соленой водой. В более крупных ущельях, например в Керлеке, вдоль соленого ручья узкой полосой растет тростник. У некоторых родников встречаются следы гиены, которая приходит к ним на водопой, тут же в расщелинах скал этот хищник устраивает свое логово.

Полосатая гиена встречается и в глубокой впадине (до 500 м) Ер-ойлан-дуз, с крутым северным чинком. Рельеф дна ее волнистый. На нем возвышаются невысокие сопки из вулканических пород, сильно уже разрушенных. Центральная часть впадины занята обширными солончаками. По окраинам впадины небольшие заросли белого саксаула, черкеза и др. Травянистый покров из пустынной осоки, полыней и солянок. В этой впадине за однодневную экскурсию было встречено два свежих следа гиен, а в сопках найдены две ее старые норы и логово под навесом скалы*.

* (Данные по Бадхызу по В. Г. Гептнеру, 1956 и неопубликованным материалам А. А. Слудского (1962 г.) и В. Г. Гептнера (1962, 1948 и 1965 гг.))

В юго-западной части возвышенности Карабиль, гиена селится в сильно пересеченных, трудно доступных и безлюдных угодьях (колодцы Шерам-кую, Ших-мулла, Дарваза-кем и многих др.), куда осенью и зимой пригоняют отары каракульских овец (Нур-Гельдыев, 1960).

В Туркмении же гиена обитает в обширной песчаной пустыне, например в юго-восточной части Каракумов, где она обыкновенна в зарослях черного саксаула у колодцев Ленгыч, Недер-Белент, Керт-кую, Айтыш-кую и др., из которых постоянно или в отдельные сезоны поят овец (Секунова и др., 1956; Нур-Гельдыев, 1960). Так, 30/1-1956 г. в песках у колодца Ленгыч в котловине 3x3 км, густозаросшей черным саксаулом высотой 3,5-4 м и толщиной 30-40 см добыта беременная самка гиены. В этом урочище гиены жили более или менее оседло, постоянно наблюдались с 1948 г. (Секунова и др., 1956).

На самом юге Узбекистана и юго-западном Таджикистане гиены держатся примерно в таких же биотопах, как и в Туркмении. Кроме того они здесь регулярно наблюдаются в тугайных зарослях из туранги, джиды (лоха), гребенщика, гигантского злака эриантуса и тростника. Так, у южной оконечности хр. Кугитангтау в невысоких горах Куланашар, обрывающихся у Амударьи, гиена держалась в зарослях гребенщика. Далее к северу этот зверь был обнаружен в горах у кишлака Кызылалма в горной степи с многочисленными богарными и поливными посевами (Зарудный, 1917).

В южных отрогах Гиссарского хребта гиена живет в предгорьях невысоких гор [Бабатаг, Актау, Каршитау (Коктау), Гарда-Ниушти и др.] с крутыми лессовыми склонами, сильно изрезанными ущельями и оврагами, на дне которых иногда вытекают родники с соленой водой. Северные склоны покрыты степной растительностью, южные - полупустынной. На Бабатаге есть фисташковые насаждения. Фауна позвоночных животных этих гор бедная (степные черепахи, кеклики и пустынные куропатки, дикобразы, горные бараны), но там много овец (Арутюнов, 1964; А. А. Слудский; А. К. Ковалев, А. И. Кирхаджи).

В низовьях Вахша в урочищах заповедника Тигровая балка, гиены постоянно живут в пойме, встречаясь в разнообразных типах тугаев. Наиболее возвышенные места поймы, иногда с песчаными дюнами, поросли туранговым лесом из крупных деревьев. Деревья в таком лесу растут редко, подседа и подлеска почти нет, а травянистый покров бедный. Среди ту рангового тугая встречаются небольшие низины и сухие русла, обычно густо заросшие гребенщиком и отдельными деревьями джиды. Обширные низины, затопляемые периодически полой водой, сплошь зарастают гигантским злаком эриантусом, реже огромными кустами гребенщика, образуя почти непроходимые заросли. Пойма Вахша изобилует большими пресными старицами и протоками, берега которых густо заросли тугаем или мощным тростником и рогозом. С запада, почти вплотную к пойме подходят отроги хребта Актау, а с востока песчаная пустыня Кашкакум. Фауна позвоночных животных в заповеднике Тигровая балка очень богата (варан, степная черепаха, черногрудный фазан, многочисленные утки, заяц-песчаник, дикобраз, нутрия, джейран и тугайный олень). Круглый год здесь много крупного рогатого скота и лошадей. В соседней пустыне многочисленны степные черепахи, песчанки, тонкопалые суслики и другие звери, встречающиеся и в пойме. В песках вдоль поймы много овец (А. А. Слудский). В Тигровой балке (46 тыс. га) постоянно живут 2-3 пары гиен (А. И. Кирхаджи).

Близ р. Пяндж гиену встречали в узкой долине между оконечностью бесплодного хр. Такакамар и рекой. В этом месте хрящеватую почву, пропитанную солью и местами засыпанную песком или заваленную камнями, покрывали густые заросли гребенщика (Зарудный, 1917). В долине Амударьи в районе Термеза этот хищник раньше довольно часто встречался в зарослях тростника и в оврагах ближайших береговых террас (Султанов, 1939).

Таким образом, повсеместно в Советском Союзе гиена обитает главным образом в предгорьях, глинистых эфемеровых пустынях южного типа и в нагорных степях, если они имеют расчлененный рельеф и изобилуют сухими руслами, оврагами-саями, обрывами-чинками и пещерами, служащими ей для укрытия. Гораздо реже гиена живет в песчаной пустыне, тугаях и др. Высоких гор и густых, сплошных лесов избегает. Выбор места обитания в значительной степени зависит от обилия кормов и их доступности - трупов и свежих костей диких и домашних копытных, а также их живых особей, степных черепах и других животных.

Гиена, имея плохой волосяной покров из редкой ости и негустого подшерстка, а также большие ушные раковины, почти лишенные шерсти, мало приспособлена к низким температурам воздуха и не переносит морозов ниже - 15-20° С. В связи с этим она распространена к югу от январской изотермы 1°, не поднимается высоко в горы и населяет лишь районы с безморозным периодом 230-270 дней.

По длительности безморозного периода и по сумме положительных температур в Советском Союзе особенно выделяются равнинные и низкогорные районы Закавказья, бассейн Атрека, предгорья Копетдага, долины Теджена и Мургаба, верхняя часть долины Амударьи и низовья Пянджа, Вахша и некоторых других рек (Фрейкин, 1954 и др.). Ареал гиены в пределах нашей страны укладывается в очерченные территории, почти не выходя за их границы. Лишь на западном побережье Каспийского моря, где климат смягчен близостью водоема, гиена проникала на север несколько дальше. Отсутствие гиены в северной половине Каракумов и в среднем и нижнем течении Амударьи объясняется, вероятно, большими морозами и коротким безморозным периодом. На севере Каракумов уже в ноябре бывали морозы до -20° С, в январе температура может падать до -25° С, как исключение и до -33° С. Средняя температура января -2° С. Холоднее всего в дельте Амударьи, где в Нукусе средняя температура января -5,4° С. В ареале гиены у Термеза средняя температура января 1,6° С, а на крайнем юге Туркмении даже 4,7° С. Для областей обитания гиены характерно и отсутствие постоянного снежного покрова.

В Индии, Пакистане, Афганистане, Иране и Африке гиена населяет пустынные открытые пространства, особенно холмистые и изрезанные оврагами. В Африке она обычна и в саваннах. В лесах держится лишь по их опушкам и близ дорог и троп (Покок, 1941; Бурльер, 1955а; Прэтер, 1965). В Иране ее вертикальное распространение достигает 2250-2475 м н. у. м. (Динник, 1914; Лей, 1967).

Питание. Точных данных по питанию гиены в пределах Советского Союза мало. Считают, что повсеместно она кормится падалью, поедая главным образом трупы копытных на различных стадиях разложения и еще свежие кости, а также хрящи, связки и костный мозг. Гиена мелко разгрызает трубчатые кости и глотает их. Но иногда в ее желудке находили и целые кости или крупные их куски. В Закавказье, кроме падали, она таскает собак, овец и других мелких домашних животных. Нападает ли там на диких зверей и птиц, неизвестно (Динник, 1914; Сатунин, 1915). Летом поедает также саранчовых и пресмыкающихся (Даль, 1954).

В Бадхызе у норы гиены в одном случае найдено пять рогов джейрана, его же нижняя челюсть и трубчатые кости, панцирь некрупной степной черепахи и лапы лисицы. Во втором случае у четырех нор валялись кости поросенка дикого кабана и горного барана. Еще у одной норы лежала высохшая нога молодого кулана, а у другой - старые кости горных баранов. Возможно, что гиены не сами добывали этих копытных зверей, а подбирали их кости после джутов (А. А. Слудский). У нор находили черепа горных баранов, кости лошадей и т. п. У двух добытых там гиен содержимое одного желудка состояло из остатков теленка (по-видимому, падаль), а в другом была крупная острая игла дикобраза, сломанная пополам (Ю. К. Горелов). У гиены, добытой 30/1-1956 г. в юго-восточной части Каракумов, в желудке обнаружили пару копыт, а также кости и шерсть домашней овцы и куски панциря степной черепахи. Самец (юго-западные Каракумы) (пара, из которой была добыта самка) вскоре загрыз двух каракульских овец (Секунова и др., 1956). Приводятся также сведения, что в Туркмении гиена кормится не только падалью, но и охотится на собак, варанов и других ящериц, грызунов, ест степных черепах, насекомых, а также дыни, арбузы. За одно посещение бахчи этот зверь может погрызть 6-7 крупных арбузов (Гептнер, 1956, Щербина, 1970).

В юго-западном Таджикистане (хр. Каршитау) у молодого самца, добытого 3/IX-1963 г., содержимое желудка весило 600 г. Оно состояло из трех крупных степных черепах, небольшого куска кожи с шерстью домашней козы, десяти экземпляров саранчи, плодов каперса и небольшого количества растительной массы из стеблей и листьев (Арутюнов, 1964). У молодой самки, добытой 18/VIII-1967 г. на хр. Бабатаг, в желудке найдены остатки 3-4 степных черепах, 18 экземпляров саранчи и сухие злаки; вес содержимого 300 г (А. И. Кирхаджи). В тугаях по Пянджу в экскрементах обнаружили костянки джиды или лоха (Elaeagnus angustifolia). В период их созревания в октябре- ноябре в тугаях отмечалось увеличение количества гиен. Эти плоды поедаются также в большом количестве шакалом, лисицей и камышовым котом (Чернышев, 1948).

В Ираке известны случаи нападения этого хищника на лошадей и ослов и питание сухопутными черепахами (Хэтт, 1959).

В Индии гиена питается главным образом трупами животных, погибших от болезней, а также загрызенных другими хищниками, но нападает также на собак, овец, коз и телят (Жердон, 1874; Покок, 1941; Прэтер, 1965). Известно много случаев, когда гиены отгоняли барсов от их добычи (Покок, 1941; Прэтер, 1965).

В Африке падаль - основная пища гиены. Кроме того, она там кормится крупными ящерицами, змеями и плодами фруктовых деревьев. Нападает, но не часто на овец, коз и собак (Роннефельд, 1969).

Возможно, что полосатая гиена нападает на живых животных гораздо чаще, чем это принято считать, но из-за ее ночного образа жизни и осторожности подобные случаи остаются неизвестными и их относят за счет других, хищников, в частности у нас - волка. Например, долгое время считали типичным падальщиком и пятнистую гиену (Crocuta crocuta), однако, наблюдения, проведенные в последнее время, показали, что этот зверь кормится в основном падалью, лишь живя близ селений человека или там, где держится много крупных хищников. В других же местах она активно и успешно охотится на взрослых зебр, гну, газелей или на их молодых. В Африке в отдельных районах гиены истребляют до 50 % новорожденных ягнят антилоп и молодых более старшего возраста (Круук, 1966).

Частые находки в желудках гиен панцирей степных черепах в августе- сентябре и даже в январе, когда эти пресмыкающиеся находятся в летне- зимней спячке, свидетельствуют о том, что хищники каким-то образом находят их зимовочные норы и выкапывают из них хозяев. Почти во всех частях ареала полосатой гиены степная черепаха весьма многочисленна и служит для нее легкой добычей. В юго-западном Таджикистане после того, как черепахи уже залегли на зимовку, гиена, добытая на водопое ночью, за 2,5 ч ночной охоты успела выкопать трех черепах. Очевидно, что в питании полосатой гиены черепахи занимают значительное место особенно, когда она испытывает недостаток в других кормах.

В зоопарке гиена в день получает 3 кг мяса с костями (Балаев, 1940).

Питаясь в основном падалью и костями, гиена, по-видимому, больше чем другие хищники нуждается в утолении жажды водой. В юго-восточной Туркмении гиены пьют из речек, ключей и колодцев, в которых вода находится близко у поверхности почвы. В Бадхызе (южная Туркмения) они держатся близ ключей с соленой водой, в 1 л которой может содержаться до 20 г солей, и пьют из них воду в жаркое время года (А. А. Слудский). Гиены, обитающие в юго-восточной части Каракумов, обычно держатся близ колодцев и пьют воду, остающуюся в корытах после водопоя овец (Секунова и др., 1956). В юго- западном Таджикистане этот хищник пьет из речек, каналов и арыков, а там, где нет пресной воды, из ключей с соленой водой. Близ них обычно он и держится в жаркую часть года. Зимой и весной гиены пьют нерегулярно и в это время их можно встретить в 15-20 км от ближайшего родника (Ю. К. Горелов). Видимо, они делают большие переходы к воде (Флеров, 1932).

В Туркмении в районе Кушки во время созревания арбузов и дынь гиены регулярно поедают их - преимущественно первые, для чего ходят на бахчи. Арбузы поедаются главным образом с целью утоления жажды (Гептнер, 1956; Щербина, 1970). Арбузы и дыни также охотно ели гиены, содержавшиеся в Ташкентском зоопарке (Балаев, 1940).

Участок обитания. Размеры гнездового участка в период размножения неизвестны. В поисках добычи гиена очень далеко уходит от логова. В Таджикистане в заповеднике Тигровая балка, 2-3 пары живущих там гиен появляются на площади в 46 тыс. га. Вне периода размножения гиена, вероятно, ведет кочевой образ жизни. Однако в Туркмении известны случаи сильной привязанности гиены к месту. Так, одна гиена ряд лет жила в одной боковой щели Гиндоварского ущелья Копетдага в окрестностях Ашхабада в относительно населенной местности. Вероятно, такие случаи связаны с удобным и надежным гнездовым убежищем, которых, вообще говоря, не так много. Зверь может его придерживаться и вне времени размножения (В. Г. Гептнер).

Гиена метит территорию, на которой держится, оставляя экскременты у логов, нор и на возвышенных местах - вершинах холмов и увалов около троп. Благодаря большому содержанию в них солей кальция, они быстро белеют и видны на значительном расстоянии. Кроме того, гиена имеет специальные прианальные пахучие железы, секрет которых сообщает ее экскрементам специфический запах. Оставляемые ею экскременты служат, таким образом, пахучими и цветовыми метками.

Норы, убежища. Повсеместно логова гиена устраивает в естественных пещерах, расселинах скал, промоинах или норах, ранее принадлежавших дикобразу, волку, а также вырытых самостоятельно. Кому бы ни принадлежала нора первоначально, если в ней живут гиены, то перед входом всегда можно увидеть характерный склад костей диких и домашних животных (В. Г. Гептнер; рис. 11). Нора, обнаруженная в Копетдаге у Куркулаба (недалеко от Гермаба), находилась в средней части широкой здесь долины р. Мергень-улья. Под вертикальной стеной невысокой скалы был вход в небольшую пещеру высотой около 2,5 м. Дальше пещера сужалась и уходила вглубь в виде туннеля. Снаружи логова не было. Перед норой и среди камней на полукруге диаметром около 25 м было разбросано много разнообразных крупных костей, большинство из них старые и совершенно выбеленные солнцем. Они резко выделялись на фоне камней, и место норы было видно издалека. Оно, однако, не было заметно с проезжей дороги. Кости принадлежали домашним животным (лошадь, корова, осел), но были и кости горных баранов. Нора использовалась ряд лет (В. Г. Гептнер). В лессовых почвах в оврагах в предгорьях Копетдага гиена иногда роет нору сама. Чело ее обычно широкое. В Туркмении гиены чаще используют норы дикобраза (В. Г. Гептнер).

Рис. 10. Нора гиены на плато у ур. Кызыл-Джар. Бадхызский заповедник. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 10. Нора гиены на плато у ур. Кызыл-Джар. Бадхызский заповедник. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского)

Рис. 11. Вход в нору гиены на равнинном участке (см. рис 10). У норы кости и рога джейранов. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 11. Вход в нору гиены на равнинном участке (см. рис 10). У норы кости и рога джейранов. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского)

Шесть логовищ, осмотренных в Бадхызе (южная Туркмения) имели такое строение. Одна нора находилась на совершенно открытом гребне пологого увала, поросшего низкой травой и отдельными кустами. Нора имела два входа размером 60x40 см. У входов большие выбросы почвы объемом в несколько кубических метров. Вокруг норы в специально выкопанных маленьких ямках было много экскрементов. Тут же валялось 5 пар рогов джейрана, его же трубчатые кости, панцирь черепахи, лапы лисицы и череп дикобраза. Четыре логова находились в широких щелях выходов известняка в довольно глубоком ущелье соленого ручья Керлек, северный склон которого порос старыми деревьями фисташки, а дно - диким инжиром. У входов в убежища - кости горных баранов и поросенка дикого кабана. Логово, найденное во впадине Ер-ойлан-дуз, располагалось на вершине маленькой сопки в широкой щели среди выходов вулканических пород. Кроме главного входа эта нора имела еще 2 выхода среди скал; около них старые кости горных баранов и нога молодого кулана. В нескольких стах метрах от описанного логова в нише под скалой была лежка гиены с ее шерстью и костями горного барана (А. А. Слудский). На этой же возвышенности гиены часто селятся в норах дикобраза, расширяя их (Ю. К. Горелов).

В юго-восточных Каракумах нора гиены находилась на окраине густых зарослей черного саксаула. Вход в нее располагался под выступом спрессовавшегося песка на краю старого колодца; ширина входа в нору 67 см. Нора уходила в глубину на 3 м, а в длину тянулась на 4 м 15 см. Никаких камер и расширений в ней не было. Вторая нора (2 км от колодца Чаерли) была расположена прямо на тропе, ведущей к колодцу. Вход в эту нору был защищен невысокими кустами черкеза и саксаула; у норы экскременты гиены, а во входе ее шерсть. Размеры входа 72 x 38 см. Эта нора тянулась свыше 5 м и на глубину 2,5 м (Секунова и др., 1956). Изредка логово для щенков устраивается открытым в густых зарослях кустов или тростника.

Рис. 12. Скалистое ущелье, поросшее фисташкой, в котором находилось выводковое логово гиены. Ур. Керлек, Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 12. Скалистое ущелье, поросшее фисташкой, в котором находилось выводковое логово гиены. Ур. Керлек, Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского)

В Индии излюбленные места, занимаемые гиеной для логова-пещеры среди скал или нора, вырытая на склоне холма, оврага. Весьма часто гиены там занимают и расширяют нору дикобраза (Прэтер, 1965). В Африке гиены занимают иногда норы трубкозубов и бородавочников (Котлоу, 1960).

В Ташкентском зоопарке, незадолго перед родами самка начинала рыть нору, при этом ей помогал и самец. Гиены роют землю когтями передних лап и временами отбрасывают нарытую почву задними конечностями. Если при рытье норы попадаются небольшие камни, самец их по одному берет зубами и вытаскивает на поверхность. Нора была вырыта довольно быстро и уходила в глубину около 1,5 м; в ней самка и ощенилась (Балаев, 1940).

Рис. 13. Скала (правая нижняя глыба), под которой находится вход в логово гиены. Ущелье Каменное в ур. Керлек, Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Май 1962 г. (фот. Ю. К. Горелова)
Рис. 13. Скала (правая нижняя глыба), под которой находится вход в логово гиены. Ущелье Каменное в ур. Керлек, Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Май 1962 г. (фот. Ю. К. Горелова)

На день гиены скрываются также в пещерах, нишах и норах, прячась от врагов и солнца в летнее время и от низких температур зимой. Ведя бродячий образ жизни, на день гиена ложится отдыхать во временных убежищах, таких как водомоины, ниши, ямы, густые заросли кустарников или тростников и эриантуса. В Бадхызе днем подняли гиену, отдыхавшую на открытом плато под кустом (А. А. Слудский). В холмах под Кушкой гиена на день иногда укрывается под грудами перекати-поля, нанесенного ветром в ложбины (В. Г. Гептнер). В Каракумах в саксаульниках эти хищники отдыхают, прячась под валежник (Секунова и др., 1956). В Индии днем гиены иногда отдыхают в высокой траве, в кустарниках и в зарослях сахарного тростника, в пещерах и под камнями (Покок, 1941; Прэтер, 1965).

Гиена часто добычу уносит в нору, где спокойно и съедает ее.

Суточная активность, поведение. Гиена ведет главным образом ночной образ жизни и из логова выходит только после наступления полной темноты, а в укрытия, как правило, скрывается задолго до восхода солнца. Днем встречается очень редко. Однажды в Бадхызе гиена днем даже подошла к охотнику, сидевшему в засидке, причем так близко, что он ее убил, ударив по голове винтовкой (Ю. К. Горелов).

Рис. 14. Кости у входа в нору гиены (см. рис. 15) - лошади, джейрана, архара, кабана и др. Май 1962 г. (фот. Ю. К. Горелова)
Рис. 14. Кости у входа в нору гиены (см. рис. 15) - лошади, джейрана, архара, кабана и др. Май 1962 г. (фот. Ю. К. Горелова)

Гиена осторожна и весьма "труслива". Однако в некоторых случаях, особенно ночью, она проявляет мало страха перед человеком. Так, на Кушке известны случаи, когда гиена в сумерках упорно следовала по дороге за человеком, идя всего в нескольких десятках шагов сзади него. Гиены (по крайней мере в 40-х годах) нередко подходили к самым домам пос. Моргуновского у Кушки, подавали голос под окнами и т. п. Голодные звери подходят к падали очень смело (В. Г. Гептнер). В Бадхызе раньше ночью гиены часто следовали за нарядами пограничников, идя от них всего в 20-50 шагах. Возможно, зверей привлекали внутренние органы и головы горных баранов, которые солдаты бросали, добывая иногда попутно этих копытных (Ю. К. Горелов).

В случае появления неожиданной опасности гиена затаивается и тогда, благодаря ее полосатой окраске, в сумерках и ночью ее заметить весьма трудно. Полосы расчленяют общий облик зверя, поэтому он становится незаметным. Для полосатой гиены характерна поза "мнимой смерти". Например, если разрыть нору и докопаться до хозяина, гиена затаивается, закрывает глаза и притворяется мертвой; в таком состоянии она может находиться несколько минут (Бурльер, 1955). В такое состояние она впадает и при нападении собак, когда ей от них нельзя укрыться; в этих случаях гиена терпит их сильные укусы без сопротивления (Покок, 1941). Когда же ее оставляют в покое, вскакивает и убегает.

Ручная гиена, ласкаясь к своему хозяину и возбуждаясь, выворачивает наружу прямую кишку длиной до 5 см. По-видимому, такое поведение способствует общению зверей друг с другом, так как у анального отверстия находятся специальные пахучие железы, выделяющие специфические секреты. Во время гона гиены также выворачивают кишку и, прижимаясь ею к заметным предметам, маркируют таким способом территорию, на которой держатся. При нападении на гиену врагов, она также выпячивает кишку и из ее желез выбрызгивается секрет, имеющий тяжелый неприятный запах (Роннефельд, 1969).

При отыскивании добычи гиена руководствуется главным образом обонянием, которое у нее, однако, развито слабее, чем у собак. Зрение и слух также хорошие, хотя некоторые исследователи и считают, что слух у нее сравнительно слаб (Покок, 1941). Гиены, кормясь остатками добычи других хищников, часто держатся поблизости от них, становясь комменсалами, например, на юге Туркмении они обычны там, где много волков.

О способах охоты гиены за живой добычей у нас сведений нет. В других странах обычно они охотятся парами или семьями по 5-6 особей. Бегает гиена довольно быстро и вынослива. Догнав свою жертву, хищник хватает ее за бок, в области паха и, нанося большие рваные раны, выпускает кишечник, после чего преследуемое животное падает (Крумбигель, 1954).

Держатся парами, реже в одиночку или образуют небольшие семейные стаи в 5-6 особей. Парами живут и в одном логове.

В неволе гиены часто дерутся друг с другом. Одним из приемов нападения - стремление схватить противника за ногу; при этом нападающая гиена подходит боком. Другой прием - попытка схватить за горло. Во время драк гиены часто наносят друг другу большие раны, а успокоившись, мирно отдыхают в одном логове (Балаев, 1940).

Гиены, взятые молодыми, легко приручаются и ведут себя как собаки даже и тогда, когда станут совершенно взрослыми. Хорошо поддаются дрессировке.

Сезонные миграции, заходы. Не изучены. В юго-восточной Туркмении, в Бадхызе в связи с высыханием водопоев, пожарами и перемещением диких и домашних копытных к долине Кушки следом за ними приходят гиены и волки.

Рис. 15. Скалы, в которых находилось логово гиены. Впадина оз. Ер-ойлан-дуз, Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 15. Скалы, в которых находилось логово гиены. Впадина оз. Ер-ойлан-дуз, Бадхызский заповедник, южная Туркмения. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского)

Так, во второй половине июля 1942 г. у пос. Моргуновского гиен появилось гораздо больше, чем было раньше. Их стали довольно часто встречать в зарослях гребенщика. Сюда эти хищники пришли из пустыни. В 1941 г. такой кочевки гиен к этой реке не наблюдалось (Гептнер, 1956). Численность гиен увеличивается осенью в тугаях долин Вахша, Пянджа и других рек юго-западной части Таджикистана. Это явление можно объяснить их прикочевкой из окрестных пустынь. Гиены концентрируются также в местах массовой гибели диких и домашних копытных во время эпизоотий или джута.

В Африке гиены вместе с другими хищниками-львами, гепардами и гиеновыми собаками сопровождают стада кочующих копытных, нападая на больных и ослабевших животных и поедая трупы павших.

Размножение. Полосатая гиена - моногам. Самец помогает самке в устройстве логова и в воспитании молодых.

Указываемые в литературе сроки течки - у гиены Закавказья - ноябрь- декабрь и январь-февраль (Огнев, 1931; Алиев, 1971) и в юго-восточной части Туркмении октябрь-ноябрь (Щербина, 1970) - по-видимому, верны лишь частично и требуют проверки. По наблюдениям в Ташкентском зоопарке сроки гона у волосатой гиены не сезонные. Так, в 1937 г. одна самка спаривалась 3 раза: 11 января, 15 апреля (через три дня после гибели помета) и 16 декабря. Все три раза она после этого давала приплод. В 1935 г. у одной самки было отмечено 2 спаривания - в середине июня и 30 декабря (Балаев, 1940). Эти наблюдения позволяют предполагать, что и в естественных условиях у гиены детеныши могут появляться в различные сезоны года, как это типично для многих хищников субтропиков и тропиков. Коитус длится больше часа. Во время спаривания самец держит самку зубами за кожу на шее. Покрытие не приурочено к определенному времени суток. В период спаривания звери становятся раздражительными.

Беременность длится 90-91 день (Гек и Гильцгеймер, 1925; Балаев, 1940; Крумбигель, 1954). В Ташкентском зоопарке самка, покрытая 22 января, ощенилась 23 апреля; другой раз эта же самка, покрытая 15 декабря, ощенилась 16 марта.

В Закавказье щенки появляются в апреле-мае (Огнев, 1931). В мае там же была убита беременная самка с 4 хорошо развитыми эмбрионами (Сатунин, 1915). В Туркмении, в юго-восточной части Каракумов 30/I-1956 г. убита крупная беременная самка, имевшая значительные отложения жира под кожей и на кишечнике. У нее обнаружено 3 эмбриона длиной 9,8 см, в возрасте около 1-1,5 месяцев (покрытие было, по-видимому, в декабре) (Секунова и др., 1956). В юго-восточной Туркмении беременных самок добывали в январе, а кормящих в феврале (Щербина, 1970). В юго-западной Туркмении щенение у гиены бывает в марте (Г. Дементьев, 1955).

В помете повсеместно 1-4 детеныша, обычно 3. В Закавказье бывает 4 щенка (Сатунин, 1915); в юго-западной Туркмении 2-3, а в юго-восточной ее части - 2-4 (Щербина, 1970). В Копетдаге в выводке было 2 молодых (В. Г. Гептнер). В тугаях долины Вахша (юго-западный Таджикистан) в тростниках в начале июня 1950 г., нашли логово с 4 щенками в возрасте 1-1,5 месяца (Чернышев, 1958). В южном Узбекистане приплод гиены состоит из 3-4 щенков (Султанов, 1939). По наблюдениям же в Ташкентском зоопарке, гиена приносит от 1 до 4 щенков, но чаще 3. Так, одна самка в первом случае принесла 1 щенка, во втором - 4, а в остальных - по 3 (Балаев, 1940). В Индии помет гиены состоит также из 2-4 детенышей (Блэнфорд, 1888; Покок, 1941), а в различных частях Африки - их 3-4 (Роннефельд, 1969).

Роды длятся в среднем около 2 ч и обычно начинаются в 10-12 ч дня.

Рост и развитие, линька. Детеныши рождаются слепыми, с закрытыми слуховыми проходами, величиной со щенков собаки средних размеров. Шерсть новорожденных беловато-серая с ясно выраженными черными полосами. Появившись на свет, детеныши сразу же начинают скулить, как щенки, и все время ползают по логову. Прозревают на 7-8-й день. В возрасте 10 дней молодые имели следующие размеры: самка № 1 - длина тела 30 см, хвоста - 7 см; самка № 2, соответственно - 29 и 8 см; самец - 29 и 8 см. До месячного возраста молодые все время находятся в логове и только позднее начинают выходить наружу. В первое время они очень осторожны и при малейшем шуме скрываются в логово. Из норы выходят по одному, преимущественно под вечер, и прежде, чем оставить нору, высунувшись из нее, осматривают окружающую местность. В глухих местах Копетдага подросшие детеныши нередко днем играют у норы (В. Г. Гептнер).

Молодые до 2-месячного возраста питаются исключительно молоком матери и только позже начинают есть мясо. Длительный период питания детенышей молоком-своеобразное приспособление, так как щенки в раннем возрасте не смогли бы кормиться падалью и особенно костями.

В воспитании молодняка принимают участие оба родителя, но больше самка, которая долгое время проявляет заботу о потомстве. До появления молодых на поверхности самка все время находится с ними и, если выходит, то на короткий срок. Корм ей в это время приносит самец. В присутствии самки самец не подходит к детенышам, так как самка его отгоняет. В отсутствие же ее, самец, проникнув к молодым, их обнюхивает и облизывает. Когда детеныши начнут выходит из логова, самка следит за ними особенно бдительно. Она не дает им долго оставаться на поверхности и, взяв зубами за шею, затаскивает в логово. Несмотря на заботливое отношение самца к молодым, самка относится к нему подозрительно и всегда отгоняет его, если он подходит близко к своему потомству. Экскременты детенышей самка поедает (Балаев, 1940).

К осени молодые гиены достигают примерно половины размеров родителей. Так, молодой самец, добытый в юго-западном Таджикистане 3/IX-1956 г. в возрасте около 5 месяцев, имел длину тела 94, хвоста - 38, уха - II см и весил 19,4 кг. У него еще шла замена молочных зубов на постоянные, сменялись предкоренные (Арутюнов, 1964). Молодая самка, добытая-в том же районе 18/VIII-1967 г., имела длину тела 91, хвоста - 36, уха - 11,7 см и весила 17,2 кг (А. И. Кирхаджи). В Индии взрослый самец при длине тела 150 см весил 38,5 кг; самка - 34 кг (Прэтер, 1965).

Время наступления у гиены половой зрелости точно не установлено. В Ташкентском зоопарке самка, родившаяся в 1929 г., впервые принесла помет в 1933 г., т. е. на четвертом году жизни (Балаев, 1941). Живут гиены в среднем до 12 лет, а в зоопарке доживали до 23 лет (Фловер, 1931).

Линька не изучена.

Враги, конкуренты, болезни, паразиты, смертность, движение численности. В пределах Советского Союза врагами гиен, по-видимому, являются волки, а еще недавно ими были также тигры и барсы. Основные конкуренты из-за пищи - волки, шакалы, лисицы, реже корсаки, а также грифы.

Значение грифов местами, например в Бадхызе, где их много (40-е годы), особенно велико. Падаль, оставшаяся до рассвета, бывает в первые же утренние часы без остатка объедена до костей. На конкурентные отношения гиены и крупных падалеядных хищных птиц, прежде всего грифов и сипов, указывает следующий пример. В Бадхызском заповеднике, в начале 40-х годов, когда названных птиц было очень много, обычны были и гиены. Основой питания тех и других служили джейраны. За 50-е и начало 60-х годов джейраны в южной Туркмении оказались почти уничтоженными, и к 1965 г. резко сократились гнездовые колонии грифов и почти не стало гиен (В. Г. Гептнер).

В то же время, как было отмечено выше, гиены в отношении к тигру, барсу и гепарду часто становятся комменсалами, так как доедают остатки их добычи, особенно кости. Если волки, как и гиены, разгрызают большинство костей и съедают их, то крупные кошки оставляют кости нетронутыми.

Болезни и паразиты почти не изучены. Известно лишь, что гиены очень стойки к различным инфекционным заболеваниям и даже при содержании их в зоопарках, болеют редко (Балаев, 1940). У гиены, добытой 30/I в юго- восточных Каракумах, в брюшной полости обнаружена Taenia pisiformis и с нее же собраны блохи Synosternum pallidus. Там же в субстрате, взятом из норы гиены с глубины 3 м найдены гамазовые (Eulaelaps stadularis и Haemalaelaps longipes) и иксодовые клещи (Hyalomma a. asiaticum) (Секунова и др., 1956). На звере, убитом в Бадхызе 23/I - 1960 г., найдено 2 клеща Ixodex и 5 блох Pulex irritans (Ю. К. Горелов).

В суровые, многоснежные зимы, когда среди диких и домашних копытных бывают тяжелые жгуты, видимо, гибнут и теплолюбивые, неприспособленные к высокому снежному покрову, гиены. В тех местах, где гиены живут близ водоемов, они гибнут иногда, проваливаясь под лед. Например, в прошлом столетии в Закавказье, в Караязах они "часто тонули в Караязком озере, проваливаясь под лед, так что в одну весну было обнаружено три трупа погибших таким образом гиен" (Огнев, 1931).

Динамика численности не выяснена.

Полевые признаки. Гиена размером с крупную собаку, например немецкую овчарку. Голова массивная, с широкой и тупой мордой и большими треугольными торчащими вверх ушами. По верху шеи и спине хорошо развита стоячая грива. Передняя часть тела сильно поднята, а задняя опущена, отчего кажется, что зверь приседает на задние ноги. Передние ноги искривленные. Короткий хвост по длине равен бедру, лохматый. Издали гиена кажется светлой, почти белой, при хорошем освещении видны темные поперечные полосы на боках и торчащая на шее грива. Передвигается шагом или трусит рысью. Напугавшись, бежит своеобразным тяжелым галопом, поджав между задних конечностей хвост, прижав уши и часто оборачиваясь. Издает сильный неприятный запах.

Стопы передних лап значительно крупнее, чем задних. Не расплывшиеся на солончаке следы передней стопы имеют в длину 10 и в ширину 8 см, а у задних конечностей соответственно 8 и 6 см. Когда животное идет спокойно, след от задней ноги не попадает в отпечаток передней (как у волка, шакала, лисиц), а отпечатывается несколько сзади или сбоку. При обычном шаге расстояние между следами передних и задних ног 55-63 см. У следов от передней и задней лап обычно видны отпечатки четырех когтей у каждой.

Экскременты гиены, кормившейся костями, весьма своеобразны (рис. 16). Это слегка приплюснутые шарики диаметром от 0,5 до 2,5 см, белого цвета, обычно состоящие почти исключительно из разрушившихся костей. Располагаются они кучками и часто встречаются в ямках вокруг норы (А. А. Слудский).

Рис. 16. Экскременты гиены характерного белого цвета. Плато у ур. Кызыл-Джар (см. рис. 10, 11), Бадхызский заповедник. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского) и тупой мордой и большими
Рис. 16. Экскременты гиены характерного белого цвета. Плато у ур. Кызыл-Джар (см. рис. 10, 11), Бадхызский заповедник. Май 1962 г. (фот. А. А. Слудского) и тупой мордой и большими

Голос - своеобразный надтреснутый вой, который слышится ночью в любой сезон года, но раздается редко и даже многие охотники его не знают. Озлобленная рычит. (А. С.).

Практическое значение

Волосяной покров полосатой гиены грубый и редкий; она не является пушным зверем. Специального промысла на гиену не существует и добывают ее случайно в капканы, поставленные на других зверей. Погибает она также от яда отравленной привады, выложенной для волков или ее стреляют во время охоты загоном, изредка ловят с борзыми собаками и убивают при других удобных случаях. В стандарте на пушнину гиена отсутствует, поэтому немногие шкуры, сдаваемые охотниками, принимаются за волчьи низкого сорта или собачьи. В зависимости от сортности и дефектности закупочная цена шкуры гиены колеблется от 45 коп. до 1 руб. 80 коп. Шкуры гиены используются для выработки замши.

Больше всего этого зверя раньше добывали в Туркмении и там с 1931 по 1937 гг. в отдельные годы принимали до 130 шкур. Начиная с 1948 г. в этой республике в заготовки поступало лишь несколько десятков шкур, а к 1970 г. их там перестали сдавать совсем. В Закавказье, Таджикистане и Узбекистане гиен в 60-х годах добывали единицами и их шкуры обычно в заготовки не сдавали. Всего по Советскому Союзу в 30-х годах заготовляли около 200 шкур, в 50-х менее 100, а к 1970 г. заготовки фактически прекратились.

Значительный интерес этот зверь представляет для зоопарков. Живьем гиен в основном ловят в Туркмении и в небольшом количестве в юго-западном Таджикистане. В 1949-1950 гг. в Таджикистане было поймано 5 гиен.

В Туркмении в старину самка гиены представляла ценность особого рода- ремень, с соблюдением известных условий вырезанный из брюха с генитальной частью, считался сильным талисманом и стоил дорого. Магические свойства приписывались и хвосту гиены. Убитую гиену бросали, но хвост отрезали (В. Г. Гептнер).

Как вредитель животноводства и охотничьего хозяйства гиена в СССР известна мало. В Туркмении она вредит тем, что берет из капканов попавшихся лисиц, котов и зайцев, а также джейранов, уносит и капканы (В. Г. Гептнер). В настоящее время в связи с низкой численностью гиены на большей части ареала вред, причиняемый ею указанным отраслям хозяйства, ничтожно мал и не имеет практического значения. В Индии гиены, живущие в окрестностях деревень, "сильно вредят", уничтожая коз, овец, телят и небольших собак (Покок, 1941) и становятся "настоящими вредителями животноводства". Вред, приносимый бахчам, на которых гиены поедают арбузы и дыни, ничтожен.

В прошлом столетии гиена составила себе весьма плохую репутацию, как людоед. В 80-х годах в газете "Кавказ" сообщалось, что в с. Игдырь Эриванской губернии какое-то хищное животное в течение трех лет нападает на людей, особенно на спящих детей; за один год было похищено и ранено 25 детей. Там же было укушено трое взрослых. Нападение всегда совершалось ночью на людей, спавших под открытым небом в садах или полях. Виновниками этих нападений считали гиен. За каждую убитую гиену полицейское управление назначило тогда премию 100 руб. О нападении гиен на людей сообщалось и позднее из других местностей Закавказья, например из Сурмалинского уезда Эриванской губернии; такие случаи имели место в 1908 г. ("Охотничья газета", №№ 25 и 38, 1908 г.). Лучшие знатоки фауны Закавказья (Динник, 1914; Сатунин, 1915), считали факты, приведенные выше, достоверными и обвиняли в гибели людей именно гиену.

Случаи похищения и убийства гиенами детей, спавших во дворе, отмечены в Азербайджане и в 30-х и 40-х гг. текущего столетия (с. Пиразе Агдашского района, 1939 г., с. Марджанлы Джабраильского района, 1949). В 1942 г., в Исмаиллинском районе (с. Голынджах) гиена проникла в шалаш, где спал сторож, и нанесла ему ранения (Ф. Ф. Алиев). В юго-восточной Туркмении (Бадхыз) раньше были известны случаи, когда гиены ночью уносили маленьких детей (Ю. К. Горелов). О похищении ребенка гиеной, правда, как об исключительном случае, сообщали в Туркмении под Серахсом еще в 1948 г. (В. Г. Гептнер). Случаи похищения маленьких детей известны и в Индии (Покок, 1941). Нападения гиен на спящих детей в Таджикистане и Узбекистане достоверно не известны. Иногда на человека бросались раненые звери (Динник, 1914; Сатунин, 1915).

Гиены иногда вырывали и поедали трупы людей, если они были погребены неглубоко и без деревянного гроба (с. Верхний Гузлак, Физулинский район, 1936 г.; с. Лембран, Бардинский район, Азербайджан; Ф. Ф. Алиев).

В древнем Египте полосатых гиен приручали. Их содержали как мясных животных, специально откармливая. Обычай откармливать гиен сохранился в Северной Африке до XX в., например практиковался туарегами (Роннефельд, 1969).

В настоящее время на большей части ареала гиена в СССР (Закавказье, юго-западная Туркмения, Таджикистан, Узбекистан) стала редким зверем и практически не вредит народному хозяйству. Мало опасна она теперь и для людей.

Как редкое, весьма интересное для науки животное гиену следует сохранить, запретив ее истребление по всему ареалу в нашей стране. В Азербайджанской ССР Правилами охоты (1970 г.) добывание ее уже запрещено круглый год и за незаконный убой взыскивается штраф. Разрешается, однако, добывание гиен в случае нападения их на людей или домашних животных и лицензионный отстрел для научных целей. (А. С.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Британские ученые нашли пользу от бобров

Гепарды получили возможность быстро бегать благодаря строению внутреннего уха

Серые крысы способны действовать по принципу «услуга за услугу»

Американская летучая мышь способна замедлять сердцебиение в пять раз

Биологи выяснили, зачем жирафам длинные шеи

Калифорнийские белки тщательно сортируют свои запасы

Чувствительные гиганты: что вы знаете о слонах

Поедание почвы защитило пищеварение обезьян

10 животных, которые вымерли за последние 10 лет

Узкая пищевая специализация бывает эволюционно невыгодной

Десять интересных гибридных животных




© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://animalkingdom.su/ 'AnimalKingdom.su: Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100