НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Возникновение и развитие инстинкта запасания

Можно предположить, пишет П. А. Свириденко, что в процессе эволюционного развития одним из определяющих факторов формирования инстинкта запасания пищи животными на зиму или же летом является выхаживание потомства или климатические условия. Решающим может быть не только похолодание или другой вид перемены погоды, воздействующий на сам организм, а климатические изменения как фактор, который сокращает или полностью уничтожает вегетацию или существование растительных и животных организмов - пищу указанных запасающих видов. Этот инстинкт заготовки у животных сильнее развит в северных районах и в районах с резкими колебаниями годовой температуры. Вполне возможно, что один и тот же вид активно проявляет инстинкт запасания на севере, а на юге вообще его не использует. Таким зверькам, как куницы, выдры, хорьки и им подобным, на севере без запасов корма трудно перезимовать, а на юге повсюду они не имеют для них значения.

Следовательно, заготовка пищи данным видом - не доказательство северного его происхождения по сравнению с другими видами, которые не заготовляют корм, и не свидетельство того, что оформлению этого инстинкта способствовал климат холодный и суровый; по этой же причине летние запасы свидетельствуют не о южном происхождении вида, а о продолжительной летней засухе, которая уничтожает полностью его пищу. Для растительноядных животных климат создает неустойчивую пищевую базу и на севере и на юге, если их естественный ареал находится в умеренном поясе. Питание семенами всецело зависит от сезонного ритма и у нас, и в северных районах СССР; если в этих краях летом и осенью изобилие такого корма, то зимой его мало и питание животных скудно. Грызуны, питающиеся семенами, вынуждены были выработать инстинкт запасания, хотя неблагоприятный в кормовом отношении зимний период имеет различную продолжительность. Для некоторых видов характерно сложное своеобразное сочетание зимнего сна и запасания.

Известное число насекомых и других беспозвоночных легко переживает неблагоприятные сезоны в состоянии зимней спячки. Животным с постоянной температурой тела это делать труднее. Они находят другой путь: обеспечивают себя на зиму кормом. Индивидуальные запасы, которые делают некоторые насекомые (личинки и взрослые), например навозный жук,- это низшая степень проявления инстинкта запасания. В то же время семенные запасы муравьев и термитов являются наивысшей степенью проявления этого инстинкта в животном царстве. Необыкновенная приспособленность насекомых к самым различным условиям - причина их широчайшего распространения на земле, в воде и воздухе.

Следует отметить, что индивидуальное запасание не может считаться примитивной формой запасания у млекопитающих. Периодичность условий питания теплокровных животных входит в тесные границы, но иногда и выходит из них. Некоторые мелкие млекопитающие приспособились накапливать подкожный жир к сезонам неблагоприятных условий, впадать в зимний и летний сон, зарываться в землю, где не так сильно влияют на них резкие температурные колебания. Это относится и к грызунам. Типичен в этом отношении европейский суслик, который запасается кормом и засыпает осенью, а просыпается весной. А желтый суслик, населяющий Казахстан и Среднюю Азию, засыпает даже при очень сильной жаре, когда растительность в степи полностью выгорает под палящим солнцем. Его летний сон неглубок, если пройдут дожди, зверек может проснуться и начать накапливать жир для зимнего сна. В то же время он может перейти из состояния летнего сна в зимний. Так просто и целесообразно у этих грызунов решается проблема питания: нет нужды прибегать к запасанию пищи или миграции. У других мелких растительноядных млекопитающих развился сильный инстинкт запасания удивительных и сложных форм, разного направления. У мелких хищных млекопитающих запасание развито слабо и чаще проявляется в моменты выхаживания потомства и приучивания его к мясной пище после кормления молоком.

Комбинация между зимним сном и запасанием пищи наблюдается у бурундуков. Они пробуждаются рано, когда еще холодно, и, истощенные зимним сном, пользуются запасами, сделанными еще осенью. Степные байбаки зимуют в норках по 15 особей вместе. Получается небольшой расход тепла, экономичнее расходуются и подкожные накопления жира.

Некоторые авторы объясняют возникновение инстинктов запасания в его различных формах естественным стремлением животных возвращаться на место кормежки или к недоеденной пище. Этот всеобщий древний и мощный первоначальный инстинкт лег в основу формирования инстинкта собирания и сохранения пищи, который постепенно усложнялся другими поведенческими реакциями. Они формировались на основе простых реакций на свет, холод и др., которые и раньше проявлялись, но не составляли единого целого. Теперь эти инстинкты являются сложными биологическими приспособлениями к изменяющимся климатическим условиям и неустойчивости пищевой базы.

Когда гусеница озимой совки и личинка зернового бегуна скрываются в темной части пустого стебля растения - это простая реакция защиты от приближающегося конкурента или врага, вызываемая условным рефлексом и выражающаяся в перемене места питания или обитания. Курица клюет зерна, попался большой кусок хлеба, она его отнесет на другое место и раскрошит. Кошки и собаки, получив кость, уносят ее в удобное для еды место. Ястреб-тетеревятник, схватив куропатку, ищет спокойное место, где садится и начинает есть добычу. Остатки пищи он бросает на месте, а не прячет, так как потом будет поймана другая добыча. Укрывание пищи у животных связано с повадкой возвращения к месту предыдущей трапезы. И это целая новая зоологическая проблема. Ведь чтобы иметь место для скрывания пищи, его надо запоминать и отыскивать. Но в значении "запомнить" нет никакого антропоморфического смысла человеческого запоминания. Если человек забыл где-нибудь ключ от чулана и место, куда положил его, он не найдет ключ. Память же многих животных связана с мощным инстинктом возвращения на место, где они родились. Для них это место - центр вселенной, и животные, руководствуясь неизвестным компасом, всегда возвращаются к обжитому месту, покидая его только в исключительных случаях. Рыбы кормятся в одном и том же месте, хотя это и не место их рождения, но отсюда они легко могут попасть в реку, в которой родились. То, что "память" животных отличается от человеческой, демонстрирует факт запасания ими корма. Они запасают, "соображая", сколько пищи надо собрать и будут ли эти пищевые склады впоследствии найдены.

Каждый пчеловод знает, что при обильном цветении растений пчела может собрать неограниченное количество меда; руководствуясь мощным инстинктом собирания, она будет работать, пока есть силы, не заботясь о том, как будет впоследствии использовано собранное. Пчеловод за один сезон может получить до 100 кг меда от одной семьи, в то время как той же семье на зиму необходимо всего 15 кг меда. Так бывает и у грызунов и у других животных, делающих запасы. При естественных условиях все это как-то уравновешивается. В сотах диких пчел не остается меда, в муравейниках - следов от прошлого обильного года; первая работа многих грызунов перед началом собирания нового корма - это осматривание и чистка старых складов от остатков сгнивших или испорченных запасов. Но эти же грызуны, конечно, не в состоянии найти все склады, где положили запасы. Постепенно, тысячелетиями в зависимости от климатических особенностей и резких сезонных перемен вырабатывался сложный инстинкт запасания пищи, по внешним проявлениям сходный с разумными действиями человека. После формирования этого инстинкта к нему постепенно, путем усложнения, добавлялись новые инстинкты: обеспечение полноценности семян - при запасании их муравьями, переработка нектара, отделение воска и постройка сот - у пчел, обращение с сеном - у сеноставок и укрытие камешками сушеного сена - у монгольской высокогорной полевки в местах, где часто дует ветер. Можно представить, сколько раз полевкам пришлось собирать сено, когда его разносил ветер, пока не утвердился в поколении этих грызунов полезный инстинкт.

А. И. Формозов и др., которые изучали деятельность степных пеструшек на пастбищах Казахстана, заметили, что эти животные обязательно прячут отгрызенные части растения в норки и трещины земли. Используя кратковременные запасы, они заботятся о том, чтобы у них была свежая пища. Эти животные имеют привычку питаться на одном месте. Считая это характерным для инстинкта запасания, авторы заключают, что способность разных полевок и сеноставок собирать сено на зиму связана с их привычкой питаться в определенном месте. Снопы из зеленых частей растения или стебли и листья можно часто видеть у входа в жилище серых и рыжих полевок.

Усложненным видом реакции запасания является стремление животных прятать пищу еще и в другое место, кроме жилища. Так удваивается шанс быть обеспеченным кормом. Меняя места сбора пищи и места питания, грызуны получили возможность пользоваться не одним-двумя, а многими хранилищами. Так постепенно развивался инстинкт запасания у этой группы животных. Одновременно с приспособлением животных к такому кормовому режиму у них вырабатывалось и приспособление к резко изменяющимся климатическим условиям. Полевки, например, сначала делали снопы зеленой травы, как временный запас, но впоследствии они стали для зверьков большим подспорьем в неблагоприятное время. Постепенно у полевок появилось чутье к переменам климатических условий, которое чуждо многим другим животным.

В мае и июне - в сезон жары и палящего солнца суточные запасы пищи делают многие грызуны, что, бесспорно, связано с некоторой критической величиной инсоляции. Первоначальные суточные запасы легко могли бы превратиться в сезонные и годичные под воздействием сезонных колебаний и метеорологических перемен. Зафиксирована промежуточная форма перехода от суточного к сезонному запасанию у рыжей лесной полевки. Собирая осенью семена, она прячет их в определенное место, закрывая листьями, но одну часть семян относит в норку. Подобный характер запасания наблюдается и у белки, которая сушит грибы и прячет их в определенных местах. Это уже усложненная, вторичная форма запасания по сравнению с примитивным натаскиванием корма в само жилище. Создание специальных помещений в норе для хранения корма, закрытие доступа к нему - еще более сложная фаза, которая не является характерной даже для всех представителей одного и того же вида. Примитивный способ запасания проявляется у ворон и сорок, которые прячут недоеденную пищу, чтобы съесть ее на другой день. Несложен этот инстинкт и у сойки, делающей незначительные запасы. Наиболее сложная фаза инстинкта запасания проявляется у сорокопута, который не только накалывает гусениц, кузнечиков и мелких птичек на колючки близ своего гнезда (на дерево и куст), но и следит за ними, охраняет. Высшую форму запасания представляет и процесс предварительной обработки пищи для долгого хранения. Но этот этап развития сложного инстинкта еще не говорит о высоком положении тех или иных существ на эволюционной лестнице животного царства. Хотя у пчел, муравьев, термитов и ос инстинкты запасания чрезвычайно усложнены, их сложность обусловлена лишь порождением высокой специализации насекомых внутри их огромных семейных коллективов. Действия же отдельных особей в сообществах насекомых сравнительно примитивны и, конечно, не могут сравниться даже с простым индивидуальным запасанием пищи млекопитающими.

Любопытно, что для зимних запасов грызуны выбирают только здоровые и полноценные семена. В заготовках желтогорлой и лесной мышей никогда не находили поврежденных насекомыми или грибной плесенью желудей и других лесных семян. Если при проведении опытов с этими грызунами в их корм подмешать испорченное зерно, они его не возьмут. Многие грызуны, например бурундуки, обычно не смешивают семена при складировании. Красная полевка и серый хомяк (при опытах с ними) смешанные вместе семена подсолнечника и люпина раскладывали отдельно. Эти реакции у зверьков, по-видимому, возникли как следствие того, что они собирают каждый вид семян отдельно по мере их созревания.

Запасая пищу, грызуны проявляют, как отмечалось выше, усиленную роющую деятельность. Они очищают норки от прошлогодних запасов, делают новые входы и дополнительные камеры-склады. При расширении старых камер, их просушивании и других работах могут быть выброшены из них и собраны заново отсортированные хорошие семена.

Количество собранной животными пищи определяется несколькими факторами: видом корма и его обилием в данном году, что зависит от климатических особенностей района, индивидуальных способностей собирателей, а порой и от случайных причин. Вероятно, тысячелетия были необходимы для выработки жизненных норм, в определении которых инстинкт животного выполняет функции расчета или представления о том, сколько пищи было израсходовано предыдущей зимой. При недостатке пищи животные зачастую умирают. Старые животные, ориентируясь, вероятно, на опыт, старательнее молодых. Такие случайные причины, как проливные дожди, большое число врагов и др., могут служить помехой при заготовке корма. Эти неблагоприятные факторы и определяют видовой отбор.

Собирание пищи может быть индивидуальным, семейным, групповым. Индивидуальные запасы делает навозный жук, некоторые гусеницы, вороны, сороки, а также хищники- собаки, куницы, выдры, соболи и др. Такие же запасы делают многие грызуны и некоторые насекомые, например осы.

Семейные запасы делают животные, которые живут семейной группой и в течение года не отделяются друг от друга. Таковыми являются бобры. Они совместно собирают и используют собранные запасы. Семейные запасы могут быть у сорокопутов, степных хорьков, горностаев и лесных мышей, а также у некоторых насекомых, например у жуков и ос. Семейные запасы делают песчанки, серые полевки, некоторые мыши, кроме того, муравьи, термиты и расширенные сообщества пчел, у которых к тому же существует распределение труда. Есть пчелы - собиратели нектара и пыльцы, и пчелы, которые выхаживают потомство, делают воск, охраняют "квартиру" и др. У муравьев распределение труда наблюдается при сборе семян. У бобров тоже есть распределение труда: одни валят деревья, другие отгрызают ветви, куски ствола, полоски коры, третьи волокут их до канала и дальше к плотине. Но нельзя проводить аналогию между бобрами и муравьями. У бобров это не узкая специализация, а, скорее, распределение труда в соответствии с опытом и физическими возможностями зверьков, что зависит от их возраста. Если у группы бобров отнять часть запасов, то старые зверьки все равно их пополнят; если снять кору или сделать ее негодной для запасов бобров, зверьки ее не возьмут, так как прежде чем начать работу они как бы проверяют качество коры - пробуют ее на вкус. Деревья они тоже сортируют: если дерево голое, без коры, оно уже будет использовано не как пища, а как строительный материал. Есть разница между одними и теми же внешне совсем одинаковыми действиями, проявляющимися у насекомых и зверей, так как у первых они определяются лишь инстинктами, а вторым свойственны зачатки рассудочной деятельности. По отношению ко времени, в которое могут быть приготовлены запасы, степень различия этих запасов можно найти даже у одного и того же семейства. Есть запасы, приготовленные на завтра, их собирают летом, есть осенние, предназначенные для зимовки, есть запасы для питания самок, ждущих потомства, для самого потомства, для прерванного весной зимнего сна и др. Инстинкт запасания нужно рассматривать не как исключение, а как естественное биологическое свойство многих видов.

Этот бобр усердно тащит материал к месту строительства
Этот бобр усердно тащит материал к месту строительства

Хотя в некоторых случаях запасание кормов животными очень похоже на заготовку пищи человеком, оно не имеет ничего общего с ней и представляет сложное биологическое проявление, сложившееся па основе инстинктов, а не рассудочной деятельности человека, способного к сложным обобщениям и абстрактному мышлению.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru