НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Три охоты на тигра (Наталья П.)

* (Сокращенный рассказ, опубликованный в журнале "Туркестанский охотник", №№ 4 - 7 за 1923 г.)


Охота вторая

Придя в Нукус, где, по слухам, хозяйничал тигр, приносивший громадный вред населению, охотничья команда тронулась вниз по Аму-Дарье. Люди шли цепью, впереди бежали собаки.

Местность представляла собой довольно открытую поляну, поросшую большими кустами колючки, которая образовывала как бы небольшие островки в окружности от 50 до 100 шагов. Справа была степь, а слева протянулись пустынные заросли туранги, тала и джиды вдоль берега Дарьи.

Идя третьим с правого фланга, охотник Марышев увидел, как из одного куста колючки выбрался тигр и, перебежав открытое пространство, скрылся в другом островке колючки. Недолго думая, охотник подал условный сигнал, сообщая о появлении зверя, и сам бросился к колючке. Вскоре вокруг нее собралась вся команда и собаки, которые стали пробираться в кусты; было ясно, что зверь там; но работать в густых зарослях собакам было несподручно, а потому тотчас же оттуда послышались взвизгивания и болезненные стоны их. Очевидно, зверь расправлялся с ними по-своему.

Древовидная колючка представляет собой куст, достигающий 4 аршинов в высоту, весь усыпанный мелкими маленькими листочками и длинными, острыми и крепкими иглами, которые легко прокалывают подошву сапога. У основания колючки игл нет, и этим пользуются кабаны, делая в них такие же тропы, как и в камышах. Пройти колючку прямо нет никакой возможности, и перед такою преградой останавливается все живое.

Охотники, стоя вокруг островка, ожидали появления зверя на открытом месте, но он не выходил, а визг и стоны собак начали усиливаться.

Это забрало за живое начальника команды Созонова. Жалея собак и забыв опасность, он бросился к кустам и полез на корточках по тропинке. Не прополз он и пяти шагов, как наткнулся на левую заднюю ногу тигра и хвост его; зверь пробирался влево от охотника. Тогда Созонов крикнул:

- Матвеев, тигр влево, не зевай!

Матвеев не заставил себя ждать и быстро очутился в колючке левее, шагах в десяти от начальника команды, и тоже пополз, держа винтовку в правой руке перед собою. Немного и ему пришлось проползти, но он был счастливее Созонова и в упор столкнулся с тигром. Был страшный, решительный момент: с одной стороны охотник, почти лежащий в узком и низком корридоре, где нельзя приподняться, а с другой - перед ним, менее чем на шаг расстояния, царь пустыни, огромный тигр, в таком же положении. Прыжок он сделать не мог, да, вероятно, и не успел бы, так быстро сработал лихой и не теряющийся ни перед чем охотник-туркестанец. Моментально сообразив, что медлить нельзя, а отступать ему и на ум не приходило, Матвеев протянул вперед правую руку и, приставив винтовку почти в упор к левой стороне груди зверя, спустил курок. И зверь был убит.

Наступила тишина... Окружающие ждали с напряженным нетерпением результата... С разных сторон по тропинкам продолжали подползать другие смельчаки, чтобы тоже попробовать свои силы в борьбе со зверем... Но вот задом выполз из кустов Матвеев - бледный, но веселый, и объяснил, что все кончено. С трудом вытащили зверя. Тигр оказался великолепным самцом 16 четвертей длины. Команда потеряла восемь собак.

Охота третья

Но еще поразительнее третий случай охоты, когда отвага, выдержка, привычка не теряться в серьезные минуты и взаимная помощь еще рельефнее проявились в команде при встрече с тигром.

Команда шла по левому берегу Аму-Дарьи, недалеко от старого канала Дарья-Лык. Собаки подняли тигра, которого и начали преследовать. Целый вечер хлопотали охотники, чтобы перехватить зверя, скрывавшегося в густых зарослях камыша, но вследствие обширности непокрытых льдом разливов, а также из-за зарослей взять его не могли и грустные вернулись на стан с твердым намерением преследовать зверя на другой день.

С утра начались поиски...

Не прошли и двух верст, как собаки снова погнали тигра, который уходил от них вдоль арыка. Когда раздался гон, люди команды рассыпались цепью, пробираясь сквозь густой камыш. Мы с Созоновым, опередив охотников, обошли заросли. Он направился по гребню возвышенности, а я правее, вдоль арыка. Перед нами оказалась площадка, заросшая низкою осокою, сквозь которую Созонову, наблюдавшему сверху, очень хорошо была видна вся местность. Он выдался вперед шагов на двадцать от меня.

Вдруг я вижу, что Созонов целится по прыгнувшему от собак тигру. Я тоже насторожился, приготовился и стал наблюдать, где зверь. Раздался выстрел. Прошел какой-нибудь момент, и передо мной шагах в пятидесяти появилась голова тигра. Не успел я поднять винтовку к плечу, как тигр уже сделал прыжок. Я выстрелил в упор в зверя, но тотчас же полетел в Дарья-Лык, сбитый могучим ударом лапы.

Сделав прыжок, раненый тигр на мгновенье приостановился, как бы осматриваясь и удивляясь, куда делся противник; затем, видя приближающихся охотников, громадным прыжком, распластавшись над камышами, скрылся в чащу. В "лет" по тигру последовал второй выстрел Созонова... Видя это происшествие, охотники Шнейдер и Константинов, с трудом выбираясь из зарослей, без выстрела бросились на зверя, желая ударить на него в штыки; с другой стороны к тигру бежал Созонов.

Получив удар и свалившись в глубокий арык, я старался выбраться из него, но это оказалось не очень-то легко. Берега арыка были крутые, правая рука была занята винтовкой, выпустить которую из рук значило потопить ее, оставалась левая рука, но она отказалась действовать и висела беспомощно. Положение мое было незавидное, однако кое-как мне удалось вылезти и сесть на берег арыка.

Выбившись из зарослей, одна группа охотников спешила к тигру, но, увидев, в каком положении находился я, остановилась около меня и стала оказывать мне "первую помощь". Однако я немедленно предложил группе спешить в направлении, где собаки задержали опять тигра.

В камышах слышался рев, лай, вой. Зверь был ранен, а потому страшно озлоблен.

Цепь охотников, двигавшаяся на тигра, наконец, охватила его. Тигр оказался между охотниками прижатым к разливу. Сейчас же за стеной камыша, в котором укрывался зверь, затаились Созонов, Шнейдер и Константинов, на случай если бы тигр вздумал уходить по разливам, и зорко следили за его появлением Другие охотники энергично продвигались вперед.

Тигр, рассвирепевший от раны и атак гончих, страшно рычал, стараясь захватить какую-либо из самых дерзких собак; ударами лап он поднимал тучи пуха из головок "куги" (тростниковое растение). Охотники подошли так близко, что каждый момент всякий ожидал встречи лицом к лицу с разъяренным зверем.

Подпустив охотников почти вплотную, тигр прыжком через камыш бросился на Созонова и охотников Шнейдера и Константинова, но залп из трех ружей положил его. Тигр упал. Он лежал между Созоновым и Шнейдером. Отстранившись в сторону при падении тигра, охотники повалились на камыш по бокам проторенной колеи дороги, при этом одна из собак, проскочив между стеной камыша и тигром, попала под Созонова. Тигр, уже не имея сил встать, лапой старался захватить Созонова, но по счастливой случайности не достал его, а поймал из-под него морду собаки и разорвал поперек, отхватив верхнюю челюсть когтями почти прочь. Упади зверь вершка на два левее, и он покончил бы с Созоновым. Ближайшая группа охотников тотчас же бросилась вперед и взяла зверя в штыки. Агония еще продолжалась, так что пришлось докончить зверя выстрелом в упор.

Охота была окончена, нервы успокоились, и все собрались около зверя, который был вытащен на чистое место. Тигр оказался самцом 14 четвертей длины. Во время охоты потеряли восемь собак.

Нанеся мне удар, тигр, как оказалось, ранил меня: своими когтями он разорвал мне одежду и задел мышцы у правого плеча. Рана была не опасна, хотя кровь била ключом, и в этом, может быть, было мое спасенье. Надо заметить, что тигр, как всякая кошка, имеет способность прятать свои когти в особые мешки пальцев. Вот эта-то способность и заключает в себе страшную опасность для раны; питаясь мясом и падалью и раздирая ее когтями, тигр прячет их затем с остатками падали и крови в мешки; мясо, загнивая, выделяет трупный яд, а потому раны, наносимые такими когтями, очень трудно излечимы и в большинстве случаев приводят к смерти, причем смерть происходит не от раны, а от заражения крови и рожистого воспаления. Я отделался счастливо, если не считать, что рука стала ограничена в движениях.


предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru