НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Семнадцать лет в безмолвии

Семнадцать лет в безмолвии
Семнадцать лет в безмолвии

Одно из положений теории информации, лежащей в основе кибернетики, гласит: каналом связи называется материальная среда, через которую передается информация. Но чтобы информация была передана по каналу связи и, естественно, принята теми, кому она адресована, должны существовать определенные системы знаков разного ранга и сложности.

Каких только знаковых систем нет на свете. Природе и тут не откажешь в выдумке. Животные, не имеющие позвоночника и имеющие его, объясняются друг с другом знаками-жестами, знаками-запахами, знаками-красочными пятнами, знаками-звуками... Животные - полиглоты, они знают не один язык, каждое животное пользуется несколькими способами передачи информации.

Самый древний канал связи - химический, самый древний язык - язык запахов. Он в чести у очень многих.

Личинки раков малы и беззащитны. Вот и проводят они несколько недель с матерью, прячась у нее под брюшком. Однако обеспечивать себя едой личинки должны сами. И время от времени отправляются они на поиск пищи. Но вода в реке мутная, на дне ее для крошечных малышей почти все - сложное препятствие, если же на дворе ночь, заблудиться тем более не мудрено. Покинут личинки мать, закончится их путешествие, а они как ни в чем не бывало в своем безопасном убежище. Чтобы дети не плутали, мать сообщает им, где она находится, химическими сигналами. По ним и ориентируются малыши.

Комнатная муха, обнаружив роскошный обед, усаживается подкрепиться, и весть о ее находке сразу разносится: муха выделяет особое вещество. Получив важную информацию, остальные летят к ней и облепляют лакомый кусочек.

А вот как находят друг друга жуки. Сгущаются сумерки, и на полянах, по обочинам дорог загораются зеленоватые "фонарики". Это посылают свои сигналы большие светляки, или иначе, ивановские червяки. Если быть справедливым, то самца отнести к червякам при всем желании нельзя: он вполне нормальный жук и хорошо летает. Но самочке это название подходит. Крыльев у нее нет, да и по облику своему она напоминает личинку. Чтобы дать о себе знать, чтобы сообщить, что не хочет она оставаться в одиночестве, и зажигает самочка вечером свой фонарик, который расположен на конце ее брюшка. "Я здесь! Жду встречи", - сигнализирует она, и призыв ее не остается незамеченным.

А слоны могут многое сообщить друг другу ушами и хоботом. Если слон выдвинет вперед уши - значит, он возбужден; если поднимет вверх хобот - значит, он испытывает большое чувство страха; если начнет ощупывать хоботом голову - значит, хочет преодолеть страх.

Среди многочисленных систем передачи информации, существующих в мире животных, ни одна не вызывала столько разноречивых мнений, сколько система, основанная на знаках-звуках. Люди ведь тоже пользуются звуками. Но можно ли назвать общение с помощью звуков у животных языком? Вот один из главных вопросов. Ответить на него пытались еще великие мыслители древности, и столетия спустя он был не меньшим камнем преткновения. Как горячи были споры, легко представить по тону этого небольшого отрывка из книги французского историка естествознания П. Флуранса, вышедшей в 1900 году: "Аристотель говорит, что некоторые животные "способны воспринимать звуки и различать разнообразие знаков". Плутарх также признает, что "животные имеют голос, но не имеют языка". Монтань не так благоразумен. Он думает, что у животных есть язык, который мы не понимаем, но кто же в этом виноват? Дюпон де Немур воображает, что животные обладают способностью говорить, и, что еще хуже, воображает, что он понимает их язык...". Цитат, в которых бы высказывались совершенно противоположные точки зрения, можно найти достаточно. Однако что думают по этому поводу лингвисты?

У современных лингвистов ответ на поставленный вопрос вполне определенный. Они считают, что язык - это знаковая система, которая состоит из знаков одного рода. Отсюда - звуковой язык, языки рисунков, жестов, запахов и прочее. Даже само поведение животных они рассматривают как "язык слабой степени".

Рыба колюшка, углядев самку с раздувшимся от икры брюшком, принимается танцевать. Но самец танцует и увидев модель самки с сильно раздутым брюшком. И выходит, для самца важно явление в целом - самка, однако для информации достаточно немногого: формы и объема брюшка, которые становятся представителем всего явления, сигналом о нем, его знаком. Поведение животных, особенно низших, пусть не все, но распадается на цепь отграниченных друг от друга "кадров". Следовательно, некоторые звенья этой цепи являются знаками, воспроизводимыми регулярно. И доктор филологических наук Ю. С. Степанов делает вывод: "До сих пор односторонне ставили вопрос о "языке животных". Между тем, с точки зрения современной семиотики, вопрос следует ставить не так: "Есть ли "язык животных" и в чем он проявляется?", а иначе: само инстинктивное поведение животных есть род языка, основанного на знаковости низшего порядка. В гамме языковых или языкоподобных явлений оно, по сути дела, не что иное, как "язык слабой степени".

Итак, животные - не бессловесные существа. Но что собой представляют их "слова"? Еще недавно не было сомнений: единственное, для чего нужны звуки животным, - это чтобы выражать свои эмоции, чтобы информировать других о своем внутреннем состоянии. Действительно, начнут выяснять отношения лисицы или макаки-резусы - по их звукам можно узнать многое.

В феврале и марте, когда в разгаре лисьи "свадьбы", конфликты между самцами возникают часто. Зарычит лисица - она раздражена, она предостерегает соперника. А нападение свое на конкурента лисица сопровождает лаем. Лают и макаки. Но у них лай раздается, если обезьяна недостаточно агрессивна, чтобы атаковать соплеменника, которому она угрожает. Макак, не очень уверенный в себе и поэтому желающий во время нападения на собрата получить поддержку каких-то членов стада, издает другие звуки: словно его мучает сильная одышка. А обезьяна, которая защищается и силы которой на исходе, пищит.

Однако в звуках животных содержится информация и совсем иного рода. Вот что писал крупный специалист в области психологии речи и мышления профессор Н. И. Жинкин, который изучал язык павианов гамадрилов: "Распространено мнение, что звуки животных, в том числе и обезьян, не имеют предметного значения. Обычно их рассматривают только как обнаружение эмоционального состояния. Это не так. Действительно, развертывается ряд изменяющихся экспрессивных состояний, но звук сигнализирует о ситуации, а не только обнаруживает эти состояния. Если, спрятавшись за большой камень невдалеке от стада, неожиданно выдвинуть длинную палку с сеткой для ловли обезьян, раздаются громкие крики "ак, ак, ак". У гамадрилов крик "ак, ак" обладает предметным сигнальным значением. Появляется он в новой, неожиданной ситуации и является сообщением об опасности. Эти животные оборудованы механизмом приема и выдачи сообщений. При этом очевидно, что они сообщают не о своих эмоциональных состояниях, а об изменившейся предметной ситуации. На выходе системы сообщение выдается как всегда постоянный акустический эффект типа "ак, ак, ак". На приеме это сообщение перерабатывается по-разному отдельными индивидуумами. Некоторые шаркают передней лапой, у других появляется ориентировочная реакция оглядывания, матери забирают на спину детенышей и не всегда отвечают на крик. Если одна из обезьян "обыскивала" другую, то это занятие прекращается. Таким образом, полученная в сообщении информация перерабатывается по самым различным каналам и по-разному у членов стада".

Вроде бы какую информацию можно извлечь, слыша визг? Именно эти звуки доносятся, когда макаки-резусы не поделят что-нибудь. Но у резусов существует пять разновидностей визга, и в каждом крике - информация о ситуации. Звучит визг, и становится ясно: разделяет противников расстояние или они уже приблизились вплотную друг к другу. По визгу обезьян, которые ссорятся, соплеменники определяют, какие у них ранги, существуют ли между ними связи по материнской линии.

Кто есть кто, нетрудно узнать по крикам лисиц. Вот взялись тявкать две лисицы. Тявкать-то тявкают, да по- разному: одна - глухо, а вторая - звонче и вдобавок повизгивает, виляет хвостом, прижимает уши, растягивает губы. Она - подчиненная. В самый ответственный момент драки такая лисица визжит и скулит. Две конфликтующие лисицы иногда поскуливают. Но у доминирующей звуки ниже, чем у подчиненной.

Однако о чем бы ни информировали звуки, сколько всего "слов" говорят лисицы, обезьяны, другие животные?

Подсчет звуков, издаваемых птицами и зверями, начали вести давно. "Книга о гусиной речи", в которой подробно рассматривалось значение разных криков гусей, была написана во Франции в XVII веке. В 1800 году немецкий натуралист Ветцель составил словари языков собаки, кошки и курицы. А в 1807 году у Дюпона де Немура, о котором так нелестно отозвался П. Флуранс, был готов словарь ворон - труд, стоивший ему, как он сам признавался, "двух зим и неприятности от большого озябания рук и ног". Гораздо позже, в 1899 году, вышла книга американца Р. Гарнера "Язык обезьян".

Надо отдать должное энтузиазму натуралистов прошлых веков. Но каковы более объективные современные данные? Сколько же "слов" говорят различные животные?

Среди всех живых существ, обитающих на Земле, насекомые занимают первое место по числу видов. А вся эта огромная армия пользуется всего-навсего тринадцатью звуковыми сигналами. Самые разговорчивые среди насекомых - пчелы: в их словаре 11 звуков.

Насекомым на "разговоры" отведено не очень много времени. Почти всю жизнь проводят они в молчании, лишь некоторые издают в детстве звуки. Однако их единицы, а остальные - кто больше, кто меньше, но молчат. Прежде чем запоют признанные певцы - цикады, идет месяц за месяцем. Одна из наших цикад ждет своего часа два года, другая - четыре. Но рекорд установила жительница Северной Америки. Семнадцать лет проводит под землей личинка этой цикады. Попоет потом немного певец - и был таков.

Среди рыб первое место по неразговорчивости занимают сельди, верховки, хамса и плотва. У прудовой лягушки шесть криков, а у лягушки-быка - семь.

Словари птиц различны. Кулик кроншнеп-малютка обходится тремя криками, двумя видами трелей и одной песней. Входят в его репертуар и хлопки, которые образуются при работе перьев крыльев и хвоста. У самой мелкой из наших чаек - малой чайки - тринадцать криков. Столько же криков у снегиря. Но у него есть еще три разные песни.

Канареечный вьюрок живет у нас в юго-западных частях страны. Эта зеленовато-желтая птичка похожа на чижа, и мало кто ее знает. Зато канареечный вьюрок с Канарских островов знаменит, как раз он - родоначальник комнатной канарейки. Песня его приятна, но беднее, чем у домашних собратьев, и не такая звучная. Канареечный вьюрок не ограничивает себя пением. В его словарь входят и восемнадцать криков. Щегол немного опередил вьюрка: на один крик больше, а песен у него три. Полный словарь чижа - двадцать девять звуковых сигналов, у коноплянки их сорок два. Синицы оставляют далеко позади себя коноплянок: у них девяносто сигналов. Но синицам, в свою очередь, не угнаться за грачами. У грачей - сто двадцать криков. Однако первое место, во всяком случае пока, занимают серые вороны.

Воронье карканье на редкость выразительно. Услышав "квар", можно не сомневаться: кричит холостяк. А раздастся часто повторяемое "ак" - это уже крик ревности. "Курра" означает: данная территория занята. Чтобы объявить тревогу, вороны используют крики, которые относятся больше чем к десяти группам сигналов. Всего же у этих птиц триста с лишним криков.

Среди высших зверей самые молчаливые - ящеры, броненосцы, жирафы и близкие родственники жирафов - окапи, у которых шея вполне обычная, а белые ноги исчерчены темными продольными полосками. Неразговорчивы первозвери - утконосы и ехидны. Домашние ослы издают лишь три крика. А вот другие домашние животные - не то, что ослы - "поговорить" любят. Собаки при общении с человеком предпочитают язык звуков. Но используют они только часть сигналов ближайших сородичей - волков, и эти сигналы не предназначены для передачи информации на далекие расстояния. Кабаны издают всякие звуки, однако, общаясь между собой, они узнают необходимое главным образом по особым движениям друг друга. А свиньи, выращиваемые человеком, полагаются в основном на звуки. Их словарь - двадцать три крика. Кошки, мурлыкающие на коленях у своих хозяев, и гуси на птичьих дворах тоже более разговорчивы, чем их родственники, живущие на воле. Однако звуковые сигналы домашних животных гораздо проще.

Стихия бутылконосых дельфинов - океан, а они вовсе не молчуны: мяукают, вскрикивают, повизгивают. Если бутылконосый дельфин начнет преследовать другого дельфина, донесутся звуки, напоминающие заливистое тявканье собаки. Отстанет от дельфина плывущая за ним самка, за которой он ухаживает, - раздастся лай. Дельфин перестанет лаять лишь тогда, когда самка его догонит. А дельфины афалины свистят на все лады. У них тридцать один вид свиста. Звуки, издаваемые афалинами, разнообразны. Сейчас выделено одиннадцать групп сигналов, а в каждой группе от одной до девяти подгрупп. Но хотя расшифровка языка дельфинов признана настолько важной проблемой, что она отнесена к тем двадцати проблемам, которые должны быть решены к 2000 году, словарь языка дельфинов еще не составлен.

О чем говорят пищухи, узнать несравненно проще. Правда, и на это ушло несколько лет, но цель достигнута. Словарь пищух - одиннадцать звуков. Летучие мыши бурые ночницы пользуются десятью сигналами, у африканской ласки их девять. А другие жители Африки - сенегальские галаго - с крупными ушами, которые с восходом солнца эти полуобезьяны свертывают, чтобы не слышать шума, - сообщают соплеменникам все, что нужно, восемнадцатью криками. У павианов гамадрилов не меньше сорока звуковых сигналов. У наших больших песчанок двадцать один крик, у бурундуков двадцать три, а у маленьких рыжих, как лисички, "мышей" - орешниковых сонь - семь криков. У койотов - около тридцати, у лисиц - тридцать шесть звуковых сигналов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru