Новости    Библиотека    Новые книги    Ссылки    Карта проектов    О нас   


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Улетают и возвращаются

Почему улетают птицы

Почему бы не предположить, что общее ухудшение условий существования осенью гонит птицу к югу, а весной, с улучшением условий, они возвращаются вновь? Каждый, кто наблюдал птиц в течение нескольких лет, знает, что если весна холодная, то первые перелетные птицы появляются позднее, а если теплая, то раньше. В средней полосе в холодные годы зимует много снегирей, свиристелей, чечеток, а в теплые зимы их может совсем не быть. Многие виды птиц не улетают на зимовку, если осенью большой урожай рябины. Например, урожайной зимой 1964/65 г. остались зимовать дрозды-рябинники. Большие стаи этих птиц можно было видеть всю зиму под Ленинградом. Немецкие орнитологи назвали таких птиц "погодными мигрантами", т. е. птицами, отлетающими под непосредственным давлением первичных факторов. Погодным мигрантам противостоят "инстинктивные мигранты" - такие виды, которые улетают и прилетают ежегодно в одни и те же сроки, независимо от погодных условий в данном году.

В. Р. Дольник. Таинственные перелеты. Изд. "Наука", 1968.

Как они узнают?

Осенью зарянки, уже накопившие жир и готовые к перелету, обычно держатся на одном месте, пока не выдастся ночь с хорошим заморозком. А славки, например, отлетают, не дожидаясь ухудшения погоды. Следовательно, зарянки нуждаются в непосредственном стимуле к миграции со стороны погоды, а славки не нуждаются в нем: для них таким стимулом служит окончание подготовки к миграции. Но и зарянки, если погодный стимул слишком запаздывает, улетают, не дожидаясь его.

Погодные мигранты - совсем не "архаическая ступень эволюции перелетов", как думали раньше. Птицы приспособились как можно дольше задерживаться на гнездовье осенью и как можно раньше возвращаться весной. Это виды, улетающие сравнительно недалеко, поэтому им выгодно улетать лишь тогда, когда плохие условия уже наступили.

Дальние мигранты так поступать не могут. Они отлетают заранее, когда условия жизни вполне удовлетворительные. Далекое, продолжительное и напряженное путешествие нельзя ставить в зависимость от капризов погоды. К тому же эти птицы просто неспособны переносить ухудшение условий и поддерживать температуру тела при резком похолодании, не могут, так как они приспособлены к нашему лету и теплым зимовкам. Эти птицы так никогда и не встречаются лицом к лицу с теми неблагоприятными условиями, для защиты от которых у них выработаны перелеты. Такая встреча равнозначна их гибели.

Итак, дальние мигранты готовятся к перелетам и улетают до наступления холодов и бескормицы. Ближним мигрантам, не так страшна встреча с первыми признаками наступающей зимы. Но и они, подобно дальним мигрантам, готовятся к перелету еще до появления первых холодов. Таким образом, предположение о том, что погодные и пищевые условия, ежегодно вызывают перелетное состояние, не подтвердилось в опытах и ныне отвергнуто. Эти стимулы могут лишь ускорить или задержать начало отлета, да и го лишь у ближних мигрантов. Для того чтобы заранее подготовиться к перелету, необходимо как-то заблаговременно определить приближение времени отлета. Для этого нужен какой-то сигнал из окружающего мира, извещающий каждый год о приближении весны или осени.

Тут следует ввести одно понятие - сигнальный фактор, т. е. событие в окружающем мире, безразличное (не вредное и не полезное) для птицы, но предупреждающее о приближении важного первичного фактора.

Если бы птицы пользовались изменением температуры окружающего воздуха как сигналом о приближении поры отлета, они постоянно ошибались бы. Подготовка к отлету (предмиграционный период) длится несколько недель. Перелет тоже занимает длительное время - месяц, а то и три. На протяжении всего этого времени погода должна быть благоприятной для жизни птицы: перелет - большая нагрузка. За это время птицы преодолевают огромное расстояние, и если перед отлетом в данном месте тепло, это совсем не значит, что теплая погода будет на всем пути перелета. Если птицы из-за теплой погоды улетят позже обычного, неожиданное похолодание на пути пролета может привести к катастрофе. Горький опыт сотен поколений предков подсказывает птицам, что готовиться к отлету необходимо всегда в одно время.

Непригодность температуры как сигнала для начала подготовки к перелету особенно наглядна на примере весеннего отлета птиц, зимующих в тропиках. В этом случае по изменению погоды на зимовках нельзя судись о состоянии погоды на севере, а тем более о погоде через два месяца, когда птицы достигнут гнездовий. Для птиц, зимующих вдали от гнездовий, особенно в теплом поясе, нужен какой-то иной сигнал. Этот сигнал должен из года в год повторяться в одно и то же время. Есть только один сигнал, удовлетворяющий этим условиям, - длина светлой части суток. По длине дня можно точно установить ту или иную дату везде, кроме экватора.

Длина светового дня - типичный пример так называемого сигнального фактора. Само по себе увеличение длины дня на несколько минут безразлично для птицы, так как почти ничего не изменяет в окружающем мире. Но оно служит сигналом приближающихся изменений в природе, и этого вполне достаточно, чтобы в процессе эволюции у птиц выработалась реакция на этот сигнал, которая выражается в подготовке к миграции.

Для птиц, зимующих в северном полушарии, сигналом для начала отлета на родину служит увеличение длины дня. Птицам, зимующим в южном полушарии, сигналом для отлета тоже служит изменение длины дня: день там весной сокращается. Как определяют время отлета птицы, зимующие на экваторе, где продолжительность дня и ночи всегда одинакова?

Для некоторых тропических птиц таким, сигналом служит не длина светлой части суток, а изменение влажности.

Там же.

В пути

В пути много бед ждет перелетных птиц.

Темной ночью летят стаи мелких птичек, караваны журавлей. И вот начинается дождь. Ничего не видно впереди сквозь сплошную занавесь дождя. Мокнут перья, крылья тяжелеют. Лететь дальше становится не под силу. Стая за стаей, караван за караваном опускаются на землю. Здесь усталые, обессиленные птицы попадают в когти и в зубы хищникам.

В густом тумане совсем теряют направление даже привыкшие к ночной темноте утки. Не видят, что мчатся прямо на скалы, и с разлету разбиваются о них. Или заметят сквозь молоко тумана яркий огонек, устремляются к нему. Огонек растет, становится все ярче, ослепляет глаза... Головой, грудью трескается сразу десяток передовых в стае уток о крепкое стекло морского маяка.

А страшные осенние бури?

Хорошо, если есть где от них спрятаться, если можно переждать их. Но вот стаю аистов или стаю ласточек ураган застал над морем, далеко от берегов. Свирепый ветер ломает перья, сбивает крылья, гонит птиц совсем не в ту сторону, куда им надо. Многих, смяв в комок, швыряет в волны. И счастье, если птицы приметят в море пароход: забыв свой страх перед людьми, птицы опускаются на мачты, прямо на палубу - лишь бы куда-нибудь присесть, прижаться, отдохнуть.

Ласточки - отличные летуны, да и аисты долго могут держаться в воздухе. А вот перепелки, дергачи, курочки болотные летают плохо. Так плохо, что поднимаются на крылья только в крайнем случае: если нельзя незаметно удрать от врага, прячась в траве. И летят тихо, тяжело, неуклюже. Путь свой к далеким зимовкам в Африку эти сухопутные птицы совершают по ночам.

Но по дороге в Африку лежит широкое Средиземное море. Дергачи, курочки перелетают его через узкий пролив. А перепелки летят напрямик через всю ширь моря. И по дороге им приходится присаживаться для отдыха прямо на воду. А пловцы они еще хуже, чем летуны. И даже если нет бури, сколько гибнет в волнах этих маленьких курочек.

Виталий Бианки. Наши птицы. - "Наука и жизнь", 1967, № 8.

Островки спасения

Перепела перед отлетом через Черное море в большом количестве скапливаются на крымских плоскогорьях. Если погода плохая - дождливая, ветреная или туманная, а на море шторм, то перепела не отлетают. Они живут на плоскогорьях в ожидании хорошей погоды. Если же погода безветренная и небо ясное, они не задерживаются на плоскогорьях и летят через Черное море к берегам Турции.

Об одном интересном и удивительном случае с перелетными перепелами рассказал Николай Семенович Хриненко - бывший боцман подводной лодки.

"Осенью 1942 года подводная лодка находилась посреди Черного моря. Командир решил всплыть.

Каково же было удивление подводников, поднявшихся на мостик всплывшего корабля, когда они увидели посреди Черного моря множество гусей-гуменников, сидевших на воде. Эти большие водоплавающие птицы, совершая свой обычный осенний перелет с Крайнего Севера на Юг, к берегам Турции, очевидно, устали и решили отдохнуть на воде. И это не удивительно. Море было настолько спокойно, что птицы отражались в воде, как в зеркале.

Удивительно было то, что на каждом гусе сидело по перепелке. Они обессилели в длительном полете. Увидев на воде большую стаю плавающих гусей, перепелки сели им на спины и, вцепившись в них, не покидали свои надежные "островки спасения". Любопытно было и то, что гуси вели себя совершенно мирно и не выражали никакого беспокойства или недовольства, не пытались нырять или сбрасывать своих незваных седоков.

Уставшим гусям было не до войны с перепелками".

П. С. Козлов. Пернатые путешественники. Саратов, 1953.

Птицы спят в полете

На конференции орнитологов в Танжере было сделано интересное сообщение: аисты могут спать на лету. Ученые прикрепили на груди нескольких аистов миниатюрные датчики, сообщающие данные о работе важнейших органов птиц во время длительных перелетов.

И оказалось, что время от времени пульс летящих аистов замедляется и доходит до той частоты, которая бывает у спящих птиц. Так продолжается 10 - 15 минут, после чего пульс птиц становится нормальным.

Птицы спят в полете. - "Вокруг света", 1967, № 10.

Птицы летят сквозь гору

Горный туннель, соединяющий Францию с Италией, оказывается, помогает сократить путь не только автомобилистам. Когда настает время лететь из Франции в теплые края, ласточки летят не как раньше, над Альпами, а выбирают короткий путь через туннель. Птицы настолько освоились под землей, что не боятся отдыхать на проходящих автомобилях.

Птицы летят сквозь гору. - "Вокруг света", 1967, № 10.

Летающие "ангелы"

В 40-х годах с увеличением мощности радаров наблюдатели стали часто отмечать на их экранах облака точечных эхо. Эти необъяснимые отражения радарного луча доставили много волнений и неприятностей службам контролирования воздушных пространств и получили в Америке название "ангелов".

Наконец, в 1957 г. д-р Е. Зутерр в Цюрихе доказал, что загадочные "ангелы" в действительности не что иное, как стаи перелетных птиц. Отдельные случаи улавливания радарами птиц отмечались и раньше, но эти наблюдения были случайны и малоизвестны.

Первые же наблюдения дали поразительные результаты: оказалось, что ночью летит гораздо больше птиц, чем днем. Ночные миграции были известны давно, но никто не представлял себе их масштабов. Оказалось, что ночью птицы образуют гигантские разреженные скопления до нескольких километров в поперечнике. Днем редко удавалось наблюдать перелет сухопутных птиц над морем. Оказалось, что ночью они охотно летят над морем по самым неожиданным трассам.

С тех пор начали проводить систематические наблюдения за перелетами птиц при помощи радара. В 1958 г. в Норфольке (Англия) экран радара непрерывно фотографировали в течение многих месяцев по 4 раза в минуту. Серия последовательных снимков позволила определить скорость полета птиц. Оказалось, что скорость движения перелетных стай - от 18 до 93 км/ч. При этом весной птицы летят со средней скоростью около 50 км/ч, а осенью - 43 км/час.

Изучение перелетов при помощи радара показало также, что многие птицы летят на такой большой высоте (чаще 550 - 900, максимум 4880 м), что они не могут быть замечены с земли даже в бинокль.

По.: А. Г. Банников. Летающие ангелы. - "Природа", 1960, № 4; В. Р. Дольник. Таинственные перелеты. Изд. "Наука", 1968.

А где зимуют наши утки?

Много птиц улетает от нас на зиму за тридевять земель в другое полушарие Земли.

Когда у нас зима, в другом полушарии лето. Там земля не покрыта снегом, а вода - льдом; там цветут цветы, над ними порхают бабочки, мошки, и есть чем поживиться птицам.

Иволги, зимородки из Сибири летят в Китай, в Индию. Куличек, краснозобик из далекой тундры летят через всю нашу страну, через теплые моря и материки в далекую Австралию.

Рис. 70. Так выглядят птичьи стаи на экране радиолокатора
Рис. 70. Так выглядят птичьи стаи на экране радиолокатора

Кряквы и чирки, которые гнездятся в европейской части СССР (на восток до Волги), летят осенью на запад, в Прибалтику и к берегам Северного моря. Оттуда поворачивают на юг. Зимуют они в Западной Европе - в Германии, Англии, Франции, Италии, Югославии. Часть уток перелетает Средиземное море и проводит зиму в Алжире, Тунисе и Египте.

Утки из Западной Сибири и Заволжья летят осенью к низовьям Волги, Урала и Дона, потом по берегам Черного и Каспийского морей спускаются до Закавказья.

Здесь пути уток расходятся. Одни стаи остаются тут зимовать. Другие летят в Ирак и Иран. Третьи поворачивают на запад, в Северную Турцию.

Некоторые кряквы, не долетев до Закавказья, сразу же от устья Волги и Дона через Южную Украину устремляются в Румынию и другие Балканские страны.

Скворцы зимуют в Англии и Германии, а ласточки и аисты - в Южной Африке. В долине Нила находят приют журавли, белые трясогузки, варакушки, бекасы, чибисы и многие другие кулики.

"В африканских саваннах, - пишет профессор С. С. Туров, известный советский орнитолог, - зимуют соловьи, удоды, мухоловки, славки, желтые трясогузки, лесные коньки, луговые чеканчики и чеканы-каменки".

Наши перепела, жаворонки, пигалицы, тиркушки кормятся в северо-африканских степях. На большой реке Нил наши утки, водяные и болотные курочки, цапли, кулики смешиваются с африканскими утками, курочками, цаплями и куликами. Там, в стране крокодилов, бегемотов, страусов и львов, собирается в это время тьма-тьмущая птиц. Выстрелит охотник - и не слышно выстрела: такой шум стоит от их криков. Поднимутся все сразу с воды - и солнце затмят. И все-таки еды на всех там хватает.

Когда прибывают туда наши перелетные, тамошние птицы детей выводят. И вот казалось бы, остаться там и нашим птицам навсегда: тепло, солнце светит, еды вволю - можно и за гнезда приняться.

А вот не поется нашим птицам на чужбине. Не завивают они там гнезда, не несут яиц, детей не выводят. Даже на парочки не разбиваются, так и живут все вместе, стаями, дожидаясь, когда можно будет лететь обратно на родину.

И еще надо сказать: наша Родина так велика, обширна, широка, что прилетит птица зимовать за тридевять земель - из холодной тундры на теплое, никогда не замерзающее море, а из нашей страны и не вылетала. Есть у нас такие места, где не бывает ледяной зимы. Стаи северных птиц зимуют у нас по берегам Каспийского и Черного морей. Зимой приедешь на самый юг Закавказья, под Ленкорань, и покажется, что в Африку попал. Черно там в заливах от уток, нырков, бакланов, бело от лебедей и пеликанов, а по берегу важно расхаживают краснокрылые фламинго, и между их высоких ног семенят всевозможные кулики и курочки. Тут места их зимовок.

По: И. Акимушкин. Куда? и как? М, Изд., "Мысль", 1965; В. Бианки. Наши птицы. - "Наука и жизнь", 1967, № 8.

Перелет Арктика - Антарктика

Пятая часть всех обитающих на земле птиц весной и осенью не сидит на месте. Подобно трепещущим волнам гигантского прилива жизни миллиарды птиц устремляются в эту пору на север и юг. Птиц кочующих, неперелетных, втрое больше. Они, когда не выкармливают птенцов, тоже покидают места своих гнездовий и летают по лесам, полям и морям далеко от дома. И только лишь пятая часть всего птичьего населения планеты никогда не оставляет родных мест. Это оседлые птицы.

Далеко за Полярным кругом - на островах Ледовитого океана, в Гренландии, на севере Канады, Аляски, Сибири и Европы - гнездятся маленькие белые птицы с черными "шапочками" на головах - полярные крачки. На морских побережьях в неглубоких ямках выводят здесь птенцов.

Полярные крачки поселяются иногда так близко к полюсу, что бывает и в июле с мутного неба падает на их гнезда снег. Тогда, чтобы прикрыть от холодного ветра птенцов, крачки сгребают его в кучу и снежной стеной окружают дом.

Осенью крачки покидают тундру и летят на юг, в теплые края. Впрочем, края, где они проводят зиму, теплые лишь относительно. Ведь зимуют эти неисправимые полярники тоже в Заполярье! На другом конце света - в Антарктиде.

* * *

Не всегда, отправляясь в дальние края, пернатые мигранты употребляют в дело крылья. Многие птицы путешествуют пешком, например дикий индюк. Он только реки перелетает, а так всю дорогу до зимних квартир на юге сотни миль топает по земле. Родичи индюка - голубой граус и другие североамериканские куропатки следуют его примеру.

У нас самый отчаянный пешеход - коростель. Говорят, что большую часть пути от русских лугов до Южной Африки он проходит пешком. Однако никто этого не доказал.

Гагары-мореплаватели

Холодно, неприютно осенью в тундре. Кружатся в вихре снежинки. Одевают белыми шапками болотные кочки. Перелетные птицы давно покинули неприветливый край. Опустели озера и реки. Даже северные олени уходят на юг, в тайгу.

А гагары вот плывут на север, вплавь уходят от зимы. Но почему же все-таки на север, прямо в Ледовитый океан?

Может быть, "глупые" гагары перепутали, где юг, а где север?

Ничего не перепутали. Если бы хватило у нас времени проследить за ними дальше, то увидели бы мы, как, добравшись по сибирским рекам до северного побережья Таймыра, чернозобые гагары выходят в Карское море и тут поворачивают на запад.

Плывут по морю дальше. Через Карские Ворота попадают в Баренцево море. Пересекают его. Вот и туманные берега Скандинавии. Угрюмые скалы и ревущий прибой. Гагары плывут мимо. Огибают всю Скандинавию, попадают в Северное, а потом в Балтийское море. Ну вот и доплыли! Здесь и зимуют гагары - на западе Балтийского моря.

Неплохой поход они совершили: от Таймыра до Балтики шесть тысяч километров. И заметьте, большую часть пути вплавь.

И. Акимушкин. Куда? и как? М., Изд. "Мысль", 1965.

А как же кукушка?

Всю ночь слышен свист крыльев в вышине, кряканье, неторопливое гоготанье. Это пролетные утки и гуси казарки.

Ночью лучше лететь: меньше опасностей в пути. А видят птицы при яркой осенней луне хорошо.

Гуси особенно осторожны. Вот стадо веселых краснозобых казарок опустилось на песчаную отмель среди широкой реки - подкрепиться и отдохнуть. Молодежь сейчас же повздорила и в драку. А старики уж караул выставляют: с каждой стороны стада по сторожу.

Молодежь так же быстро успокоилась, как и подралась. Уж спят все, подвернув голову под крыло, поджав одну ногу. Не спят только караульные. Мало ли что может случиться? Вон лодочка чернеет в волнах: тащат сеть рыбаки. А может быть, у них там в лодке ружья?

Или перелетный сокол сапсан появится вдали. Он из самой тундры летит с казарками, то отстанет, то обгонит стадо, то вдруг покажется совсем близко. При опасности сторожам надо загоготать, разбудить товарищей, чтобы всем быть готовыми к спасению.

Гуси старые и молодые, только этим летом родившиеся, летят вместе. И можно думать, что старики показывают дорогу молодым.

А как же кукушки?

Кукушки, выращенные певчими птичками, никогда и не видят даже своих родителей и улетают в Африку значительно позже взрослых кукушек, которые уже в августе порхают вокруг Килиманджаро.

Новозеландские бронзовые кукушки зимуют на Соломоновых островах и островах Бисмарка. Молодые кукушки, которым нет еще и года, летят туда много позже старых и летят сначала на северо-запад - в Австралию. Вдоль ее восточных берегов продвигаются на север и поворачивают затем на северо-восток - в открытый океан. Там, среди его синих волн, отыскивают несколько маленьких островков, в давние времена полюбившихся их предкам, и только здесь встречаются со своими беспечными родителями.

Так же ведут себя скворцы и многие другие птенцы. Значит, "указание", куда лететь зимовать, птенец получает еще в яйце вместе с серией других инстинктов, однако опыт, приобретенный в течение жизни, и сила примера могут внести свои поправки в унаследованные инстинкты.

И. Акимушкин. Куда? и как? М., Изд. "Мысль", 1965; В. Бианки. Наши птицы. - "Наука и жизнь", 1967, № 8.

Как возникли перелеты

На тихоокеанском побережье Северной Америки живет маленькая птичка - пестрогрудая овсянка, гнездовая область которой протянулась узкой полосой далеко на север. На самом юге живет оседлый подвид, возможно, наиболее близкий к предкам. Постепенно расселяясь на север, овсянка освоила всю территорию, на которой могла существовать круглый год. Севернее лежали земли, пригодные для жизни летом, но слишком суровые зимой. Птицы, заселявшие их летом, выживали лишь в том случае, если на зиму откочевывали к югу. Но там территория была занята исходным оседлым подвидом, который зимой использовал все пищевые ресурсы. Поэтому приходилось откочевывать еще южнее, за южную границу ареала оседлого подвида. Постепенно в результате естественного отбора образовался новый перелетный подвид пестрогрудых овсянок. Этот подвид, расселяясь далее на север и осваивая новые земли, образовал еще несколько подвидов, которые на зиму вынуждены были улетать еще южнее. В результате самый северный подвид зимует на самом юге.

Рис. 71 Расселение пестрогрудой овсянки на север (обозначено жирной стрелкой, пунктиром обведены места зимовок, жирной линией - гнездовий, тонкие стрелки - последовательность перемещения при миграции)
Рис. 71 Расселение пестрогрудой овсянки на север (обозначено жирной стрелкой, пунктиром обведены места зимовок, жирной линией - гнездовий, тонкие стрелки - последовательность перемещения при миграции)

На этом классическом примере можно не только понять, как и для чего возникают перелеты, но и убедиться в бессмысленности дискуссии о том, где расположена древняя родина вида - на местах зимовок или гнездовий: она может быть в тех и других местах, но может быть и вне их.

Итак, перелеты птиц - это ежегодные перемещения всей или части популяции из гнездового ареала в зимовочный и возвращения обратно. Миграции позволяют птицам осваивать и использовать непригодные для круглогодичного пребывания территории и иметь гораздо большую численность, чем при оседлом образе жизни.

В. Р. Дольник. Таинственные перелеты. - Изд. "Наука", 1968.

Сколько горючего взять на борт?

Когда ученые рассматривают карты миграций птиц и протяженность пролетаемого ими пути, возникают многочисленные вопросы. Сколько энергии затрачивает птица на весь перелет, как долго она может лететь без посадки, долго ли будет восстанавливать силы после миграции?

Мелкие птицы в процессе жизнедеятельности тратят очень много энергии - все рекорды живой природы по скорости энергетического обмена (интенсивности расхода энергии и получения ее из пищи) принадлежат им. Часто говорят, что энергетический обмен птиц находится на пределе возможностей живого. Сколько же энергии тратит птица на поддержание жизни? Знать эту величину необходимо, чтобы сопоставить ее с расходом энергии на перелет.

Американский орнитолог Кенди предложил считать энергию существования, т. е. количество энергии, которое расходует птица, когда она кормится, чистит перья, спит, прыгает по веткам и по земле, критерием интенсивности энергетического обмена. Как показали изменения, птицы весом 20 - 30 г (воробьи, овсянки, славки, зарянки, синицы) тратят около 1 ккал в час, или 15 - 25 ккал в сутки. Это поразительно много. Если бы человек обладал столь же высоким уровнем обмена, его энергия была бы фантастично велика. Чтобы израсходовать ее, человеку пришлось бы каждую секунду в течение суток поднимать на высоту одного метра груз весом более 400 кг.

Данные, накопленные наукой, говорят о том, что для перелетных птиц полет - умеренная работа. Затраты на нее, как и у всех животных, в два - четыре раза больше затрат на обычное существование.

Теперь мы можем рассчитать, сколько же энергии тратит птица на свои странствия. Мы знаем, что в полете она тратит ее в два-четыре раза больше, чем обычно, т. е. наши мелкие птицы тратят от 3 до 8 ккал на 100 км пути. Обычно протяженность миграционного пути 1 - 2 тыс. км., но существуют трассы длиной в 6 - 10 тыс. км. Значит, всего перелет в один конец -вынуждает птицу израсходовать от 100 до 300 ккал. Этой энергии хватило бы птице на две - три недели существования без пищи. Можно считать, что дальние мигранты, обладающие экономичным полетом, тратят около 3 ккал на 100 км полета. Тогда их затраты на особенно рискованных участках трассы будут таковы: перелет через Средиземное море и Сахару (3600 км) 108 ккал,, Мексиканский залив (3500 км) 105, Балтийское море: (300 км) 9, из Скандинавии в Англию (800 км) 24, через Черное море (500 км) 15 ккал.

Дальние мигранты весом 15 - 30 г должны "брать на борт" примерно 100 ккал горючего. Птица может запасать его в виде жира (калорийность жира 9,5 ккал/г) и углеводов (гликоген на - животного крахмала, калорийность которого равна 4,2 ккал/г). Жир не только более калориен, но обладает еще некоторыми очень удобными качествами. Во-первых, при его, сжигании высвобождается вода. Пока птица тратит жир, она почти не нуждается в воде. Во-вторых, путь окисления жира в тканях короче пути углеводов, а это очень важно при том темпе обмена, который развивает летящая птица. И в-третьих, при, окислении углеводов образуется молочная кислота, а накопленние в работающих мышцах молочной кислоты - одна из основных причин утомления. При окислении жира накопления молочной кислоты не происходит.

Чтобы обеспечить себя энергией в 100 ккал, птице нужно запасти 11 г жира. Вот почему вес птицы во время миграции на 20 - 40% больше обычного - половина веса приходится на жир. Половина необходимого количества жира размещается в мышцах, заполняет все просветы между внутренними органами и печень. Другая половина размещается на поверхности тела, под кожей.

Итак, жир в теле птицы - не балласт, а основной источник, энергии. Птицы никогда не запасают жир в чрезмерном количестве. Обычно максимальный уровень жировых резервов перелетной птицы соответствует величине необходимых затрат на бросок через преграду на пути миграции.

Там же.

Птицы летят "волнами"

Каждый, кому пришлось быть свидетелем настоящего пролета птиц, невольно испытывает изумление. Картина мощного пролета захватывает воображение, подобно шторму на море, извержению вулкана или грозе.

У каждого, кто наблюдает пролет птиц, обязательно возникает один и тот же вопрос: почему в один день летит масса птиц, а в другой ни одной? Еще вчера с утра до середины дня птицы проносились так густо, что им буквально не хватало неба: отдельные стаи сливались в сплошной поток, который занимал все пространство от самой земли до такой высоты, где в десятикратный бинокль птицы казались еле заметными серебристыми точками, а сегодня небо пусто. Ведь ничего не изменилось вокруг: по-прежнему стоит ясная погода, дует слабый ветер, те же температура и давление. А пройдет два-три дня, и вновь над головой наблюдателя, подобно шквалу, пронесется многоголосая армада и крики сотен тысяч птиц заполнят все вокруг. Чем вызваны эти волны миграции?

В 1960 г. на основании изучения энергетики пролета птиц в Рыбачьем Т. И. Блюменталь высказала предположение, что волнообразность пролета - закономерный, упорядоченный процесс, определяющийся в основном энергетическим состоянием мигрантов.

Было обнаружено, что единственное, с чем хорошо совпадает интенсивность осенней миграции, - это величина энергетических (жировых) резервов летящих птиц.

В первый день волны пролет начинается рано утром и продолжается далеко за полдень, иногда до вечера. В этот день летят почти одни жирные птицы. На следующий день пролет начинается так же рано, но в нем участвует гораздо больше птиц, появляются менее жирные и даже тощие птицы. Кормежка в первые дни волны бывает только вечером. В последующие дни количество летящих птиц постепенно уменьшается и жирных птиц становится все меньше, а тощих больше. Миграция начинается не рано утром, а позднее, после короткой кормежки. В последний день волны пролет длится недолго, и все послепролетное время до захода солнца птицы кормятся. Иногда в последний день волны птицы кормятся весь день и лишь вечером недолго перелетают. На этом волна кончается, и на несколько дней наступает пауза.

Там же.

Способны ли птицы к навигации

Ориентацией перелетных птиц называют их способность определять положение стран света и двигаться по азимуту.

Ориентироваться по положению солнца не трудно. Но ведь солнце подвижно, положение его на небе все время изменяется, и за час оно отклоняется от прежнего положения на 15°. Для того чтобы выбранное направление не менялось, скворцы должны брать соответствующие поправки на движение солнца. Как это проверить? Конечно, сам факт, что скворцы в длительных опытах не изменяют направление своей активности, невзирая на движение солнца, вполне достаточное доказательство. Но все это так ново, что критики требуют еще более убедительных доказательств. Они желают в буквальном смысле слова видеть, как это делается. И тогда Крамер остановил солнце! Солнце отражалось внутрь круглого павильона от зеркала, укрепленного на часовом механизме, делающем один оборот за 24 часа. Теперь можно было видеть, как скворец постепенно изменял направление своего движения, смещаясь в течение часа на 15° против часовой стрелки: птица автоматически вводила поправку на движение искусственного солнца, которое на самом деле было неподвижно.

Изменяя наклон зеркала, Крамер установил, что скворцов не интересовала высота состояния солнца. Они учитывали только его азимут, т. е. горизонтальную составляющую. Несколько позднее эти эксперименты подтвердили другие исследователи. Любопытно, что пингвины ориентируются не по солнцу, а по собственной тени на снегу. Это напоминает древних путников, которые по положению тени определяли время.

Однако у пингвинов дело обстоит не так просто. Пингвинов Адели уносили из колонии, а затем наблюдатели на вышках с теодолитами прослеживали путь выпускаемых пингвинов на расстоянии 1,6 - 4,8 км, а в некоторых случаях телеметрически и дальше. В пасмурную погоду пингвины избирали самые различные направления, но в солнечную всегда шли прямо на север - северо-восток, уходя от места выпуска. Очевидно, у пингвинов есть какой-то внутренний механизм времени, так как направление их движения не менялось с перемещением светила. Любопытно, однако, что большинство птиц через некоторое время вернулось все же в свою колонию. Здесь приходится говорить уже о навигации. Она основана на определении координат местности, координат цели и продолжении курса к цели. Птица, способная к навигации, если и отклоняется от маршрута, то заметит это и сделает необходимые поправки. Простая ориентация не позволяет этого сделать. Многие исследователи сомневаются в том, что птицы способны к навигации, так как это очень сложный и совершенный процесс. Для этого нужны точные хронометры, знание календаря. Мы знаем, что все это есть у птиц.

Но некоторые трассы перелетов таковы, что трудно представить себе, как могут птицы летать по ним без помощи навигации. Золотистые ржанки, например, с Аляски летят в Юго-Восточную Азию, а некоторые из них регулярно зимуют в Новой Зеландии. По пути, пролетев 3800 км над океаном, они останавливаются на отдых на Гавайях и мелких коралловых островках, которые находят безошибочно. А одна из самых маленьких птиц в мире - красношейка-колибри, весящая менее пяти граммов, ежегодно пересекает мексиканский залив - 800 км над открытым морем, хотя этот залив можно обогнуть и по суше. Поразительное бесстрашие, с которым многие виды птиц пользуются трассами над открытым морем, пренебрегая более длинными обходными путями по суше, вдоль цепи островов и проливов, доказывает их глубокую уверенность в своем навигационном мастерстве.

Рис. 72. Осенняя и весенняя миграция центральноевропейской мухоловки - пеструшки. Птицы улетают зимовать в Африку западным путем, а возвращаются восточным. Это говорит в пользу их способности к навигации
Рис. 72. Осенняя и весенняя миграция центральноевропейской мухоловки - пеструшки. Птицы улетают зимовать в Африку западным путем, а возвращаются восточным. Это говорит в пользу их способности к навигации

Возвращение на гнездовье тоже далеко не всегда проще, чем полет на зимовки. Некоторые виды птиц, подобно мухоловке-пеструшке, возвращаются весной по другой дороге, демонстрируя нам пренебрежение опытом, полученным при полете на зимовки. Эта маленькая птичка весом 12 г летит из Европы на зимовку в Тропическую Африку. При помощи кольцевания выяснено, что осенью мухоловки летят западным путем, через Испанию, а весной возвращаются восточными, через Балканы. Они подлетают к местам гнездования не с той стороны, откуда покидали их.

Латвийские орнитологи Карл и Ева Вилке, много лет изучавшие жизнь мухоловок-пеструшек, сообщают, что в гнездовой период они хорошо находят свои гнезда, если их увезти на 1 - 1,5 км, и гораздо хуже с расстояния 2 - 10 км. Если знакомая территория пеструшек всего 1,5 км в поперечнике, то вывести к ней по извилистому пути из Африки могут только навигационные приборы поразительной точности.

Осталось сказать несколько слов о птицах, которые совершают перелеты ночью, а днем отдыхают. Таких птиц немало. Садовая славка, славка-черноголовка и сорокопут-жулан тоже путешествуют по ночам. А я уже упомянул, что в экспериментах с зеркалом и искусственным солнцем они вели себя так же, как скворцы: показали, что умеют ориентироваться по солнцу. Не может быть, пишет Мэтьюз, чтобы такой сложный приспособительный механизм, как навигация по солнцу, был бы развит, а в дело не употреблялся. Природа ничего не делает напрасно. По-видимому, эти птицы, хотя и летают ночью, а ориентируются все-таки по солнцу. Полагают, что они избирают нужное направление на закате, а потом всю ночь помнят его.

По кн.: Р. В. Дольник. Таинственные перелеты. М., Изд. "Наука", 1968; И. Акиму шкин. Куда? и как? М., Изд. "Мысль", 1965; Навигация у пингвинов. - "Animals", 1967, 9, № 10.

Малиновки знают, как движутся звезды

Малиновки отправляются в Африку порознь и летят только ночью. Как они в одиночку находят дорогу? Ведь каждый год многие из них отправляются в далекое путешествие впервые.

Ученые заметили, что малиновки прямо со старта берут нужное направление.

Начаты эксперименты под искусственным звездным небом - в планетарии. Малиновок поместили в специальные клетки, задрапированные снизу, чтобы птицы могли видеть только звездное "небо". "Небосвод" точно соответствовал небу над Бременом. Маленькие трещетки полетели на юго-запад - в направлении Турции... Птицы летели в том направлении, где по расположению звезд должен быть юго-восток, хотя фактически это был север или запад.

Многочисленные опыты показали, что малиновки различают отдельные картины звездного неба, "знают", как в течение ночи "путешествуют" по небу звезды и как изменяется звездное небо при смене времени года.

Навигация по "небесному компасу" удается пернатым астрономам даже в том случае, если сквозь густой слой облаков едва проглядывают отдельные звезды. Но когда небо плотно затягивается облаками, малиновки больше не могут ориентироваться.

Откуда у малиновки такие удивительные астрономические способности. Приобрели они их от родителей? Одну малиновку, как только она вылупилась из яйца, поместили в закрытое помещение. В течение многих месяцев она жила в одиночестве и не видела ни дневного, ни ночного неба.

Когда наступили сентябрьские ночи, птица начала проявлять беспокойство. Ее поместили в планетарий и неожиданно включили небосвод. Сначала малиновка очень испугалась. Но спустя некоторое время со свистом понеслась на юго-восток. Это действовал врожденный, унаследованный от родителей инстинкт.

Малиновки знают, как движутся звезды. - "Наука и жизнь", 1963, №1.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска


Диски от INNOBI.RU




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://animalkingdom.su/ "AnimalKingdom.su: Мир животных"