НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Разговор не окончен

 Книга природы есть неисчерпаемый
 источник познаний для человека.

Вольтер

Короткими получились рассказы о хищных зверях, а каждый из них достоен отдельной книги. Но я буду счастлив, если эти рассказы заинтересуют читателя и он захочет свести с героями этой книги более тесное знакомство. И чем дольше изучаешь диких животных, тем больше убеждаешься в том, что знаешь о них недостаточно, что в их поведении остается много неизвестного, неразгаданного, мудреного. В первую очередь, очень сложны, противоречивы и во многом драматичны взаимоотношения человека с хищниками.

Они - прирожденные охотники, соответственно и вооруженные природой-матушкой. Но плотоядность - это не кровожадность, а занятие охотой - вовсе не порок. Охотников много и среди людей, и это вполне благородная страсть, настоящее мужское дело.

Охота - это не убийство животных. Настоящий охотник понимает, что каждый вид животного требует определенного отношения. Потому-то на одних мы активно охотимся, других рачительно оберегаем, но и в том и в другом случае необходим рациональный подход, предварительные подсчеты, оценка перспектив.

Хищные животные - естественный и необходимейший компонент природных экологических систем. Это существа отлично развитые, сильные, ловкие, смелые, красивые, сообразительные. Истребление какого-либо вида причинит непоправимый вред всему биогеоценозу в целом, не говоря о том, какой урон это нанесет нашему хозяйству. Но численность каждого из них должна контролироваться.

Лесная зона нашей страны обладает фаунистическим своеобразием. Ее экологическим системам свойственны многовидовой состав птиц, зверей и других животных, очень сложная структура биоценозов, напряженные межвидовые отношения вообще, а в системе хищник - жертва в особенности.

Сущность взаимоотношений крупных хищников и их жертв представляла большой интерес издавна, когда таежно-лесную териофауну только начали изучать, а природная среда была нетронуто-первозданной. Обилие таких типично хищных млекопитающих, как бурый медведь, волк, рысь, росомаха, лисица, лесные кошки и другие, и их потенциальных жертв (лось, благородный олень, кабан, косуля, кабарга...) придавало их связям и взаимоотношениям особую сложность, не лишенную драматизма.

С течением времени разреживались и сводились коренные леса, соответственно сокращались ареалы и численность многих охотничье-промысловых животных, некоторые из них оказывались на грани исчезновения. Но териологические и экологические исследования, а особенно выявление сущности межвидовых отношений, еще недостаточно глубоки и всесторонни, работы же, освещающие эти вопросы, немногочисленны.

А обстоятельные труды о взаимоотношениях крупных хищных зверей и их жертв необходимы, так как в последние 15-20 лет проблема обострилась из-за тенденции так называемого "биологического пацифизма", идеализирующего почти всех хищников, отчего возникла резкая несогласованность между задачами охраны животного мира и повышения продуктивности охотничьих угодий. Противоречивость и сложность понимания роли хищников усложнялась неуклонно возраставшим напором любительской и промысловой охоты, поэтому популяции потенциальных жертв тех и других, в первую очередь диких копытных, оказались в трудных условиях.

Необходимо остановиться на межвидовых отношениях среди хищных зверей. Они, как известно, определяются главным образом кормовой специализацией, причем в наиболее острой форме выражены у видов, имеющих общие кормовые объекты, когда интересы хищников сталкиваются. Потому-то непримиримо враждебно отношение тигра и волка - ведь оба активно охотятся на изюбра и кабана; волк ожесточенно преследует рысь - у того и другого хищника излюбленная жертва - косуля; рысь, в свою очередь, использует любую возможность, для того чтобы задавить ненавистных ей лисицу или харзу.

Зато у хищников, заметно отличающихся характером приспособительных признаков, даже при значительной общности основных кормов вражда сглаживается. Возьмем, например, бурого и черного медведей, черного медведя и барсука, лисицу и енотовидную собаку...

Очевидно, лишь хорошо выраженная специализация в использовании территории, биоценозов и разнообразных кормов обусловливает возможность обитания в лесных угодьях нашей страны разнообразных хищников.

Закономерность распространения крупных хищников представляется возможным проследить на примере Амуро-Уссурийского края. Так, на юге Приморья, в зоне обитания леопарда и тигра, волк и рысь встречаются единично. В горнотаежном Сихотэ-Алине численность волка и тигра носит в основном черты обратной пропорциональности, в иных случаях перерастающей во взаимоисключение. В левобережном Приамурье такая же закономерность характерна для волка и рыси, но бурый медведь и тигр этой закономерности не подчиняются. И, очевидно, не столько по той причине, что оба они равно сильны, сколько потому, что их экологические потребности и кормовая специализация имеют довольно мало общего и совпадают не во все сезоны.

Теперь вернемся к взаимоотношениям хищник - жертва. Каковы же размеры влияния крупных плотоядных на популяции милых нашему сердцу оленей, косуль, ланей, кабанов, зайцев?.. Скажем прямо: при отсутствии должного контроля за распространением и численностью хищников это воздействие весьма значительно, оно по размерам близко к цифрам годового приплода потенциальных жертв. Думается, вывод может быть один: крупные хищники в охотничьих угодьях должны непременно жить, но их число должно быть достаточным лишь для того, чтобы регулярно оздоравливать популяции своих жертв, изымая из них преимущественно нежизнеспособных особей: больных, недоразвитых, старых, но не превышать этой необходимой численности.

Проблема жесткого, научно обоснованного контроля за поголовьем крупных хищников приобретает особую остроту и значимость в свете Продовольственной программы. Резко повысить заготовки мяса диких животных вполне возможно, но лишь при регулировании численности хищных зверей, являющихся основным потребителем дичи. Таким образом, контроль численности хищников в первую очередь - один из методов рационального управления животными ресурсами.

Не совсем справедливы утверждения ряда ученых о том, что жертвами хищников является биологический "излишек" популяций жертв, якобы обреченный на гибель вследствие своей нежизнеспособности. Есть серьезные основания думать, что хищники способны не только сдерживать рост численности популяций жертв на невысоком уровне, но в неблагоприятных условиях и подавить ее, - ведь вместе с неполноценными гибнет много здоровых особей, причем последние количественно резко преобладают. Волк, как известно, берущий жертву измором в стремительном преследовании, имеет основания считаться "санитаром" в гораздо большей мере, чем такие, как тигр, леопард или рысь, при молниеносном нападении которых гибнут отнюдь не только слабые и больные.

Наиболее уязвим молодняк. Судите сами: у кабана, например, до годовалого возраста доживает в среднем 52 % поросят, гибнет же их больше всего от нападений хищников. Около половины телят сохатого уничтожают бурый медведь и волк. У изюбра и лося из возможного прироста поголовья 30-35 % фактически зубов хищников избегает 8-10 %. В зарубежных странах, а также в ряде наших республик, где мало крупных хищников, прирост поголовья копытных гораздо выше, иногда поразительно высок.

Известны иные примеры: уничтожение хищников и строгая охрана растительноядных животных приводили к плачевным результатам. В этом плане классическим примером стал крах популяций копытных на обширном лесном плато Кейбаб в американском штате Аризона и в нашем Крымском заповеднике. Но здесь ошибка человека заключалась в том, что он не учел генетически закрепленную большую биологическую инертность плодовитости копытных при исторически длительном воздействии хищников в расчете на высокую смертность. Уничтожая хищников, человек должен был взять на себя функции селекционного отлова или отстрела.

Мы очень далеки от мыслей об уничтожении крупных хищников, являющих собою физиологически и психически высокоразвитых животных, не только украшающих природу, но и составляющих важные звенья и связи в сложных тонко сбалансированных экологических системах. И нельзя не согласиться и с тем, что для здоровья популяций жертв их эволюционно закрепившиеся связи с хищниками необходимо сохранить, пусть в степени, необходимой для эволюционного процесса. Однако таких редких хищников, как тигр или леопард, проблема регулирования поголовья касается меньше всего: их нужно любой ценой охранять - слишком мало.

Следует учитывать и то обстоятельство, что всевозможные контакты между крупными хищниками и человеком, в том числе и встречи "нос к носу", учащаются, причем не только в заповедниках или национальных парках, но и в природе, потому что люди, а особенно туристы, армия которых становится все многочисленнее, проникают в самые дальние уголки Земли. А каждая такая встреча может стать трагической - ведь и ручной лев порой выходит из повиновения. Кроме любви мои герои заслуживают уважения, а особенно - глубокого понимания психики и знания повадок.

Пользу, приносимую мелкими хищными зверями, трудно переоценить: они истребляют мышевидных грызунов, являющихся истинным бедствием в сельских местностях. Кроме того, куницы, соболи, хори, колонки, горностаи, енотовидные собаки - это ценная пушнина, доход от которой государству очень велик.

Хищники - существа, как уже отмечалось, физически и психически высокоорганизованные, они не только самоотверженно выращивают, но воспитывают и обучают свое потомство сложной науке жить. Они способны радоваться и переживать, любить и ненавидеть. Звери заслуживают нашей любви и защиты - ведь природа без них немыслима!

Хищные звери стоят наших забот, внимания и интереса не только потому, что занимают "верхние этажи" исключительно сложной пирамиды жизни на Земле. Среди многовидового класса зверей по физическому и психическому развитию они уступают лишь человекообразным обезьянам да морским млекопитающим, зато явно превосходят их по разнообразию форм и размеров.

Вроде бы все ведут сходный образ жизни, но представьте себе рядом тигра и горностая, а еще лучше ласку на кончике носа бурого медведя, вездесущую лисицу и редкостную росомаху, многочисленного колонка и таинственного лесного кота, всеядного барсука и плотоядную рысь... И чем внимательнее мы станем приглядываться к каждому из них в отдельности, тем больший интерес возникает ко всему этому славному и сложному отряду в целом.

Несмотря на столь большие внешние и внутренние различия, всех этих зверей объединяет ряд общих признаков. У всех них сходно строение зубов: есть крупные клыки, бугорчатые, обычно с большими и острыми режущими краями коренные. У хищников своеобразно и строение черепа, Они систематически добывают или по крайней мере могут умертвить позвоночных животных и съесть их. У всех них ключицы или сильно недоразвиты, или совсем отсутствуют, передние ноги очень подвижны. На лапах четыре-пять пальцев, на каждом из них - коготь. Мозг и нервная система более совершенны, чем у других животных. Есть достаточно много других общих признаков, делающих в известной мере схожими тигра и горностая, медведя и ласку, лисицу и росомаху и в то же время непохожими на представителей других систематических групп мира животных, например на лося или белку.

Биологическое превосходство и пластичность хищников позволили нашим героям освоить почти весь Земной шар, удивительное множество разнообразнейших мест обитания, в том числе моря и океаны, высокие заснеженные горы, тропические жаркие страны, пустыни и ледяные безмолвные пространства. Их нет лишь во внутренних частях Антарктиды, сплошь покрытых километровыми толщами льда. Но более всего их в лесах, будь то приполярное редколесье или тропические джунгли.

В соответствующих главах книги мы уже рассматривали характер и проблемы взаимоотношений различных видов хищных зверей, и проблеме хищник - жертва уделили достаточно внимания. Теперь настал черед посмотреть, какие же "порядки" существуют внутри каждого вида. А для начала разговора придется коснуться некоторых теоретических положений.

Жизнь и взаимоотношения зверей одного и того же вида представляют большой интерес. До пятидесятых годов зоологи преимущественное внимание уделяли самому животному, индивидууму: изучали строение его организма, физиологию и т. п. Потом вниманием ученых завладели популяции - совокупности животных какого-либо вида, населяющих определенные пространства. Сейчас принято считать, что популяция - не только основное подразделение вида, но и элементарная форма его существования. Теперь многие считают, что экология - это прежде всего наука о взаимоотношениях не организмов, а популяции и природной среды.

Для всех популяций характерно длительное существование, свободное скрещивание и передвижение составляющих их особей в определенных границах. Но в каждой из них есть и нечто свое: структура по полу и возрасту, движение численности, организация и др.

Популяционная общность - одно из важнейших средств в борьбе за существование. Популяция как единое целое приспосабливается к среде, живет, эволюционирует, как целое реагирует на изменение условий обитания, в том числе и на охотничий промысел. Она всегда стремится к сохранению своей оптимальной структуры по половому и возрастному составу, своей организации, даже популяция таких хищников-одиночек, как, например, тигр, и таких злых, кровожадных зверьков, как колонок. Вне популяции животное, как правило, существовать не может.

Но обратите внимание: несмотря на единство популяций видов, населяющих какие-то определенные биотопы и районы с более или менее четкими границами, члены этих популяций живут на своих индивидуальных участках поодиночке или небольшими семьями. Мы уже говорили: каждый участок - неприкосновенная собственность. Животные обозначают его границы особыми метками - пахучими выделениями, зрительными знаками и т. п. Пришельцы изгоняются. Драки за участки обычны, особенно между самцами. Молодняк по достижении зрелости родительский участок покидает и ищет незанятое место. Нередко в условиях высокой численности эти поиски носят драматический характер. Когда свободного места не остается, срабатывают тонкие внутрипопуляционные связи саморегуляции численности. Об этом тоже стоит поговорить особо.

Между численностью и составом популяции - мудрые связи. Когда, например, по каким-то причинам в ней очень резко сокращается поголовье, а потом условия обитания улучшаются, - звери усиленно размножаются, становится больше самок, определяющих количество и качество потомства. К неблагоприятным воздействиям среды самки более стойки, и в этом - большой смысл.

В беде, общей для популяции, гибнут в первую очередь самцы, и те из них, кто послабее. В неблагоприятных условиях самцов рождается больше, больше и гибнет, и в этом также заложен большой смысл: ускоренная "оборачиваемость" самцов способствует быстрейшему приспособлению популяций к меняющимся условиям среды. Очень сложны внутрипопуляционные механизмы, во многом они до сих пор остаются для нас таинственными, но тайна усиливает наш интерес к этим животным.

Вот что еще интересно. Если в межвидовых отношениях много драматического, а иногда и трагического, то внутривидовые направлены и подчинены задаче сохранения вида. Конечно, драки между зверями одного вида далеко не редки, и они, как мы видели, порой ожесточенны. Но, повторим важную мысль, до смерти кого-либо из драчунов дело доходит редко. Это характерно лишь для немногих видов, например для бурых медведей. Внутривидовая агрессивность вполне обоснованна: территория между особями распределяется наиболее рационально, и каждый зверь хорошо знает свое место в общей иерархии.

Вероятно, все видели драку собак. Она очень жестока. Но вспомните: тот, кто оказался слабее, убегает, не стесняясь, а порой падает на спину и смиренно подставляет свое наиболее уязвимое место - шею с яремной веной - прямо к пасти более сильного противника. Но до убийства дело не доходит. Жесты покорности побежденного немедленно включают запрещающие механизмы у более сильного. И в этом - тоже мудрость звериного существа. Звери дерутся не столько ради самоутверждения, сколько для сохранения всего рода, вида.

Впрочем, истины ради следует внести некоторые уточнения. Драки между самками во многом не похожи на "турнирные поединки" самцов. Самки между собой дерутся реже, но нередко до смерти. Было замечено: представители женского пола в битве гораздо беспощаднее мужского. Самцы не умирают ради самок, они склонны к компромиссу и не намерены гибнуть в бою из простого тщеславия. Самки же куда реже идут на компромисс, когда вопрос касается супруга или детенышей.

Человек, как известно, тоже млекопитающее, хотя, конечно, занимает исключительное положение. Наши отношения и чувства чрезвычайно сложны и многообразны, но среди них, пожалуй, самыми давними, чистыми и благородными являются чувства любви и отношения влюбленных. С любовью связаны радость и горе, гордость и зависть, самопожертвование и эгоизм.

Мы привыкли считать любовь привилегией человека, однако это не совсем верно. Нельзя отрицать яркого проявления в брачных отношениях животных инстинкта, однако многим животным, в первую очередь хищным зверям, свойственны чувства сильного влечения к избранному или избранной, нередко единственному или единственной, чувства тоски в разлуке, переживания отверженного, ревности, радости обладания.

Многое в брачном поведении наших четвероногих клыкастых героев достойно не только уважения, но и удивления. Обратите внимание: как только самка выбирает себе из нескольких единственного, остальные соперники удаляются. Самец, как правило, никогда не обижает подругу, даже если та набрасывается на него, кусает. Брачные игры у многих зверей очень эмоциональны, и в них проявляется не только страсть, но и ласка и нежность.

Волки, енотовидные собаки, леопарды и некоторые другие звери сохраняют супружескую верность долгие годы, в воспитании потомства самцы принимают самое деятельное участие. Потеряв подругу, они сходятся с другой трудно.

Разнообразие форм психической деятельности животных всегда вызывало удивление человека.

Все знают, что собакам свойственна преданность хозяину и злоба к недоброжелателю, что они умеют бурно радоваться и глубоко тосковать, любить и ненавидеть, играть и серьезно работать. Собака очень тонко чувствует настроение своего хозяина. А самое удивительное - собака зачастую по характеру похожа на хозяина, она со щенячьего возраста живет вместе с ним, его эмоции, среда, в которой она живет, оказывают влияние на ее характер, формируют у собаки определенную эмоциональную систему. То же свойственно и другим прирученным животным, например рыси, выдре.

Поразительно сложен и многообразен мир запахов у зверей. У них имеется до десяти специальных желез, а у иных и до двадцати, каждая из которых выделяет секрет со специфическим запахом. Ими животные заявляют о себе, маркируют свою территорию, привлекают брачного партнера. Запах говорит о виде зверя, его поле, возрасте, силе, здоровье и даже о желаниях и настроении.

Беспомощным выглядит человек в сравнении со зверем ночью. Представьте: сплошная облачность, ни луны, ни звезд, тьма кромешная. Закрой глаза, открой - никакой разницы, все чернота. Вы уверены, что в этой темноте невозможно что-либо увидеть, а многие звери, если не большинство, прекрасно видят. Ночью бодрствует большее число зверей, чем днем. Одни собирают орехи или роются в лесной подстилке, другие подкрадываются к своей жертве. Постепенно затихающий треск сучьев свидетельствует о том, что убегает какой-то зверь.

Хищные звери обладают не только высокоразвитой нервной деятельностью, тонко и точно действующими органами чувств. Они и физически прекрасно организованы - сильные, выносливые. Одни из самых мощных "тяжеловесов" на земле - они, самые быстроногие - они, самые ловкие - тоже они. Звери переносят и лютую стужу и все испепеляющий зной.

И разве эти прекрасные земные существа не достойны нашего внимания и восхищения? Разве можно остаться равнодушными к их ставшей очень трудной, нередко трагической судьбе? Разве не пожелаешь изучить их образ жизни обстоятельнее?

Ради пробуждения этих чувств и стремлений и писалась эта книга.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru