НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Рыбы, морские ежи и другие необычные обитатели ила



"Рыбы, морские ежи и другие необычные обитатели ила"

Для нас, зоологов, новый район оказался поистине кладом. В широком русле реки пресная вода смешивалась с соленой морской, и в мангровых зарослях мы открыли особый, дотоле нам неизвестный животный мир. На илистых банках резвилось множество рыб-прыгунов - небольших рыбок, почти превратившихся в сухопутных обитателей. Песчаную прибрежную полосу населяла веселая компания крабов, а каменистые утесы по краям бухты облюбовало совершенно другое общество, о котором речь пойдет ниже.

В лесу, около побережья, протекал небольшой пресноводный ручей, кишевший рыбой. Я выловил там нескольких коренных обитателей ручья - пресноводных рыб, - а также пришельцев с моря. Вблизи мы обнаружили гнезда большеногих кур. Эти птицы отличаются тем, что не высиживают яйца. Большеноги откладывают яйца в огромные кучи из земли и опавшей листвы, которые они сгребают сообща. Яйца в такой куче обогреваются теплом, выделяющимся при гниении опавшей листвы. Шер наблюдал, например, двух коричневых птиц, строивших общее гнездо. Одна, "пятясь", подгребала землю и листву, а другая разравнивала поверхность кучи. Очень часто эти кучи, имеющие несколько метров в диаметре и достигающие в высоту человеческого роста, похожи на небольшие холмы19.

При таком способе выведения птенцов родители не охраняют свое потомство. Вылупившиеся цыплята, собственно, и не очень нуждаются в защите: они сразу же начинают летать и самостоятельно отправляются на поиски пищи. Для яиц наибольшую опасность представляют вараны, выкапывающие их из гнезд.

В ветвях деревьев резвились зеленые красноголовые попугаи и отличающиеся необыкновенной красотой Никобарские голуби. Время от времени появлялась стая макак и тупай20, напоминающих на первый взгляд наших белок. Так же как и белки, тупайи прыгают с ветки на ветку, а когда возбуждаются, то дергают пушистым хвостом вверх, вниз, вверх, вниз. Вытянутая вперед мордочка и строение челюстей говорят о том, что мы по всей вероятности имеем дело с насекомоядными, к которым тупай сначала и причисляли. Но затем у них был выявлен целый ряд обезьяньих признаков, после чего этих животных отнесли к отряду приматов. Их повадки также подтверждают это: так, они относительно свободно используют одну из передних конечностей для хватания и держания и нижними резцами ловко вычесывают шкуру.

Не менее разнообразными обитателями порадовало нас и морское дно. Погружаясь у скалистых утесов, вскоре попадаешь в пышные заросли кораллов, а в некоторых местах подводные камни почти сплошь покрыты актиниями. Здесь представляется благоприятный случай поближе изучить своеобразный симбиоз этих морских цветов и рыб.

Но особенно интересный район подводного мира мы открыли . совершенно случайно. Примерно через неделю после того как мы перебазировались в бухту Ганг, у нашего моториста упал за борт набор фильтров. Маска и ласты лежали у меня как раз под рукой. Быстро надев их, я нырнул за фильтрами. Вода была мутной и не располагала к экскурсиям, но, когда, проплыв метров десять, я достиг дна, моему взору представилась необычная картина. Слегка волнистый илистый грунт был усеян группами красновато-бурых морских ежей (Diadema), между иглами которых ярко светились голубовато-синие пятна. Каждого морского ежа сопровождала стайка маленьких кардиналов (Siphamia versicolor). Пока рыбки плавали рядом с ежом, они были такого же красновато-бурого цвета. Они что-то деловито склевывали с хозяина, похоже, чистили его. Еж таким образом наклонял иголки, собирая их в пучки, чтобы кардиналы свободно добирались до поверхности его тела. При приближении опасности рыбки прятались между колючками хозяина, причем не всегда хранили ему верность, а, случалось, уплывали к другому.

Поймав нескольких ежей с их спутниками, я поместил всех вместе в аквариум. По вечерам рыбки покидали своего защитника и покровителя и плавали по всему аквариуму. Их окраска при этом менялась и у них появлялись продольные серебристые полосы. Днем же рыбки снова скрывались в иглах ежей. Только благодаря такой надежной защите кардиналы могут выжить на столь открытом месте, как илистое дно.

Симбиоз морских ежей и рыб - одна из форм приспособляемости к условиям жизни на песчаном дне: рыбы-кардиналы среди игл морского ежа. Еж собирает иглы в пучки, чтобы рыбы могли очистить его от паразитов (Большой Никобар)
Симбиоз морских ежей и рыб - одна из форм приспособляемости к условиям жизни на песчаном дне: рыбы-кардиналы среди игл морского ежа. Еж собирает иглы в пучки, чтобы рыбы могли очистить его от паразитов (Большой Никобар)

Аналогичное содружество обнаружено недавно у барьерного рифа. Здесь кардинал Siphamia zaribae находится в симбиозе с морским ежом Diadema setosa.

На иглах морских ежей оказался еще один гость - креветка Stegopontonia commensalis. Она очень темного цвета со светлыми продольными полосами. Сидя на колючках, она совершенно незаметна. Обычно креветки сидят парами.

Рыбы, обитающие в сообществе с морскими ежами, водятся также в Красном море.

Дальше я увидел вертикальные норы диаметром от трех до четырех сантиметров, вырытые в грунте рыбами-большеротами. Из каждой такой норы выглядывала круглая голова с большим ртом и выпученными глазами. Я попытался поймать одну из этих рыб, однако она сразу же скрылась в своем глубоком убежище. Когда я начал разрывать нору, оказалось, что вверху она была укреплена наподобие шахтного колодца. В качестве скрепляющего материала служили обломки кораллов, кусочки скорлупы морских ежей и ракушки. Работа продвигалась медленно. Когда я наконец по плечо зарылся в грунт, рыба ущипнула меня за палец - тут-то я и схватил ее. Как выяснилось позднее, это был новый подвид, названный нами Gnathypops rosenbergi annulata.

Выбрав место, рыба принимается рыть нору-трубу. При этом она выгребает ил ртом. Так как верхний рыхлый слой осыпается, вначале образуется воронка, которую рыба продолжает углублять до тех пор, пока не доберется до твердого грунта. Если на пути встречается камешек, то она подталкивает его рылом и укрепляет им край норы. Вынимаемый ил рыба выплевывает наверх. Таким образом основание воронки переходит в длинную трубку с прочными стенками, сама же воронка по мере "проходки шахтного ствола" заполняется вынутым грунтом. Рыба укрепляет стенки не только камешками и ракушками, встречающимися на пути, но и использует разные твердые предметы, которые находятся поблизости. Так, во время нашей стоянки здесь мы обнаружили, что в верхний край некоторых норок аккуратно были "вмонтированы" металлические пробки от пивных бутылок.

Наблюдать за тем, как рыбы строят норы-трубки, очень интересно и поучительно. Появившись у входа в нору с песком во рту, рыба всякий раз сначала задерживается и внимательно осматривается. Затем быстро выплевывает песок и снова оглядывается по сторонам. Если мы в нескольких сантиметрах от входа клали небольшой камешек, то рыба, опять-таки предварительно убедившись, что ей не грозит никакая опасность, стремительно подплывала к находке и, подтащив камешек к норе, тут же снова бросала его, чтобы осмотреться, и лишь затем транспортировала его дальше. Даже в тех случаях, когда "строитель" трудился у края норы, что-то прилаживая и укрепляя, он не забывал о бдительности - доказательство, насколько беззащитными чувствуют себя эти рыбы вне стен своего убежища.

Рыба-большерот в своей норе. Стенки в верхней части норы укреплены ракушками, камнями и т. п.
Рыба-большерот в своей норе. Стенки в верхней части норы укреплены ракушками, камнями и т. п.

Мы попытались ловить их на удочку. Они брали приманку, но очень и очень осторожно. Стоило потянуть за леску, как они тут же выпускали наживку, и ловить их дальше уже не имело смысла: теперь они брали насадку за самый кончик, тащили ее в сторону и выплевывали вместе со струей воды. Между прочим, точно так же рыбы выплевывали все другие посторонние предметы, которые находились слишком близко и мешали им. Так, например, они избавлялись от морских мышей.

В песке можно было видеть также крупные раковины пинны, а над ними парочки небольших рифовых окуньков. Почуяв опасность, рыбки мгновенно заплывали в открытые створки раковины. Там, где такие раковины отсутствовали, рыбешки искали спасения в норах бычков-песчаников, но ни разу мне не приходилось видеть, чтобы они строили себе убежище сами.

За время нашей стоянки под днищем "Ксарифы" набралось много разного "добра": старые картофелины, консервные банки, полиэтиленовые мешочки, бутылки и прочее - целый склад на пустынном илистом дне. Рифовые окуни, промышлявшие обычно парами вблизи пинн, теперь плавали над каждой консервной банкой. Над горлышком старой бензиновой канистры держался молодой желто-голубой окунь, а вокруг старых мешков кишмя кишела молодь рыб-хирургов, рифовых и каменных окуней, губанов и других рыб. Все больше и больше переселялось сюда морских ежей и улиток. Прямо под якорем обосновался крупный краб, а на нем, словно цветы, сидели красные крылатки.

'Бродячий' коралл (Heteropsammia) с морским червем (Aspidosiphon) и коралл Goniopora с уже вздувшимся отводком. Щупальца у полипов втянуты
'Бродячий' коралл (Heteropsammia) с морским червем (Aspidosiphon) и коралл Goniopora с уже вздувшимся отводком. Щупальца у полипов втянуты

За это время нам удалось открыть ещё целый ряд других форм приспособляемости обитателей песчаного дна. Доктор Шер обнаружил имевший форму полушария и величиной с кулак коралл с большими зеленоватыми полипами, который размножается с помощью отводков. В пищевом тракте полипа из некоторых личинок развиваются полипы с собственным известковым скелетом. Этот скелет не срастается с материнским. Достигнув размера горошины, отводок раздувается за счет поглощаемой воды. Образующийся величиной с грецкий орех пузырь отрывается и уносится течением. Таким путем этот коралл (Goniopora) распространяется на песчаном грунте, на котором он не может селиться другим способом, поскольку здесь нет никаких твердых предметов, к которым личинки могли бы прикрепиться.

Один из кораллов, населяющих этот район, научился даже "бегать". Речь идет о блуждающем коралле Heteropsammia cochlea, обладающем способностью медленно передвигаться по песчаному грунту, и, если случается, что его засыпает песком, он может освободиться из "заточения". При внимательном рассмотрении можно обнаружить у основания коралла продолговатую ногу, с помощью которой полип подтягивается и передвигается. Самым удивительным является то, что эта нога вовсе не орган полипа, а морской червь Aspidosiphon, который, за исключением маленького отверстия, оброс со всех сторон известковым веществом, выделяемым полипом. В свою очередь морской червь тоже извлекает пользу из этого симбиозу так как имеет в лице полипа надежного защитника.

Как видим, пустынное на первый взгляд илистое дно под нашим судном оказалось на деле настоящим зоологическим кладом. Впоследствии нам довелось встретиться еще со многими необычными обитателями илистого дна. Но как бы богата и разнообразна ни была здешняя подводная фауна, она не могла сравниться с коралловыми садами у подножия каменистых утесов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru