НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Санитарная станция" в рифах



"'Санитарная станция' в рифах"

В середине XVI века Конрад Гезнер* описал интересный случай, свидетелем которого он был. В открытой пасти крокодила сидела небольшая птичка, извлекая из зубов чудовища застрявшие остатки пищи. Еще раньше подобную забавную историю рассказал Геродот. Но я бы никогда не поверил в правдоподобность рассказанного, если бы в один прекрасный день не увидел собственными глазами подобного странного зрелища. Правда, действующими лицами на сей раз были рыбы.

* (Гезнер, Конрад (1516-1565), швейцарский врач и естествоиспытатель, основоположник научной зоологии; его основной труд - "История животного мира". - Прим. пер.)

Над моей головой блестели голубые волны Карибского моря. Сидя среди кораллов, я наблюдал за пестрыми, разноцветными рыбами. Мое внимание привлек проплывавший мимо крупный каменный окунь преклонного возраста. Вяло шевеля грудными плавниками, он не спеша подплыл к кораллу и встал над ним свечой. Окунь медленно раскрыл свою страшную пасть и тут - я просто не поверил своим глазам - к хищнику устремились какие-то маленькие рыбки. Одни из них принялись обследовать поверхность его тела, будто искали что-то, другие заплыли прямо в пасть огромной рыбины, третьи исчезли под приподнятыми жаберными крышками. К моему величайшему изумлению, через некоторое время рыбки целые и невредимые появились снова! Когда окунь счел, наконец, процедуру законченной, он резко захлопнул пасть, однако через секунду снова широко открыл ее. Это был сигнал, по которому рыбки-чистильщики покинули пасть хищника. Окунь несколько раз встряхнулся, предупреждая теперь уже чистильщиков, "работавших" снаружи, что пора кончать, после чего все рыбки вернулись к своему убежищу в кораллах.

Впоследствии мне еще не раз приходилось наблюдать такую необычную картину, и прошло немало времени, прежде чем я раскрыл загадку: оказывается, маленькие рыбки помогали большим собратьям освободиться от паразитов. Более того, они "врачевали" раны: поедая отмершие части тканей, они таким путем очищали поврежденные места. К этой "гильдии" чистильщиков в Карибском море принадлежат различные виды рыб: от бычков и губанов до рифовых окуней и толстогубов. В роли клиентов выступают представители самых различных семейств.

Едва ступив на рифы Мальдивов, я уже был само нетерпение: повстречаю ли и здесь своих старых знакомых - рыб-чистильщиков? И уже во время второй подводной экскурсии такая встреча состоялась. Это были голубые чистильщики - губаны с продольной черной полосой (Labroides dimidiatus). Парочка губанов занималась чисткой крупного толстогуба. Клиент вел себя точно так же, как и окуни в Карибском море: когда один из чистильщиков "стучался", ткнувшись в край рта окуня, тот открывал пасть и приподнимал одну из жаберных крышек. Спустя некоторое время окунь считал чистку достаточной, закрывал и вновь открывал рот и встряхивался, дав понять "санитарам", что процедура закончена и им пора уходить.

Стая вымпельных рыб-бабочек (Heniochus varius), маскировочная окраска которых 'стирает' контуры тела; в центре снимка полосатый толстогуб
Стая вымпельных рыб-бабочек (Heniochus varius), маскировочная окраска которых 'стирает' контуры тела; в центре снимка полосатый толстогуб

За толстогубом ждала своей очереди целая группа ворчуновых рыб (семейство Pomadasyidae). И надо сказать, каждого почистили тщательно и добросовестно. Так я обнаружил существование своеобразного бюро добрых услуг в рифах. С этого момента я стал наведываться сюда ежедневно. И каждый день санитары трудились "не покладая рук". Ворчуновые были, без сомнения, их постоянными клиентами, но иногда сюда заглядывали и другие посетители, и среди них даже обитательница открытых вод - кефаль. Эти крупные рыбины целыми стаями подплывали к "санитарной станции", принимали наклонное положение - головой вниз, хвостом вверх, оттопыривали жаберные крышки и замирали, дожидаясь своей очереди. Рыбы-попугаи в отличие от кефали дожидались чистки в вертикальном положении, то есть "становились" на хвост.

Как видим, у каждого вида свои особенности. Некоторые рыбы во время чистки меняют даже цвет; например, темные единороги (Naso tapeinosoma) становятся светло-голубыми. Это свойство менять окраску не случайно: на светлом фоне паразиты гораздо заметнее.

У мальдивского чистильщика-губана я подметил некоторые особенности, отличавшие его от карибского коллеги. В частности, он был значительно подвижнее и проворнее. "Приглашая" большую рыбу почиститься, он как бы танцевал перед ней, раскачиваясь из стороны в сторону. Между прочим, он и меня приглашал воспользоваться его услугами, но, поскольку мне было трудно под водой открыть рот, у нас ничего не получилось.

Во время "танца", означавшего приглашение, чистильщик растопыривал хвостовые плавники, поднимая и опуская при этом хвост. Обращало на себя внимание одно интересное обстоятельство: перед мелкой рыбешкой, а также перед хорошо знакомыми ему толстогубами чистильщик своего танца не исполнял. Что же касается новых клиентов, каким был, например, пловец-ныряльщик, то здесь чистильщик не жалел сил и танцевал просто самозабвенно. Успокоившись, рыба тут же могла повторить танец, так сказать, на "бис", для чего ее надо было неожиданно испугать. Судя по всему, эти дергающиеся, несколько судорожные движения объяснялись тем, что рыбе, с одной стороны, хотелось подплыть ближе, а с другой - в ней говорил инстинкт самосохранения, заставлявший ее поскорее искать спасения в кораллах.

Рыба-чистилыцик обследует пасть толстогуба (Plectorhynchus diagrammus)
Рыба-чистилыцик обследует пасть толстогуба (Plectorhynchus diagrammus)

"Обрабатывая" поверхность тела хозяина, чистильщик то и дело касался его брюшными плавниками. Таким способом он сообщал хозяину, где он в данную минуту находится, и тот соответствующим образом помогал чистильщику в его работе: либо плотнее прижимал плавники, либо, напротив, растопыривал их, или же приподнимал жаберные крышки. Короче говоря, обе рыбы прекрасно понимали друг друга "с полуслова".

Необходимо отметить ту тщательность, с какой чистильщик обслуживал клиента. Любая неровность на поверхности тела последнего, любое пятнышко или нарост не ускользали от внимания чистильщика, и он стремился удалить их. Иногда, впрочем, такая добросовестность может явиться причиной ошибки. Однажды мы поместили в аквариум остроголовую рыбу-шар (Canthigaster margaritatus), которую природа наградила красивыми белыми крапинками. При виде такого чудесного клиента чистильщики разом устремились к нему и принялись яростно "клевать" светлые пятнышки. В конце концов бедняга рыба-шар в поисках спасения чуть не выпрыгнула из аквариума.

В другой раз мы посадили в аквариум рыбу-еж, на колючках которой имеются маленькие клочки кожи. Решив, что это паразиты, чистильщики набросились на них, однако, уколовшись несколько раз, отскочили.

В неволе между чистильщиками и клиентами иногда завязывается, если можно так сказать о рыбах, личная дружба. У нас была, например, рыба-бабочка, имевшая своего постоянного "лейб-санитара". Когда мы однажды подсадили к ней другого, более крупного чистильщика и он прогнал своего предшественника, рыба-бабочка отказалась от привычной гигиенической процедуры. Пришлось нам новоявленного "санитара" удалить и вернуть старого. Стоило тому появиться, как клиентка снова изъявила готовность почиститься.

Вверху губан-чистильщик (Labroides dimidiatus), внизу его двойник морская собачка аспидонт (Aspidontus taeniatus)
Вверху губан-чистильщик (Labroides dimidiatus), внизу его двойник морская собачка аспидонт (Aspidontus taeniatus)

Я часто задавал себе вопрос: почему хищные рыбы не трогают своих более слабых и беззащитных сородичей-чистильщиков, когда те приближаются к ним? Одна из причин, несомненно, заключается в том, что чистильщик не делает попыток к бегству. Ведь именно при виде удирающей жертвы у многих хищных рыб срабатывает безусловный рефлекс, заставляющий ее броситься вдогонку за беглецом. Проделанный нами следующий опыт может служить наглядным тому доказательством. Однажды мы посадили в аквариум нового чистильщика. Еще не освоившись, маленькая рыбка испуганно метнулась в сторону от находившегося в аквариуме луфаря и в ту же секунду оказалась в пасти хищника. Когда же чистильщик "танцует" перед хищником, то, по-видимому, происходит торможение рефлекса и хищник не нападает. Но как хищная рыба узнает чистильщика? Я предполагал, что такими приметами служили яркая окраска чистильщика и исполнявшийся им танец. В конце концов мое предположение подтвердилось, причем самым неожиданным образом.

Мне несколько раз бросалось в глаза странное обстоятельство: рыба-клиент, только что приподнявшая жаберные крышки в ожидании процедуры чистки, почему-то вздрагивала от прикосновения чистильщика и затем неожиданно обращалась в бегство. Чистильщик в свою очередь тоже вел себя несколько необычно. И хотя он, как всегда, приближался "танцующей походкой", но слишком уж яростно бросался на клиента и, казалось, кусал его. Прошло немало времени, прежде чем я раскрыл загадку. Поначалу я вообще решил, что имею дело с каким-то патологическим исключением, но, поймав одного такого субъекта, я понял, что ошибаюсь: в руках у меня оказался вовсе не чистильщик, а саблезубая морская собачка (Aspidontus taeniatus). Сходство ее с рыбами-чистильщиками было просто поразительным: такая же темная продольная полоса сбоку и такая же голубая окраска. Однако по форме челюстей и зубов я сразу определил, что передо мной родственник саблезубой морской собачки, которую я наблюдал у Галапагосских островов: этот хищник нападал на других рыб и своими острыми зубами отхватывал у них целые куски кожи и плавников. Пойманная мною здесь саблезубая собачка делала то же самое, с той лишь разницей, что имитировала рыбу-чистильщика, чтобы перехитрить свою жертву и раньше времени не спугнуть ее. Причем эта имитация не ограничивалась одним лишь нарядом, она пошла дальше (вспомните исполняемый имитатором танец).

Описанное сходство некоторых хищных рыб с чистильщиками действительно способно ввести рыб-клиентов в заблуждение. Ничего не подозревая, они спокойно позволяют псевдочистильщику приблизиться, и, если перед хищником молодая неопытная рыба, он успевает несколько раз укусить ее, прежде чем откроется обман. Так как лжечистильщики в природе встречаются значительно реже настоящих, многие рыбы-клиенты становятся жертвами этого обмана.

Рыбы-чистильщики всегда стремятся прогнать самозванца, объявившегося в их владениях. Однако остается неясным, отличают ли они его от других чистильщиков, которых они точно таким же образом прогоняют из своих владений, не желая иметь конкурентов. Ни одна другая рыба из обитающих в этом районе не защищает так яростно своих прав на территориальную собственность. А "санитарные станции" в рифах - в некотором роде места общественные, где даже эти рыбы, обычно весьма агрессивно настроенные по отношению к своим сородичам, терпят их присутствие рядом с собой.

По-видимому, в подводном мире ведется отчаянная борьба за существование, если некоторым рыбам приходится рядиться в чужие одежды. При этом они очень быстро перенимают малейшие изменения во внешнем виде и повадках оригинала. Известно много разновидностей рыб-чистильщиков. Так вот те, которые обитают у Мальдивских островов, имеют темную продольную полосу у основания грудного плавника, и лжечистильщики копируют даже эту, казалось бы, незначительную деталь. В тех же районах, где у чистильщика нет такой полоски, она отсутствует и у его двойника. У чистильщика, обитающего у островов Туамоту в Тихом океане, по бокам имеется по одному оранжево-красному пятну, и псевдочистильщик тоже "обзавелся" такими пятнами и в тех же примерно местах.

Приведенные примеры достаточно красноречиво подтверждают стремление чистильщика-имитатора всегда и во всем быть похожим на оригинал, с тем чтобы другие рыбы не могли их различить. Будет очень интересно проследить за дальнейшей эволюцией этой оригинальной мимикрии.

В известной степени чистильщик-имитатор, используя свое сходство с настоящим чистильщиком, наносит ему определенный вред; правда, обманщик встречается довольно редко и рыбы-клиенты достаточно быстро и легко его узнают. Тем самым ограничивается и регулируется количество особей псевдочистильщиков данного вида.

Однако у имитаторов есть и другая перспектива развития. Она может состоять в том, что они постепенно возьмут на себя обязанности настоящих чистильщиков. В таком случае, вероятно, произойдет количественное увеличение индивидуумов. В подтверждение этому приведу несколько примеров. Мне неоднократно доводилось видеть, как псевдочистильщик набрасывался на крупных паразитов на коже рыб-клиентов. Эти паразиты были ему, что называется, по зубам (добавим - острым зубам), в то время как настоящий чистильщик часто оказывался не в состоянии справиться с ними.

Словом, еще очень много увлекательных проблем и загадок ждут своего дальнейшего исследования и решения.

Сравнивая наблюдения над рыбами-чистильщиками, накопленные мною во время пребывания в Индийском океане, с данными, полученными в Карибском море и на Бермудах, я обратил внимание на то, что в Индийском океане обитает сравнительно немного видов этих рыб. Здесь наиболее распространен чистильщик губан Labroides dimidiatus, встречается также родственный ему вид Labroides bicolor. Одного из представителей этого вида я наблюдал в то время, как он чистил гребнезубую акулу. Акула описывала круги вокруг высокого кораллового куста поритес, и всякий раз, когда она проплывала мимо определенного места, появлялся губан, который, плывя некоторое время рядом, "склевывал" с тела огромной рыбины паразитов. Затем чистильщик возвращался к своему убежищу и ожидал следующего появления акулы. Когда губан производил чистку в области жаберных щелей, можно было видеть, как акула открывала их.

Губан (Lepidaplois diana). Cнимок сделан с помощью блица. Великолепный яркий наряд рыбы не виден, так как вода полностью поглощает красный цвет
Губан (Lepidaplois diana). Cнимок сделан с помощью блица. Великолепный яркий наряд рыбы не виден, так как вода полностью поглощает красный цвет

Акула была не одна, а в сопровождении прилипалы, той удивительно изящной рыбы, которая с помощью своего спинного плавника, превратившегося в присоску, может прочно прикрепляться к акуле. Судя по всему, прилипале не нравилось присутствие губана-чистильщика: стоило последнему приблизиться к клиенту, как прилипало бросался и прогонял его. Видимо, он принимал губана за своего конкурента. И тогда меня осенила догадка: может быть, прилипало - чистильщик акулы? Поскольку акулы предпочитают открытое море и поэтому не всегда могут посещать "санитарные станции" в рифах, вполне возможно, что их всегда сопровождают собственные чистильщики.

Несколько недель спустя одно забавное происшествие подтвердило мое предположение. В этот день мы совершали погружение на мелководье с внутренней стороны рифа. Неожиданно перед инженером Хиршелем появился прилипало, экземпляр сантиметров в двадцать пять. Рыба тотчас же заинтересовалась пловцом. Вероятно, дна потеряла "свою" акулу и теперь подыскивала себе нового хозяина. Забавно было наблюдать, как прилипало беспокойно сновал вдоль тела инженера, от головы к ластам и обратно, пристально разглядывая его. Наконец рыба пристроилась у широкой груди инженера и тут же несколько раз весьма энергично "клюнула" один из сосков. Когда испуганный Хиршель, пытаясь защититься, закрыл рукой одну сторону груди, прилипало атаковал другую. Инженеру не оставалось ничего другого, как обратиться в бегство. С прижатыми к груди руками, он поспешил обратно к лодке, преследуемый маленькой рыбкой. Мы буквально корчились от смеха, так что чуть не захлебнулись: вода проникла нам даже под маски. "Ну и пасть у него, прямо как терка", - оправдывался позднее Хиршель.

Видимо, Хришель очень понравился прилипале. Он не отставал от инженера до самой лодки и еще долго в растерянности искал своего нового спутника, недоумевая, зачем эта большая рыба ни с того ни с сего и совсем не по-рыбьи выскочила из воды.

Надо полагать, прилипало принял соски, выделявшиеся темными пятнами на груди инженера, за паразитов и хотел оказать своему новому хозяину маленькую услугу.

Когда три года спустя во время пребывания на Гавайях я рассказал об этом курьезном случае доктору Штрасбургу, он в свою очередь заметил, что неоднократно обнаруживал в желудке прилипалы паразитов акулы.

Других рыб-чистильщиков в Индийском океане я не встречал. Если там и обитают какие-либо иные виды, то встречаются они очень редко. Создается впечатление, что в этом районе "штатная должность" чистильщика прочно и надолго занята губанами, так что у их конкурентов почти нет шансов проникнуть на эту территорию и здесь закрепиться.

И повадками, и формой тела губан-чистильщик прямо создан природой для роли подводного санитара. Без сомнения, этот вид рыб существует уже с давних пор, о чем, между прочим, свидетельствует и то, что у них есть свои подражатели. В неволе чистильщик питается рачками и мелкими червяками, на воле же, как мне удалось заметить, он кормится исключительно паразитами, которых добывает на теле клиентов.

В прилегающих к Индийскому океану тропических районах Тихого океана также распространен род Labroides. У Гавайских же островов, например, я встречал только чистильщиков Labroides phtirophagus.

Совсем иная картина наблюдается в тропических районах западной части Атлантики (Карибское море и Бермудские острова). В Карибском море мне встретились целые пять видов рыб, выступавших в роли чистильщиков, четыре из которых относятся к совершенно различным семействам. Один из этих видов более других специализировался на чистке: его представители собирали паразитов даже в пасти крупных рыб. Что же касается других видов, то они занимались этим от случая к случаю, причем преимущественно не взрослые особи, а молодь.

На Бермудах я столкнулся еще с двумя видами чистильщиков: рифовым окунем Abudefduf saxatilis и рыбой-бабочкой Chae-todon striatus.

Таким образом, нам известны теперь семь видов чистильщиков, обитающих в этом районе и принадлежащих к шести семействам. Губан-чистильщик Labroides dimidiatus здесь отсутствует, хотя оба океана в третичное время много лет соединялись существующим тогда Панамским проливом. Подтверждением этому служит хотя бы тот факт, что еще и сегодня по обе стороны пролива можно встретить представителей одного и того же вида6. Правда, некоторые из видов, широко распространенных в индо-тихоокеанской области, как, скажем, губан-чистильщик или анемоновые рыбы (Amphiprion, Premnas) в Карибском море отсутствуют.

Толкование этого явления может быть двояким. Либо анемоновые рыбы и губаны-чистильщики, включая и их подражателей, появились в Тихом океане лишь после поднятия Панамского перешейка, в эпоху среднего миоцена, либо эти виды в свое время также обитали в бассейне Карибского моря, но позднее, после поднятия Панамского перешейка, по какой-то неизвестной причине вымерли. Причиной вымирания могло явиться происшедшее в ледниковый период понижение температуры, которое оказало на животный мир этого тропического района Атлантики, несомненно, сильное влияние. Я склоняюсь больше ко второму толкованию, и вот почему: слишком сомнительным кажется предположение, что насчитывающий несколько видов род Amphiprion мог появиться в относительно более поздний период. О том, что речь идет о давно развившейся форме, говорит, бесспорно, и тот факт, что у чистильщика успел появиться его имитатор. И поскольку род чистильщиков в Карибском море вымер, освободилась вакансия, которую стремятся занять различные виды рыб, но пока ни один из этих видов, не избрал чистку своей основной специальностью.

Обращает на себя внимание большое сходство в форме тела и окраски у обитающего в Карибском море и подвизающегося чаще других в роли чистильщика неонового бычка (Elacatinus oceanops) и распространенного в индо-тихоокеанском бассейне чистильщика-губана. Чем же объяснить такое поразительное сходство? Разгадка, по-видимому, заключается в следующем. Селившийся первоначально в обоих океанах чистильщик-губан "носил" ту самую характерную "униформу", которая и сегодня отличает губана индо-тихоокеанского района. Нам известно далее, что "наряд" животного является своего рода сигналом, который реципиент постепенно начинает принимать и различать. Так вырабатываются определенные навыки, которые настолько прочно закрепляются, что передаются по наследству из поколения в поколение и очень долго сохраняются. Зачастую они не исчезают даже тогда, когда партнер давно уже "выбыл из игры". Позволю себе сослаться только на один пример из моей книги, посвященной поездке на Галапагосские острова. Речь идет об обитающем там голубе. Когда кто-нибудь приближается к гнезду, птица притворяется умирающей, чтобы таким образом отвести опасность от птенцов; этим она напоминает многих наших птиц, которые пытаются увести врага подальше от гнезда. А ведь на Галапагосах нет хищных млекопитающих. Эту реакцию, равно как и умение распознавать объект, вызывающий реакцию, то есть хищника, голуби перенесли сюда с материка и сохранили еще с тех времен, когда, вероятно, много миллионов лет тому назад начали селиться на островах.

Точно так же, надо думать, и потомки карибских рыб, проходивших "санобработку" у губанов-чистильщиков, научились узнавать чистильщика по его наряду и не утратили выработавшийся навык до настоящего времени. С другой стороны, тем рыбам, которые в качестве первого шага на пути приспособляемости уже "надели" такой же цветной наряд, что и у подлинных чистильщиков, было намного легче установить контакт с клиентами. Проводя свои опыты в аквариуме, мы неоднократно имели возможность убедиться в том, что рыбы практически не различали чистильщика-бычка и чистильщика-губана. Карибские рыбы тотчас же "приглашали" губана, пришельца из индо-тихоокеанского бассейна, приступить к чистке, хотя до сих пор, как говорится, и в глаза его не видели. И наоборот, клиенты, обитающие в Индийском и Тихом океанах, "обращались с просьбой" почистить их к карибским чистильщикам-бычкам.

И наконец, совершенно необычных чистильщиков мне довелось встретить в северной части Мальдивских островов. Однажды я плавал под водой у коралловых рифов атолла Разду. На глубине примерно двадцати метров я заметил довольно обширную пещеру и заглянул в нее. Недалеко от входа, сверху, с потолка, мне навстречу в полусумраке засветились две яркие точки, причем около каждой из них полукругом располагались какие-то светлые пятна, от которых радиально расходились яркие лучи. Подплыв ближе, я увидел "висевшую" вниз спиной красную крылатку*. Словно цветок, распустила она лучи грудных плавников, у основания которых было по светлой точке и по нескольку глазков; именно эти лучи и отражали свет.

* (Тропический представитель семейства морских ершей (скорпен) - Pterois volitans. Очень ярко окрашенная рыба с удлиненными лучами спинного и грудных плавников.)

Но что меня поразило больше всего, так это изящная с белыми и темными окружьями креветка, сидевшая возле крылатки и ощупывавшая ее своими длинными клешнями. Крылатка, которую я в конце концов поймал, была известна лишь по одному-единственному экземпляру. Несколько позже я наблюдал уже целую группу креветок-чистильщиков (Stenopus), занимавшихся муреной. Оба раза процедура "санобработки" происходила в пещерах, куда губан-чистильщик не заходит. Можно, следовательно, предположить, что креветка присвоила себе функции губана. Новейшие данные, полученные в Карибском море и Тихом океане, говорят о том, что креветки-чистильщики весьма распространены. Рыбы-клиенты подставляют креветке то место, которое хотят почистить, например пораненный хвостовой плавник, и та, забравшись на хозяина, принимается за дело.

Новый вид креветки-чистильщика (Periclimenes anthophilus), открытый на Бермудских о-вах
Новый вид креветки-чистильщика (Periclimenes anthophilus), открытый на Бермудских о-вах

Изучая повадки креветки-чистильщика (Periclimenes pedersoni), Лимбо установил: чтобы приманить рыб, креветка шевелит антеннами-усиками. Когда клиент подплывает, она забирается к нему под жаберные крышки и даже в рот. В момент опасности рыба, прежде чем уплыть, выплевывает чистильщика. Родственные названному выше виду креветки Periclimenes yucatanicus также приманивают клиентов с помощью антенн-усиков, однако в этом случае наблюдаются лишь кратковременные контакты. Это дало ему повод предположить, что он имел дело с псевдочистильщиками.

Выше уже упоминалось, что хрящевые рыбы (акулы, скаты) тоже любят чиститься. Неожиданным, однако, оказалось то, что крупные скаты - морские дьяволы (Manta), обитающие главным образом в открытом море, нередко наведывались на "санитарную станцию" среди рифов, которая, судя по всему, была им хорошо известна7.

Совершенно невероятное происшествие приключилось с нами у южного рифового канала на атолле Адду, где мы совершали очередное погружение. Благодаря сильному течению дно казалось совершенно гладким. Лишь посреди глубокого, в пятнадцать метров, канала рос пышный коралловый куст, вокруг которого плавало несколько мант, каждая добрых четыре метра в длину. Чуть шевеля плавниками, они подобно гигантским птицам описывали круги; широкие "крылья" изгибались и медленно выпрямлялись. Было жутковато смотреть на этих фантастических птиц, а царивший здесь сумрак еще более усиливал впечатление нереальности и таинственности. Лишь большие живые глаза, которыми манты с любопытством разглядывали нас, говорили о том, что перед нами реальные, живые существа. Наконец манты прекратили свой хоровод и застыли неподвижно над коралловым кустом. В ту же минуту к ним устремились стаи губанов вида Thalassoma и губаны-чистильщики и принялись что-то склевывать с их брюха и "крыльев". Чтобы санитары могли проникнуть в жаберные щели, манты подняли жаберные крышки.

Какую важную роль играют чистильщики в жизни рыб коралловых рифов, показывает следующий эксперимент, проделанный Лимбо на Багамских островах. Лимбо выловил у двух рифов всех известных ему обитавших здесь чистильщиков. И что же? Вскоре большая часть рыб покинула этот район, и рифы явно осиротели. Осталось лишь несколько наиболее стойких аборигенов, но через две недели на их коже и плавниках появились открытые раны, опухоли, пораженные грибком места и т. п. Со временем рифы снова ожили: здесь поселились молодые чистильщики и вслед за ними - новые клиенты. В результате продолжительных наблюдений Лимбо и Педерсон установили также, что одного чистильщика за шесть часов посещает более трехсот (!) клиентов.

Здесь я сделаю маленькое отступление. Недавно мне довелось побывать в Уганде и Танзании. У подножия Килиманджаро, в парке Амбозели, я наблюдал египетских цапель, сопровождавших слонов и буйволов. Птицы либо сидели на спине животных, либо бежали рядом. При этом они ловили как вспугнутых в траве насекомых, так и паразитов, докучавших толстокожим великанам. Однако мне не удалось заметить ровным счетом ничего, что бы указывало на "сотрудничество и взаимопонимание" между животными и птицами. Цапель привлекали прежде всего вспугнутые насекомые, не более, а слоны и буйволы спокойно терпели присутствие птиц. О каком-либо симбиозе не могло быть и речи.

И все же я встретил среди птиц настоящего, стопроцентного чистильщика. В том же самом национальном парке мое внимание привлекли маленькие волоклюи, сидевшие на носорогах. Словно миниатюрные дятлы, карабкались они по спине и бокам своих огромных хозяев. Такое сравнение вполне обоснованно: подобно нашим дятлам, добывающим пищу в коре деревьев, волоклюи извлекали различных паразитов, и в первую очередь личинок овода, из складок кожи носорога. При этом чистильщики работали довольно грубо: из проклюнутых волдырей, образовавшихся от укусов овода, часто текла кровь, и один раз я заметил, как птица пила ее из ранки. Волоклюи даже "вытирали нос" хозяевам, подбирая слизистые выделения. Носороги с видимым терпением относились к присутствию птиц.

Следующее наблюдение позволяет утверждать, что между этими четвероногими и пернатыми налаживается взаимопонимание. Однажды один из волоклюев обрабатывал бок носорога. В области плеча у толстокожего была какая-то рана, причинявшая ему сильную боль, так как животное несколько раз вдруг бросалось на землю, перекатываясь с боку на бок. Птице, естественно, приходилось взлетать, чтобы не быть раздавленной многопудовой массой. Но как только носорог поднимался, чистильщик снова принимался за работу. Когда носорог в очередной раз повалился навзничь, птичка, немного постояв возле него, громкой жалобно закричала. И вдруг носорог затих. Тогда она забралась на его плечо, еще раз чирикнула и, подобравшись к ране, возобновила ее обработку. С этого момента носорог больше не катался по земле. Вполне возможно, это было случайностью, но у меня сложилось впечатление, что животное отреагировало на крик птицы. Вообще волоклюи очень пугливы, и, когда кто-либо приближается к носорогу, они тотчас взлетают и тем самым предупреждают хозяина об опасности.

Птиц-чистильщиков крокодилов мне видеть не приходилось, но зато я наблюдал крокодилов, лежавших на берегу с открытой пастью, словно они приглашали птиц почистить им зубы.

Что меня больше всего поражало во всех описанных формах симбиоза, так это удивительное сходство в его проявлениях, касалось ли это птицы-чистильщика, рыбы-чистильщика или креветки-чистильщика. Еще старик Гезнер упоминал такую интересную деталь в чистке крокодила: желая закончить процедуру и предупредить чистильщика, он осторожно закрывает пасть. Я твердо убежден, что Гезнер рассказал о настоящем симбиозе чистильщика и клиента. Совершенно таким же образом подает сигнал своему "санитару" и каменный окунь.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru