НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Бобры возвращаются снова

Приятно сознавать, что уже в 1845 году, пусть всего лишь на 10 лет, в Норвегии приняли меры по охране последних остатков нашей популяции бобров и тем самым спасли их от полного уничтожения. Это был вклад нашей страны в сохранение скандинавского вида бобров для грядущих поколений. Однако позднее, с 1855 по 1863 год, владельцам земель разрешили охотиться на бобров на протяжении круглого года. Правда, в 1863 году эта охота была ограничена.

Ситуация, наверное, была еще более критической, чем это себе представляли. Несмотря на принятые меры, число бобров к концу столетия упало до катастрофического уровня и, возможно, не превышало даже 100 единиц.

В связи с сооружением железной дороги в Омли, в губернии Аустагдер, сообщалось: "Правление Норвежского общества охоты и рыболовства в декабре 1894 года, по призыву всех заинтересованных жителей губернии, обратилось в министерство по внутренним делам с предложением запретить охотиться на бобров во время строительных работ на железной дороге в Омли. Животные эти обитают в основном в районе Флатен-Киланд, что ниже Нелауга и в направлении Негардена, как раз там, где должно пройти полотно строящейся железной дороги"

Известный профессор-зоолог выступил тогда с серьезным предупреждением: опасность, которой подвергалась самая большая бобровая популяция Норвегии, была столь велика, что вся она или часть ее наверняка обречена на гибель, если только животным не придут на помощь.

В 1899 году был принят закон, согласно которому вводился полный запрет на отстрел бобров в течение 10 лет. Вопрос об охоте вновь поднимался в 1913 и 1917 годах, причем ссылались на ущерб, который бобры якобы наносят лесам, однако аргументы в пользу необходимости сохранения столь редких животных в Норвегии оказались более весомы, чем причиняемый ими ущерб. Но поскольку выплаты компенсаций владельцам лесов составили довольно круглые суммы, стортинг в 1918 году разрешил охоту на бобров в период с 15 по 31 октября. В ряде же коммун запрет на отстрел по-прежнему оставался в силе, а в 1932 году, когда был изменен закон об охоте от 1899 года, этот запрет был распространен на всю страну. Правда, при наличии некоторых условий охота была разрешена на протяжении полутора месяцев, с 15 октября по 30 ноября. Например, сегодня минимальная площадь, на которой в сезон разрешается добыча одного бобра, составляет 50-100 гектаров, далее по одному животному на каждые следующие 100 гектаров.

Охота и отлов бобров регулируются теперь в Норвегии положениями закона от 14 марта 1972 года. В законе подчеркивается, что действующие правила учитывают пожелания отдельных коммун о некотором расширении возможностей для охоты на бобров с целью возмещения ущерба, наносимого этими животными лесному и сельскому хозяйству. Если ранее охота на бобров определялась установленными квотами, то теперь регулирование ее осуществляется в пределах отдельных конкретных районов, точно так же как в охоте на крупную дичь. Охотники обязаны сообщать о количестве отстрелянных животных, и на основании этих сведений комиссии по делам охоты определяют запасы животных, продолжительность сроков охоты.

Во время осенней охоты бобров отстреливается совсем немного. В этот период животные предельно боязливы, подобраться к ним трудно, а сумерки наступают рано; видимость обычно плохая, и ряд животных получают ранения. Как-то Аслак поймал в капкан бобра; в голове у него сидел заряд дроби, наверняка причинявший ему большие страдания. Один резец на верхней челюсти оказался выбитым из гнезда и рос наискосок, у корня он был совсем черным. Животное ослепло на один глаз, в котором также сидела дробинка, вызвавшая воспаление. У другого бобра обнаружили в теле дробь трех размеров, очевидно, результат выстрелов трех разных охотников.

Около 1910 года полагали, что запасы бобров возросли не менее чем до 1000 животных, а в последующие годы поголовье их все время возрастало, так что в 1930 году бобров наверняка насчитывалось несколько тысяч. На основании сведений комиссий по делам охоты, в 1964-1965 годах общие запасы норвежской популяции бобров оценивались в пределах 5000-10000 животных.

Для того чтобы расселить бобров на большей территории, с 1925 года животных стали завозить в места, где они обитали ранее. Работа эта проводилась с переменным успехом. Было обнаружено, что в каждом новом районе бобры проявляли тенденцию уйти от того места, где их выпускали, на расстояние вплоть до восьмидесяти километров. В некоторых случаях опыты расселения оказались удачными, привели к созданию в новых местах жизнеспособных бобровых колоний, которые распространились также в близлежащие места. Теперь бобры выпущены во всех северных губерниях Норвегии, и будет интересно проследить за их развитием в ближайшие годы.

В период с 1927 по 1940 год в Норвегии было добыто 1835 бобров, или примерно 131 животное в год. В настоящее время в среднем, очевидно, добывается около 400 бобров в год. Научный консультант-охотовед, специалист по Юго-Восточной Норвегии, полагает, что наша бобровая популяция слишком велика, и, принимая во внимание ущерб, наносимый этими животными лесам, рекомендует отстреливать 2000-3000 бобров в год.

На "бобровом симпозиуме" стран Севера в 1975 году, проходившем в Швеции, норвежские специалисты сообщили, что, по имеющимся данным, запасы бобров в Норвегии значительно увеличиваются и за последние 10 лет расселение этих животных приняло широкий размах. Так, они появились в Хедмарке, Сер-Треннелаге (Рерус) и Нур-Треннелаге. Переходы бобров через границу, в Швецию, стали так обычны, что никого уже не удивляют, но вот когда норвежские бобры, выпущенные в 50-е годы в Швеции, возвратились назад на свою родину и обосновались в районе Трюсиль, это привлекло к себе всеобщее внимание. В традиционных же бобровых провинциях, Агдер и Телемарк, бобры лишь в исключительных случаях поселялись в новых районах. Надо провести детальное исследование, чтобы определить, почему распространение бобров не претерпело изменений после 1930 года, выявить те факторы, по которым границы их расселения остаются сравнительно стабильными. Ныне же нередко бывает трудно определить, насколько правильны оценки комиссий по делам охоты в пределах традиционных районов. В некоторых случаях несколько преувеличенные сведения о причиненном ущербе могут создать впечатление, будто бобров стало значительно больше, на самом же деле могло иметь место лишь некоторое их переселение.

Бобры вряд ли успели освоить все потенциально пригодные для себя районы. Словно тролль из пепла, они возникают в новых местах, например на самом юго-востоке у Иддефьорда, близ Хальдена. Район Эстфолла должен быть поэтому внесен в перечень бобровых провинций, как, впрочем, и Бюскерюд, и Вестфолл, и Ругаланн, и Акерсхус.

В Скандинавии на сегодняшний день численность бобров составляет 20000-30000 животных, и это довольно высокая цифра, если учесть, что в начале столетия запасы их упали почти до нуля. В чем причина такого роста? Имеется ряд факторов. Жизнь бобров становится довольно продолжительной, и благодаря их значительной плодовитости самки на протяжении своей долгой жизни производят на свет большое потомство. Кроме того, бобровые железы более не применяются как универсальное лекарственное средство, а мех этих животных не пользуется особой популярностью. За исключением Финляндии, охота не является здесь тяжелым бременем для популяции. Следует подчеркнуть и то, что добыча леса в Норвегии также претерпела изменения. Осина любит много солнца, и на больших площадях сплошной вырубки эти деревья вырастают очень быстро. Обилие осиновой пищи в лесу не могло не оказать благоприятного воздействия на запасы и лося, и бобра.

Что касается роста поголовья бобров в Канаде, то причину его видят отчасти в том, что огромные лесные пожары превратили прежние хвойные леса в сочные лиственные, богатые пищей для бобров.

В царстве диких оленей на плоскогорье Хардангервидда могучий водопад Верингфосс обрушивает с гор свой бурный белопенный поток. Пролетев по воздуху почти 200 метров, этот оглушительный водяной молот устремляется в черную бездну ущелья, и кажется, будто далеко вокруг разносятся многоголосые раскаты грома. Гора содрогается, облака водяной пыли вздымаются ввысь, и лучи солнца, пронизывая миллионы ослепительных брызг, рисуют на них яркую радугу. По долине разносится крик - это канюк плавно режет радугу, направляясь к своему гнезду на отвесном склоне высокой горы. Река, что течет по дну долины Бьюрейдален, также носит название Бьюрейо, и говорит оно о том, что когда-то здесь обитали бобры. Бобры на высоком горном плато?

Да, один из старожилов местечка Вивели, которому исполнилось 75 лет, любит рассказывать, что, по словам его матери, - а ей в свою очередь поведали об этом "старики" - в прежние времена на этом нагорье обитали бобры. В начале 20-х годов нашего века дальние странники снова вернулись на прежние места и поселились в бассейне водоема Вейгвассдраг, между Хадласкаром и Хедло, примерно на высоте 1000 метров на уровнем моря. В одной из книг о плато Хардагервида указывалось, что это была единственная известная в мире горная колония бобров. Питались животные кустами ивы и горными березками. Одного бобра убили пастухи-оленеводы. Они думали, что перед ними выдра, хотя, конечно, такое объяснение не может служить для них оправданием. Местный крестьянин, опасаясь за свою березовую рощу, убил еще одного бобра. И только в конце 60-х годов редкая высокогорная колония получила более широкую известность. В район, где она обитала, заявились два иностранца, стали расспрашивать население, выискивать, высматривать, выдавая себя за "ученых". Наконец они убрались восвояси, а обе бобровые хатки оказались разрушенными. Быть может, эти люди воровали живых бобров?

Не затем ли, чтобы избавиться от своих мучителей, животные покинули район Вейгвассдраг, направились на север, пересекли автомобильное шоссе, ведущее в Западную Норвегию, и пошли дальше, к холодным ветрам Хардангерского ледника? Здесь на горном озере они и нашли себе приют, которым пользовались на протяжении 8-10 лет.

Если Национальный парк Хардангера сумеет сохранить бобровую колонию вблизи вечных снегов, то это явится экологическим "сюрпризом". Будем надеяться, что животных наконец оставят в покое. Бобры ведь тоже имеют права на землю, они пришли сюда задолго до того, как в этих местах обосновались первые охотники. Но правами этими они могут воспользоваться только в заповедном районе.

Много лет назад, где-то в конце 20-х годов, телефонная линия Осло - Берген была перерезана в районе босса. Виновником повреждения был некий Теннесен, но был он довольно тучным и тяжелым, лазить не умел, и просто непонятно, как сумел он достать провода, висевшие высоко в воздухе. Расскажу, как это произошло.

Экспорт изделий из бобра - дело далеко не новое. Улав Хейа в то время вел активную охоту в районе озера Тукеваннет. Своего первого бобра он поймал в бочку, зарытую на бобровой тропе. Но животное прогрызло ловушку и убежало, повсюду лишь валялись щепки. Тогда охотник обил бочку железом, и ему сразу повезло. На рассвете следующего дня в западне сидел мохнатый самец и злобно шипел, ему дали имя Теннесен (тенне - по-норвежски "бочка". - Прим. пер.). Зверьку раздобыли самку, и супружескую пару доставили в Восс, к одному местному жителю, которому животные так приглянулись, что он решил их оставить у себя. Но бобры сбежали и по дороге свалили огромное дерево, которое оборвало телефонную линию. В названном районе бобры не водились, и жители никак не могли взять в толк, кому понадобилось так пошутить над телефонной службой.

Писатель Миккель Фенхюс - один из тех, кто нашел дорогу в Дрангедаль, где в Саннескугене он собрал богатый материал для книги "Бобры строятся на озере Сварттьерн". Фенхюс очень боялся, как бы рукопись книги не пропала, и когда во время одного из лесных походов он забыл прихватить ее с собой, то дал Улаву Хейа такие указания: "Если случится пожар, то первое, что ты должен спасти, это мою книгу".

Здесь нет возможности детально перечислить все места, где были выпущены бобры, назвать уезды, где они расселились, но для жителей столицы будет все же интересно узнать, что эти животные выпущены и в районе Осло-марки, то есть в пригородах главного города страны. Где именно, рассказывать не буду, могу лишь сообщить по секрету, что в данном случае речь идет о наших старых знакомых, Деде и Мадам. Если во время прогулки по лесу вам попадутся сваленные деревья или пни, заточенные, как острый карандаш, то можете не сомневаться, что это поработали наши старые друзья.

Выпуск норвежских бобров на волю в Швеции буквально превзошел все ожидания. Первые животные были выпущены в 1922 году в северо-западной части провинции Емтланд. К 1939 году было выпущено около 80 бобров в 19 разных местах, и поголовье животных стало необыкновенно быстро возрастать. В 1961-1962 годах количество бобров оценивалось приблизительно в 2200 штук, в 1969 году - в 7500 штук, а при последнем подсчете, в 1974 году, запасы уже определялись в 12000-15000 единиц! Быть может, это больше количества бобров в самой Норвегии!

Когда пару лет назад скандинавских бобров решили выпустить на реке Зальцах, на границе между ФРГ и Австрией, то именно Швеция взяла на себя роль поставщика живых бобров.

В Советском Союзе популяция бобров также претерпела аналогичное развитие. В 1923 году на площади 2496 гектаров под Воронежем на берегу реки Усмани был создан специальный заповедник, чтобы сохранить ту небольшую бобровую популяцию, которая еще продолжала существовать. Из Воронежского заповедника в другие районы страны было переселено 2000 животных, и сегодня общие запасы бобров на территории СССР оцениваются в 65000 единиц (Современная площадь Воронежского государственного заповедника - около 31 тыс. га. За время существования этого заповедника из него было вывезено для расселения в другие районы страны около 4 тыс. бобров. Племенной материал для реакклиматизации брали и из других популяций, особенно из белорусской. Современная численность бобров в СССР определяется примерно в 200-220 тыс. голов. Регулируемый промысел бобра в нашей стране открыт в 1961 г.).

После того как в Северной Америке начали осуществлять мероприятия по охране бобров и расселению их в новые районы, то и там заметно выросло поголовье этих животных.

Во многих районах проблема состоит теперь не в том, как обеспечить охрану бобров, а как избежать их перенаселенности и голода, поскольку кормовая база бывает часто недостаточной. По запасам бобров Канада по-прежнему является, так сказать, старшим братом по отношению к Европе. В 1975-1976 годах на рынок там было поставлено около 360000 шкурок, солидный "урожай" с крупнейшего в мире бобрового "капитала" в несколько миллионов животных (Северная Америка, в том числе и Канада, имеет более благоприятные природные условия для жизни бобров. Численность бобров здесь восстановилась прежде всего благодаря введению строгих мер их охраны и локального регулирования промысла в соответствии с местной численностью и условиями обитания животных. Большую роль сыграло массовое расселение животных, в процессе которого многие тысячи животных были выпущены в места прежнего обитания бобров и в не заселенные ими водоемы).

Как мы уже рассказывали, экспорт бобрового меха из Канады в Англию длительное время осуществляется компанией "Гудзон бэй компани", которая не только владеет целой сетью суперрынков по всей Канаде, но и вкладывает капиталы в развитие газовой и нефтяной промышленности. Не так давно компания с помпой отпраздновала 300-летие своего существования, на торжества прибыла сама королева Великобритании. Только маленького, трудолюбивого бобра, который в свое время заложил основу нынешнему мультимиллионному капиталу фирмы, на эти праздники так и не пригласили! Не раздавались на них и слова осуждения за все те страдания, которые компания причиняла этим животным на протяжении столетий. Бобров часто ловили под водой при помощи дуговых капканов, и если вспомнить, что эти животные могут находиться под водой целых пятнадцать минут, то легко себе представить, как долго шла борьба со смертью. Будем надеяться, что во всех странах разработают строгие правила, позволяющие использовать лишь такие орудия лова, которые убивают мгновенно.

Кстати, о канадском бобре. Его можно обнаружить и в Скандинавии. История распространения бобров в Финляндии весьма похожа на судьбу этих животных в других районах. Последний бобр был убит в Лапландии в 1868 году, а ограничения на охоту ввели лишь после того, как все бобры были уничтожены. В середине 30-х годов нового века начали выполнять программу по восстановлению поголовья животных; на волю были выпущены как европейские, так и канадские бобры. В 1975 году запасы оценивались в 4-6 тысяч животных, причем целиком преобладали бобры канадского вида. Причина того, что в Финляндии поголовье бобров не достигло тех же размеров, что в Норвегии и Швеции, кроется, по-видимому, в том, что в этой стране на бобров ведется гораздо более интенсивная охота.

Канадский бобр, очевидно, более сильное животное, и он имеет, естественно, более многочисленный приплод. У европейского бобра хвост уже, а носовая кость по отношению к черепу значительно длиннее, чем у канадского бобра. По заключению советских ученых, оба вида отличаются разным количеством хромосом, и попытки скрещивания их, проводившиеся в Воронежском заповеднике, не имели успеха. В Скандинавии раздавались голоса против ввоза туда канадских бобров; в Швеции, например, опасаются, что данный вид переселится через реку Турнеэльв с территории Финляндии и создаст угрозу для чистоты шведской популяции. По мнению известного шведского зоолога, шведы должны быть готовы к мобилизации биологической "пограничной охраны", чтобы остановить возможное вторжение. Пока что похоже на то, что канадский вид движется на восток. Наиболее заселенными этим видом бобра оказались лесные массивы Северной Карелии, откуда шло большое расселение в другие районы Советского Союза (Канадские бобры, размножившиеся после их акклиматизации в Финляндии, стали пересекать советско-финскую границу и поселяться в водоемах Ленинградской области и Карельской АССР. Из образовавшихся там значительных очагов животных отлавливали и перевозили на Дальний Восток - в Хабаровский край. Камчатскую и Амурскую области. Сейчас имеются сформировавшиеся дальневосточные популяции канадского бобра в СССР).

Европейский вид имеет, пожалуй, то преимущество перед канадским, что он менее подвержен заячьей болезни (туляремии).

В голландском энтомологическом журнале за 1869 год дано описание маленького желто-коричневого мехового жука размером примерно 2,5 мм (Platypsyllus castoris). Он невероятно быстро перемещается по лесам, где водится пушной зверь, и уже был обнаружен в меху канадского бобра в зоологическом саду Роттердама. Позднее меховой жук был найден также и на бобрах в районах Эльбы и Роны. Вряд ли жук этого вида мог переплыть через океан; наличие его в меху канадских и европейских бобров скорее всего свидетельствует о том, что когда-то через Берингов пролив имелась сухопутная связь. Сам я тоже обнаружил на молодых бобрятах белые маленькие личинки этого жука, в основном за ушами ("Бобровый жук" обычно не причиняет ущерба здоровью животных. Для этого эктопаразита невозможно "стремительное перемещение по лесам", поскольку он малоподвижен и имеет определенные места локализации на теле бобров).

Интересна история бобров в Швейцарии. В самом начале XVII века они были распространены на всей территории страны: водились у озер, болот, на большей части рек. 200 лет спустя бобры в Швейцарии полностью исчезли. По мнению известного швейцарского зоолога, причина истребления бобров в этой стране - все та же погоня за бобровой железой. Но вот швейцарцы купили в Норвегии двух бобров; преодолев по воздуху 1700 километров из горной страны на севере, бобры прибыли в горную страну на юге. Стали с нетерпением ожидать увеличения семейства. Но напрасно. Оказалось, что прислали двух самцов!

Наконец было создано общество "Друзья бобра, 1969", и в тот же год самолетом прислали новых животных. При неусыпном надзоре населения, прессы, телевидения они были выпущены в озеро Нуссбаумерзее. 100 газет поместили репортажи о норвежских переселенцах.

В Швейцарии выпустили на волю также и бобров, пойманных в дельте реки Роны во Франции. Они известны тем, что не строят хаток, а живут в земляных норах. Однако на новом месте несколько животных поселилось у быстрого горного ручья. Неожиданно для всех они построили хатку, показав свое старое, унаследованное от предков искусство, которое, очевидно, не так легко забывается, что вызвало немалую сенсацию. В Швейцарии охота на бобров полностью запрещена, и тот, кто нарушает их покой или убивает животных, подвергается строгому наказанию (В настоящее время бобры в Европе обитают не только в Швейцарии, но и (помимо СССР) в Норвегии, Швеции, Финляндии, Польше, Франции, ФРГ, ГДР).

По данным Международного фонда диких животных, за последние 100 лет исчезло около 200 видов и подвидов животных, а 1000 видов находится под угрозой уничтожения. Бескрылые гагарки, обитавшие и в Норвегии, были истреблены примерно в то же время, что и находившиеся в критической ситуации бобры, то есть в середине прошлого столетия. Так же как, к примеру, и пингвины, они не умели летать, но зато ловко ныряли. К своему несчастью, они были слишком доверчивы к людям и подпускали их на близкое расстояние. В северных водах охотники забивали множество этих птиц, обеспечивая себя необходимой провизией. Когда какой-то вид животных исчезает полностью, земля теряет навсегда часть той живой сказки, какую мы получили в наследство, ибо весь промышленный капитал земного шара не сможет вернуть к жизни ни один из утраченных видов. Тут мы целиком беспомощны. В том, что история с бобрами обрела счастливый конец, заслуга, может быть, отнюдь не только человека. И мы искренне рады, что бобры вернулись. Будем надеяться, что отныне и навсегда они станут неотъемлемой частью природы нашей планеты, частицей нашей жизни.

Время от времени охотничьи союзы и журналы поощряют премиями энтузиастов, внесших большой вклад в охрану диких животных.

Нам хорошо известно, что в суровые, снежные зимы многие обитатели леса переживают трудности: испытывают недостаток пищи, в глубоком снегу быстрее теряют силы. В такие тяжелые зимы мне доводилось видеть в снегу много утоптанных троп, которые вели к большим, поваленным бобрами деревьям. Именно сюда устремлялись многие жители леса, чтобы полакомиться свежей осиновой пищей, - лось и олень благородный, косуля, заяц, полевая мышь.

В качестве следующего кандидата на получение названной премии я хотел бы предложить БОБРА.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru