НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Тигры

Тигры
Тигры

Канха считается одним из лучших заповедников для ознакомления с тиграми, уступая в этом отношении только Национальному парку имени Корбетта в Уттар-Прадеше.

Предполагается, что тигры попали в Индию из Северной Азии, когда миновал последний ледниковый период. По всей вероятности, они прошли через Китай, восточный конец Гималайского хребта и уже оттуда проникли в северо-восточную Индию. Достигнуть Цейлона им помешало море. Со временем тигры распространились по всей стране, за исключением пустынных северозападных районов и высокогорной зоны Гималаев.

Термин "королевский бенгальский тигр"- чистейшая выдумка и не признается зоологами, так как в Индии известен лишь один подвид, а тигры, обитающие в Бенгалии, не превосходят по размерам и красоте тигров, встречающихся в Ассаме, Бихаре или в других частях Индии. Откуда произошло определение "королевский"- мне не известно; возможно, от тигра, убитого герцогом Виндзорским в бытность его принцем Уэльским, но слово "бенгальский" имеет право на существование, поскольку тигр, названный Линнеем в 1758 г. Fells tigris, был родом из Бенгалии.

Тигры живут одиноко, изменяя этой привычке лишь в период спаривания и воспитания детенышей. "Территория" тигра не является строго ограниченным пространством, большей частью это целый район, который он последовательно, через определенные промежутки времени, "обходит" в поисках добычи. Если другой тигр рискнет зайти в чужой район, между хозяином и непрошеным гостем либо возникнет драка, либо слабейший удалится, не приняв боя.

Немало противоречивых мнений высказывалось насчет обоняния тигров. Одни утверждали, что обоняние у тигров слабое, другие приводили примеры, подтверждающие обратное. А истина, вероятно, заключается в том, что обоняние у тигра хорошее, но он им не пользуется, полагаясь на исключительно острое зрение и слух.

В прежнее время тигры были широко распространены в Индии, но с появлением усовершенствованных видов оружия, электрических фонарей, подвижных фар на машинах численность тигров заметно уменьшилась. Немалую роль в этом сыграло и то, что тигр считается самым лучшим охотничьим трофеем. Мне думается, что сейчас в Индии примерно 4000 тигров, тогда как пятьдесят лет назад их было 40000*. В некоторых штатах, например в Мадрасе, тигры уже редки, хотя в других местах их еще много.

* (Я привожу здесь весьма грубые данные по причинам, изложенным на стр. 25)

Заметное уменьшение в джунглях диких животных, например оленей и кабанов, на которых охотятся тигры, вынуждает их покидать лес и совершать нападение на домашних животных, то есть заниматься воровством.

Лишь очень редко тигр случайно или намеренно убивает человека, но обычно не поедает его. Однако, узнав вкус человеческого мяса, он может к нему пристраститься и стать людоедом.

Людоедами бывают главным образом раненые, обессилевшие или старые тигры, которым уже не под силу преследовать и убивать не только диких, но и домашних животных. Очевидно, они считают, что убить человека легче. Детеныши тигров-людоедов, в силу приобретенных привычек и вкусов, вырастая, тоже становятся людоедами. Тигры-людоеды редки, их приходится не больше трех-четырех на тысячу. В лесу человек может не бояться - обычный тигр его не тронет; опасность таится только в случайной встрече с тигрицей, имеющей при себе детенышей, с раненым или внезапно пробудившимся после крепкого сна животным.

Как-то раз я прошел милю или даже больше по очень высокой траве. Животное, которое я вначале принял за корову, спокойно двигалось впереди меня в том же направлении, я слышал его и видел, как колышется раздвигаемая им трава. Наконец, я вышел на открытое место и увидел "корову", которая оказалась огромным тигром.

Мне хорошо запомнился последний приезд в Канху. Примерно часа в четыре дня мы ехали с работником заповедника в джипе по территории заповедника и встретили небольшую группу из четырех человек, которые сказали нам, что неподалеку тигр терзает добычу. Мы сразу же направились вместе с ними к указанному месту.

Остановив машину и пройдя еще около полумили пешком, мы увидели на деревьях грифов - верный признак, что где-то поблизости лежит падаль. Я шел во главе нашего маленького отряда и первым увидел тигра; недовольный вторжением людей, он сердито посмотрел на нас и нехотя, пробираясь по краю поляны, заросшей высокой травой, ушел в лес. Перед нами лежал наполовину съеденный труп быка гаура, убитого, по всей вероятности, прошлой ночью.

Нам стало понятно, почему, объезжая утром заповедник, мы не встретили ни одного гаура. Конечно, убитое животное было жаль, но в стадах гауров обычно всегда бывает избыток самцов, а закон джунглей - это закон, гласящий о том, что есть хищники и есть добыча, - непреложен.

До наступления темноты оставалось еще около двух часов. Наш водитель советовал нам уведомить о происшествии инспектора заповедника, который находился в данное время в гостинице. Мы согласились. Я выработал следующий план действий. Я остаюсь наблюдать за тигром, укрывшись в кустах неподалеку от растерзанного гаура, работник заповедника при желании может ко мне присоединиться, остальные уезжают. По всей вероятности, когда машина уедет, тигр вернется к добыче, и, хотя фотографирование исключалось - заходящее солнце светило прямо в объектив,- можно было заняться наблюдением за тигром.

В молодости, охотясь на тигра, я не раз сидел на дереве над приманкой и всегда испытывал незабываемое волнение при появлении великолепного животного. А сейчас я имел возможность сидеть внизу, у добычи, и испытывать тот же трепет, не стреляя.

Поделившись своими планами со служащим заповедника, я напрямик спросил его, хочет ли он остаться со мной или нет. "Да-а-а",- ответил он утвердительно, но я чувствовал, что человек немного нервничает и не вполне надеется на благополучный исход дела.

Здесь уместно еще раз подчеркнуть, что в спокойном состоянии тигр относится к наиболее безопасным и вежливым обитателям джунглей. Вместе с тем ярость тигрицы с детенышами, потревоженной в укрытии, не поддается описанию. Раненый тигр, будь то самец или самка, безусловно опасен в любое время и в любом месте. Тигр-убийца, и тем более тигр-людоед, сулит смертельную опасность, и слухи о появлении такого животного повергают в ужас все население.

В любом случае опасны одинокие дикие буйволы или слоны. Одинаково устрашающи носорог и кабан. Но в данном случае тигр или тигрица около добычи ничем нам не угрожали, и я еще никогда не был так спокоен.

Выбрав небольшой куст высотой около трех футов я посадил за него работника заповедника, а сам устроился на более открытом месте. Я был уверен, что не выдам себя ни одним движением, но меня беспокоила нервозность моего напарника; впрочем, я рассчитывал, что за кустом тигр его не заметит. Наконец наши спутники ушли, и вскоре послышался шум отъезжающей машины. Спустя некоторое время около добычи приземлилось несколько грифов.

Мой компаньон тоскливо посмотрел на ближнее дерево; конечно, на ветке сидеть было более безопасно, но зато и менее удобно, а кроме того, мы оказались бы на виду у тигра. Я сделал ему знак оставаться на месте. Он вел себя по-прежнему очень беспокойно: то поворачивался в разные стороны, пугливо озираясь, то вытирал пот, и я уже начинал бояться, что тигр его заметит и не выйдет. Но, к счастью, куст скрывал все эти манипуляции.

Движение на опушке. Кто-то осторожно выходит из леса, осматривается. Да, это тигр...

Некоторое время он пристально смотрит на меня, затем, величаво ступая, идет по открытому месту к высокой траве, где лежат останки гаура. К нему, вернее к ней, потому что это самка, присоединяется второй, менее крупный тигр. Похоже, что это тоже самка или довольно взрослый тигренок. Они подходят к добыче. Мать хочет оттащить добычу подальше, но потом отказывается от этого намерения. Оба животных чувствуют себя спокойно, не подозревая о нашем присутствии.

Побродив, они решают, что голод их еще не мучает и можно подождать. Ведь они уже съели половину гаура и вернулись главным образом для того, чтобы отогнать нахальных грифов. Тигры рассаживаются и начинают чиститься, совсем как большие домашние кошки.

Великолепное зрелище! И ни одного выстрела, ни одного звука, нарушающего тишину мирной картины, ни одного раненого или убитого животного. Ничто не мешает спокойно наблюдать жизнь хищников в естественных условиях.

Начинало смеркаться, и мы покинули наш наблюдательный пункт. Тигры быстро исчезли в лесу. Прибыл инспектор, и мы, рассказав ему о своих переживаниях, отправились в гостиницу.

Я спросил работника заповедника, очень ли ему было страшно. Он охотно ответил: "Да, разумеется!"- "А почему?"- "Мне никогда еще не приходилось видеть тигров так близко". Это еще одно лишнее опровержение широко распространенного ошибочного мнения, что опасны все тигры без исключения.

А какие удивительные истории рассказывал работник заповедника в тот вечер! По его словам, мы были героями: те семьдесят ярдов, которые отделяли нас от хищников, он сократил до семи! Но, невзирая на это, я был доволен: значит, он тоже считает, что игра стоила свеч!

Я завидовал его способности красочно описывать и преувеличивать события. Сам я всегда ограничиваюсь сухим перечислением фактов, что происходит от полного отсутствия воображения. Прислушиваясь к его рассказам в кругу друзей, я вспоминал один давнишний случай. Несколько деревенских охотников, сидя у костра, рассказывали друг другу различные эпизоды из охоты на тигров. Один старик, не желая отставать от других, увлек слушателей рассказом о том, как однажды вступил в поединок с огромным тигром и в конце концов прикончил животное длиной 18 футов 9 дюймов большим ножом.

Слушатели запротестовали, ему не хотели верить. В конце концов рассказчик благоразумно пошел на попятную. "Это было давно,- сказал он,- может, я и ошибся... Может, тигр был длиной 9 футов 18 дюймов!"

В том же штате Мадхья-Прадеш, но несколько северо-западнее Канхи, находится Национальный парк Шивпури. Как и ряд других парков и заповедников, Шивпури был ранее частным охотничьим заказником одного из владетельных князей Индии. В 1947 году, после объявления независимости Индии, княжеские владения влились в новые штаты Индийского союза, и бывший махараджа Гвалиора перестал заботиться о Шивпури. Началось безудержное браконьерство.

Браконьеры успели уничтожить большую часть замбаров, антилоп нильгау, аксисов, газелей Беннета и других диких животных. И только через 10 лет поголовье их стало постепенно восстанавливаться благодаря мерам, принятым директором заповедника: он направил в окрестные леса загонщиков, которые сумели собрать остатки рассеявшихся по разным местам диких животных в зону нового парка площадью около 61 квадратной мили.

Задуманная им операция оказалась удачной. Об этом свидетельствовало увеличение поголовья диких животных. С каждым днем в парке появлялось все больше изящных, элегантных каштановых газелей Беннета, аксисов, замбаров, антилоп нильгау, постоянно встречались павлины. Птицы вообще были представлены широко, вплоть до райских мухоловок. Как-то мы стояли небольшой группой, человек пять, на довольно открытом месте с редко разбросанными кустарниками; вдруг совсем рядом с нами взлетела пурпурная нектарница. Она немного полетала и спокойно вернулась к постройке гнезда всего в нескольких футах от нас (фото 28). Я попросил никого не двигаться, а сам сбегал за фотоаппаратом. В результате получилось несколько хороших снимков и кинокадров, снятых на близком расстоянии.

Шивпури сильно отличается по природным условиям от Канхи. Почти все деревья зимой теряют листву, а с марта по июнь здесь стоит "лето" и все кругом высыхает, кроме чудесного искусственного озера и одного-двух ручьев. "Весна" наступает вместе с периодом муссонных дождей в июле, а осень, как и следует ожидать,- в последние месяцы года. В лесах, наиболее подходящих для тигров, есть пустынные скалистые места.

Именно там, по имеющимся сведениям, было застрелено несколько рекордных по величине тигров. Я обычно скептически отношусь к данным, касающимся размеров убитых тигров и леопардов, так как при желании их легко произвольно увеличить. Для того чтобы правильно определить длину убитого животного, нужно разложить его на земле и вбить два колышка - один около носа, а другой у кончика хвоста, потом оттащить тушу и измерить расстояние между колышками. В некоторых районах Индии обмер производится по изгибам тела животного, но, чем крепче нажимать рулеткой на мягкие места, тем солиднее окажутся размеры тигра.

В прежнее время существовал обычай: высокопоставленный охотник, например вице-король, должен убить действительно крупного тигра. И когда тигра замеряли, то стоило его высочеству отвернуться (я готов верить, что это делалось непреднамеренно!), тигра растягивали изо всех сил, вдавливали рулетку в мягкие и пустые места, и он оказывался очень крупным. Мне даже рассказывали, что для этого пользовались специальными рулетками, на которых фут был равен одиннадцати дюймам!

Неподалеку от Шивпури есть камень с надписью, которая гласит о том, что лорд Хардиндж убил в 1916 году "рекордного" тигра, длиной одиннадцать футов шесть с половиной дюймов. В 1924 году почти в тех же местах лорд Ридинг убил тигра длиной одиннадцать футов пять с половиной дюймов. Удивительно!

В Шивпури устроено нечто вроде смотровой ложи, из которой махараджа со своими гостями мог, не подвергаясь опасности, наблюдать тигра у приманки. Наверху висела электрическая дуговая лампа в 1000 свечей и был сделан специальный реостат для регулировки света с 5 свечей до максимума при фотографировании. Когда тигр убивал свою жертву, свет постепенно увеличивали с 5 до 1000 свечей, чтобы тигр за 10-15 минут свыкся с наступлением "дневного света".

Сам я оттуда не снимал, но служащий заповедника, которому однажды разрешили использовать эту площадку для фотографирования, поделился со мной воспоминаниями. Тигрица убила животное в 3 часа утра, и свет стали постепенно увеличивать с 5 до 1000 свечей. Удалившись на некоторое время, тигрица вернулась с четырьмя тигрятами, и все они начали свой обед.

А затем неожиданно появился огромный тигр самец.

Тигрица поспешно увела детенышей, спрятала их в ближнем лесу и вернулась сводить счеты с незваным гостем. Пока тигр со всех сторон обходил добычу, тигрица кружила возле него, оказываясь то между ним и детенышами, то между ним и добычей. Постепенно она оттесняла тигра и от детенышей и от добычи. Время шло. Наконец тигр, решив, что не следует подвергать себя напрасному риску, удалился, хотя, безусловно, был голоден.

Тигрица сходила за малышами, привела их с собой, и они вернулись к прерванной трапезе. Какая великолепная сцена развернулась в двух шагах от рассказчика, а он так и не сумел ничего сфотографировать!

Директор парка Шивпури Виджай Сингх прекрасно знаком с жизнью диких животных и по-настоящему ею интересуется. Мы часто беседовали с ним на эту тему. Между прочим, не так давно ему довелось организовывать охоту на тигров для маршала Тито, и он рассказал мне об этом эпизоде.

Предупрежденный за месяц вперед, Сингх всегда может устроить так, что по крайней мере один тигр будет находиться в заданном месте даже днем. Для этого он привязывает приманку - нескольких живых буйволов - на некотором расстоянии друг от друга, в зависимости от размера выслеженного тигра и от того, сколько будет их - один или два.

Мне не хочется вступать в спор о том, насколько гуманно использование живых приманок для привлечения тигров, львов и леопардов. Я лично не одобряю этого способа, но и не являюсь его противником, склоняясь к тому, что его можно считать обычаем, соблюдавшимся на протяжении тысячелетий. Тем, кто считает его жестоким, можно напомнить, что при всестороннем обсуждении вопроса всегда высказываются и "за" и "против" и принимается нечто среднее. Во всяком случае, антропоморфистская точка зрения, согласно которой привязанное животное будто бы испытывает муки неизвестности в ожидании решения своей участи, глубоко неправильна.

Пусть читатель-горожанин, сидя в мягком кресле, подумает о том, что и тигр имеет право на существование, а для этого он дважды в неделю должен убить какое-нибудь животное; что с тех пор как количество травоядных животных в лесах уменьшилось, тигры вынуждены выходить из чащи и убивать домашний скот; что тигр очень разборчив и, как правило, убивает самых здоровых и молодых животных, пренебрегая немощными и старыми; что в Индии наблюдается угрожающий избыток домашнего скота - начиная от буйволов и кончая козами, которые губят растительность и в конце концов способны превратить страну в пустыню, как в Северной Африке и на Среднем Востоке; что "приманкой" служат обычно непригодные для хозяйства буйволы, поскольку хозяин никогда не отдаст нужное ему животное; что эти "приманки", не думая о близком конце, спокойно пасутся или жуют жвачки и что перспектива длительного пути по пыли и жаре до бойни и ожидание там очереди сулит животному куда больше страданий.

По словам директора, маршал Тито отказался от охоты и, что мне было очень приятно услышать, изъявил желание снять тигра киноаппаратом. Точнее, он снял не одного, а по крайней мере четырех тигров, которых специально приманили для него и сопровождающих его лиц. И все эти животные остались целы, гости увезли с собой только их изображения.

Джим Корбетт - великий охотник и натуралист - редко фотографировал диких животных и бывал в других районах Индии, но в своей книге "Кумаонские людоеды"* он горячо поддерживает людей, которые "стреляют" из фотоаппаратов, а не из ружья.

* (Имеется русский перевод: Д. Корбетт, Кумаонские людоеды, Москва, Географгиз, 1957. - Прим. ред.)

Он писал: "...хороший снимок доставляет гораздо больше удовлетворения, чем охотничий трофей, больше того, фотографии представляют интерес для всех, кто любит диких животных, а трофей - только для охотника, которому удалось его добыть".

В начале 40-х годов в одной газете проскользнуло сообщение: Джим Корбетт предупреждает о том, что через 10 лет тигры в Индии могут исчезнуть.

Со дня этого предсказания прошло двадцать лет, но тигры не вымерли. Выжить им помогли хитрость и лесные дебри, но все же количество тигров с каждым годом уменьшается, и может случиться, что тигры скоро останутся только в зоопарках, в крупных национальных парках и заповедниках.

Из этого, конечно, не следует, что люди, которые заботятся об охране диких животных, в том числе и я, в наше время возражают против охоты на тигров. В ряде мест тигры размножаются быстро: тигрица, обычно приносящая двух-трех детенышей, может произвести и такое потомство, что число тигров придется регулировать охотой.

Охота с соблюденем всех установленных правил, охота, проводимая по разрешениям и лицензиям, никогда не вызовет протеста со стороны здравомыслящих защитников диких животных, так как, с одной стороны, она приносит доход, а с другой - ставит преграду для браконьеров.

Не следует прислушиваться к голосам таких защитников, которые выступают против спортивной охоты из принципа. Количество диких животных должно разумно регулироваться, а избыток животных - обращаться в статью дохода.

Если бы охотники-спортсмены не уничтожали тигров в тех местах, где это животное становится угрозой для населения, государству пришлось бы нанимать профессиональных охотников, а последнее связано с довольно значительными расходами.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru