НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Схватил хищник - сама виновата

Схватил хищник - сама виновата
Схватил хищник - сама виновата

Кто видел, как лягушку схватил хищник или вдруг ей причинили боль, знает, что она в этот момент громко и пронзительно кричит. Крик отчаяния издают и многие амфибии, и птицы, попавшие в совершенно безнадежное положение. В ситуации, которая ничем не лучше лягушачьей, пронзительно кричит и верещит заяц. Шакал, пойманный охотником, защищается, не дает себя связать. Но поняв, что все тщетно, он перестает сопротивляться, садится и начинает жутко выть. Помолчит, еще провоет дважды. И такой тройной сигнал снова повторяется. Воет шакал не от боли, он сообщает о случившейся с ним беде сородичам.

Чтобы узнать, как ведут себя в тяжелые минуты рыбы, были поставлены эксперименты, в которых имитировали нападение на них хищника. Оказалось, молодые рыбы - плотва, карась, окунь, лещ, ставрида - никаких криков не издают. Зато взрослые кричат по-всякому. Погибающая плотва пищит, и чем крупнее она, тем сильнее писк. Раненый вьюн свистит, звук этот длится несколько секунд. Есть "крики боли" у лещей, осетров, угрей и сомов.

Звуки, свидетельствующие о том, что жизнь висит на волоске, издают муравьи.

Как же реагируют на все эти разнообразные звуки окружающие? Придерживаются ли они принципа: "схватил хищник - сама виновата" или спешат на помощь товарищу?

На юге США, в Центральной и Южной Америке живут муравьи-листорезы. Изо дня в день выходят они из своего дома и отправляются в путь по тропинке. Ведет она к дереву. Забравшись на него, каждый муравей срезает челюстями кусочек листа и, прикрывшись им, словно зонтиком, несет в муравейник. А там листья подвергаются обработке. Муравьи пережевывают их, смешивают со слюной, собственными выделениями, складывают в специальные камеры. И на этих "грядках" вырастают гифы - тонкие, ветвящиеся нити, из которых образуется грибница. На концах особых выростов грибницы развиваются споры. Ими-то питаются сами муравьи, ими кормят они своих личинок.

Еда едой, но хватает хлопот листорезам и с домом. Приходится его благоустраивать. Если во время этой работы или в любой другой ситуации листорезы окажутся присыпанными землей, они принимаются посылать сигналы бедствия. И муравьи, находящиеся поблизости, торопятся их освободить. По звукам члена семьи, который нуждается в помощи, они довольно точно определяют, где конкретно он находится, и начинают его откапывать.

Листорезы, терпящие бедствие, шлют сообщения о постигшем их несчастье, используя и язык запахов: они выделяют пахучие вещества. Но какие сигналы действенней? Муравьев посадили в плотно закрытые стеклянные сосуды и закопали в почву недалеко от входа в муравейник. Освобождать собратьев, заключенных в этих сосудах, пришло в четыре раза больше листорезов, чем к собратьям в сосудах, из которых не доносились звуки.

В том, что животные помогают друг другу, нет ничего удивительного. Без взаимной поддержки не могли бы существовать очень многие из них. Преимущества, которые дает любая взаимопомощь, очевидны.

В тропических лесах в гнилой древесине живут пассалиды - крупные, блестящие черные жуки. У них заведено: те, что появляются на свет первыми, никуда не уходят. Они остаются с родителями и помогают им заботиться о младших братьях и сестрах. Молодые жуки вместе с родителями сооружают и восстанавливают камеры, в которых личинки превращаются в куколок. Занимаются они и другой работой.

Есть помощники и у белогрудых мухоловок. Мухоловка-самка в одиночку строит гнездо, насиживает яйца, не улетая от них дальше двадцати пяти метров. Кормят ее и птенцов самец с тремя помощниками. Самка, крича, выпрашивает у них еду. Пары, которым помогают птицы, - часто это дети, родившиеся в предыдущие годы, - успевают вырастить за сезон два-три выводка. А помощники приобретают опыт, учатся, как надо выкармливать птенцов.

Белогрудые мухоловки объединяются месяцев на пять. Гиеновые собаки живут вместе постоянно. Когда стая уйдет на охоту, охранять детенышей будут мать и еще один- два члена стаи - или самцы, или самки. Вернутся с охоты гиеновые собаки, отрыгнут мясо, накормят и детенышей и сторожей. Одна из стай, оставшаяся без самок, сумела воспитать девять щенят.

Но пищу могут получить и собаки, которые не участвовали в охоте, потому что они больны или увечны. Особая поза и повизгивание - это просьба поделиться пищей. И ее удовлетворяют.

Моржи, как и гиеновые собаки, не отказывают в помощи своим взрослым соплеменникам, детенышам.

Однажды маленького моржонка выпустили на берегу острова Врангеля. Он закричал. И моржи, которые были не очень далеко, услышав его крик, стали откликаться, плыть к малышу, приближаться к берегу. А моржонок, до которого донеслись крики взрослых, направился к воде, и там его встретил взрослый морж. На его спину и взобрался малыш. В сопровождении других моржей они уплыли от берега.

Возникнет опасная ситуация или просто моржонок устанет - он может залезть на спину любого моржа, оказавшегося рядом. Детеныш держится за него передними ластами, а взрослый плывет, не отставая от всего стада.

Когда у афалины вот-вот должен родиться детеныш, около нее находится один, реже два дельфина. Это "тетушки-повитухи". Они следят, чтобы рядом не появились акулы или не приплыли взрослые самцы. Опека будет продолжаться первые две недели жизни детеныша.

А если новорожденный почему-либо не двигается, "тетка" помогает матери поднять его к поверхности воды.

Так же поступают дельфины и когда попадают в беду их товарищи. Услышав свист-призыв и добравшись до больного или раненого товарища, дельфины или подплывают под него, или поддерживают пострадавшего с боков, или хватают его зубами за плавники. Но любой способ помощи сводится к одному: дельфины выталкивают потерпевшего из воды. Почему?

Дельфины дышат легкими. Чтобы глотнуть очередную порцию воздуха, они поднимаются к поверхности воды и высовывают голову наружу. Едва это произойдет, открывается ноздря, происходит выдох. Почти в то же самое мгновение дельфин делает рывок хвостом, и к моменту вдоха тело его высовывается из воды ровно на столько, на сколько необходимо.

Дышать - значит жить. А как раз первое, что угрожает раненому дельфину, - это гибель от удушья: ему самому трудно подняться вверх. И выталкивая своего товарища из воды, дельфины оказывают ему самую необходимую помощь. Дельфины могут находиться возле ослабевшего соплеменника от нескольких часов до нескольких дней, пока пострадавший не будет в состоянии плавать и дышать самостоятельно.

Дельфины, услышав свист, спешат к своему товарищу и помогают ему, несмотря на то, что им угрожает смертельная опасность.

Моржи, услышав крик попавшего в беду соплеменника, собираются возле него и выталкивают голову тонущего из воды. Если охотники поймают моржа и увозят его в лодке, а он кричит, остальные преследуют лодку, бьют ее клыками, пытаются забраться на борт.

Моржи, только что избежавшие гибели, приплывают к льдине, где лежат раненые и убитые. Охотники стреляют, а моржи с громкими криками стараются столкнуть своих соплеменников в воду. Раненых, которые не могут плыть сами, они окружают и, поддерживая с боков, уводят все дальше и дальше в море.

Самоотверженно ведут себя и усатые киты. На крик о помощи, который издает раненый горбач, приплывает второй горбач. Голубой кит долго следует за лодкой, на которой увозят его убитую подругу. Пара китов, которых во время охоты разделяет расстояние в одну-две мили, в минуту опасности быстро встречается, передав информацию друг другу, судя по всему, звуками. А нападут акулы на голубого кита - никто его не покинет, все будут стараться отогнать хищников общими усилиями.

Не оставляют в беде товарища карликовые мангусты. Эти зверьки живут семьями, а возглавляет такую группу самка. В семье, которая состояла из двенадцати мангуст, тяжело заболел зверек. Это был четырехлетний самец, он занимал одну из последних ступенек иерархической лестницы. Едва с ним случилось несчастье, отношение к нему сразу изменилось. Мангусты высокого ранга стали делиться с ним пищей. Специально создавали ему необходимые условия для отдыха. Члены группы делали все, чтобы шерстка заболевшего мангуста была в порядке. Опекали его зверьки до самой смерти.

Шакалы, создав семью, живут вместе годами. Попадет шакал в капкан - раза два коротко крикнет. Второй шакал прибежит обязательно и не уйдет уж никуда. Исчезнет он лишь тогда, когда вернутся охотники.

А как поступают птицы, если с сородичем случится несчастье? Пингвины относятся к нему безразлично. Услышав крики цапли или большого баклана, бьющихся в сетях, к месту происшествия прилетают их соплеменники, долго кружат они над птицей, попавшей в беду, и разлетаются в разных направлениях. Кружат с криками над раненой крачкой крачки. Вороны, до которых донесется печальное известие, летят к пострадавшей птице на помощь, звучит особый крик, собирающий стаю. Пеликаны могут создать вполне нормальную жизнь своему слепому сородичу, обеспечивая ему всем миром кормежку.

Поддержка, которую оказывают друг другу животные, очень выручает их при защите от врагов.

Косули постоянно настороже. Они часто перестают пастись, чтобы оглядеться, прислушаться. И при этом как бы стараются застать врасплох своего потенциального врага, хотят заставить его преждевременно обнаружить себя; поднимают голову неожиданно резко, а опускают медленно, иногда не до земли и снова поднимают ее. Если косуля будет чем-нибудь обеспокоена, она стукнет передними ногами по земле, и другие члены группы замрут на месте. У косуль есть особый звук тревоги - лай, весьма напоминающий собачий. Когда испуганы или потревожены, лают как самцы, так и самки. И в радиусе трех километров узнают о надвигающейся опасности все соплеменники.

У косуль очень развито подражание. И стоит одной из них, пользующейся авторитетом у членов группы, резко прыгнуть и начать быстро убегать, остальные без промедления устремляются за ней, хотя и не знают, что послужило поводом для бегства.

Кабаны ведут себя по-другому. Если к стаду приближаются волки, вепри образуют движущийся круг, внутри которого бегают детеныши и подростки, а по окружности взрослые. Часть их время от времени отделяется от круга и атакует хищников.

Индийские пчелы, на которых хочет напасть крупная оса шершень, собираются у входа в свой дом и образуют группы. Каждая пчела двигает брюшком, как будто оно маятник. Движения эти у всех совпадают, вдобавок каждая пчела жужжит. И поймать кого-нибудь из них шершень не решается.

А случится непредвиденное: враг доберется до дома пчел - при первом же внезапном сотрясении гнезда его обитательницы принимаются издавать звуки, напоминающие шипение. Потревоженные пчелы встают в особую позу: головы вверх, крылья развернуты под углом сорок пять градусов. Возбуждение мгновенно передается от пчелы к пчеле. Все рабочие срочно подготавливаются к защите, вылет их из гнезда в этот момент резко сокращается.

У земляных шмелей можно потревожить лишь одного, и тревога будет объявлена. Шмель издаст сигнал, возьмется быстро ползать по гнезду, будет дотрагиваться до других членов семьи. Пройдет пятнадцать, максимум сорок секунд - и шмели, только что спокойно сидящие в своем доме уже все станут передвигаться, в свою очередь, издавать звуки.

Солнечные рыбы живут колониями. На квадратном метре сразу пять гнезд. Но вот в колонии очутилась каймановая черепаха. Рыбы окружают ее, подплывают к ней сзади, с боков и издают звуки. Солнечные рыбы, как и птицы, словно окрикивают черепаху и преследуют ее сообща до тех пор, пока не покинет она пределы колонии.

Стая скворцов, в которой можно насчитать пятьдесят тысяч птиц, обнаружив врага, "сжимается", выстраивается клином и обрушивается на него. Хищные птицы предпочитают не связываться со стаями: нередко такая охота становится последней в их жизни.

У полярных, речных черноклювых и алеутских крачек разорителей гнезд много. Это и вороны, и степные луни, и белоплечие орланы. Приближение врага к поселениям обычно замечают алеутские крачки. Они начинают летать от колонии к колонии, оглашая окрестности криками. Но самые крикливые - речные черноклювые крачки: за минуту они успевают подать голос пятьдесят раз. А чаще всех пикируют на врага полярные крачки. Однако в каждой колонии есть "пограничники": птицы, которые гнездятся на периферии. Как раз они-то ведут себя очень отважно. Эти крачки в десятки раз активней, чем их соседи.

Дружно действуют при появлении хищника озерные чайки. Птицы, живущие на подмосковном озере Киёво, углядев коршуна или ворону, взлетают и атакуют своих врагов.

В колониях чаек крики тревоги звучат часто. Но на одни крики птицы реагируют, а другие оставляют без внимания. В чем дело? Оказывается, важно, кто издал этот крик. Среди жителей колонии всегда есть птицы нервные и пугливые, которые бьют тревогу по любому поводу. Однако если о надвигающейся опасности известит чайка, за которой закрепилась репутация серьезной, сомнений ее информация не вызывает. И взлетают птицы в небо.

Зря поднимают панику и другие животные. Как-то провели подсчет всех паник у павианов. Выяснилось, что три четверти их были неоправданными. Но отчего животные ведут себя так? Ответ прост. Врагов у них достаточно, нападения на них - не редкость, а отсюда - пугливость. Раздался подозрительный шорох - и звучит уже крик тревоги. Однако, пожалуй, лучше лишний раз предупредить своих и чужих, чем столкнуться лицом к лицу с врагом. Тем более, что у соплеменников есть выбор: или только насторожиться, или прибегнуть к более действенным мерам.

А когда никто ни о чем не предупредил и животное само не заметило опасности? В такой ситуации остаться в живых удается лишь благодаря неожиданно пришедшей помощи.

Как-то ничего не подозревающая утка выбралась из воды и взяла курс в сторону от озера. За ней, переваливаясь с ноги на ногу, шествовали утята. Но утиное семейство уже поджидала лиса. Неизвестно, чем бы кончилось это путешествие, если бы не сорока. Она стала нападать на лису и, естественно, не молчала. Лиса никак не рассчитывала встретить сороку, и пришлось ей убраться подобру-поздорову, не отведав утятины.

Птицы одного вида могут помогать птицам другого вида, оказавшимся в бедственном положении, и совсем иным способом: они снабжают их пищей. Несколько лет назад в ялтинском парке обосновалась ворона. Она держалась там, где жили павлины, и все время подкармливалась у них. Вечером павлины рассаживались на ясене и ночевали на этом дереве. И вот старый павлин сломал ногу. С горем пополам он забрался на ясень, а спуститься уже не смог. И тогда ворона стала каждый день кормить павлина. Соплеменники этой вороны, живущие в другом месте, носили корм черному грифу и передавали его через прутья клетки.

Чем можно объяснить такое поведение? Скорее всего, раненые и увечные птицы, проголодавшись, ведут себя, как птенцы, и пробуждают у своих кормильцев родительские чувства. Стремление общаться с себе подобными, высокоразвитая психика, а значит, способность к сложным формам обучения, сообразительность - все это позволяет некоторым животным перенести действия, обычно распространяющиеся на своих сородичей, на животных других видов, помогать даже человеку.

Еще древние римляне писали о сотрудничестве, возникающем между рыболовами и дельфинами. Плиний Старший в "Естественной истории" и Элиан Клавдий в своем труде "О природе вещей" рассказывают, как дельфины не выпускали кефаль из залива или держали косяки рыбы возле лодок, пока рыбаки били ее острогами. Современные дельфины сообщают рыбакам, где обнаружена рыба, подгоняют ее к берегу, не дают уйти стае из удобного для ее ловли места. Дельфины помогают рыбакам западного побережья Африки, рыбакам Австралии. А бразильцы, собравшись порыбачить ночью, вызывают своих помощников специальными свистами.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru