НОВОСТИ  КНИГИ  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ  ЮМОР  КАРТА САЙТА  ССЫЛКИ  О НАС






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Зачем олень шевелит ушами!

Зачем олень шевелит ушами!
Зачем олень шевелит ушами!

Было это несколько лет назад в Черноморском заповеднике. Лесов там, как в средней полосе России, не найти, зато есть колки - зеленые оазисы. И вот однажды на кордоне я увидела прекрасную картину: на фоне изумрудной листвы ярко-рыжий с белоснежными пятнами олень. Олень появился неожиданно, он стоял, застыв, как изваяние, и мог действительно показаться нарисованным. Если бы не уши. Они его выдавали. По ним можно было сразу понять, в каком состоянии находится олень. Он шевелил ушами, он был настороже, пытался выяснить, не ждет ли его какая-нибудь опасность.

Еще в детстве, когда нам читают сказку про Красную шапочку и Волка, мы узнаем, зачем нужны животным большие уши. Волк отвечает правильно: "Чтобы лучше слышать". Но не все используют уши лишь в этих целях. Слонам, свиньям, зайцам и кроликам они помогают регулировать температуру тела. Есть и вторая, крайне важная работа у них: предохранять барабанную перепонку, другие части среднего уха от вредных воздействий. Именно поэтому в слуховом проходе все время одна и та же температура, одна и та же влажность, а в среде, окружающей животных и температура и влажность колеблются постоянно. Именно поэтому барабанная перепонка всегда упруга.

Хотя такие уточнения и нужны, они никак не умаляют правильности ответа Волка. Будь то корова, лиса или землеройка, если лишатся они своих ушных раковин, станут слышать значительно хуже. Раковины действуют как резонаторы, они усиливают попадающие в них звуки, выделяют особенно важные для животного. Задача эта решается тем успешнее, чем крупнее уши, чем сложнее их внутренняя поверхность, на которой есть специальные клапаны, "карманы", наконец, чем подвижнее сами уши.

Все сухопутные животные хорошо определяют, откуда раздался звук, потому что у них два уха. Если источник звука справа, звук до правого уха доходит раньше, чем до левого. Человек замечает эту разницу несмотря на то, что она иногда равняется всего тридцати миллиардных доли секунды. И по такому мизерному запаздыванию определяет, где раздался звук.

Олени и другие копытные животные, многие хищники не могут менять ни форму, ни объем ушной раковины. И чтобы уши их улавливали звуки, как локаторы, они должны двигать ими в том или ином направлении. Перемещают ушные раковины в разных плоскостях специальные мышцы. У некоторых животных этим занимаются девятнадцать мышц. И с большой точностью анализируются участки пространства, которые очень интересуют зверей. А способность двигать одним ухом независимо от второго позволяет сконцентрировать внимание на двух звуках сразу.

Чтобы точнее определить, откуда исходит звук, ежи обзавелись очень интересным приспособлением. В среднем ухе у них, кроме настоящей барабанной перепонки, появилась еще одна. Ее назвали "ложной". Эта перепонка тоньше настоящей, а натянута слабо, да и не очень упруга она. Ложная перепонка резко увеличивает воспринимающую поверхность среднего уха. Кроме того, тонкая и мягкая перепонка удлиняет интервал между поступившим в ухо первым звуком и вторым, передаваемым через слуховые косточки и настоящую барабанную перепонку. И это облегчает жизнь ежа. Зашуршит, пробегая, мышь, зажужжит жук - еж не останется без обеда. Однако вполне вероятно, что барабанные перепонки "делят" между собой работу. Ложная передает низкочастотные звуки, а настоящая - обычные.

Среди птиц лучше всех распознают, откуда доносятся звуки, совы. А среди сов самые совершенные уши у сипух, неясытей, ушастых и болотных сов. Они с точностью до одного градуса определяют место, где раздался звук.

Сипухи, неясыти, ушастые и болотные совы - ночные охотники. В лунные светлые ночи и в сумерках можно ловить добычу, полагаясь на глаза. Ну а что делать в остальные дни, когда на небе сплошь тучи и облака? Что делать в обычные ночи, когда не видно ни зги? Вот и стали слуховые аппараты сов такими, которым нет равных среди птиц. У сов, как и у людей, бывает катаракта глаз. Ослепнув, сова чувствует себя совершенно нормально. Смерть от голода ей не грозит. Она охотится на грызунов, улавливая их звуки.

Наружные уши - непременный атрибут не только большинства зверей. Есть они и у птиц. Но у грифа или страуса - это стержни, похожие на щетину, они редкие и их мало. А у ушастой совы уши огромны, и образуют их почти шестьсот перьев. На передней складке уха перья жесткие и растут не очень плотно, на задней - они густые и сомкнуты. Перья и складки образуют на "лице" совы два полукруга, которые располагаются позади глаз сверху, сбоку от них и почти соединяются на подбородке. Получается так называемый "лицевой диск". Он необыкновенно подвижен: двигаться может каждое перо, перемещаются целые слои перьев. Поэтому совы, которых заинтересуют какие-то звуки, могут настораживать свои уши, как и звери. Уши сов больше напоминают уши зверей, ведущих ночной образ жизни, чем птиц.

Вторая особенность ушей сов: они резко асимметричны. У ушастой совы слуховые проходы располагаются под углом друг к другу и в горизонтальной плоскости и в вертикальной. А у сипухи и сами уши по величине разные. В результате совам доступно многое. Определяя, откуда донеслись звуки, эти птицы, как и мы, учитывают разницу в силе звуков: в одно ухо они поступают более громкие, чем в другое. Учитывают птицы и задержку во времени их прихода. Уши позволяют совам обнаруживать источник звука в трехмерном пространстве.

Сова, которая хочет раздобыть себе ужин, должна услышать довольно слабые звуки. Удается ей это и потому, что барабанная перепонка имеет форму высокого шатра и сильно увеличена. Размер ее почти такой же, как у ягуара или льва, и давление звуковой волны, передаваемое во внутреннее ухо, усиливается без малого в сорок раз, у человека - лишь в восемнадцать.

И вот, имея прекрасный слуховой аппарат, сова, когда стемнеет, отправляется на охоту. Больше всего ей подходят места, где мало травы или вообще нет ее: здесь полевку скорее поймаешь. Окажется ушастая сова на опушке или там, где деревья редки, летит она медленно, еле-еле взмахивает крыльями, останавливается в воздухе. Но если деревья растут чаще, ведет себя она иначе. Перелетает с дерева на дерево, с одного знакомого сучка на другой, а присев на него, прислушивается. Она знает, какие звуки должны раздаться.

Ушки на макушке у совы никакого отношения к слуху не имеют. А стоит сове насторожиться, ушки эти тут же исчезнут. И то ли мрачная, то ли угрюмая физиономия совы станет круглой и удивленной. Услышав писк полевки, а чаще ее шорох, сова мгновенно поворачивается на звук и срывается с сучка. Если в этот момент мысле,нно провести линию от головы совы до полевки, она будет прямой. Траектория броска почти так же прямолинейна. Сначала сова летит, выставив вперед голову, потом она вытягивает вперед лапы. Но вот лапы и голова сближены, долететь остается совсем немного. И тогда сова устанавливает лапы в точку, где перед этим была голова, а сама отклоняется назад и хватает полевку раскрытыми когтями. Немного помедлив, сова берет добычу в клюв и покидает землю. Вскоре ее лицевой диск снова в боевой готовности.

У летучих мышей уши еще необычней. Эти зверьки используют довольно редкий способ ориентации в пространстве. Посылая вперед звуки, летучие мыши ждут, когда они отразятся от препятствия, и улавливают эхо. Уши заменяют им глаза. Зверьки определяют расстояние до преграды или добычи. По отраженным звукам они даже отличают квадрат от треугольника, круг от квадрата, не путают предметы, одинаковые по размеру и форме, но сделанные из разных материалов.

Ушные раковины летучих мышей сложны, а величина их обратно пропорциональна силе излучаемых звуков. У длиннокрылое звуковое давление испускаемых щелчков огромно, и уши их настолько малы, что почти не выступают над головой. А самые большие уши у ушана: сорок два миллиметра. Высота их превышает длину тела зверька.

Летучие мыши прощупывают пространство ультразвуками, а гуахаро для тех же целей используют вполне обычные звуки. Эти птицы - родственники наших козодоев, но размер крыльев их около метра. Водятся они в горах Венесуэлы, Эквадора, Северного Перу и на острове Тринидад. Оранжево-коричневые гуахаро с крепким клювом-крючком живут в темных пещерах, а название свое, в переводе с испанского означающее "плачущий" или "стонущий", получили за пронзительные крики. Но вот наступают сумерки. Гуахаро покидают пещеры, летят разыскивать плоды пальм, и раздаются теперь резкие, быстро повторяющиеся щелчки. Человек прекрасно их слышит, частота звуков от 6100 до 8570 герц. Найти еду гуахаро непросто. Иногда приходится пролететь двадцать четыре, а то и сорок восемь километров. Летят в ночи птицы, издают щелчки, возвращается к ним эхо, и вовремя замечают они препятствия на пути. А вернутся гуахаро домой, эхо помогает им ориентироваться в темных пещерах.

Стрижи-саланганы живут совсем в другом конце света - в Юго-Восточной Азии. Они славятся издавна. Бульон из ласточкиного гнезда и ласточкино гнездо отдельно на тарелке или бульон с фрикадельками из ласточкиного гнезда, которые подают в ресторанах, - это и есть гнезда саланган. Саланганы по ночам спят, бодрствуют и ловят насекомых они днем. Но когда эти птицы летят к своим гнездам в полумраке пещер, то, как и гуахаро, используют эхо: посылают вперед щелчки, которые превращаются в треск. Частота их звуков еще ниже, чем у гуахаро.

Возможности насекомых на фоне заморских птиц кажутся бедными. Однако узнавать, откуда доносятся звуки, и они должны. Как же справляются насекомые с этой задачей? Совсем неплохо. Один кузнечик может разыскать второго, который находится от него в тридцати метрах. Заслышав стрекотание, он замирает на месте, прислушивается несколько секунд. И вот начинает поворачиваться влево, вправо, вроде бы уже пошел, однако это только проба. Наконец, кузнечик определил нужное направление. Идет он по прямой, если, конечно, на пути нет препятствий, и помнит, где раздалось стрекотание, целых полминуты. Кузнечик не скороход, но полметра за минуту - тоже неплохой результат. Чем ближе цель, тем звучнее стрекотание и тем быстрее продвигается кузнечик. А если певцы окажутся на одинаковом расстоянии от него, он направится к тому, кто громче стрекочет.

Обычный кузнечик идет на звук без остановок. А листовый кузнечик поступает по-другому. Отправившись в путь и пройдя немного, он останавливается и сам стрекочет. Дождавшись ответа, поворачивается туда, куда следует, опять проходит немного, опять останавливается, стрекочет и, услышав ответное стрекотание, снова корректирует курс по памяти. И так пока не доберется до места.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://animalkingdom.su/ 'Мир животных'

Рейтинг@Mail.ru